22.08.2020:30

Фрагмент интервью Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова для программы «Вести» на телеканале «Россия», Москва, 22 августа 2020 года

1254-22-08-2020

  • en-GB1 ru-RU1

Вопрос: США единственные в мире вводят экстерриториальные санкции в отношении участников «Северного потока – 2». Одновременно с этим, Госсекретарь США М.Помпео в чешском Сенате заявил, что есть возможности для улучшения отношений России и США, и надо их использовать. Насколько мы знаем из официальных сообщений, 16 августа у Вас с Госсекретарем США М.Помпео состоялся телефонный разговор о возможной встрече членов Совета Безопасности ООН по Ирану. Готовы ли все-таки США хотя бы в этом пойти на встречу и поддержать эту инициативу Президента Российской Федерации В.В.Путина?

С.В.Лавров: Вы перечислили уже целый ряд последних шагов Администрации США, свидетельствующих об одном – о намерении Администрации делать все, чтобы не быть связанными никакими международными многосторонними обязательствами. Из этой серии и феномен экстерриториальных санкций. Когда США решают, что Китай представляет угрозу, потому что слишком много продает США и слишком мало покупает, американцы вводят ограничения на импорт из КНР. Когда Соединенные Штаты решают, что Иран хотя и выполняет все то, о чем договорились в рамках СВПД, тем не менее,  плохо себя  ведет (все остальные так не считают), то вводятся санкции против Ирана. Когда США считают, что Президент Венесуэлы Н.Мадуро заслуживает наказания, они объявляют санкции против него. А потом заявляют всем остальным странам мира, чтобы они не смели торговать с теми государствами, которых США хотят изолировать. 

Эти экстерриториальные санкции, конечно, воздействуют на бизнес. Поначалу бизнес воспринимал это как относительно небольшие финансовые издержки. Но когда «облава» на всех торгующих с неугодными американцам странами стала буквально тотальной, конечно, бизнес, в том числе европейский и азиатский, стал «поднимать голову», роптать, протестовать. В качестве проявления такой реакции мы видим заявление 24 стран ЕС. Не все нашли в себе достоинство присоединиться к нему, но подавляющее большинство членов Евросоюза высказалось достаточно четко и резко о неприемлемости подобного рода действий со стороны США

Американцы в принципе не очень стесняются, когда им нужно продвигать свои экономические интересы. Уже давно отброшены дипломатические тонкости, полунамеки, полутона. Вы упомянули Госсекретаря США М.Помпео, с которым я регулярно общаюсь (последний раз телефонный разговор был 16 августа). Он как раз возвращался из Европы, где среди прочего активно агитировал против того, чтобы европейские страны, включая те страны, которые он посещал, развивали торгово-экономическое взаимовыгодное сотрудничество с Россией. Например, в Чехии настаивал прямым текстом на том, что все планы по дальнейшему развитию ядерной энергетики Чешской Республики должны ориентироваться на США, а не Россию. 

С такой логикой очень трудно взаимодействовать. Мы всегда исходили и продолжаем исходить из того, что ключом к успеху в любых международных начинаниях является инициатива, креативные предложения, но обязательно нацеленные на мобилизацию коллективных усилий для решения глобальных проблем. Практически все проблемы в сегодняшнем мире являются по определению глобальными, трансграничными: терроризм, организованная преступность, угроза распространения оружия массового уничтожения, незаконная миграция, продовольственная безопасность и многое другое. Решать эти проблемы только окриком из одной столицы и только требованием, чтобы все ее слушались, просто не получится. Это «выстрел себе в ногу». Особенно, когда происходит злоупотребление ролью доллара в валютно-финансовой системе. Уже идет достаточно серьезное и глубокое переосмысление практически всем миром роли, занимаемой долларом, и той ненадёжности, которую она представляет из себя при нынешней Администрации. Сейчас активно прорабатываются новые системы расчета, новые возможности, позволяющие обходить долларовые каналы.

Разговор с нашими американскими коллегами по Ирану в любом случае упирается в те же самые проблемы. США решили, что Совместный всеобъемлющий план действий по урегулированию ситуации вокруг иранского атома был «плохой сделкой» (как сказал Президент Д.Трамп), и что Администрация Б.Обамы совершила колоссальную ошибку, заключив такую «плохую сделку». И пару лет назад США вышли из СВПД, но одновременно заявили, что никто не может остановить США, когда они захотят наказать Иран за то, что он якобы нарушил ту договорённость, из которой США вышли. Звучит парадоксально и достаточно неуклюже, но это на самом деле так. США сказали, что не будут выполнять свои обязательства. А они заключались в том, чтобы не вводить санкции против Ирана, снять уже имеющиеся и позволить ИРИ полноценно участвовать в международных торгово-экономических обменах. США сказали, что не будут этого делать и, более того, запретят делать это всем остальным в отношениях с Ираном. Те, кто будет с ним торговать, будут наказаны. Они потеряют доступ на американский рынок, против них будут вводиться санкции, будут судебные разбирательства. С другой стороны поскольку сделка «плохая», США хотят ее модернизировать, в частности продлить оружейное эмбарго, истекающее в октябре нынешнего года. Ни мы, ни другие участники СВПД не видим каких-либо правовых, политических и тем более моральных оснований для того, чтобы подобным образом грубо издеваться над решениями СБ ООН, да и над ним самим. Мы все это честно объяснили нашим американским партнерам. Они, тем не менее, решили внести соответствующую резолюцию. За нее кроме американского голоса был подан еще один – Доминиканской Республики. Россия и Китай проголосовали против. Остальные 11 членов Совета Безопасности, включая все европейские страны, по этой резолюции воздержались. То есть даже «вето» применять не пришлось, потому что оно считается, когда за резолюцию подано девять голосов, а тут было только два. При этом мы (и я это подчеркнул в разговоре с М.Помпео) совсем не злорадствуем по этому поводу. Мы не получаем никакого удовлетворения от того, что США так провалились в Совете Безопасности ООН. По большому счету, я думаю, они знали, на что шли, но хотели, очевидно, послать, как сейчас говорят, месседж о своей решимости не оставлять дело без завершения, и будут пытаться провести новую резолюцию. Резолюция, итогом рассмотрения которой будет попытка возобновить санкции, введенные СБ ООН, потому что, против Ирана были введены санкции американские, европейские, принимались такие же решения из ряда других стран. Но санкции Совета Безопасности – коллективные санкции, которые обязательны для всех, включая Россию, Китай и всё мировое сообщество, были отменены после того, как Иран выполнил всё, что он обязался сделать по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД).

Прибегая к легалистским, квазиюридическим методам, США будут пытаться восстановить санкции, обязательные для всех государств мира. Это не получится просто потому, что страна, нарушившая целостный, комплексный «пакет» договоренностей, который был утвержден Советом Безопасности, и официально вышедшая из этого «пакета», не имеет правовых рычагов для того, чтобы провернуть подобную операцию. 

Я постарался всё это откровенно, по-товарищески объяснить М.Помпео. Мы работаем с нашими американскими партнёрами и с другими членами Совета Безопасности в Нью-Йорке и по столицам. У нас есть понимание, что подавляющее большинство стран сознают некорректность и контрпродуктивность этой попытки. Она всё равно закончится ничем, но она может привести к очень серьёзному скандалу и «расколу» в СБ ООН, и в конечном итоге к подрыву его авторитета. Речь идёт о том, что одна из стран – инициаторов консенсусной резолюции, которая была принята по иранской ядерной программе – заявила, что сама она не будет выполнять то, что обязалась, а от всех других будет требовать слушаться собственных пожеланий. 

Мы вспомнили еще об одном аспекте этой ситуации в более широком контексте. Много уже говорилось о стремлении наших западных партнёров уходить от употребления термина «международное право», и внедрять новую терминологию: «порядок, основанный на правилах». Это ярчайший пример. Есть международно-правовой документ – резолюция Совета Безопасности ООН, которая с соблюдением всех требований Устава ООН одобрила СВПД по урегулированию иранской ядерной программы. Вдруг одна сторона решает, что эта часть международного права ее абсолютно не устраивает, и вместо того, чтобы соблюдать международное право, воплощённое в этой резолюции, эта страна (в данном случае США) изобретает свои правила: «я хочу, чтобы было так, а не иначе». Таких примеров много, они становятся всё более частыми. Это очень опасная тенденция. 

Нарушить резолюцию СБ ООН, и грубейшим образом исказить весь смысл решения, которое закреплено в международно-правовом порядке, у США не получится, но нанести ущерб Совету Безопасности ООН они могут. Мы будем всячески стараться удержать наших американских коллег от подобных опрометчивых шагов. 

Дополнительные материалы

Видео

x
x
Дополнительные инструменты поиска