29.10.2020:59

Выступление руководителя Делегации Российской Федерации на переговорах в Вене по вопросам военной безопасности и контроля над вооружениями К.Ю. Гаврилова на совместном заседании Форума по сотрудничеству в области безопасности и Постсовета ОБСЕ по «структурированному диалогу» о нынешних и будущих вызовах безопасности, 28 октября 2020 года

1860-29-10-2020

Уважаемые сопредседатели,

Признательны за организацию совместного заседания ФСОБ и Постсовета ОБСЕ, которое предоставляет возможность подвести итоги деятельности неофициальной рабочей группы (НРГ) по «структурированному диалогу» в текущем году. Благодарим уважаемого посла Л.Куэсту и высокопрофессиональную команду председательства Испании за умелое руководство НРГ и подготовку добротного отчета, отражающего основные направления состоявшихся дискуссий. Символично, что сегодняшняя встреча проходит при сопредседательстве Германии, которая в 2016 г, стала инициатором этого переговорного процесса.

Для «структурированного диалога» нынешний год выдался непростым. Карантинные меры в результате пандемии COVID-19 существенно ограничили первоначальные планы и привели к сокращению ряда намеченных мероприятий- Тем не менее председательство Испании предприняло значительные усилия по поддержанию диалога, проявив в этих условиях творческий и инновационный подход,

С помощью современных дистанционных технологий были проведены содержательные дискуссии о влиянии коронакризиса на военно-политическую ситуацию, путях повышения транспарентности военной деятельности и предотвращении инцидентов. Государства - участники ОБСЕ делились оценками, представляли интересные, нередко противоположные взгляды на происходящее. Такой разговор важен и полезен. Необходимо отметить, что атмосфера заседаний, на наш взгляд, в определённой степени изменилась к лучшему. В ходе последнего практического семинара стало очевидно, насколько продуктивнее - на контрасте с «гибридными» угрозами - развивались дискуссии на уровне военных специалистов, которые сконцентрировались на конкретных прикладных вопросах, оставив в стороне политизированные оценки.

Результаты прошедших встреч ещё раз продемонстрировали, что при наличии широкого разброса мнений у нас сохраняются задачи, для решения которых требуются объединение усилий и подход, основанный на сотрудничестве. Прежде всего, это снижение уровня конфронтации в Европе и проявление сдержанности в военной области, предотвращение инцидентов на море и в воздушном пространстве над ним, укрепление стабильности и доверия. Именно эти тематические блоки, по нашему убеждению, и должны составлять сердцевину «структурированного диалога».

Вместе с тем, по мнению нашего военного ведомства, проведённый анализ итогов заседаний «структурированного диалога» за несколько лет показал, что обсуждение мер транспарентности военной деятельности пока не привело к ощутимому позитивному эффекту. Ясные сигналы с нашей стороны о необходимости деэскалации ситуации, включая снижение военной активности на основе взаимности вдоль границ России и стран НАТО, а также совершенствование механизмов предотвращения инцидентов и опасной военной деятельности, остаются без внимания. Активность сил альянса вблизи наших рубежей продолжается и даже возрастает. Мы неоднократно предоставляли соответствующую детальную информацию в ходе военно-политических мероприятий ОБСЕ.

Несмотря на это, на заседаниях НРГ продолжают звучать не подкрепленные фактами заявления об «агрессивности» России, которые вызывают у нас либо недоумение, либо чувство какой-то невесёлой иронии. Особенно в тех случаях, когда они, например, исходят от представителя страны, на территорию которой из других государств-членов НАТО были переброшены три десятка тяжёлых танков для проведения учений в 15 км от сопредельного государства. Такая деятельность вызывает не только обоснованную обеспокоенность в плане безопасности, но и вопрос: чем продиктована с военной точки зрения необходимость её проведения в непосредственной близости от границы?

