20.07.2121:07

Выступление заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации С.А.Рябкова на открытии Конференции государств-участников Договора по открытому небу, 20 июля 2021 года

1469-20-07-2021

Уважаемая госпожа Сопредседатель,

Прежде всего хотел бы выразить признательность Канаде и Венгрии как государствам-депозитариям за созыв этой Конференции в соответствии со статьёй XV Договора.

Данное мероприятие имеет целью рассмотрение последствий выхода Российской Федерации из ДОН, который состоится 18 декабря 2021 года. Но сначала, исходя из прецедента, созданного в ходе аналогичной конференции, состоявшейся 6 июля 2020 г., позволю себе кратко изложить причины этого шага.

Россия, совместно с Белоруссией, внесла наибольший вклад в выполнение Договора – мы приняли более 500 и сами провели около 650 наблюдательных полётов из 1550, выполненных всеми государствами-участниками. Именно наша страна первой создала, освидетельствовала и стала применять цифровую аппаратуру наблюдения.

Мы всегда были готовы обсуждать озабоченности, связанные с выполнением Договора, разумеется, на основе взаимности. Так, с 2015 по 2017 гг. Российская Федерация в формате группы семи Государств-участников неизменно проявляла готовность к взаимному поиску решений имеющихся проблем. Однако США при поддержке союзников полностью игнорировали наши интересы, пытаясь «выбить» односторонние уступки. При этом российские озабоченности и претензии как к США, так и к другим Государствам-участникам в расчёт не принимались. Такое поведение США в ходе консультаций, их попытки выставлять нам ультиматумы привели к прекращению работы этой группы.

Тем не менее, несмотря на многочисленные факты несоблюдения целым рядом государств-участников ДОН своих обязательств, в т.ч. по ключевому п.2 Раздела I Статьи III, мы не оспаривали ценность Договора для его участников и для обеспечения европейской безопасности, не ставили вопрос о выходе России из него. Сравните этот подход с главным по сути аргументом США: «Мы просто не можем вернуться в Договор, который Россия продолжает нарушать».

С выходом США из ДОН, чем бы он ни оправдывался, оказался нарушен и даже разрушен баланс интересов, прав и обязательств его участников. Следует напомнить, что Договор мог вступить в силу только после сдачи ратификационных грамот депозитариями и всеми государствами, которым было распределено восемь или более пассивных квот наблюдательных полётов (в т.ч., разумеется, США). Для России, где процесс ратификации ДОН был длительным и трудным, участие США стало одним из ключевых аргументов в пользу положительного решения.

Вашингтон вышел из Договора и закрыл свою территорию для наблюдательных полётов. В то же время, как нам стало известно, США убеждали своих союзников создавать препятствия российским наблюдательным полётам над американскими объектами и делиться данными, получаемыми в ходе миссий открытого неба над Россией. Таким образом, для этих государств-участников возникал конфликт между их договорными обязательствами (которые, правда, в части непередачи информации третьим странам сформулированы не вполне конкретно) и требованиями проявлять союзническую солидарность. Было очевидно, что эта коллизия выльется в нарушение ДОН c большим ущербом для наших интересов. Поэтому мы предложили ряд вариантов её устранения. Подчеркну, наши требования были скромными, даже минимальными, насквозь пронизанными реализмом. Они сводились лишь к двум значимым моментам. Однако партнёры вновь отказались принять в расчёт российский подход.

И только после этого в Москве было принято решение о запуске внутригосударственных процедур по выходу из ДОН. Мы тогда чётко заявили, что если от США поступит сигнал о пересмотре ранее принятого администрацией Д.Трампа решения в пользу выхода из ДОН, будем готовы в конструктивном духе рассмотреть новую ситуацию. Честно предупредили и о том, что не будем ждать до бесконечности – процедуры намечалось завершить к концу весны. Призвали оставшиеся в Договоре государства-участники, если они действительно заинтересованы в его сохранении, активно работать с Вашингтоном.

Показательно, что 19 мая на высоком уровне американские коллеги дали нам понять, что окончательное решение ими ещё не принято, и выразили готовность изучить нашу аргументацию. 24 мая в Госдепартамент был передан многостраничный российский документ по данному вопросу.

Однако уже 27 мая нас официально уведомили об окончательном решении США не возвращаться в ДОН. В результате, как вы знаете, мы завершили внутригосударственные процедуры и 18 июня направили предусмотренные ДОН уведомления о решении выйти из Договора и из соответствующей группы государств-участников.

Теперь о последствиях нашего выхода из ДОН. С практической точки зрения они в целом сопоставимы с последствиями выхода США. Речь идёт о:

- пересмотре квот наблюдательных полётов;

- пересмотре шкалы распределения расходов ККОН;

- передаче функций председателя одной из неофициальных рабочих групп ККОН.

Однако есть и особенности.

Во-первых, в нашем случае речь идёт о выходе не только из Договора, но и из созданной в его рамках группы государств-участников, включающей Российскую Федерацию и Республику Беларусь. Поэтому перераспределение квот будет более сложной задачей.

Во-вторых, российская сторона в принципе готова оплачивать свою долю расходов ККОН до конца 2021 года. Однако для того, чтобы это стало практически возможным, нам нужно юридическое основание, которым может быть только решение ККОН, принятое при участии России. А принятие такого решения ККОН возможно лишь в связке с решением СКГ о шкале распределения её расходов с 11 марта 2015 г. Скажу сразу: если кто-то рассчитывает, что Россия оплатит свою долю расходов ККОН за 2021 год на основании решения, принятого после нашего выхода из ККОН, то такой расчёт ошибочен. Если наши коллеги и совместный исполнительный секретариат СКГ/ККОН хотят урегулировать эту проблему, то им стоит проявить изобретательность и конструктивный подход в ближайшие пять месяцев.

Полагаю, что для решения упомянутых выше вопросов имеет смысл реактивировать неофициальную рабочую группу, созданную после Конференции государств-участников ДОН от 6 июля 2020 г.

В целом же Россия намерена в период до 18 декабря с.г. в полной мере пользоваться правами и выполнять обязательства государства-участника ДОН, разумеется, с учётом реальной обстановки, связанной с пандемией COVID-19 и, к сожалению, пока не дающей оснований для особого оптимизма.

Таковы предыстория вопроса и положение дел на сегодня. Мы постарались быть максимально объективными. Надеемся, что и коллеги в своих выступлениях будут придерживаться такого же объективного подхода.

Благодарю вас, госпожа Сопредседатель, и прошу приложить данное заявление к журналу дня Конференции.

 

x
x
Дополнительные инструменты поиска