30.06.2121:00

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу по итогам переговоров, Анталья, 30 июня 2021 года

1325-30-06-2021

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели полезные, насыщенные, конкретные переговоры по широкому кругу вопросов, стоящих на повестке дня российско-турецкого партнёрства.

Констатировали, что российско-турецкие отношения продолжают динамично развиваться по всем без исключения направлениям, несмотря на пандемию коронавирусной инфекции. Политический диалог, который носит регулярный, устойчивый характер дополняется также масштабным взаимодействием в торгово-инвестиционной, гуманитарной и других сферах.

Особое внимание уделили выполнению договоренностей, достигнутых на высшем уровне. Президенты В.В.Путин и Р.Т.Эрдоган продолжают активно общаться. Только в этом году состоялось шесть контактов. Кроме того, 10 марта с.г. наши лидеры участвовали – в формате видеоконференцсвязи – в церемонии начала строительства третьего энергоблока АЭС «Аккую».

Приветствовали рост товарооборота за первые четыре месяца 2021 г. на 22,5 проц. до 9,1 млрд долл. В интересах укрепления положительной динамики условились работать над устранением остающихся барьеров во взаимной торговле.

Рассмотрели подготовку к очередному, 17-му заседанию Смешанной межправительственной Российско-Турецкой комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Его планируется провести в ближайшее время в Москве под председательством Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации А.В.Новака и Министра торговли Турции М.Муша.

Проанализировали ход реализации проекта строительства первой в Турции атомной электростанции на площадке «Аккую» силами российских специалистов. Сооружение объекта идёт в штатном режиме. Физический пуск первого энергоблока запланирован к столетию основания Турецкой Республики в 2023 году.

Обменялись мнениями и о тех шагах, которые необходимо предпринять для обеспечения бесперебойного функционирования газопровода «Турецкий поток».

Высоко оценили принципиальную позицию Турции по развитию военно-технического сотрудничества, включая настрой наших турецких друзей использовать поставленный Россией первый полк зенитно-ракетной системы С-400 «Триумф» для обеспечения собственной обороноспособности.

Договорились наращивать взаимодействие в целях купирования последствий коронавирусной инфекции. Сошлись во мнении, что применение российской вакцины «Спутник V», налаживание её производства на территории Турции будет способствовать стабилизации санитарно-эпидемиологической ситуации в стране.

Это, в свою очередь, позволит активно развивать ещё один крупный совместный проект – туризм, который пользуется большой популярностью у обеих стран, тем более, здесь, в Анталье, в месте «притяжения» российских граждан, отправляющихся на отдых. Подчеркнули нашу решимость продолжать создавать все условия для развития туристических обменов. Поблагодарили турецких партнёров за то, что они нас заверили в принятии всех необходимых мер, которые будут обеспечивать защиту здоровья и безопасность российских граждан, в первую очередь туристов. Это особенно важно в контексте возобновления пассажирского авиасообщения.

Предметно обсудили региональные и международные дела: положение дел на Южном Кавказе и в контексте выполнения трехсторонних договоренностей от 9 ноября 2020 г. и 11 января 2021 г., достигнутых в интересах урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Условились продолжать тесно координировать усилия в деле содействия Баку и Еревану в решении практических вопросов нормализации отношений с акцентом на укрепление мер доверия.

Удовлетворены тем, как функционирует в Агдамском районе Азербайджана Совместный российско-турецкий центр по контролю за прекращением огня и всех военных действий в зоне нагорно-карабахского конфликта. Обменялись мнениями о конкретной обстановке «на земле». Убеждены, что целям её комплексной стабилизации послужат усилия по разблокированию транспортных коммуникаций и продвижению многопланового экономического сотрудничества в Закавказье с участием и расположенных здесь стран, и их соседей, в т.ч. Турции и России.

Подробно говорили о положении на Ближнем Востоке и Севере Африки. Как страны-участницы «Астанинского формата» договорились и далее вносить вклад в выполнение задач, поставленных в резолюции СБ ООН 2254. Подтвердили востребованность последовательных шагов по содействию эффективной деятельности Конституционного комитета, в т.ч. в рамках подготовки к шестой сессии его Редакционной комиссии. Этим и другим вопросам мы уделим особое внимание на очередной международной встрече по Сирии, которая состоится в Нур-Султане в следующем месяце.

Говорили и о ситуации на северо-востоке САР и в провинции Идлиб, включая задачи выполнения российско-турецкого Дополнительного протокола от 5 марта 2020 г. к Меморандуму о создании в Идлибе демилитаризованной зоны от 17 сентября 2018 г. Высказались в пользу окончательного искоренения терроризма на сирийской территории. Подчеркнули важность оказания всеобъемлющей гуманитарной помощи всем без исключения сирийцам.

Подтвердили нашу поддержку усилий, которые предпринимаются в интересах скорейшего мирного разрешения ливийского кризиса под эгидой ООН. Выразили готовность помогать сформированным в марте этого года новым органам власти в проведении референдума по конституции и в организации всеобщих выборов, намеченных на 24 декабря 2021 г.

Обменялись мнениями по ситуации в ближневосточном урегулировании, Центральной Азии и Афганистане, обстановке на Украине, в Восточном Средиземноморье и Черноморском регионе.

Считаю, что такие контакты помогают рассматривать текущие задачи, которые необходимо решать и намечать средне- и долгосрочные цели, в т.ч. в сфере политической координации. Хотел бы выразить признательность турецким друзьям за гостеприимство, которое было оказано нашей делегации.

Вопрос (адресован М.Чавушоглу): Президент Турции Р.Т.Эрдоган объявил о планах по строительству канала, который должен стать альтернативой проливам, соединяющим Чёрное и Средиземное моря. Цель строительства заключается в том, чтобы разгрузить транспортные потоки. Однако турецкие чиновники уже говорят о том, что фактически Конвенция Монтрё, которая регулирует проход через Босфор и Дарданеллы, утратит силу. Что в таком случае произойдет с Конвенцией на самом деле? Кто и каким образом будет регулировать проход? Предполагаете ли Вы, что у Ваших партнеров будут опасения по этому поводу? Будет ли инициирована выработка новой конвенции?

С.В.Лавров (добавляет после М.Чавушоглу): Удовлетворены взаимодействием с турецкими друзьями, по вопросу выполнения Конвенции Монтрё. Сегодня в ходе переговоров зафиксировали, что планы строительства канала «Стамбул» никоим образом не будут затрагивать параметры присутствия в Черном море военных флотов иностранных держав.

Вопрос: Прошло меньше двух недель между саммитом Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента США Дж.Байдена в Женеве и выходом Вашей статьи. Вы в ней сказали, что американцы «дали заднюю» по принципиальным аспектам паритетной основы для дальнейших консультаций и контактов. О чем и о ком именно шла речь? Ставит ли это под угрозу достигнутые договоренности? Если нет, не являются ли подобные заявления российской стороны чем-то, что вредит потенциальной стабилизации в двусторонних отношениях?

С.В.Лавров: На этот вопрос Президент Российской Федерации В.В.Путин отвечал сегодня во время «Прямой линии». Он достаточно ёмко и по-крупному сформулировал происходящее.

Мы не встаем в позу обиженных, но четко отмечаем тенденцию к тому, что американцы хотят все темы, которые обсуждались в Женеве, реализовывать прежде всего через продвижение своих интересов, а не через обеспечение баланса интересов США и Российской Федерации.

На ближайшие дни (надеюсь, до середины июля) планируем встречу делегаций, которые должны рассматривать задачи, поставленные президентами в области стратегической стабильности, – контроля над вооружениями, ограничения вооружений. Здесь у нас с американскими партнерами есть полное понимание, что разговор начнется с презентации каждой из сторон своего видения новых переговоров, их содержания и предмета. Итогом таких предварительных консультаций может быть только договоренность, устраивающая обе стороны.

Мы предложили «уравнение безопасности». Чтобы найти это «уравнение», необходимо рассматривать все без исключения виды вооружений, влияющие на стратегическую стабильность, – ядерные, неядерные, наступательные, оборонительные. Здесь, по-моему, у нас есть понимание, чего ждать друг от друга, и осознание того, что только обоюдоприемлемый базис переговоров может позволить их начать.

