10.02.2120:29

Интервью Постоянного представителя Российской Федерации при ОБСЕ А.К.Лукашевича информагентству «Baltnews» о притеснении русскоязычных журналистов в Прибалтике, 1 февраля 2021 года

241-10-02-2021

Вопрос: Г-н Лукашевич, в прошлом году Вы не раз обращали внимание государств-участников ОБСЕ и всего мирового сообщества, что страны Балтии не соблюдают свои обязательства в области свободы слова и используют широкий набор инструментов давления на русскоязычные СМИ. Россия об этом говорит уже почти 30 лет. Почему ничего не меняется?

Ответ: К сожалению, все перечисленное вами – суровая реальность, с которой русскоязычным СМИ приходится сталкиваться не первый год. Касается это и ситуации в государствах Балтии. В этом плане не могу согласиться с вами, что "ничего не меняется". Еще как меняется, только, к сожалению, в худшую сторону. Власти этих стран, видя в том числе полное равнодушие Евросоюза к творящемуся там беспределу с цензурой, продолжают нагнетать атмосферу "токсичности" вокруг российских и русскоязычных масс-медиа.

Несмотря на то, что важность свободы слова и доступа к информации признается в ОБСЕ всеми без исключения, однако без "двойных стандартов" не обходится и здесь. Приведу несколько примеров.

Когда мы в рамках заседаний Постоянного совета или других мероприятий ОБСЕ поднимаем вопрос об ущемлении прав журналистов – будь то в США, Франции или странах Балтии – наши коллеги-западники, как по команде, молчат или ведут себя так, как будто ничего не происходит.

Это, конечно, возмутительно. Однако стоит в России произойти какому-то даже маломальскому инциденту с участием представителей прессы, зачастую даже просто "высосанному из пальца", США, Канада, Евросоюз и даже "нейтральная" Швейцария дружным хором обрушивают на нас шквал необоснованной критики. "Зазеркалье", что тут скажешь.

Хотя мы точно знаем, что в том же Евросоюзе есть разные мнения на этот счет, но пресловутая "корпоративная дисциплина" вынуждает их хранить молчание.

Или еще один пример. На протяжении последних трех лет мы в ОБСЕ регулярно говорим о важности переподтверждения наших совместных обязательств по свободе доступа к информации и предлагаем принять решение министров на этот счет. И западные коллеги вроде бы понимают актуальность вопроса и не против такого шага в принципе.  

Однако, как только дело доходит до обсуждения конкретного проекта, они либо сидят, словно набрав воды в рот, даже не включаясь в процесс дискуссии, либо вовсе не приходят на консультации. А все потому, что это российская инициатива. Боязнь (перед кем?) проявить общую солидарность зачастую перевешивает здравый смысл.

В прошлом году нам удалось добиться от председательствовавших тогда в Организации албанцев включения этой темы в число приоритетов и формализации ее в качестве проекта решения Совета министров иностранных дел (СМИД).

К сожалению, из-за принципиальных расхождений в подходах некоторых государств-участников принять этот важный документ на онлайн-заседании СМИД в Тиране не удалось. Но мы не сдаемся и продолжаем добиваться, чтобы наши – да и не только наши, общие – озабоченности и чаяния все-таки были услышаны. Намерены и в этом году настаивать на обсуждении данной темы во всех форматах ОБСЕ.

Вопрос: Не кажется ли Вам, что ОБСЕ просто не способна значительным образом повлиять на ситуацию со свободой СМИ в Латвии, Эстонии и Литве?

Ответ: Согласен с вами, что определенная доля пессимизма на этот счет сохраняется у многих, даже у некоторых партнеров этих стран по Евросоюзу.

Что касается ОБСЕ, то здесь есть определенные механизмы, которые можно было бы назвать эффективными, если бы у Таллина, Риги и Вильнюса была политическая воля следовать их рекомендациям, не говоря уже об обязательствах, которые они брали на себя при вступлении в эту организацию.

Так, в ОБСЕ действует такой уникальный институт, как представитель по вопросам свободы СМИ, который в рамках своего мандата наблюдает за происходящим в области медиа, выполняет функции раннего предупреждения, а также занимается рассмотрением серьезных проблем, связанных, помимо прочего, с созданием помех для работы прессы и неблагоприятных условий для деятельности журналистов.

Сейчас этот пост занимает португалка Тереза Рибейру. Она сотрудничает с Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ), верховным комиссаром ОБСЕ по делам национальных меньшинств и другими структурами Организации, а также с национальными и международными союзами журналистов.

Наша задача состоит еще и в том, чтобы подпитывать эти структуры информацией и требовать от них держать соответствующие сюжеты на плотном контроле. Результаты такой работы могут служить основанием для обращения в профильные международные судебные инстанции, такие как ЕСПЧ, с жалобами на власти этих государств и требованием исправить недостатки.

Но, опять же повторю, многое, если не все, зависит от властей и их желания (или нежелания) это делать. Есть, конечно, другие механизмы для поиска необходимых решений, но это отдельная тема.

Вопрос: Что Россия может еще сделать на площадке ОБСЕ, чтобы прекратилось давление на журналистов, работающих с российскими СМИ? Если рассматривать последние случаи с задержанием авторов «Baltnews» и «Sputnik» в Латвии и закрытием «Sputnik Эстония», в которых правоохранительные органы свои действия обосновывали персональными санкциями ЕС против генерального директора МИА «Россия сегодня» Дмитрия Киселева, как Москва намерена действовать в рамках ОБСЕ, чтобы подобного больше не повторялось?

Ответ: Оказание давления и дискриминация русскоязычных и российских СМИ в сфере нашего пристального внимания. В случае подобных инцидентов незамедлительно поднимаем тему в ОБСЕ. Иначе никто за нас этого не сделает. Надеяться на то, что Брюссель одернет заигравшихся в русофобию "младоевропейцев", не приходится. Используем разные форматы: двусторонние переговоры с коллегами по организации, площадку Постоянного совета, контакты с офисом представителя ОБСЕ по свободе СМИ, многочисленные мероприятия по медиапроблематике и правам человека.

Так, в декабре 2020 года в Постсовете сделали громкий демарш в связи с грубыми нарушениями прав журналистов, в том числе недавними репрессиями в отношении русскоязычных репортеров, сотрудничающих с порталами Sputnik и Baltnews в Латвии. Публично подвергли жесткой критике Ригу за попрание обязательств по свободе прессы. Подобные шаги предпринимали и в отношении Таллина, из-за которого с 1 января 2020 года приостановила работу редакция Sputnik Эстония.

В ответ латвийцы по существу вопроса ничего не сказали, пытались выставить себя ярыми сторонниками ЕС-овских рестрикций.

Что касается реакции на подобные инциденты со стороны ОБСЕ, то, как известно, 18 июля 2020 года истекли полномочия руководителей исполнительных структур Организации – представителя по вопросам свободы СМИ, верховного комиссара по делам национальных меньшинств, а также директора Бюро по демократическим институтам и правам человека, в обязанности которых в том число входило отслеживание такого рода вопросов.

Больше других, конечно, вопросами нарушения прав журналистов и свободного доступа к информации занимается представитель по вопросам свободы СМИ.

Что касается предыдущего руководителя этой структуры, француза Арлема Дезира, то он не раз выражал озабоченность происходящим вокруг Sputnik Эстония и призывал эстонские власти прекратить давление на новостное агентство.

Более того, подтвердил, что санкции в его отношении на территории Евросоюза не вводились.

В более широком смысле справедливо будет утверждать, что власти стран Балтии, не имея возможности выиграть честную конкурентную борьбу у медиаресурсов, предлагающих альтернативный официозу взгляд на вещи и качественный контент, прибегают к запретительным мерам под предлогом обеспечения национальной безопасности. Фактически это прямое признание высокого профессионализма таких ресурсов и демонстрация собственного бессилия.

Вопрос: Не создается ли у Вас впечатление, что руководство ОБСЕ намеренно игнорирует все ключевые инициативы и заявления России по странам Балтии, связанные не только со свободой слова, но и с соблюдением прав человека?

Ответ: Сегодня, когда институциональный кризис ОБСЕ преодолен, надеемся, что такому временному молчанию будет положен конец.

В ходе первых ознакомительных встреч с новыми главами исполструктур ОБСЕ, в частности с представителем ОБСЕ по вопросам свободы СМИ госпожой Терезой Рибейру и верховным комиссаром по делам национальных меньшинств господином Кайратом Абдрахмановым, мы привлекли их внимание к дискриминационной политике балтийских государств по отношению к русскоязычным и российским журналистам.

Потребовали добиваться от властей Латвии, Эстонии и Литвы выполнения своих международных обязательств. Оба руководителя заверили, что уже приступили к изучению этого вопроса, а госпожа Рибейру отметила, что планирует в ближайшее время провести встречу с латвийскими властями для обсуждения данного вопроса.

Вопрос: На итоговой пресс-конференции по 2020 году глава МИД России Сергей Лавров, отвечая на вопрос автора Baltnews Аллы Березовской, заверил, что для решения ситуации с журналистами "будут задействованы международные механизмы". Он заявил, что Россия делала представление в ООН, ОБСЕ, Совет Европы и впредь продолжит эту работу. Что уже удалось добиться по линии ОБСЕ?

Ответ: Да, действительно, могу только подтвердить слова министра. Как я уже говорил ранее, мы практически в еженедельном режиме поднимаем эту тему в ОБСЕ, указываем публично на грубейшие нарушения балтийскими государствами своего законодательства и международных обязательств, работаем с исполнительными структурами организации.

Конечно, не стоит рассчитывать на то, что оппоненты незамедлительно бросятся исправлять сложившуюся ситуацию. Но мы рук не опускаем. Намерены продолжать борьбу. Правда на нашей стороне. И будущее, я полностью уверен, это подтвердит.

 

x
x
Дополнительные инструменты поиска