30.10.2012:38

Интервью заместителя Министра иностранных дел России О.В.Сыромолотова международному информационному агентству «Россия сегодня», 30 октября 2020 года

1864-30-10-2020

Вопрос: В середине сентября этого года стало известно о том, что Вашингтон принял решение приостановить диалог с Российской Федерацией по антитеррору. Возобновилось ли это взаимодействие? Можно ли ожидать проведения очередного раунда встреч по данной проблематике до конца года?

Ответ: В 2018-2019 гг. нам удалось провести два весьма продуктивных раунда переговоров в Вене, а это – четыре обстоятельных встречи по линии внешнеполитических ведомств России и США с подключением экспертов профильных министерств и ведомств. Приостановить работу в этом формате под надуманным предлогом было односторонним решением Вашингтона, принятым в угоду антироссийски настроенному политическому истеблишменту без учета текущих реалий в сфере безопасности. Очевидно, что в сложившейся ситуации американское руководство вредит само себе – наше сотрудничество в сфере антитеррора могло бы быть обоюдополезным как в двустороннем плане, так и в контексте совместного вклада в глобальные усилия по самому широкому спектру актуальных вопросов международной антитеррористической повестки дня.

Мы уже много раз доводили до сведения наших американских партнеров: Россия готова продолжить работу в этом формате, но только при условии взаимной заинтересованности, основанной на прагматичном и, главное, разумном подходе с обеих сторон. По линии же правоохранительных органов и спецслужб контакты продолжаются. Буквально на днях Президент Российской Федерации В.В.Путин в ответ на соответствующий вопрос СМИ отметил, что Москва в целом довольна этим сотрудничеством, но оно «могло бы быть еще лучше».

В последнее время госсекретарь США М.Помпео и его первый заместитель С.Биган заявляли, что намерены продолжать диалог по антитеррору с Россией. Но пока это только слова.

Вопрос: Во время проведения Сочинской зимней Олимпиады российской стороне удалось предотвратить несколько террористических атак на олимпийские объекты в Сочи. Угроза была локализована, в том числе благодаря сотрудничеству с Францией. Продолжается ли такое взаимодействие сейчас, особенно с учетом недавнего теракта в Париже, реализованного выходцем из Чечни? Обращала ли Российская Федерация внимание французских партнеров на проблему радикализации ислама?

Ответ: Взаимодействие в сфере борьбы с терроризмом занимает значимое место в российско-французских отношениях. В соответствии с договоренностями президентов В.В.Путина и Э.Макрона возобновила свою деятельность межведомственная Рабочая группа по борьбе с новыми вызовами и угрозами. 11 сентября с.г. в Париже – в годовщину кровавых терактов в США – состоялось ее первое после длительного перерыва заседание.

Как сопредседатель от российской стороны в этом механизме высоко оцениваю итоги этой встречи. У нас получился весьма заинтересованный и ориентированный на достижение конкретных результатов диалог. Удалось определить ряд конкретных направлений для укрепления двустороннего сотрудничества по вопросам противодействия терроризму, радикализации, оргпреступности и наркотрафику, наметить дальнейшие шаги по обеспечению безопасности на транспорте и при проведении крупных спортивных мероприятий. Выдвинуты конкретные инициативы расширения практического взаимодействия между Москвой и Парижем, которые в настоящее время прорабатываются профильными ведомствами обеих сторон.

Возвращаясь к теме радикализации, могу сказать, что мы неоднократно предупреждали наших французских партнеров об опасности, исходящей от террористов-выходцев с Северного Кавказа, а они принимали их как «борцов за свободу». Многие из этих мнимых «борцов за свободу» как раз и нашли свое прибежище во Франции, некоторые даже став гражданами этой страны.

Вопрос: Как российская сторона оценивает опасность «просачивания» в Россию наемников из Сирии и Ливии, участвующих в боях в Нагорном Карабахе?

Ответ: Отрицать такую опасность, безусловно, нельзя. Мелочей в борьбе с терроризмом не бывает. Важно анализировать любые риски, в том числе потенциальные, работать на опережение. Российские правоохранительные органы самым внимательным образом отслеживают ситуацию и, как говорится, «держат руку на пульсе».

Вопрос: Совет Безопасности Российской Федерации заявил, что пандемия ковид-19 в России показала реальность угроз от биологических агентов. Насколько остро на сегодняшний день стоит проблема биотерроризма? С какими западными партнерами ведет диалог Москва по этой проблематике?

Ответ: В ряде случаев пандемия ковид-19 выявила неготовность национальных систем здравоохранения к своевременному реагированию на кризисные ситуации подобного рода, обнажила имеющиеся в некоторых странах уязвимые или, другими словами, слабые места в плане террористической защищенности, заставила международное сообщество относиться к этой проблеме еще более серьезно, хотя коронавирус сам по себе и не относится к явлению биотерроризма.

В отдельных регионах мира отмечается стремление террористических структур воспользоваться сложившейся в условиях пандемии обстановкой для усиления своего влияния, пропаганды человеконенавистнических идей, рекрутирования новых сторонников, прежде всего за счет несогласных с действиями властей по выходу из кризиса.

Весьма рельефно проблематика биотерроризма обсуждалась в ходе контртеррористической недели ООН 6-10 июля с.г., которая в связи с пандемией прошла в режиме видеоконференции.