Если же брать другие темы, по которым условились продолжить консультации, то это кибербезопасность, функционирование дипломатических миссий, ситуация с лицами, находящимися в местах лишения свободы. По кибербезопасности мы предложили развернутый, крупный диалог. Американские коллеги сразу после Женевы стали говорить, что сначала мы должны арестовать и наказать хакеров, которые «ломились» в их трубопроводы, мясокомбинаты. Это немного не о том. Мы привыкли переходить от общего к частному. Готовы и от частного к общему, если будем брать все частности, включая атаки на наши ресурсы, происходящие ежедневно. То есть опять подход, который не сбалансирован.

По вопросу деятельности наших дипломатических миссий. В связи с тем, что прекращается найм местного персонала, США требуют дать им 180 виз, для того чтобы американские граждане заехали и заменили местный персонал. Если будем действовать таким образом, то забудем, с чего все начиналось, и перейдем на отношения ученика и учителя. Не собираемся этим заниматься. Все было начато Администрацией Б.Обамы, которая незаконно захватила нашу собственность, выгоняла дипломатов и потом пошла «цепная реакция». Наш подход исключительно всеобъемлющий: давайте обнулять всю эту нездоровую, неприемлемую ситуацию. Американцы говорят: давайте потом, а для начала дайте нам 180 виз.

Что касается мест лишения свободы, американские коллеги сконцентрировались на двух именах – П.Уилан и Т.Рид. Якобы это «лакмусовая бумажка», просят отдать их. Будем разговаривать по всем этим вопросам, но исключительно на взаимоуважительной основе и учитывая баланс интересов друг друга. Мы готовы к поиску такого баланса. Надеюсь, что американцы тоже до этого «дозреют» и будут искать его не только в сфере стратегической стабильности, но и во всех остальных областях, где у нас существуют проблемы, а таких немало.

Вопрос (перевод с турецкого): 10 июля завершается срок действия резолюции ООН об оказании гуманитарной помощи Сирии. Что Вы думаете по поводу продления этого решения?

С.В.Лавров: Это тоже из разряда «сначала я получу то, что хочу, а потом мы будем думать, как договариваться». Если мы все беспокоимся о гуманитарных проблемах сирийского народа, то надо смотреть на весь комплекс причин, по которым они возникли. Начиная с санкций, включая совершенно удушающий, бесчеловечный «Акт Цезаря», который приняла Администрация Д.Трампа, незаконный захват сирийских активов в банках зарубежных стран по требованию Вашингтона (это просто грабеж), отказ наших партнеров обеспечивать доставку гуманитарной помощи по линии международных организаций через Дамаск, линию соприкосновения во все районы, пока не подконтрольные правительству.

Именно в таком ключе мы сегодня обсуждали ситуацию в Сирии. По-прежнему исходим из этого.

Норвегия и Ирландия внесли резолюцию в Совет Безопасности ООН, которая полностью игнорирует все то, о чем я сейчас сказал, включая неприемлемые действия Европейского союза. Когда ЕС хочет помогать беженцам, он созывает конференции, приглашает туда Генерального секретаря ООН, а сирийское правительство как бы «не при чем». Принимают решения, мобилизуют средства, которые направляют не в Сирию для создания элементарной инфраструктуры, необходимой для возвращения беженцев, а странам, где они сейчас находятся, в том числе в Турцию, Иорданию, Ливан. Видимо, желают увековечить эту историю, чтобы на территории стран региона эти беженцы жили постоянно. Вот такие у нас партнеры, которые очень заинтересованы в сохранении одного перехода на границе между Турцией и Сирией в качестве санкционированного гуманитарного канала для доставки помощи по линии СБ ООН.

Надо по-честному смотреть на все то, что является причиной нынешних серьезных трудностей сирийских граждан. Мы готовы к комплексному рассмотрению этой ситуации, о чем сегодня условились.

Вопрос: Как Вы оцениваете роль Турции в урегулировании нагорно-карабахского конфликта, в т.ч. недавний визит Президента Турции Р.Т.Эрдогана в Шушу?

С.В.Лавров: В наших вступительных словах уже комментировали взаимодействие Москвы и Анкары в содействии урегулированию вокруг Нагорного Карабаха. Оно воплощается не только в регулярных консультациях, согласовании политических позиций, но и в функционировании «на земле» Совместного российско-турецкого мониторингового центра. Он обеспечивает верификацию соблюдения прекращения огня и в целом боевых действий, успешно и полезно работает, укрепляя взаимодействие в этой конкретной ситуации.