Говоря о транспарентности, хотел бы отметить весьма важный аспект, связанный с эффективностью использования и объективностью восприятия предоставляемой государствами - участниками ОБСЕ информации о мероприятиях военной подготовки. В течение года мы использовали все имеющиеся в нашем распоряжении возможности для информирования партнёров о проводимой нами военной деятельности большого масштаба. Речь идёт, в частности, о внезапной проверке готовности войск к локализации ситуаций, связанных с угрозой распространения вирусных заболеваний (25-28 марта с.г.), а также стратегическом командно-штабном учении «Кавказ-2020» (21-26 сентября с.г.), В порядке реализации добровольных мер транспарентности мы передавали уведомления по Сети связи ОБСЕ, размещали подробную информацию на официальном Интернет-портале Министерства обороны и в СМИ, проводили дополнительные брифинги в Москве и Вене. Словом, задействовали максимальное количество ресурсов.

Не можем скрыть удивления, что, несмотря на все предпринятые нами меры, на заседаниях «структурированного диалога» в июне и октябре ряд государств-участников высказали претензии по поводу якобы недостаточной прозрачности с нашей стороны. К сожалению, при этом они не указали, какие ещё современные технологические средства необходимо задействовать, чтобы эта информация достигла цели? Как определить критерии достаточности предоставляемой информации об учениях и другой военной деятельности? По-прежнему ожидаем от партнёров аргументированной реакции. Исходим из того, что она будет основана на фактах, а не на субъективном восприятии реальности.

Разумеется, участвуя в «структурированном диалоге», мы принимаем во внимание более широкие военно-политические реалии в Евро-Атлантике, которые пока не обнадёживают. Напомню, что инициатива приостановки контактов по военной линии принадлежит Североатлантическому альянсу, который при этом развернул многотысячный военный контингент на своих восточных рубежах, продолжает проводить военные учения провокационной направленности и отрабатывать боевое применение стратегической авиации вблизи нашей государственной границы. Ситуацию усугубляет и недавно подписанное Соглашение о расширенном оборонном сотрудничестве между США и Польшей, предусматривающее увеличение общей численности личного состава американских сил на польской территории. Отмечаем потенциальную опасность этого шага, который может привести к нарушению положений Основополагающего акта Россия-НАТО от 1997 г., что поставит под угрозу существование этого важнейшего документа.

Приведённые примеры свидетельствуют об очевидном разрыве между призывами стран альянса к военной сдержанности и реальным положением дел. В таких условиях модернизация Венского документа 2011 г. для России неприемлема.

 

Уважаемые сопредседатели,

 

«Структурированный диалог» вступает в пятый год своей работы. Давно назрела необходимость практической отдачи от формата. Отрадно, что сегодня большинство государств - участников ОБСЕ выразили приверженность переговорному процессу и высказались за его продолжение. Мы разделяем точку зрения, что в нынешних условиях он сохраняет востребованность. Девиз испанского председательства НРГ «взаимопонимание во имя безопасности» как никогда актуален.

Пока же мы видим, что далеко не все готовы перейти к предметной совместной работе. Удручает, что ряд государств - участников ОБСЕ втягиваются в политизированные кампании против конкретных стран. Такая практика уводит в сторону от реализации мандата «структурированного диалога», закреплённого в декларации гамбургского СМИД ОБСЕ (2016 г.), и не способствует созданию условий, позволяющих «вдохнуть новую жизнь в контроль над обычными вооружениями и меры укрепления доверия и безопасности. Это особенно хорошо проявилось в ходе дискуссий по тематике «гибридных угроз». Считаем, что она является конфронтационной и оказывает деструктивное влияние на развитие процесса. Подтверждаем, что воздержимся от участия в мероприятиях в случае присутствия «гибридов» в повестке дня НРГ.

Как отметил уважаемый председатель НРГ посол Л.Куэста, руководящая роль в переговорном процессе остаётся за государствами. Если партнёры не только на словах, но и на деле готовы к равноправному диалогу по снижению напряжённости, то в предстоящем году логично было бы сфокусироваться на практической, профессиональной и деполитизированной работе над мерами по деэскалации ситуации, включая сокращение военной деятельности на основе взаимности вдоль границ России и НАТО. Это позволило бы существенно улучшить климат в сфере безопасности, используя механизмы сотрудничества.

Выступаем за возвращение «структурированного диалога» к истокам, заложенным в «гамбургском» мандате. Важно уйти от бесплодных дискуссий и закрепить позитивную повестку дня, фокусируя обсуждение на формировании общих пониманий в сфере военной безопасности и стабильности на континенте.

 

Благодарю за внимание и прошу приложить текст заявления к Журналу дня.

x
x
Дополнительные инструменты поиска