Твердо убеждены в том, что в международном масштабе вопросами биотерроризма, равно как и биологической безопасности, нужно заниматься сконцентрированно, фокусируясь на выработке конкретных действенных коллективных мер предупреждения использования биологических агентов в противоправных целях. Недопустимо распылять и тем более дублировать такие усилия. Этой цели служит наша инициатива о разработке Международной конвенции о борьбе с актами химического и биологического терроризма. Проект элементов будущей конвенции, учитывающей биологическую составляющую, мы представили в марте 2016 года в Женеве на Конференции по разоружению.

Вопрос: Не считаете ли Вы, что произошедшее с А.Навальным может быть актом биотеррора?

Ответ: Нет, не считаю.

Вопрос: Когда может быть возобновлено авиасообщение с Египтом? Что мешает возобновлению? В ряде СМИ появились сообщения о том, что возобновление авиационного сообщения на египетские курорты возможно лишь после того, как Каир признает крушение лайнера А321, произошедшее осенью 2015 г. терактом. Действительно ли это так?

Ответ: Очевидно, ваш вопрос касается восстановления полноформатного авиасообщения с Египтом. Ведь с апреля 2018 г. между Москвой и Каиром осуществляются регулярные рейсы. В то же время работаем над возобновлением чартерных рейсов в египетские курортные города Шарм-эш-Шейх и Хургаду. Главный приоритет для нас в решении этого вопроса – обеспечение безопасности российских граждан.

Как известно, причиной приостановки авиасообщения с Египтом стала произошедшая в небе над Синаем в октябре 2015 г. трагедия с российским самолетом. Несмотря на то, что ее расследование и в России, и в Египте еще не завершено, российскими компетентными органами установлено, что имел место теракт. С учетом этого с египетскими партнерами по линии российских профильных ведомств было налажено взаимодействие в интересах повышения уровня безопасности в аэропортах Шарм-эш-Шейха и Хургады. Проведен значительный объем совместной работы. Вместе с тем пандемия коронавирусной инфекции не позволила довести ее до конца, и, соответственно, запустить в практическом плане процесс возобновления авиасообщения. Тем не менее, уверены, что это дело ближайшего времени, хотя сегодня и трудно назвать конкретные сроки. Вопрос серьезный и распадается на множество технических аспектов. При этом исходим из того, что завершение египетской стороной расследования причин катастрофы, включая привлечение к ответственности виновных в совершении этого преступления, безусловно, способствовало бы усилиям по предотвращению подобных трагедий в будущем.

Вопрос: Российская сторона заявила о том, что Киев готовит боевиков, чьей целью является обострение ситуации в Белоруссии. Речь шла об около 200 боевиках, въехавших со стороны Украины. Ведется Москвой диалог с Минском по данной проблематике? Как в целом Вы оцениваете двустороннее взаимодействие по антитеррору?

Ответ: Действительно, располагаем информацией о том, что дестабилизацией ситуации в Белоруссии управляли в том числе с территории Украины. Сейчас масштабы протестных акций в республике, несмотря на поддержку извне, постепенно сокращаются. Однако отмечаем их всё большую радикализацию: людей на улицы выходит меньше, но среди них становится больше воинствующих молодчиков с арматурой и булыжниками, настроенных на агрессивные действия против правоохранителей.

Наши белорусские соседи реально оценивают все угрозы, исходящие от внешних сил. Поддерживается тесное взаимодействие компетентных органов России и Белоруссии по проблематике обеспечения безопасности. Ключевым для двустороннего сотрудничества документом – Приоритетными направлениями и первоочередными задачами дальнейшего развития Союзного государства на 2018-2022 годы – предусматривается реализация ежегодных планов совместных мероприятий по противодействию терроризму на территории Союзного государства.

Вопрос: Британский МИД вновь обвинил Россию во враждебной киберактивности в отношении официальных лиц и организаций, готовящих Олимпийские игры в Токио 2020. Предоставила ли британская сторона какие-либо доказательства подобных обвинений?

Ответ: В контексте вновь звучащих из Лондона заявлений о якобы предпринятых «российскими хакерами» атаках в отношении официальных лиц и организаций, готовивших Олимпийские игры 2020 г. в Токио, хотели бы повторить, что расцениваем эти информационные вбросы как очередную попытку бездоказательного обвинения России. Считаем, что подобная деструктивная линия подрывает усилия всего мирового сообщества по формированию открытой, справедливой и демократичной системы международной информационной безопасности.

Напоминаем, что в соответствии с положениями принятого консенсусом доклада профильной Группы правительственных экспертов 2015 г. и закрепившей его рекомендации резолюции Генассамблеи ООН № 70/237 любые обвинения в организации и совершении преступных деяний, выдвигаемые против государств, должны быть обоснованными и подкрепляться соответствующими техническими данными.

Нам уже надоело комментировать непрекращающийся поток выдвигаемых в наш адрес голословных обвинений. Все эти набившие оскомину измышления красноречиво говорят об убогости политического мышления младших партнеров США с Туманного Альбиона. Для урегулирования возникающих проблем нужно вести прямые и серьезные переговоры, разнообразные форматы которых мы неоднократно предлагали. Но почему-то британская дипломатия старательно и с упорством, достойным лучшего применения, сводит все к подобным гнусным инсинуациям.

x
x
Дополнительные инструменты поиска