Визит Р.Т.Эрдогана в Азербайджан состоялся в рамках двусторонних отношений между Турцией и Азербайджаном.

Согласились с М.Чавушоглу, что, используя свои возможности, будем содействовать примирению, нормализации отношений между Арменией и Азербайджаном, созданию условий, чтобы армяне, азербайджанцы и люди иных национальностей жили бок о бок, как добрые соседи на этой земле. По общему убеждению, тогда любые вопросы, в том числе политического характера, будет гораздо проще решать.

Одним из дополнительных направлений нашего сотрудничества является содействие восстановлению торгово-экономических, транспортных связей в этом регионе. В свое время вызвало поддержку и позитивную реакцию предложение Президентов Турции и Азербайджана Р.Т.Эрдогана и И.Г.Алиева создать механизм для содействия развитию региона «3+3» – три закавказские страны и три соседа (Россия, Турция, Иран). Об этом сегодня говорили. Есть неплохие планы на первое время.

Удовлетворены тесным и результативным сотрудничеством по армяно-азербайджанским и карабахским делам.

Вопрос (перевод с турецкого): Какие конкретные шаги Россия и Турция могут предпринять по вопросу Сирии и Ливии?

С.В.Лавров: Если говорить о Ливии, хотим, чтобы выполнялись договоренности, достигнутые осенью 2020 г. в Женеве под эгидой ООН. Это предполагает формирование законодательных основ для конституционной реформы, проведения выборов. Сделать это надо в срок, чтобы успеть организовать голосование в конце декабря с.г., как об этом условились сами ливийцы.

Надо сделать так, чтобы к процессу окончательного политического урегулирования были подключены все без исключения силы ливийского общества – руководство Ливийской национальной армии и представителей бывшего режима, который по-прежнему пользуется существенным влиянием среди ливийского народа.

Состоявшаяся 23 июня с.г. Берлинская конференция подтвердила все подходы и в целом комплексно обрисовала задачи, которые международное сообщество готово решить, чтобы помочь ливийцам выйти из затянувшегося кризиса. Он начался в 2011 г. в результате агрессии НАТО, разрушившей ливийскую государственность. Сейчас всем миром собираем ее воедино. Принципиально важно сделать ливийцев хозяевами собственной страны, обеспечить территориальную целостность. В этом смысле полностью поддержали итоговой документ Берлинской конференции. Исходим из того, что это важный стимул, чтобы ооновцы продолжили работу по завершению переходного периода.

Принципиальная задача, поставленная Советом Безопасности ООН, – территориальная целостность Сирии. На восточном берегу р.Евфрат наблюдаем попытки внедрить сепаратистские тенденции. Они получают поддержку извне, подпитываются финансово и материально. Считаем это недопустимым. Будем руководствоваться принципами, заложенными в документах «Астанинского формата», – категорическое неприятие попыток расколоть Сирию.

Скоро состоится очередная встреча «Астанинской тройки». Формат уникальный, т.к. в отличие от т.н. «малой группы» по Сирии и от «Мюнхенской четверки» в «Астанинском формате» встречаются три страны-гаранта с делегациями Правительства, оппозиции и наблюдателями от Иордании, Ирака, Ливана. Это важный региональный момент. С самого начала создания «Астанинского формата» приглашали США. Они несколько раз участвовали, но уже как пару лет решили не отвечать на наши приглашения.

Есть и другие каналы для учета мнения внешних игроков, имеющих влияние, но не представленных в «Астанинском формате». Задача, стоящая перед ооновцами и Специальным посланником Генерального секретаря ООН по Сирии Г.Педерсеном, – стимулировать стороны к диалогу. Причем Г.Педерсен – «содействующее» лицо. Именно такими должны быть действия его и команды: не навязывать сторонам свое видение, а помогать им достигать общего согласия. Это непросто. Накопилось много взаимного недоверия с обеих сторон. На то и дипломатия, чтобы искать пути преодоления такого рода проблем и барьеров. Пригласили Г.Педерсена в Россию с очередным визитом, согласовываем сроки. Подробно обо всем поговорим.

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска