4.08.2117:08

О позиции России на 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН

  • en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

 

  1. Задача 76-й сессии Генеральной Ассамблеи (ГА) ООН – подтвердить центральную координирующую роль всемирной Организации в мировых делах. ООН по праву остается структурой, которой нет равных по представительности и универсальности, уникальной площадкой для равноправного диалога, направленного на выработку компромиссных решений при учете разных мнений. Попытки подорвать авторитет и легитимность ООН считаем крайне опасными, способными привести к расшатыванию полицентричной системы международных отношений.
  2. Последовательно выступаем за укрепление подлинной многосторонности в межгосударственных отношениях и мировой экономике на основе норм международного права, включая Устав ООН, с акцентом на безусловное уважение суверенитета государств и невмешательство в их внутренние дела. Считаем неприемлемыми попытки западных стран подменить общепризнанные международно-правовые принципы выработанным в кулуарных форматах «порядком, основанном на правилах».
  3. Поддерживаем скоординированные усилия мирового сообщества по борьбе с новой коронавирусной инфекцией, а также преодолению политических, здравоохраненческих и социально-экономических последствий пандемии. Полагаем недопустимым политизировать тему распространения COVID-19, подчеркиваем важность проявления единства и солидарности всех государств-членов и организаций системы ООН перед лицом общего вызова. Выступаем за поэтапное возвращение к очному формату мероприятий на площадке ООН по мере стабилизации санитарно-эпидемиологической обстановки в мире.
  4. Предотвращение конфликтов и преодоление их последствий – первостепенная задача. Однако эффективное международное содействие ее решению, в т.ч. со стороны ООН, возможно только с согласия заинтересованных государств и в соответствии с Уставом всемирной Организации. Это в равной степени касается добрых услуг, превентивной дипломатии и посредничества, которые должны оказываться на базе принципа беспристрастности и при уважении суверенитета государств. Важно помнить, что универсальных «индикаторов конфликтов» не существует: для каждой ситуации необходим деликатный, равноудаленный подход и терпеливый поиск уникального решения, учитывающего истоки и динамику конфликта.
  5. Цель реформы Совета Безопасности ООН – расширение представленности в СБ развивающихся государств Африки, Азии и Латинской Америки без ущерба для его эффективности и оперативности. Поиск оптимальной реформенной модели, пользующейся максимальной поддержкой, необходимо продолжать в текущем формате межправительственных переговоров. При этом прерогативы постоянных членов Совета ревизии не подлежат. Право вето – уникальный инструмент, способствующий достижению необходимых компромиссов и позволяющий избегать решений, категорически неприемлемых для отдельных государств.
  6. Поддерживаем реалистичные инициативы по оптимизации деятельности ГА ООН в рамках рабочей группы по ревитализации. Особое внимание уделяем отладке рабочих методов, упорядочению перегруженной повестки, укреплению многоязычия. Нововведения должны быть рациональными и соотноситься с потребностями времени. Перераспределение в пользу ГА полномочий других уставных органов, особенно СБ, недопустимо.
  7. Выступаем за развитие сотрудничества ООН с региональными и субрегиональными организациями на базе Устава ООН, прежде всего его Главы VIII. Деятельность региональных объединений, согласно Уставу, обязана соответствовать его целям и принципам. Необходимо дальнейшее углубление взаимодействия ООН с такими организациями и объединениями, как ОДКБ, ШОС, СНГ, БРИКС и ЕАЭС. О востребованности данной задачи говорит единогласное принятие на 75-й сессии ГА ООН двухгодичных резолюций о сотрудничестве всемирной Организации с СНГ, ОДКБ и ШОС.
  8. Неприемлемо искажение истории и пересмотр итогов Второй мировой войны. Особое значение придаем ежегодному проекту резолюции ГА ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимостью». Документ традиционно пользуется поддержкой большинства государств-членов ООН. Призываем делегации, воздержавшиеся или голосовавшие на прошлой сессии против этой инициативы, пересмотреть свою позицию.
  9. Деструктивная линия отдельных внерегиональных игроков на пространстве Ближнего Востока и Северной Африки, безусловно, является элементом глобальной стратегии по разрушению сформированной по итогам Второй мировой войны ооноцентричной архитектуры и ее подмене абсолютно нелегитимным «порядком, основанным на правилах».Выступаем за согласованные в ООН международно-правовые параметры урегулирования конфликтов в этом регионе, реализуемые исключительно политико-дипломатическими методами. Наше предложение по созданию в зоне Персидского залива, а в перспективе и на всем Ближнем Востоке, региональной архитектуры безопасности остается актуальным.
  10. Одним из главных приоритетов в ближневосточном регионе является урегулирование в Сирии. Достижение прочной и долгосрочной стабилизации и безопасности в стране возможно только через полное восстановление территориальной целостности и суверенитета Дамаска над национальной территорией. Важной задачей «на земле» остается также продолжение борьбы с международными террористическими формированиями, признанными таковыми СБ ООН. На политическом треке выступаем за продвижение ведомого и осуществляемого самими сирийцами при содействии ООН процесса урегулирования, как это предусмотрено резолюцией 2254 СБ ООН. Неизменно поддерживаем Спецпосланника Генсекретаря ООН по Сирии Г.Педерсена в его соответствующих усилиях, которые не должны выходить за рамки определенного Советом Безопасности мандата. Растущую озабоченность вызывает значительное ухудшение гуманитарной и социально-экономической ситуации в САР на фоне ужесточения односторонних санкций и пандемии COVID-19. Призываем ответственных членов международного сообщества отказаться от политизации сугубо гуманитарных вопросов и оказывать помощь всем сирийцам в координации с Дамаском, предусмотреть санкционные изъятия для восстановительных проектов и содействовать возвращению беженцев и ВПЛ.
  11. Одной из основ установления мира и безопасности на Ближнем Востоке считаем реанимирование процесса ближневосточного урегулирования с центральным элементом – решением палестинской проблемы. Придаем ключевое значение предотвращению эскалации насилия между палестинцами и израильтянами, оказанию масштабного гуманитарного содействия пострадавшим и нуждающимся на Западном берегу р.Иордан и в секторе Газа. Одновременно выступаем за перезапуск прямых палестино-израильских переговоров по всем вопросам окончательного статуса на общепризнанной международно-правовой основе, включая двугосударственное решение. Призываем стороны к сдержанности, отказу от односторонних шагов и провокационных действий (насильственное выселение, экспроприация домов и земельных участков, строительство поселений, произвольные аресты и любые проявления насилия), а также уважение особого статуса и неприкосновенности Святых мест Иерусалима. Полагаем важным активизировать усилия в рамках «квартета» международных посредников, включая его взаимодействие с региональными игроками. Поддерживаем организацию встречи «четверки» на министерском уровне.
  12. Выступаем за соблюдение режима прекращения огня и урегулирование в Ливии политико-дипломатическими средствами. Следует обеспечить учет мнений и участие в политической жизни страны всех влиятельных политических сил страны. Приветствуем создание правительства национального единства, призванного подготовить Ливию к общенациональным выборам, намеченным на декабрь 2021 года. Настраиваем ливийских игроков на поиск компромиссов, создание сильных и эффективных единых органов власти. Поддерживаем деятельность Спецпосланника Генсекретаря ООН Я.Кубиша.
  13. Настойчиво выступаем за прекращение боевых действий в Йемене, которые усугубляют тяжелейшее гуманитарное положение в этой стране. Призываем вовлеченные стороны к диалогу в интересах всеобъемлющего урегулирования, которое устраивало бы все ведущие внутрийеменские силы.
  14. Поддерживаем усилия иракских властей по стабилизации ситуации в сфере безопасности, проведению социально-экономических реформ. Отмечаем значимость предстоящих парламентских выборов. Важно, чтобы они способствовали устранению разногласий между различными этноконфессиональными группами населения и политическими силами. Приветствуем диалог между Багдадом и Эрбилем. Исходим из того, что Ирак не должен подвергаться внешнему вмешательству и становиться ареной для регионального соперничества.
  15. Занимаем последовательную позицию по продвижению процесса национального примирения в Афганистане. Оказываем содействие построению нейтрального государства, свободного от терроризма и наркопреступности. Серьезно обеспокоены сохраняющимся влиянием ИГИЛ на севере и северо-востоке страны, а также угрозой перетока терактивности из ИРА в Центральную Азию и использования деградирующей внутриполитической обстановки с целью подрыва мирного процесса. Совместно с партнерами по формату расширенной «тройки» и с участием обеих афганских переговорных команд работаем над продвижением процесса нацпримирения в ИРА. Особую роль отводим региональному сотрудничеству, прежде всего по линии ШОС и ОДКБ. Отмечаем сохраняющийся потенциал московского формата консультаций по Афганистану. Поддерживаем деятельность Миссии ООН по содействию Афганистану (МООНСА).
  16. Безальтернативной международно-правовой основой внутриукраинского урегулирования является закрепленный в резолюции СБ 2202 комплекс мер по выполнению Минских соглашений. Эффективное международное содействие, в т.ч. по линии ООН, должно быть направлено на реализацию данного решения и поддержку существующего формата урегулирования, включающего Контактную группу в Минске и Специальную мониторинговую миссию ОБСЕ. Устойчивое политико-дипломатическое решение внутреннего кризиса на Украине невозможно без прямого диалога между Киевом и Донбассом при учете на конституционном уровне законных требований всех регионов Украины, ее языковых и этноконфессиональных групп. Продолжим оказывать активное содействие выправлению сохраняющейся многие годы острой гуманитарной ситуации на востоке Украины, возникшей по вине Киева. Настаиваем на полном, скрупулезном и независимом международном расследовании катастрофы рейса МН-17 над территорией Украины на основе неопровержимых фактов и в соответствии с резолюцией СБ ООН 2166. Техническое расследование причин крушения малазийского «Боинга», проведенное нидерландским Советом по вопросам безопасности, а также уголовное расследование Совместной следственной группы, этим критериям не соответствуют. Рассчитываем на объективное и беспристрастное расследование всех случаев насилия в отношении гражданского населения и журналистов с начала внутриукраинского кризиса в феврале 2014 года и привлечение виновных к ответственности.
  17. Вопрос о государственной принадлежности Крыма окончательно решен самими крымчанами в ходе референдума в марте 2014 года. Дискуссии о положении дел в этом российском регионе без участия проживающих в нем лиц оторваны от реальности. Данный сюжет не может быть частью какого-либо обсуждения в ООН в контексте украинского вопроса, равно как и ситуация вокруг Азовского моря и Керченского пролива, которая лежит сугубо в плоскости двусторонних российско-украинских отношений. Осуждаем попытки украинской делегации вынести крымский сюжет на площадку ГА ООН посредством политизированной резолюции о «милитаризации» полуострова, а также частей Черного и Азовского морей.  Резолюция построена на безосновательных неприемлемых обвинениях в адрес России и призвана «списать» все внутренние проблемы Украины на мифическую «российскую агрессию». Документ содержит извращенную Киевом трактовку осуществленной им 25 ноября 2018 г. провокации, когда три украинских судна попытались проникнуть в Керченский пролив без предварительного уведомления российской стороны. Противоречат истине и заложенные в резолюцию тезисы о якобы проводимой нашей страной милитаризации Крыма и частей Черного и Азовского морей. В случае очередного внесения данного одиозного проекта в ГА призываем все страны проголосовать решительно против его принятия.
  18. Приоритет в рамках усилий по нормализации обстановки в районе нагорно-карабахского конфликта – реализация трехсторонних заявлений от 9 ноября 2020 г. и 11 января 2021 г. Считаем полезным подключение к гумдеятельности в зоне проведения российской миротворческой операции агентств ООН и, в частности, Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ). Параметры их возможной работы должны быть согласованы в прямой координации с Баку и Ереваном.
  19. Решение проблемы Корейского полуострова должно осуществляться политико-дипломатическими средствами, а не путем наращивания санкционного давления. Ключом к достижению данной цели является создание новой архитектуры безопасности в Северо-Восточной Азии, которая бы учитывала законные интересы всех стран региона, включая КНДР. Важным подспорьем для этого являются российско-китайские «дорожная карта», «план действий» и инициатива по принятию политической резолюции СБ ООН.
  20. Приоритетной задачей является скорейшее восстановление полноценного функционирования Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы (СВПД). Призываем США как можно скорее на практике вернуться к полному соблюдению резолюции СБ 2231 и реализации СВПД, включая отмену односторонних антииранских санкций, введенных в связи с выходом Вашингтона из «ядерной сделки».
  21. Пути урегулирования на Кипре должны быть найдены самими кипрскими общинами без внешнего давления. Россия руководствуется резолюциями СБ ООН, которые предусматривают создание двухобщинной двузональной федерации с едиными международной правосубъектностью, суверенитетом и гражданством. Существующая система гарантий безопасности общин себя изжила, не способна снять озабоченность сторон и должна быть заменена гарантиями Совета Безопасности ООН.
  22. Россия всецело поддерживает суверенитет и территориальную целостность Боснии и Герцеговины (БиГ), принцип равноправия трех государствообразующих народов и двух энтитетов с широкими конституционными полномочиями в полном соответствии с Дейтонскими мирными соглашениями 1995 года. В этом контексте решительно не согласны с т.н. назначением Руководящим комитетом Совета по выполнению мирного соглашения (РК СВМС) нового Высокого представителя (ВП) по БиГ. Без одобрения СБ ООН решение РК СВМС не имеет исполнительной силы. Более того, давно назрел вопрос об упразднении аппарата ВП как такового.
  23. Урегулирование косовского вопроса возможно только в рамках  международного права, прежде всего резолюции СБ 1244. Белград и Приштина должны сами прийти к согласию, а задача международного сообщества заключается в поддержке поиска сторонами взаимоприемлемых развязок без оказания внешнего давления. ЕС как посредник в диалоге в соответствии с резолюцией ГА ООН 64/298 от 9 сентября 2010 г. должен добиваться выполнения сторонами согласованных решений, прежде всего формирования Сообщества сербских муниципалитетов Косово (ССМК, достигнутая в 2013 г. договоренность до сих пор не выполнена). Поддерживаем деятельность Миссии ООН по делам временной администрации в Косово (МООНК).
  24. Внутривенесуэльские противоречия могут быть разрешены только самими венесуэльцами через широкий прямой диалог при полном уважении конституции страны. Эффективное международное содействие возможно, только если оно направлено на поддержку такого диалога. Введенные против Венесуэлы незаконные односторонние принудительные меры противоречат усилиям венесуэльских властей по эффективной борьбе с пандемией, препятствуют нормализации гуманитарной ситуации в этой стране, улучшению миграционной обстановки в регионе. Гуманитарное содействие должно оказываться без политизации и в соответствии с руководящими принципами ООН, закрепленными в резолюции ГА ООН 46/182. Будем противодействовать попыткам поставить под сомнение полномочия официальных делегаций Венесуэлы при международных организациях.
  25. С глубоким прискорбием восприняли сообщение о трагических событиях, в результате которых был убит Президент Гаити Ж.Моиз. Внимательно следим за ходом расследования этого преступления. Нашу серьезную обеспокоенность вызывает информация о причастности иностранных граждан, в т.ч. из США и Колумбии, к этому зверскому убийству. Это указывает на то, что в очередной раз сугубо внутренний конфликт пытаются использовать в своих деструктивных интересах внешние силы. Убеждены, что путь к нормализации ситуации в стране лежит через формирование широкого внутриполитического консенсуса при строгом соблюдении общепризнанных норм и принципов международного права. Важно, чтобы все решения принимались мирным политическим путем самими гаитянцами с опорой на международную поддержку, но без деструктивного вмешательства извне, с целью выхода на приемлемые для противоборствующих сторон развязки.
  26. Международно-правовой основой урегулирования в Колумбии является итоговое соглашение о мире – без этого документа поддержка мирного процесса со стороны Совета Безопасности и Генсекретаря ООН была бы невозможной. Односторонние попытки подменить суть этого документа неприемлемы. Полноценное устойчивое урегулирование в стране недостижимо без участия в мирном процессе «Армии национального освобождения» (АНО).
  27. Выступаем за прекращение насилия всеми сторонами конфликта в Мьянме и запуск конструктивного диалога в целях продвижения к национальному примирению. Мировому сообществу необходимо избегать политизации данной проблемы, воздерживаться от вмешательства во внутренние дела суверенного государства и отказаться от санкционных угроз. Выделяем особую роль АСЕАН в процессе мирного урегулирования. Текущая ситуация в Мьянме не представляет угрозу международному миру и безопасности, поэтому единственным сюжетом на повестке дня СБ ООН в данном контексте должно оставаться положение дел в Ракхайнской национальной области.
  28. Поддерживаем стремление Индии и Пакистана к нормализации отношений в контексте ситуации вокруг Кашмира. Надеемся на недопущение новой эскалации на линии контроля. Считаем, что лишь прямые переговоры между Нью-Дели и Исламабадом являются основой для долгосрочного урегулирования этого чувствительного вопроса.
  29. Убеждены, что разрешение конфликтов в Африке должно осуществляться с учетом ведущей роли самих африканцев и при поддержке их усилий со стороны международного сообщества. Выступаем за дальнейшее наращивание партнерства ООН с Афросоюзом и субрегиональными организациями континента. В качестве постоянного члена СБ ООН продолжим содействовать политическому разрешению кризисов в ЦАР, ДР Конго, Южном Судане, Сомали, Мали и Сахаро-Сахельском регионе в целом. Твердо настроены на активную поддержку усилий руководства ЦАР по укреплению системы госуправления и обеспечению безопасности на основе мирного соглашения 2019 года. При этом продолжим конструктивное взаимодействие со всеми искренними сторонниками стабилизации в стране. Важно во взаимодействии с единомышленниками оказать содействие Судану по реализации задач переходного периода. Будем и впредь настаивать, что учет мнения Хартума должен оставаться императивом для деятельности развернутой в стране спецполитмиссии ООН (Миссия ООН по поддержке переходного периода в Судане, МООНППС). Заинтересованы в скорейшей нормализации обстановки в эфиопском регионе Тыграй. Восстановление стабильности в Эфиопии должно оказать положительное влияние на весь Африканский Рог. Считаем решение Федерального правительства Эфиопии об установлении режима прекращения огня в регионе шагом в правильном направлении. Призываем все вовлеченные силы поддержать эту инициативу властей с целью остановить кровопролитие, улучшить гуманитарную и социально-экономическую ситуацию.
  30. Востребованность Спецкомитета ГА ООН по деколонизации (С-24) сохранится вплоть до окончательного решения вопросов о деколонизации всех 17 несамоуправляющихся территорий. Продолжим активно участвовать в работе этого органа.
  31. Миротворческую деятельность ООН необходимо осуществлять при строгом соблюдении ее базовых принципов (согласие сторон, беспристрастность и неприменение силы, кроме самообороны и защиты мандата) и Устава ООН. Первостепенной задачей должно являться создание условий и содействие политическому урегулированию конфликтов и достижению национального примирения. Адаптацию операций ООН по поддержанию мира (ОПМ) к современным реалиям следует реализовывать в четком соответствии с решениями, согласованными в межправительственном формате. Это, среди прочего, касается вопросов «разведки в миротворчестве» и использования новых технологий, которые должны служить исключительно целям обеспечения безопасности самих миротворцев и защиты гражданских лиц. Наделение ОПМ дополнительными полномочиями, в частности, по применению силы, возможно только по решению СБ, при строгом учете страновой специфики в каждой отдельной ситуации. Выработка магистральных направлений развития миротворческой деятельности всемирной Организации должна проводиться в рамках Спецкомитета ГА ООН по операциям по поддержанию мира (С-34). Миростроительство и концепция «сохранения мира» неразрывно взаимосвязаны и базируются на принципе национальной ответственности государств за расстановку приоритетов постконфликтного восстановления и развития. Международная поддержка может оказываться только с согласия принимающего правительства и с прицелом на наращивание странового потенциала.
  32. Санкции СБ, являющиеся одним из сильных инструментов «точечного действия» по пресечению угроз международному миру и безопасности, не должны становиться предметом злоупотреблений. Будучи крайней мерой в арсенале конфликтного урегулирования, они не могут применяться без учета всего спектра гуманитарных, социально-экономических и правочеловеческих последствий. Недопустимо их использование в качестве средства недобросовестной конкуренции и давления на «неугодные режимы». Функционал существующего института Омбудсмена следует расширить с целью защиты интересов всех субъектов санкционного списка Совета Безопасности. Неприемлемо дополнение санкций СБ односторонними рестрикциями, особенно имеющими экстерриториальный характер.
  33. Выступаем за объединение усилий всех стран в борьбе с терроризмом при центральной координирующей роли ООН без двойных стандартов, политизации и «скрытых повесток». Исходим из того, что проблема терроризма должна решаться путем выполнения государствами профильных универсальных конвенций и протоколов, Глобальной контртеррористической стратегии ООН, тематических резолюций СБ и ГА ООН. В приоритете остается поддержка антитеррористических органов системы ООН, прежде всего эффективной деятельности Управления ООН по контртерроризму (УКТ). Выступаем за расширение финансирования УКТ из регулярного бюджета ООН. Также намерены увеличивать свой добровольный взнос в бюджет Управления, к чему призываем и другие государства-члены. Исходим из того, что «ядром» программно-проектной деятельности УКТ должны оставаться инициативы с акцентом на правоохранительную и превентивную составляющие. Считаем принципиально важным более активное задействование инструментария профильных вспомогательных органов СБ ООН, прежде всего его Контртеррористического комитета (КТК), санкционных Комитетов по ИГИЛ и «Аль-Каиде», а также в отношении Движения талибов. Настроены на конструктивный диалог в рамках обзора мандата Исполнительного директората КТК. Призываем к всеобъемлющему выполнению резолюций СБ ООН по борьбе с финансированием терроризма, а также стандартов Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ). Настроены на активизацию работы по перекрытию каналов оружейной, финансовой и материальной подпитки террористов, пресечению распространения терпропаганды, в т.ч. с использованием современных информационно-коммуникационных технологий, ликвидации смычки тергруппировок с нарко- и иной оргпреступностью. Необходимо наращивать сотрудничество стран в противодействии иностранным террористам-боевикам (ИТБ), более оперативном привлечении их к уголовной ответственности. Выступаем против размывания международно-правовой базы неконсенсусными концепциями, наподобие «противодействия насильственному экстремизму», допускающими вмешательство во внутренние дела государств, и переориентацию международного сотрудничества по борьбе с терроризмом на второстепенные гендерные и правочеловеческие вопросы. Считаем необходимым наращивать системные усилия по борьбе с различными проявлениями экстремизма, включая правый радикализм, противодействуя попыткам использования этой проблематики в политических конъюнктурных целях, а также в качестве повода для наращивания антироссийского санкционного давления.
