22.11.2012:58

Ответы руководителя Делегации Российской Федерации на переговорах в Вене по вопросам военной безопасности и контроля над вооружениями К.Ю.Гаврилова на вопросы корреспондента газеты «Известия» в связи с выходом США из Договора по открытому небу (ДОН), Вена, 22 ноября 2020 года

2030-22-11-2020

Вопрос: США покинут Договор 22 ноября. Россия говорила, что она готова остаться в ДОН при двух условиях. Первое – если европейские страны дадут письменные гарантии, что они не будут передавать данные облётов США. И второе – если ей разрешат инспектировать американские объекты на территории европейских стран. Обсуждают ли российские представители эти условия со своими коллегами в ОБСЕ? Если да, то насколько предметно? И есть ли у Москвы ощущение, что эти требования будут выполнены?

К.Ю.Гаврилов: Российская Федерация рассматривает ДОН как важное юридически обязывающее соглашение, меру укрепления доверия и безопасности в отношениях между Государствами-участниками (ГУ) в Евро-Атлантике. Вместе с тем, в сложившихся обстоятельствах не скрываем, что ДОН нужен нам ровно в той же мере, что и другим ГУ. Как мы неоднократно говорили, все опции наших дальнейших действий остаются открытыми. После выхода США из Договора будем внимательно отслеживать заявления и действия партнёров по ДОН, делая на их основе выводы и принимая необходимые решения.

На площадке Консультативной комиссии по открытому небу (ККОН) хорошо известна наша принципиальная позиция о том, что после прекращения участия в Договоре США потеряют право приобретать у ГУ данные, полученные в ходе наблюдательных полётов (НП). Мы не раз заявляли в Вене и в двусторонних контактах с партнёрами в европейских столицах, что будем добиваться от них строжайшего соблюдения соответствующих договорных положений. Пока же они проявили неготовность подтвердить свои обязательства по ДОН дополнительно, на бумаге. Это наводит на серьёзные размышления относительно их истинных намерений. Нас такое положение дел категорически не устраивает. Разговор на эту тему не закончен.

Всё тайное всегда становится явным. Не секрет, что США требуют от союзников пойти на подписание документов, в соответствии с которыми после выхода Вашингтона из правового поля ДОН они будут передавать американской стороне информацию, полученную по итогам НП над Россией. Требуют, чтобы они отказывали российским миссиям открытого неба совершать НП над американскими военными объектами в Европе. Это не просто нарушение ДОН, это – нечистоплотные игры на ниве Договора, который стал очередной жертвой в стратегии Вашингтона на планомерный вывод из строя звеньев международной архитектуры контроля над вооружениями и нераспространения. Жизнеспособность Договора все упомянутые действия США явно не укрепят.

В ходе состоявшейся в октябре 4-й Конференции по рассмотрению выполнения ДОН большинство Государств-участников признали его значимость, подтвердили заинтересованность в его сохранении и дальнейшем развитии. Это даёт надежду на то, что дух сотрудничества возобладает и позволит обеспечить функционирование Договора в новых условиях. Для этого европейским партнёрам следовало бы помнить о своих интересах. Ведь Вашингтон, принимая решение о выходе из ДОН, с их интересами не считался.

Вопрос: Что ждёт ДОН в период транзита власти в США? Означает ли выход Вашингтона из Договора 22 ноября, что после этого он не сможет возобновить своё участие в нём?

К.Ю.Гаврилов: В настоящий момент ни у кого нет сомнений, что 22 ноября Вашингтон прекратит участие в Договоре. На следующий день пленарное заседание ККОН и её неофициальных рабочих групп состоится уже без США. Выход Государства-участника из ДОН – беспрецедентный шаг в 20-летней истории его реализации. 

Разумеется, это решение будет иметь ощутимые последствия для Вашингтона. Прежде всего, ещё более потускнеет его имидж как надёжного партнера. В прошлом останется авторитет лидера в сфере контроля над вооружениями в Европе. Попросту невозможно будет всерьёз относиться к призывам Соединённых Штатов расширять транспарентность в военной сфере и модернизировать Венский документ 2011 г. (ВД), действие которого, к слову, в отличие от ДОН, не распространяется на территорию США. Получается, что со следующей недели американская территория будет исключена из европейских режимов транспарентности в военной области. При этом они не только продолжат получать информацию о результатах инспекций по ВД, но и ещё, как было отмечено, будут пытаться «выжать» из союзников результаты НП по ДОН. У нас это обычно называется стремлением к тому, «чтобы иметь всё, и чтобы ничего за это не было». Скажу прямо – ничего из этого не выйдет. 

Безусловно, после выхода Государства-участника из Договора предстоит решить ряд практических вопросов. В частности, провести уточнение шкалы распределения финансовых расходов в связи с деятельностью ККОН, назначить двух председателей неофициальных рабочих групп вместо американских представителей, определить статус США. Мы исходим из того, что они не смогут претендовать на статус наблюдателя со всеми его привилегиями. Словом, работы предстоит немало. Рассчитываем, что полномасштабное взаимодействие ГУ ДОН по всему спектру вопросов повестки дня ККОН продолжится бесперебойно.

Теперь о том, сможет ли Вашингтон возобновить своё участие в Договоре. 

Изначально американские партнёры заняли лукавую позицию, искусственно увязав выход из ДОН с «возвращением России к добросовестному выполнению Договора», – мол, в Вашингтоне ещё могут «передумать». Мы всегда говорили: если в США считают нужным выйти – это их право. Возвращаться или нет – также выбор новой администрации США. Мы такую возможность в принципе не исключаем – американским партнёрам, как говорится, и карты в руки.

Если же в Вашингтоне всё-таки «передумают» и примут решение повторно присоединиться к ДОН, то все процедуры будут осуществляться на общих основаниях в соответствии с положениями Договора, с согласия и на условиях всех Государств-участников. Одним из таких условий, очевидно, будет безоговорочное принятие и признание решений, принятых в ККОН без участия США.

x
x
Дополнительные инструменты поиска