27.10.2000:00

Интервью Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова хорватской газете «Вечерни Лист», 27 октября 2020 года

1832-27-10-2020

  • en-GB1 ru-RU1

Вопрос: Что, по Вашему мнению, привело к застою в российско-хорватских отношениях? Какие сегодня есть препятствия на пути к улучшению сотрудничества, доведения его до уровня наших соседей (Словении и Сербии), и как их устранить?

С.В.Лавров: Не стал бы квалифицировать двусторонние отношения как застой. Российско-хорватский политический диалог носит регулярный и продвинутый характер. В 2017 и 2018 гг. Президент К.Грабар-Китарович посещала Россию по приглашению Президента В.В.Путина. Это были очень полезные, продуктивные встречи. Поддерживаем плотное общение по линии внешнеполитических ведомств. Только на протяжении текущего года неоднократно созванивались с моим коллегой Г.Грлич-Радманом.

Продвигается практическая кооперация. В прошлом году в Москве состоялась сессия Межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Очередное заседание планировалось на этот год в Хорватии, но пандемия заставляет вносить коррективы – встреча будет организована по мере стабилизации эпидемиологической обстановки. Разумеется, продолжают работу хорватские компании в России и российские – в Хорватии. По итогам 2019 г. товарооборот превысил 1,5 млрд долларов. Хорватия сохраняет высокую популярность у российских туристов.

Другое дело, что серьезным препятствием на пути дальнейшего упрочения российско-хорватских связей остается раскрученная Брюсселем и рядом стран-русофобов внутри ЕС – по прямой указке Вашингтона – санкционная спираль. А в последнее время такая антироссийская линия существенно активизировалась. Хотелось бы надеяться, что у наших европейских коллег хватит мудрости, дальновидности, просто здравого смысла и в итоге наш диалог с Евросоюзом и его государствами-членами будет восстановлен в полном объеме на принципах добрососедства, честности, предсказуемости и открытости.

Вопрос: Как Россия относится к софинансируемому ЕС терминалу СПГ на острове Крк, на строительстве которого США настаивали в течение многих лет? С учетом того, что хорватская Первая газовая компания (PPD) выкупила в прошлом году у «Газпрома» два миллиарда кубометров газа, многие говорят об излишней зависимости Хорватии от российского газа.

С.В.Лавров: Россия уважает право любой страны самостоятельно определять свою энергетическую политику и выбирать оптимальные источники поставок энергоносителей. Мы совершенно не против конкуренции. Но здоровой, честной конкуренции, основанной на рыночных принципах, а не политических лозунгах времен холодной войны.

Проект сооружения терминала СПГ на о. Крк является сугубо внутренним делом Хорватии. Если хорватские коллеги считают, что для экономики страны лучше покупать сжиженный, а не более дешевый трубопроводный газ, – пожалуйста. Каждый вправе просчитывать собственную выгоду.

Наша страна на протяжении многих десятилетий была и остается надежным и честным партнером в плане поставок энергоносителей. В Загребе это очень хорошо известно. Как и то, что никакой политической подоплеки газовые контракты с нами не имеют, речь идет о чистой коммерции. Разговоры о пресловутой «зависимости» Хорватии и других европейских государств от российского газа мы, конечно, слышали, но ничего, кроме стремления посеять необоснованные сомнения, в них не находим. Никому и ничего не навязываем, а все заключенные контракты исполняем со всей ответственностью.

Вопрос: Премьер-министр Хорватии Андрей Пленкович еще со времен работы в Европейском парламенте активно занимался украинским вопросом и продвигает хорватский опыт мирной реинтеграции Дунайского региона в качестве модели реинтеграции Донбасса на Украину. Как Вы прокомментируете эту инициативу, и оказала ли она негативное влияние на отношения между Россией и Хорватией?

С.В.Лавров: В отношении ситуации на востоке Украины уже имеется безальтернативная основа мирного урегулирования – согласованный в феврале 2015 г. Минский «Комплекс мер». Этот документ был одобрен резолюцией 2202 Совета Безопасности ООН и, таким образом, стал частью международного права. Сейчас просто необходимо выполнить в полном объеме то, о чем стороны договорились более пяти лет назад в ходе многочасового дипломатического марафона. Надобности в каких-либо дополнительных внешних инициативах не видим.

Вопрос: Где, по Вашему мнению, совпадают интересы России и Хорватии в международных делах, в регионе Юго-Восточной Европы (например, в БиГ)? В каких вопросах мы можем действовать сообща?

С.В.Лавров: Я бы сказал, что наши интересы совпадают в принципиальном плане. Убежден: и Россия, и Хорватия заинтересованы в упрочении международного мира, безопасности и стабильности, в обеспечении устойчивого развития, в политико-дипломатическом решении многочисленных кризисов и конфликтов.

Регион Юго-Восточной Европы остается естественной, исторической средой российско-хорватского взаимодействия, где совместные усилия должны поддерживать процессы, которые подразумевают углубление взаимопонимания между региональными участниками, выстраивание системы подлинного национального примирения на основе здравого смысла и существующих международных договоренностей.

Вы упомянули Боснию и Герцеговину. Одной из тем для обсуждения с боснийскими партнерами остается проблематика Дейтонского мирного соглашения, двадцатипятилетие которого приходится на 14 декабря. Убеждены, что Дейтон сохраняет свою актуальность, его основополагающие принципы суверенитета, независимости и территориальной целостности БиГ, равноправия трех государствообразующих народов и двух энтитетов с широкими конституционными полномочиями позволяют поддерживать мир, стабильность и безопасность, обеспечивать развитие.

Думаю, наши подходы созвучны с позицией Хорватии, которая поставила свою подпись под Мирным соглашением, несет свою долю ответственности за его реализацию и, наверное, как мало кто другой заинтересована в том, чтобы фундаментальные постулаты Дейтона претворялись в жизнь. Россия готова оказывать этому всяческую поддержку.

Вопрос: Россию постоянно обвиняют во вмешательстве в выборы, в частности, в американские, организации кибератак (даже в отчете Хорватского агентства безопасности и разведки за прошлый год говорится, что они идентифицировали такие нападения), использовании ложных новостей и дезинформации, отравлении своих политических оппонентов, в последнем случае А.Навального, дестабилизации ситуации на Ближнем Востоке и на Балканах. В чем причина? Как Вы отвечаете на такие обвинения и как намерены исправить ситуацию?

С.В.Лавров: К сожалению, приходится констатировать, что в последнее время Вашингтон и ряд есовских столиц удваивают усилия по сдерживанию развития России, стремятся наказать нас за независимую внешнюю политику, за последовательное отстаивание национальных интересов. Для оправдания своих действий, введения новых антироссийских санкций вбрасывают различные обвинения и инсинуации, включая упомянутые. При этом никаких фактов и доказательств никто не предоставил. Все традиционно остается на уровне инсинуаций в формате «highly likely», претензии выдвигаются на основе сфабрикованных обвинений и вопреки элементарной логике. Без какой-либо реакции остаются наши предложения организовать профессиональный диалог по всем вопросам, вызывающим озабоченности. Приходится делать вывод о том, что рассчитывать на взаимоуважительное рассмотрение возникающих проблем не приходится, так как на Западе взяли за правило разговаривать с Россией с позиции презумпции ее виновности во всем. Чего стоит высокомерный отказ Берлина отвечать на многочисленные запросы нашей Генеральной прокуратуры по т.н. делу Навального, в прямое нарушение обязательств Германией по Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г. Вместо уважения этого международно-правового документа представители Германии и Франции инициировали очередную порцию нелегитимных санкций ЕС в отношении российских граждан. Все это прискорбно и наглядно иллюстрирует неспособность Евросоюза адекватно оценить происходящее в мире, стремление ставить себя вне закона.

Антироссийские выпады западных коллег, основательно подзабывших, что такое дипломатия, и опустившихся до уровня банального хамства, мы без должной реакции не оставляем. О наших ответных шагах в США и ЕС хорошо известно.

Одновременно продолжаем реализовывать многовекторный внешнеполитический курс, наращивать взаимодействие с теми, кто открыт к честной совместной работе на принципах равноправия, взаимного уважения и поиска баланса интересов. А таких международных партнеров подавляющее большинство – и в Евразии, и в Африке, и в Латинской Америке. В их числе наши друзья и союзники по ЕАЭС, ОДКБ, СНГ, БРИКС и ШОС.

x
x
Дополнительные инструменты поиска