  34. Выступаем категорически против пересмотра и ослабления действующей международной системы контроля над наркотиками, в т.ч. путем легализации потребления всех наркотиков в рекреационных (немедицинских) целях, а также навязывания в качестве «универсального стандарта» спорных практик лечения наркозависимости и пропаганды наркопотребления в качестве социально допустимой нормы. Отстаиваем укрепление политикоформирующей роли Комиссии ООН по наркотическим средствам (КНС) в сфере наркоконтроля. Намерены и далее активно противодействовать усилиям по созданию и институционализации дублирующих работу КНС механизмов и навязыванию альтернативной стратегии в решении мировой проблемы наркотиков в обход КНС. Акцентируем необходимость неукоснительного соблюдения государствами международных антинаркотических конвенций. С учетом своего  переизбрания в КНС на период 2022-2025 гг. Российская Федерация продолжит продвигать последовательную линию на площадке Комиссии, а также при согласовании резолюций и решений 76-й сессии ГА ООН. Обеспокоены резким ухудшением наркоситуации в Афганистане и ее возможной проекцией на рост контрабанды опиатов в Россию и страны Центральной Азии. В контексте вывода войск государств-членов НАТО из ИРА особую важность приобретают международные и региональные антинаркотические усилия, в т.ч. в рамках таких форматов, как Парижский пакт, ШОС, ОДКБ, СНГ и ЦАРИКЦ. При этом необходимым условием достижения безопасности в ИРА считаем последовательные результативные действия афганского руководства по борьбе с наркотиками на основе принципа общей и совместной ответственности государств.
  35. Выступаем в поддержку ключевой роли ООН в консолидации международных усилий в борьбе с транснациональной организованной преступностью. Отмечаем важность беспристрастного проведения механизма обзора Конвенции ООН против транснациональной оргпреступности. Выступаем за укрепление правовых рамок международного сотрудничества, включая разработку новых международно-правовых инструментов в ряде сфер, в т.ч по киберпреступности, возвращению активов в страны происхождения, экстрадиции и взаимной правовой помощи.
  36. Содействуем развитию международного антикоррупционного сотрудничества при центральной координирующей роли ООН на основе единственного универсального договора – Конвенции ООН против коррупции. Оказываем поддержку эффективному функционированию механизма обзора хода осуществления Конвенции. Приветствуем результаты состоявшейся в июне 2021 г. первой спецсессии ГА ООН против коррупции. Считаем важным подтверждение в политической декларации спецсессии ГА ООН наличия пробелов в нормах международного права, регулирующих вопросы возвращения из-за рубежа активов, полученных в результате совершения коррупционных правонарушений. Акцентируем необходимость разработки под эгидой ООН дополняющего Конвенцию ООН против коррупции международно-правового инструмента по возвращению активов.
  37. Поддерживаем ключевую роль ООН в консолидации совместных усилий в области обеспечения международной информационной безопасности (МИБ). Их итогом должна стать выработка и принятие под эгидой всемирной Организации универсальных и всеобъемлющих правил ответственного поведения государств в информационном пространстве, нацеленных на предотвращение конфликтов в нем и содействие использованию ИКТ в мирных целях. Приветствуем принятие консенсусных докладов Рабочей группы ООН открытого состава (РГОС) и Группы правительственных экспертов ООН по МИБ. Отмечаем уникальный дух конструктивного диалога, сложившийся на этих площадках. Намерены в ходе 76-й сессии ГА ООН внести в ее Первом комитете обновленный проект резолюции «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности», приветствующий успешное завершение деятельности обеих групп, а также запуск созданной по инициативе России новой РГОС по вопросам безопасности в сфере использования ИКТ и самих ИКТ 2021-2025 (в соответствии с резолюцией ГА ООН №75/240). Исходим из того, что новая Группа позволит обеспечить непрерывность и преемственность инклюзивного и подлинно демократичного переговорного процесса по МИБ под эгидой ООН в рамках единого механизма. Призываем все государства принять активное участие в работе РГОС 2021-2025 и внести свой вклад в построение справедливой и равноправной системы МИБ. В русле принятых по инициативе России профильных резолюций Генассамблеи ООН выступаем за скорейшую выработку под эгидой ООН международной конвенции по противодействию использованию информационно-коммуникационных технологий в преступных целях. Заложенные при подготовке к переговорному процессу в рамках профильного Спецкомитета ГА ООН консенсусные модальности его работы позволяют рассчитывать на конструктивное всеобъемлющее участие всего мирового сообщества в выработке универсального и эффективного инструмента противодействия «цифровой» преступности. Призываем партнеров поддержать наш проект резолюции Первого комитета, а также однозначно высказаться за реализацию всех аспектов мандатов новой РГОС и Спецкомитета.
  38. Последовательно выступаем за укрепление действующих и выработку на консенсусной основе новых договорных режимов в сфере контроля над вооружениями, разоружения и нераспространения (КВРН). Центральную роль в этом процессе отводим ООН и ее многостороннему разоруженческому механизму. Ведем линию на обеспечение слаженности и повышение эффективности работы трех его составляющих – Первого комитета ГА ООН, Конференции по разоружению и Комиссии ООН по разоружению – при безусловном соблюдении мандатов этих форумов. Необходимо противостоять попыткам ревизовать сложившуюся разоруженческую архитектуру путем одностороннего силового давления в обход СБ ООН. Основные направления многосторонних усилий и принципиально новые подходы к решению всего комплекса проблем в области КВРН могут быть рассмотрены на саммите государств – постоянных членов СБ ООН, с инициативой проведения которого выступила Россия.
  39. Строго выполняем наши обязательства по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Выступаем за его скорейшее вступление в силу. Призываем восемь стран, от которых зависит запуск Договора, безотлагательно подписать и/или ратифицировать ДВЗЯИ. Считаем ключевым деструктивным фактором позицию США, которые стали единственным государством, официально отказавшимся от его ратификации. Рассчитываем на пересмотр Вашингтоном своего подхода к ДВЗЯИ. 
  40. Разделяем благородную цель построения мира, свободного от ядерного оружия. Вносим в решение этой задачи большой практический вклад. Однако убеждены, что необходим взвешенный подход, учитывающий все факторы, влияющие на стратегическую стабильность, включая деструктивные шаги США, нацеленные на подрыв существующей архитектуры КВРН. Не поддерживаем радикальные инициативы по скорейшему запрету ядерного оружия (включая Договор о его запрещении, ДЗЯО).
  41. Рассматриваем Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в качестве важнейшего международно-правового инструмента для обеспечения международной безопасности и одной из основ современного миропорядка. Общая задача – не допустить окончательного развала складывавшейся десятилетиями системы международных соглашений по разоружению и контролю над вооружениями и базирующихся на них режимов. В этом плане первоочередное значение придаем жизнеспособности ДНЯО. Призываем все его государства-участники в ходе его 10-й Обзорной конференции, перенесенной из-за пандемии нового коронавируса на 2022 г., приложить максимум усилий, чтобы она способствовала укреплению Договора и реализации заложенных в нем целей, а не росту противоречий. Задача максимум – выработать такой документ, в котором подтверждалась бы жизнеспособность Договора и готовность государств-участников четко следовать взятым на себя обязательствам. Всемерно поддерживаем деятельность Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) как международной организации, обладающей необходимыми полномочиями и компетенцией для проверки соблюдения нераспространенческих обязательств по ДНЯО путем применения гарантий Агентства, что, в свою очередь, является важным условием реализации права государств на использование атомной энергии в мирных целях. Исходим из того, что дальнейшее развитие системы гарантий МАГАТЭ отвечает интересам укрепления режима ядерного нераспространения при том понимании, что будут оставаться незыблемыми базовые принципы осуществления верификации (объективность, техническая обоснованность и транспарентность). Настораживает наметившаяся в последнее время тенденция политизации системы гарантий МАГАТЭ, когда, с одной стороны, к государствам выдвигаются претензии, основывающиеся на подходе «very likely/highly likely», а с другой – игнорируются факты нахождения ядерного оружия других стран на территории формально неядерных государств. МАГАТЭ не должно превращаться в инструмент проверки ядерного разоружения, поскольку это не является ни целью, ни функцией Агентства по его уставу. Участие сотрудников секретариата МАГАТЭ в намеченной на январь 2022 г. в Вене Конференции стран-участников Договора о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО), на наш взгляд, нецелесообразно.
  42. Рассматриваем прошедшую в Нью-Йорке 18-22 ноября 2019 г. Конференцию по Зоне, свободной от оружия массового уничтожения (ЗСОМУ) на Ближнем Востоке в качестве знакового события как с т.з. обеспечения стабильности и устойчивости региона, так и в контексте глобальных усилий по нераспространению ОМУ. Намерены продолжать поддерживать проведение подобных конференций. Считаем, что работа по выработке юридически обязывающего соглашения по созданию ЗСОМУ отвечает интересам всех стран региона. Рассчитываем, что перенесенную из-за пандемии COVID-19 вторую Конференцию по ЗСОМУ (должна была состояться в Нью-Йорке в ноябре 2020 г.) удастся провести в текущем году, что позволило бы «взбодрить» несколько застоявшийся процесс.
  43. Уверены, что еще сохраняется потенциал для политико-дипломатического урегулирования ситуации, складывающейся после прекращения действия Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), на основе российской инициативы по обеспечению предсказуемости и сдержанности в ракетной сфере. Намерены придерживаться одностороннего моратория на развертывание ракет средней и меньшей дальности наземного базирования в тех регионах, где не будут появляться аналогичные вооружения американского производства. Несмотря на отсутствие конструктивной реакции на эту инициативу со стороны НАТО, по-прежнему считаем мораторий перспективной идеей, которая позволила бы избежать новых «ракетных кризисов». Предлагаем США и их союзникам по НАТО взять на себя встречное обязательство. Подтверждаем нашу приверженность строгому выполнению Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ) и приветствуем его продление на пять лет без каких-либо предварительных условий, к чему Россия давно и последовательно призывала. Продление данного соглашения создало основу для возобновления комплексного диалога с США о будущем контроле над вооружениями и поддержании стратегической стабильности. На российско- американском саммите в Женеве 16 июня 2021 г. достигнута договоренность о запуске такого диалога в ближайшее время, что зафиксировано в принятом на встрече совместном заявлении президентов. Считаем, что целью такого взаимодействия должна стать выработка нового «уравнения безопасности», учитывающего все значимые факторы стратегической стабильности, охватывающего наступательные и оборонительные вооружения в ядерном и неядерном оснащении, способные решать стратегические задачи, а также появление новых технологий и новых вооружений.
  44. Высоко оцениваем усилия СБ ООН и его профильного Комитета 1540 по предотвращению распространения ОМУ. Настроены на предметный и конструктивный диалог в рамках всеобъемлющего обзора хода осуществления резолюции СБ 1540. Исходим из того, что по его итогам действующий мандат Комитета будет подтвержден.
  45. Россия является инициатором разработки важных многосторонних договоренностей в области КВРН – по предотвращению гонки вооружений в космическом пространстве (ПГВК) и по борьбе с актами химического и биологического терроризма. Рассчитываем, что конструктивный диалог по этим темам даст возможность приступить к углубленной, в т.ч. переговорной, работе на площадке ООН. Императивность сохранения космоса для освоения в мирных целях и принятия для этого совместных практических мер разделяет подавляющее большинство государств. Глобализацию инициативы по неразмещению первыми оружия в космосе (НПОК) рассматриваем как значимый, но промежуточный этап на пути к заключению международного договора о предотвращении размещения оружия в космосе на базе российско-китайского проекта договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов. Традиционно внесем в Первом комитете 76-й сессии ГА ООН проекты резолюций по НПОК, мерам транспарентности и доверия в отношении космической деятельности, а также дальнейшим практическим шагам по ПГВК.
  46. Полагаем необходимым продолжать укреплять центральную и координирующую роль Комитета ООН по использованию космического пространства в мирных целях (КОПУОС). Выступаем против задействования иных непрофильных международных площадок для решения вопросов, входящих в его компетенцию. Вызывает озабоченность наметившаяся тенденция к закреплению в политике отдельных государств односторонних подходов в деле создания режима исследования, освоения и использования космических ресурсов, что несет в себе серьезные риски для международного сотрудничества, в т.ч. в проекции на космическое пространство. Ведем активную работу в КОПУОС по совершенствованию режима обеспечения безопасности космических операций. Удалось запустить Рабочую группу по долгосрочной устойчивости космической деятельности (РГ по ДУКД). Мандат Группы – имплементация уже принятых и разработка новых руководящих принципов ДУКД, что приобретает особую важность на фоне быстро меняющихся условий космической деятельности. Выступаем против переноса вопросов, традиционно входящих в повестку дня КОПУОС, на параллельные площадки, включая Первый комитет ГА ООН, в рамках концепции т.н. «ответственного поведения в космосе». Игнорирование ключевой роли Комитета в части, касающейся тематики космического мусора и управления движением в космосе, может негативно повлиять на принятие сбалансированных консенсусных решений в указанных областях. Выступаем за успешное завершение работы по формированию повестки «Космос-2030» и плана ее реализации с прицелом на представление данного документа на текущей сессии Генассамблеи.
  47. Выступаем за укрепление режима конвенций о запрещении биологического и токсинного, а также химического оружия, Женевского протокола 1925 г. о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств, а также Механизма Генсекретаря ООН для расследования случаев возможного применения химического и биологического оружия. В целях обеспечения эффективного задействования данного Механизма Генсекретаря ООН внесем в Первом комитете 76-й сессии ГА ООН соответствующий проект резолюции. Выступаем против попыток западных государств политизировать работу Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) в нарушение норм Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО). Рассматриваем как неправомерные их действия по наделению Техсекретариата Организации функциями «по установлению виновных» (атрибуция) в применении химоружия, в т.ч. создание нелегитимной Группы по расследованию и идентификации (ГРИ). Категорически не разделяем ее ангажированные выводы. У нас также целый ряд претензий к работе других инспекционных миссий ОЗХО в САР, которые нарушают закрепленную в КЗХО методологию проведения расследований. Призываем руководство ОЗХО как можно скорее принять меры для выправления этой плачевной ситуации. Выступаем за проведение беспристрастных и высокопрофессиональных расследований случаев химпровокаций со стороны антиправительственных сил в Сирии и всех проявлений «химического терроризма» на Ближнем Востоке в строгом соответствии с высокими стандартами КЗХО.
  48. Отмечаем негативное влияние на международную безопасность очередного деструктивного шага США – решения о выходе из Договора по открытому небу (ДОН) под предлогом голословных обвинений в нарушении Договора Россией. Наряду с выходом США из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), вследствие чего он прекратил свое действие, этот шаг полностью вписывается в линию Вашингтона на разрушение всего комплекса договоренностей в области контроля над вооружениями и наносит реальный ущерб системе европейской безопасности. США нарушили баланс прав и обязательств государств-участников ДОН, поэтому Россия была вынуждена принять меры по защите интересов своей национальной безопасности и начать процедуру выхода из Договора (завершается 18 декабря с.г.).
  49. Продолжаем отмечать уникальную роль Конвенции ООН по морскому праву как универсального инструмента, закрепившего целостный правовой режим международного сотрудничества государств в мировом океане. Высоко оцениваем работу таких конвенционных механизмов, как Комиссия по границам континентального шельфа, Международный трибунал по морскому праву и Международный орган по морскому дну. Исходим из того, что указанные органы должны действовать строго в рамках предусмотренных Конвенцией мандатов, не допуская расширительного толкования предоставленной им компетенции и политизации своих решений.
  50. Поддерживаем деятельность Международного Суда ООН (МС) как главного судебного органа Организации и готовы содействовать созданию условий для эффективного и беспристрастного выполнения его функций. Внимательно следим за ситуацией вокруг реализации положений резолюции ГА ООН от 22 мая 2019 г. по вопросу об архипелаге Чагос, принятой в соответствии с консультативным заключением МС. Рассматриваем упомянутое решение ГА в контексте завершения процессов деколонизации. Осенью 2023 г. в СБ и в рамках 78-й сессии ГА ООН запланированы выборы в МС. Российской группой в Постоянной палате третейского суда (ППТС) принято решение о выдвижении кандидатуры действующего судьи К.Г.Геворгяна для переизбрания в МС на период 2024-2033 гг. Рассчитываем на поддержку нашего кандидата государствами-членами Организации на предстоящих выборах.
  51. Содействуем работе Комиссии международного права ООН (КМП), которая вносит значительный вклад в кодификацию и прогрессивное развитие международного права. Выступаем за то, чтобы наиболее ценные наработки Комиссии нашли должное продолжение в рамках системы ООН. Осенью 2021 г. в ходе 76-й сессии ГА ООН запланированы выборы в КМП. Россия выдвинула кандидатуру действующего члена Комиссии, директора Правового Департамента МИД России Е.Т.Загайнова для переизбрания в Комиссию на период 2023-2027 гг. Рассчитываем на поддержку нашего кандидата государствами-членами Организации.
  52. Авторитет Международного уголовного суда (МУС) неуклонно падает. Усиливается его политическая ангажированность и однобокость. Отмечаем низкое качество его работы и отсутствие какого-либо осязаемого вклада в дело урегулирования конфликтов.
  53. Подчеркиваем строго ограниченный мандат Остаточного механизма (ОМ), а также необходимость скорейшего завершения его деятельности. Регулярно отмечаем, что ОМ унаследовал наихудшие практики Международного трибунала по бывшей Югославии, последовательно демонстрируя антисербский уклон. Следим за соблюдением прав обвиняемых и осужденных ОМ лиц. Не считаем на данном этапе оправданным учреждение новых судебных органов такого рода.
  54. Продолжаем исходить из юридической ничтожности Международного беспристрастного и независимого механизма для содействия проведению расследований в отношении лиц, которые несут ответственность за наиболее серьезные преступления по международному праву, совершенные в Сирии с марта 2011 г., учрежденного ГА ООН с превышением ее полномочий. Возражаем против финансирования Механизма из регулярного бюджета ООН и получения Механизмом доступа к архивам Совместного механизма ОЗХО-ООН.
  55. Продолжаем рассматривать тематику «верховенства права» с прицелом на ее глобальное измерение – примат международного права, прежде всего, Устава ООН. Продолжаем противодействовать попыткам ее использования в целях вмешательства во внутренние дела суверенных государств под предлогом укрепления «верховенства права» на национальном уровне. В условиях конфронтационного закрепления в повестке дня ГА ООН постоянного пункта «ответственность по защите» (R2P) подчеркиваем утрату консенсусного характера этой концепции. Продолжим отводить попытки ее легитимизации.
  56. Первостепенная ответственность за защиту и поощрение прав человека лежит на государствах, при этом исполнительные структуры ООН играют вспомогательную роль. Считаем, что главным принципом деятельности ООН по поощрению и защите прав человека должно быть равноправное межстрановое сотрудничество, основанное на верховенстве международного права, уважении суверенитета и равенства государств. Недопустимо дублирование работы основных органов ООН в результате неоправданного внедрения правозащитной повестки дня во все измерения деятельности всемирной Организации. Выступаем против укрепления связки Совета ООН по правам человека (СПЧ) и СБ ООН. Не поддерживаем реформу СПЧ в целях превращения его в квазисудебный мониторинговый механизм. Считаем недопустимым вброс в повестку дня правозащитных механизмов ООН политизированных страновых резолюций, а также тем, выходящих за рамки их полномочий. Осуждаем использование правозащитной тематики в качестве предлога для вмешательства во внутренние дела государств и подрыва принципов международного права. Именно в этом контексте рассматриваем резолюцию о ситуации с правами человека в Крыму, которую делегация Украины с 2016 г. регулярно вносит в Третьем комитете ГА ООН. Документ не имеет ничего общего с реальным положением дел в этом регионе России. В ходе 76-й сессии ГА ООН будем голосовать против него и призываем партнеров поступить аналогичным образом. Выступаем в пользу укрепления транспарентности и подотчетности государствам-членам деятельности Управления Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ) в целях исключения политически ангажированных подходов к оценкам правозащитной ситуации в отдельных странах. Продолжим проводить линию на развитие межцивилизационного, межкультурного и межрелигиозного диалога, учет разнообразия культур, цивилизаций, особенностей традиций и исторического развития в деле поощрения и защиты прав человека.
  57. Решительно осуждаем любые формы и проявления дискриминации. Закрепленный в международных договорах о правах человека запрет на дискриминацию носит всеобщий характер и относится ко всем без исключения лицам. Не усматриваем добавленной стоимости в выделении новых уязвимых групп (представители ЛГБТ-сообщества, правозащитники, интернет-блогеры), якобы нуждающихся в особом режиме правовой защиты, а также в создании новых категорий прав. Подобные действия ряда стран ведут к деуниверсализации режимов правовой защиты и нарастанию политизации и конфронтации в деятельности правозащитных механизмов ООН.
  58. Активная практическая работа в сфере социального развития по искоренению нищеты, поощрению социальной интеграции, обеспечению полной занятости и достойного труда для всех будет способствовать эффективной реализации решений Всемирной встречи на высшем уровне в интересах социального развития и 24-й спецсессии Генассамблеи ООН. Рассматриваем Комиссию социального развития ООН в качестве главного координирующего органа в системе ООН по выработке согласованных действий по общим вопросам социальной защиты и обеспечения равных возможностей для инвалидов, а также проблемам старения населения, улучшения положения молодежи и укрепления роли традиционной семьи. Выступаем категорически против инициатив, подрывающих ее роль, и призывов к ее роспуску.
  59. Комиссия ООН по положению женщин (КПЖ) остается главной межправительственной площадкой для обсуждения широкого спектра вопросов по улучшению положения женщин, в т.ч. достижения гендерного равенства. Полагаем важным не допускать политизации «женской» тематики и избегать механического включения данной темы в непрофильные документы ООН. В документах по улучшению положения женщин необходим особый акцент на социальных и экономических правах, а также мерах по социальной защите и поддержке женщин и их семей. Выступаем за сбалансированный учет вопросов гендерного равенства в работе системы ООН, без их абсолютизации или избирательного использования. Положительно оцениваем деятельность структуры «ООН-женщины», содействие со стороны которой должно осуществляться исключительно в рамках имеющегося у нее мандата по запросу и с разрешения соответствующих государств. Продолжим активно взаимодействовать с ней в рамках Исполнительного совета.
  60. Подчеркиваем актуальность углубления международного сотрудничества в сфере поощрения и защиты прав детей на основе Конвенции о правах ребенка и итогового документа 27-й спецсессии ГА ООН «Мир, пригодный для жизни детей». Считаем неприемлемыми попытки ряда стран лишить родителей и законных опекунов их роли в воспитании и развитии потенциала детей, в т.ч. путем наделения маленьких детей автономией в принятии решений. Для благополучного воспитания и взросления детей важны программы по поддержке семьи в ее традиционном понимании, обеспечению доступа к образованию и здравоохранению. Уделяем пристальное внимание тематике детей в вооруженном конфликте. Поддерживаем мандат Спецпредставителя Генсекретаря ООН по детям и вооруженному конфликту, развиваем с ним сотрудничество, в частности в рамках программы репатриации российских детей из Сирии и Ирака.
  61. Поддерживаем обсуждение в ГА ООН проблематики межрелигиозного и межкультурного взаимодействия, а также развития межцивилизационного диалога, особенно на полях Альянса цивилизаций (АЦ). Рассматриваем формирование культуры мира в качестве важнейшей предпосылки для мирного сосуществования и налаживания глобального сотрудничества на благо мира и развития. Ведем активную подготовку к проведению Всемирной конференции
  62. Готовы к взаимодействию со всеми заинтересованными профильными неправительственными организациями по вопросам повестки дня ООН. Их подключение к работе на ооновской площадке должно происходить в рамках установившейся практики, требующей обязательного согласия государств-членов. Содействуем адекватной представленности российского неправительственного корпуса в деятельности соответствующих сегментов, органов и структур ООН.
  63. Для преодоления последствий миграционных кризисов, затронувших отдельные страны и регионы мира, требуются глобальные усилия при центральной координирующей роли ООН. Положительно оцениваем деятельность Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) по повышению эффективности международной защиты беженцев и других категорий лиц, входящих в сферу его ответственности. Считаем работу УВКБ особенно важной в ситуациях крупных гуманитарных кризисов. Россия вносит существенный вклад в международные усилия по улучшению положения беженцев, в т.ч. принимая вынужденных переселенцев с Украины, а также через программы возвращения сирийских беженцев на родину. Ежегодно наша страна на добровольной основе выделяет порядка 2 млн долл. США в бюджет УВКБ. Подтверждаем приверженность Глобальному договору о беженцах (ГДБ) и Глобальному договору о безопасной, упорядоченной и легальной миграции, который должен стать фундаментом всестороннего долгосрочного взаимодействия, направленного на создание легальных каналов миграции и противодействие незаконным потокам. Россия приняла активное участие в первом заседании Глобального форума по беженцам. Ожидаем, что данная площадка будет способствовать привлечению внимания мирового сообщества к беженской проблематике и наращиванию усилий в целях реализации ГДБ. Приветствуем укрепление миграционного направления ООН при координирующей роли Международной организации по миграции (МОМ). Поддерживаем всеобъемлющий подход УВКБ и МОМ к недопущению распространения COVID-19 среди подмандатных лиц. Убеждены, что одной из действенных мер борьбы с пандемией должно стать широкомасштабное вакцинирование населения, включая вынужденных переселенцев. Отмечаем эффективность работы УВКБ с сирийскими беженцами и внутренне перемещенными лицами (ВПЛ). Призываем отказаться от политизации данного вопроса и наращивать содействие по восстановлению инфраструктуры и обеспечению условий для их скорейшего возвращения. Положительно оцениваем и способствуем, в т.ч. финансово, усилиям УВКБ по преодолению катастрофических гуманитарных последствий внутриукраинского кризиса. Поддерживаем программы УВКБ, направленные на ликвидацию безгражданства, включая европейские страны. Заинтересованы в содействии со стороны УВКБ возвращению ВПЛ и беженцев на территорию Нагорного Карабаха и прилегающих районов.
  64. Считаем контрпродуктивной грузинскую резолюцию ГА ООН о положении внутренне перемещенных лиц и беженцев из Абхазии и Южной Осетии, которая чревата осложнением обстановки «на земле», а также дальнейшим блокированием конструктивного обсуждения данной проблематики в рамках Женевских дискуссий, остающихся на сегодняшний день единственной переговорной площадкой, обеспечивающей прямой диалог между представителями Абхазии, Грузии и Южной Осетии.  Отмечаем также, что в условиях, когда абхазские и югоосетинские представители лишены возможности донести свою позицию до Генассамблеи из-за систематического отказа властей США выдать им въездные визы, дискуссии в Нью-Йорке по теме «беженцев из Абхазии и Южной Осетии» без их непосредственного участия не имеют смысла.
  65. Последовательно выступаем за укрепление международного авторитета ЮНЕСКО. Полагаем, что адаптация методов работы ЮНЕСКО к новым вызовам современности, в т.ч. в контексте пандемии нового коронавируса, должна исходить из межправительственной природы Организации и основываться на безусловном соблюдении положений Устава ЮНЕСКО, правил процедуры и указаний директивных органов. Противодействуем искусственному привнесению тематики прав человека в деятельность ЮНЕСКО в целях недопущения дублирования функций других специализированных учреждений системы ООН. Нацелены на повышение эффективности Организации путем ее деполитизации и исключения из повестки дня несвойственных ей вопросов территориальной целостности и суверенитета. Россия вносит значительный созидательный вклад в деятельность всемирной гуманитарной организации. В 2022 г. столица Татарстана Казань примет одно из наиболее масштабных и значимых мероприятий ЮНЕСКО – 45-ю юбилейную сессию Комитета всемирного наследия, которая будет приурочена к 50-летию Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия 1972 года.
  66. Рассматриваем сотрудничество в области спорта и утверждение в мире спортивных идеалов в качестве эффективных способов укрепления уважения и взаимопонимания между народами. Считаем недопустимыми политизацию спорта, дискриминацию спортсменов, включая паралимпийцев, в виде коллективных наказаний. Выступаем за выстраивание универсальной системы международного спортивного сотрудничества на принципах независимости и автономности спорта.
  67. В контексте международного сотрудничества по противодействию социально-экономическим последствиям пандемии COVID-19 поддерживаем активизацию усилий по реализации Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 г. (Повестка-2030) как целостной и сбалансированной стратегии для выстраивания деятельности ООН на социальном, экономическом, природоохранном и смежных направлениях. Подчеркиваем комплексный, неполитизированный и неделимый характер Целей устойчивого развития (ЦУР), среди которых ключевой задачей является преодоление нищеты. Выступаем за укрепление координации ГА ООН и ЭКОСОС, в т.ч. с задействованием диалоговой площадки Политического форума высокого уровня по устойчивому развитию (ПФУР). ПФУР призван служить платформой с участием всех заинтересованных сторон, включая бизнес-сообщество (а не только НПО), для осуществления обзора прогресса на глобальном уровне в реализации Повестки-2030. Значимым вкладом в эти усилия является первый российской добровольный национальный обзор о ходе реализации ЦУР, представленный в 2020 году. Продвигаем сбалансированный подход в энергетической области с приоритетом обеспечения всеобщего доступа к недорогим, надежным, устойчивым и современным источникам энергии в соответствии с ЦУР-7. Признаем актуальность задачи снижения выбросов парниковых газов, но считаем, что она должна решаться не только за счет перехода к возобновляемым источникам энергии, но и путем внедрения передовых низкоуглеродных технологий при использовании всех видов энергоресурсов, в т.ч. ископаемого топлива. В этом контексте выступаем за расширение использования природного газа как наиболее приемлемого с точки зрения экологии ископаемого топлива, а также отнесение атомной и гидроэнергетики к категории чистых источников энергии в связи с отсутствием углеродного следа. В этом ключе имеем в виду обеспечить российское участие в Диалоге высокого уровня по энергетике в сентябре 2021 года.
  68. Намерены продолжать отстаивать базовые параметры оказания международной гуманитарной помощи, зафиксированные в резолюции ГА ООН 46/182 и других решениях ГА и ЭКОСОС. Будем противодействовать пересмотру основополагающих принципов, включая уважение суверенитета пострадавшего государства и его согласие на получение содействия. Продолжим активно призывать гумагентства системы ООН выступать в роли «честных брокеров» и опираться в своей работе на тщательно выверенные данные о гумситуации «на земле». Обеспокоены обострением гуманитарных кризисов, спровоцированным последствиями пандемии COVID-19. В условиях значительного роста гумпотребностей крайне важным считаем недопущение политизации процесса предоставления гуманитарной помощи.
  69. Осуждаем практику введения отдельными странами односторонних принудительных мер, идущих вразрез с Уставом ООН и нормами международного права. В этой связи поддерживаем объединение усилий подсанкционных стран в русле инициативы Президента России о создании свободных от санкций «зеленых коридоров» для обеспечения доступа стран к медикаментам и товарам первой необходимости.
  70. Выступаем за ускорение выполнения решений Аддис-Абебской программы действий по финансированию развития в целях мобилизации и эффективного использования ресурсов для достижения ЦУР. Поддерживаем принцип главенства интересов страны-реципиента международной помощи развитию. Оказываем содействие заинтересованным странам на основе деполитизированного подхода, продвигая отечественные инновационные наработки и опыт. Признаем важность достижения международного консенсуса в вопросах глобального налогообложения, в частности в сфере борьбы с уклонением от уплаты налогов. Поддерживаем укрепление межправительственного взаимодействия в области пресечения незаконных финансовых потоков и репатриации доходов, полученных незаконным путем.
  71. Выступаем против попыток отдельных стран отнести социально-экономическое развитие к достижению задач исключительно в области защиты окружающей среды, включая изменение климата. Усматриваем в такой однобокой позиции признаки недобросовестной конкуренции и торгово-экономического протекционизма, противоречащих принципам Всемирной торговой организации (ВТО) об универсальной, открытой, недискриминационной многосторонней торговой системе.
  72. Приветствуем дальнейшее повышение эффективности деятельности Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) и Программы ООН по населенным пунктам (ООН-Хабитат) в целях осуществления устойчивого развития ООН. Поддерживаем укрепление роли ЮНЕП как ключевой универсальной межправительственной площадки по формированию всего спектра комплексной глобальной природоохранной повестки дня. Выступаем за повышение эффективности и финансовой дисциплины ООН-Хабитат в рамках осуществления реформы организационной структуры Программы в соответствии с резолюцией Генассамблеи 73/239. Подчеркиваем необходимость неукоснительного соблюдения принципа справедливой географической представленности в кадровом составе ЮНЕП и ООН-Хабитат и недопустимость политизации мандатов этих программ.
  73. Выступаем за сохранение лидерства Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО), Всемирной продовольственной программы ООН (ВПП) и Международного фонда сельскохозяйственного развития (ИФАД) в вопросах координации международных усилий по ликвидации голода, улучшению питания и устойчивому развитию сельского хозяйства. Будем нацеливать римские организации на более плотное межучережденческое взаимодействие внутри системы ООН в решении данных проблем. В практическом плане активно участвуем в подготовке Саммита ООН по продовольственным системам 2021 года. Ожидаем, что в ходе него будет проведен комплексный анализ оптимальных моделей функционирования агропродовольственных цепочек в целях искоренения голода и укрепления продовольственной безопасности, включая обеспечение здорового питания населения. Выступаем за сбалансированное отражение в итоговых документах Саммита согласованных и пользующихся всеобщей поддержкой профильных подходов и предложений. Рассчитываем, что предстоящее мероприятие задаст вектор трансформации глобальных продовольственных систем, в частности в контексте преодоления последствий пандемии нового коронавируса и придаст дополнительную динамику реализации Повестки-2030. Особое внимание уделяем предотвращению опасности возникновения продовольственного кризиса, в т.ч. вследствие негативного влияния пандемии COVID-19. Будем продолжать оказывать гуманитарную продовольственную помощь наиболее нуждающимся в ней странам, прежде всего на постсоветском пространстве, а также в Африке, Латинской Америке.
  74. Придаем большое значение работе ГА ООН в поддержку многосторонних усилий по борьбе с пандемией COVID-19 и преодолении ее последствий. Выступаем за всеобщий, равноправный, справедливый и беспрепятственный доступ к медицинским технологиям, а также безопасным, качественным, эффективным и приемлемым по цене вакцинам и лекарствам от новой коронавирусной инфекции. Одной из приоритетных задач считаем укрепление глобального потенциала готовности и реагирования на чрезвычайные ситуации в области здравоохранения. Настроены на конструктивный диалог со всеми партнерами в рамках профильных форматов. При этом считаем, что основной площадкой для дискуссии по теме глобального здравоохранения должна оставаться Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). Последовательно поддерживаем ВОЗ в качестве координатора международного сотрудничества в области охраны здоровья человека. Выступаем за наращивание эффективности ее работы за счет повышения транспарентности и подотчетности перед государствами-членами.
  75. Продолжим укреплять многостороннее партнерство в целях уменьшения опасности бедствий в рамках Сэндайской рамочной программы действий на 2015 – 2030 гг. В контексте продолжающейся пандемии особое внимание полагаем целесообразным уделять развитию потенциала государств в деле реагирования на чрезвычайные ситуации, в т.ч. и в сфере здравоохранения.
  76. Нацелены на сдерживание роста регулярного бюджета по программам ООН на 2022 г., а также смет операций по поддержанию мира и Международного остаточного механизма для уголовных трибуналов. Предлагаем точечные и обоснованные сокращения запрашиваемых ресурсов. Любые запросы на дополнительное финансирование должны предварительно проходить тщательную внутреннюю проработку. Одновременно Секретариату следует усилить шаги по повышению эффективности своих рабочих методов для минимизации сопутствующих расходов при реализации стоящих перед ООН задач. Настаиваем на укреплении системы подотчетности, соблюдении бюджетной дисциплины и повышении прозрачности в работе Секретариата.
  77. Соблюдение паритета шести официальных языков ООН в сфере конференционного обслуживания и информационно-коммуникационной деятельности остается приоритетным направлением нашего взаимодействия с Секретариатом Организации. Принцип многоязычия должен сохранять свое ключевое значение при реализации всех проектов в медийной сфере и информкампаний, а также учитываться при распределении финансовых и людских ресурсов на деятельность языковых служб Секретариата ООН.
x
x
Дополнительные инструменты поиска