10.09.2015:19

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам заседания Совета министров иностранных дел государств-членов ШОС, Москва, 10 сентября 2020 года

1411-10-09-2020

  • en-GB1 ru-RU1

Мы завершили заседание Совета министров иностранных дел государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (СМИД ШОС), которое было весьма плодотворным.  

Согласовали наши общеполитические оценки в информационном сообщении, поэтому я не буду об этом подробно говорить.

Особое внимание уделили подготовке документов к Совету глав государств-членов ШОС, которое, как вчера в своем приветствии к министрам иностранных дел объявил Президент Российской Федерации В.В.Путин, состоится в ноябре в режиме видеоконференции.

Основные итоги наших сегодняшних дискуссий, как я уже сказал, отражены в Информационном сообщении.

Мы, безусловно, отметили тот факт, что, несмотря на пандемию, и коррективы, которые были внесены в нашу работу по этой причине, большинство мероприятий российского председательства было реализовано. Это порядка 100 мероприятий. Нам удалось совместно обеспечить поступательный характер сотрудничества стран-членов ШОС.

У нас во всех странах  широко отмечалось 75-летие Великой Победы, 75-летие образования Организации Объединенных Наций. Мы наметили дополнительные шаги на этих направлениях в нынешнем юбилейном году. Подтвердили приверженность системе международных отношений, которая основана на центральной координирующей роли ООН и Совета Безопасности ООН.

Высказались за дальнейшие усилия по полному воплощению в жизнь высоких принципов Устава ООН с тем, чтобы обеспечить формирование более устойчивого, справедливого, демократического и полицентричного мироустройства.

Рассмотрели также такие требующие объединения усилий направления нашего сотрудничества, как борьба с международным терроризмом, незаконным оборотом наркотиков, трансграничной оргпреступностью и киберпреступностью. По всем этим направлениям одобрены проекты заявлений и других документов, которые будут вынесены на утверждение глав государств.

Полезный обмен мнениями состоялся по Афганистану, ситуации вокруг сирийского урегулирования и по другим проблем, сохраняющимся на Ближнем Востоке и Севере Африки. У нас единая позиция по ситуации, которая сложилась вокруг выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию иранской ядерной программы. Мы все подтвердили приверженность этому важнейшему документу, который был единогласно одобрен СБ ООН и который должен выполняться всеми без исключения участниками.

Отметили нацеленность ШОС на участие в усилиях по стабилизации мировой экономики. В этом контексте подчеркнули важность реализации Программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества государств-членов ШОС до 2035 г., а также эффективного решения других вопросов, которые касаются транспортной взаимосвязанности, перехода на национальные валюты во взаимных расчетах, создание прозрачных и более благоприятных условий для торговли и инвестиций.

Договорились продолжать сотрудничать в интересах сохранения санитарно-эпидемиологического благополучия наших стран, соответствующие предложения также выносятся на утверждение Совета глав государств-членов ШОС.

В целом мы выполнили все стоящие перед заседанием СМИД ШОС задачи. Я поблагодарил своих коллег за очень продуктивную работу. Саммит состоится в ноябре. Председательство перейдет к Таджикистану.

Вопрос: Поддерживает ли Россия инициативу Казахстана по созданию Евразийского финансового консультативного механизма и увеличению доли национальных валют во взаимных расчетах?

С.В.Лавров: Национальные валюты – это инициатива Шанхайской организации сотрудничества в целом. Она была сегодня подчеркнута как одно из основных направлений приложения наших усилий. Это давнее решение, уже принятое Советом глав государств. Работа на этом направлении ведется соответствующими министерствами, прежде всего по линии министерств финансов, торговли.

Что касается второго предложения – о создании Евразийского финансового консультативного механизма, – то оно прозвучало, но каких-либо конкретных документов на этот счет, которые бы объясняли идею, как он будет функционировать, мы пока не получили. Как только наши казахстанские друзья распространят свое видение, мы с интересом его обсудим.

Вопрос: В ближайшее время ожидается встреча представителей правительства Афганистана и движения «Талибан». Обсуждались ли предстоящие переговоры на сегодняшней встрече? Какие ожидания от этого процесса у Москвы и других участников Организации? Может быть, обсуждаются какие-то конкретные инициативы или механизмы внутри ШОС, которые способствовали бы примирению?

С.В.Лавров: Мы внимательно следим за ситуацией, которая разворачивается в Афганистане. Россия, Китай и другие участники ШОС в последнее время всячески способствовали созданию условий для того, чтобы как можно скорее начались прямые инклюзивные межафганские переговоры. Мы за последние пару лет принимали на своей территории всех афганских представителей, всех участников афганского политического процесса. Созывали и т.н. Московский формат, в котором участвуют все соседи Афганистана, ключевые игроки региона, а также США.

Мы работали втроем – Россия, США, Китай с привлечением Пакистана – по поддержке всех усилий (а их немало: Катар, Узбекистан и другие страны региона), направленных на то, чтобы такие переговоры начались как можно скорее.

Неоднократно объявлялись даты переговоров, которые должны начаться в Дохе. Неоднократно эти даты переносились. Причину видим в том, что нельзя искусственно подгонять этот политический процесс под чьи-то геополитические или внутриполитические интересы. К сожалению, такого рода попытки мы наблюдаем. Они не помогают созданию устойчивой основы для межафганского политического процесса.

Внутри Афганистана, в руководстве страны есть намерение каким-то образом ограничить число общественных, политических, этнических групп, которые могли бы участвовать в переговорах. Тем самым не будет обеспечен их инклюзивный характер. Это делу не помогает.

По-моему, здесь у всех нас – членов ШОС – общая позиция. Мы за то, чтобы все афганские стороны были достойно представлены в будущем политическом процессе, чтобы никто не был от него искусственно отстранен (повторяю, такие попытки предпринимаются). Мы все подтвердили актуальность «дорожной карты», которая была выработана в рамках контактной группы ШОС-Афганистан. Она отражает консенсус между ШОСовцами и Афганистаном, имеющим статус наблюдателя в ШОС. Эта «дорожная карта» будет реализовываться.

Вопрос: Немцы отправляют нас в ОЗХО, а Ваш коллега, Госсекретарь США, говорит, что, якобы некие высокопоставленные россияне имеют отношение к делу. Как бы Вы это прокомментировали?

С.В.Лавров: Мы привыкли к голословным обвинениям. Когда официальный представитель правительства Германии заявляет, что запрос Генпрокуратуры России передан в органы «независимой юстиции», поэтому германское правительство уже ничего сделать не может, но параллельно требует от нас провести расследование, - это напоминает те прецеденты, которые были созданы нашими западными коллегами после отравления в Солсбери, когда всё было засекречено (мы так и не имеет никакой информации, в том числе о том, где находятся российские граждане Скрипали). Они повторяют историю с трагедией малазийского Боинга над Украиной в 2014 году, когда голландская сторона в ответ на многократные усилия наших официальных структур по предоставлению информации, которая у нас имелась, и, не смотря на наши неоднократные предложения провести разбор всех без исключения фактов, регулярно обвиняла нас в том, что мы отказываемся сотрудничать. Когда мы напоминали голландской стороне, что наше предложение о сотрудничестве как раз существует, а у них негативное отношение к нашим инициативам, нам отвечали: «мы имеем в виду под сотрудничеством с российской стороной необходимость для вас признать свою вину». Если сейчас у наших западных коллег, прежде всего у германских и американских, возобладает такая же логика, это лишь подтвердит, что они ставят себя выше закона, выше всех – все равны, но они более «равны» чем все остальные, поэтому им нужно верить на слово.

Гораздо больше шансов довериться киногерою А.Шварценеггера, когда он говорил «trust me», чем тем, кто сейчас пробует играть в него на мировой сцене.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска