2.02.2117:58

Интервью Постоянного представителя России при Европейском союзе В.А.Чижова международному информационному агентству «Россия сегодня», 1 февраля 2021 года

158-02-02-2021

Вопрос: Каковы будут основные темы переговоров с Боррелем?

Ответ: Мы рассчитываем, что удастся провести детальное обсуждение широкого комплекса вопросов двусторонних отношений, которые, увы, находятся сегодня в ненормальном состоянии. Также будет возможность обсудить актуальные международные сюжеты, по ряду которых мы с ЕС вполне конструктивно взаимодействуем.

Вопрос: Будет ли возможно несколько разморозить отношения России и ЕС в результате этого визита?

Ответ: Надеюсь, что да. Однако я не могу сказать, что отношения в глубокой заморозке. Исхожу из того, что хотя они находятся в ненормальном состоянии, все-таки контакты у нас есть. К примеру, недавно прошли консультации по торгово-политическим вопросам, по защите персональных данных, практически постоянно идет сверка часов по реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) в связи с ядерной программой Тегерана. Элементом подготовки визита Жозепа Борреля будут консультации в Москве с заместителем генерального секретаря Европейской внешнеполитической службы Энрике Морой, он приедет в Россию за пару дней до своего руководителя.

Вопрос: Хотели бы в России, чтобы подобные визиты, встречи с участием главы дипломатии ЕС в Москве или Брюсселе были более частыми?

Ответ: Конечно. Прошлый такой визит в Россию осуществила Федерика Могерини, предшественница Жозепа Борреля на его нынешнем посту. И было это аж в апреле 2017 года. Хотя, конечно, с тех пор были и телефонные разговоры, и встречи в кулуарах различных мероприятий, но полноценных визитов не было.

Вопрос: Как Вы оцениваете реакцию в Евросоюзе на прошедшие недавно в России митинги и задержание Навального?

Ответ: Реакция достаточно ожидаемая. Очевидно, не стоило рассчитывать на то, что задержание Навального вызовет здесь бурю восторгов. К сожалению, Евросоюз не упустил очередной повод продемонстрировать готовность вмешиваться в российские внутренние дела.

Вопрос: В понедельник, 25 января, тема Навального поднималась на Совете министров иностранных дел государств Евросоюза.

Ответ: Интересно, что внимание к подобным событиям в России у Евросовета и у Совета ЕС по иностранным делам, и у Европарламента во много раз выше, чем к аналогичным сюжетам, имеющим место в других странах, в том числе в государствах самого Евросоюза. Например, в целом ряде городов Нидерландов практически в те же дни полиция разгоняла массовые митинги, были сотни задержанных. Однако осуждения произошедшего в Нидерландах – как действий полиции, так и поведения демонстрантов – я не зафиксировал нигде.

Вместо того, чтобы заняться своими проблемами, здесь с увлечением, с рвением бросились осуждать Россию. Конечно, мы с определенным удовлетворением отмечаем, что на этот раз до практических шагов дело не дошло: никаких решений о дополнительных санкциях ЕС не принял. Но я это связываю не столько с тем, что они побоялись идти на этот шаг, сколько с растущим осознанием бесполезности самого санкционного механизма и бесперспективности дальнейшего следования по этому пути. Если же в данном случае внесет свою лепту еще и голос разума и здравого смысла, это будет неплохо.

Кстати, ведь есть еще такой заключенный по имени Джулиан Ассанж. Я понимаю: пока Великобритания была членом Евросоюза, странам-членам было как-то не с руки критиковать неоднозначное поведение британских властей в отношении него. Но сейчас Великобритания для них – третья страна, почему бы с тем же рвением не призвать к освобождению борца за правду?

Вопрос: Действительно ли приход Джо Байдена к власти в США может способствовать улучшению трансатлантических отношений, о чем не раз с надеждой заявляли в ЕС?

Ответ: В Евросоюзе, думаю, ждали не столько прихода Джо Байдена, сколько ухода Дональда Трампа. Первое, на что здесь, конечно, рассчитывают, это на возвращение США на те международные площадки, откуда Дональд Трамп Штаты вывел. Это и Парижское соглашение по климату, и Всемирная организация здравоохранения, рассчитывают и на возобновление участия США в упомянутом мною Совместном всеобъемлющем плане действий по иранской ядерной программе.

Вопрос: Я правильно понимаю, что резкого скачка к улучшению отношений ЕС и США ждать не стоит?

Ответ: Думаю, не стоит.

Вопрос: Как желание ЕС скорректировать отношения с США может отразиться на связях с Россией?

Ответ: Посмотрим, как будут развиваться отношения европейцев с новой американской властью, и учтем все изменения. Но при этом мы продолжим формировать главные направления своей внешней политики, не оглядываясь на других. Россия – самодостаточная страна с самостоятельной внешней политикой. Далеко не каждый международный игрок, кстати, имеет возможность претендовать на такое. А Россия, с какой стороны ни посмотри, – великая держава.

Вопрос: Какова ситуация с вакцинацией против COVID-19 в Евросоюзе?

Ответ: Я бы назвал это ситуацией весьма эмоциональной, с легкими элементами хаоса. Они заплатили очень много денег производителям, а отдачи пока нет. Где вакцины? Изначально были одобрены для использования в странах Евросоюза только два препарата: от Pfizer/BioNTech, который здесь подают как европейскую вакцину, поскольку BioNTech – германская компания, и от Moderna, которая является чисто американской. Кстати, на этом фоне все разговоры, что приоритет в Евросоюзе будет отдан европейским вакцинам, звучат теперь не очень убедительно. Сертификация в ЕС третьей вакцины – англо-шведской AstraZeneca – состоялась только на днях.

Но главное даже не в этом. Ни одна из компаний-производителей пока что не в состоянии выполнить в полном объеме уже оплаченные Еврокомиссией обязательства по поставкам. Получение вакцин задерживается. В Бельгии, например, прививочная кампания вообще еще не началась.

Что касается российских разработок, то мы их никому не навязываем, перед нами не стоит задача динамичного продвижения того или иного препарата на внешние рынки. Нужно прежде всего вакцинировать свое население. Однако мы готовы делиться, причем не только готовой вакциной, но и, что очень важно, технологией ее производства. Естественно, в России так же, как и в других странах, фармацевтические заводы не резиновые, и произвести вакцину на весь мир не может ни одна страна. Поэтому мы предлагаем заинтересованным государствам пробную партию. Они могут ее протестировать, что называется, вдоль и поперек, и, если она им понравится, мы можем договориться об организации производства вакцины на их территории. По такому пути уже пошел целый ряд партнеров.

Вопрос: Есть ли шанс, что российская вакцина появится централизованно в Евросоюзе?

Ответ: Процесс сертификации нашей вакцины в ВОЗ идет, и я думаю, что ее получение – дело близкого будущего. Также начаты консультации в Европейском агентстве по лекарственным средствам (ЕМА), которое отвечает за допуск препаратов на рынок ЕС. Так что процесс идет, остается ждать результатов.

Вопрос: А как Вы смотрите на обсуждение в Евросоюзе идеи введения паспортов вакцинации?

Ответ: Вы знаете, столько ненужного шума вокруг этого... Вот в январские праздники был вброс в наших СМИ о том, что шенгенские визы будут якобы выдавать только при наличии прививки от COVID-19, причем сделанной только западной вакциной. Это же явная неправда, поскольку такой подход означал бы отказ наших европейских партнеров от контактов не только с Россией, но и с большинством населения Земли, от учета огромного количества прочих важных факторов. Да и в условиях нынешнего дефицита (такой знакомый моему поколению термин) вакцин в ЕС подобный шаг вряд ли реален, поэтому хотелось бы, чтобы журналисты и эксперты как в России, так и за ее пределами более вдумчиво подходили к анализу поступающей информации.

 

x
x
Дополнительные инструменты поиска