7.03.1920:48

Ответы директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями В.И.Ермакова на вопросы российских СМИ

481-07-03-2019

 

РИА Новости:

 

Вопрос: Глава Минобороны ФРГ заявила, что китайские ракеты угрожают России, поэтому необходимо включить Пекин в Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Согласна ли Россия с этим?

Ответ: Немецкие коллеги в очередной раз слово в слово ретранслируют ранее сказанное американцами. К сожалению, в военно-политической сфере это уже превратилось в традицию. Мы помним высказывания в СМИ помощника по национальной безопасности Президента США Дж.Болтона о том, что «китайские ракеты нацелены в сердце России». Ценим подобную заботу о российской безопасности, хотя, похоже, она носит далеко не бескорыстный характер.

На наш взгляд, здесь налицо очевидная и достаточно неуклюжая попытка вбить клин между Россией и Китаем. Разумеется, в Москве и Пекине это прекрасно понимают и учитывают. При этом российско-китайские подходы к проблематике РСМД весьма близки, а во многом просто совпадают. Поэтому мы, безусловно, не допустим здесь игры на расстыковку российско-китайской связки.

В то же время не стал бы полностью исключать, что подобные заходы со стороны Берлина вызваны в т.ч. и искренним желанием, чтобы все крупнейшие ракетнозначимые страны договорились о «правилах игры» в ракетно-ядерной области. Очевидно, что это отвечало бы интересам Германии и в целом Европы, да и всего мирового сообщества. Правда, вряд ли кто-то смог бы здесь поручиться за США с их стремлением установить единственное правило – полное и неоспоримое американское доминирование.

Российская позиция на этот счёт предельно проста и понятна: мы открыты к любым многосторонним инициативам, работающим на укрепление международной безопасности и стабильности, при условии их реализации на основе консенсуса и учёта легитимных интересов и озабоченностей всех участников. Это в полной мере относится и к диалогу с нашими китайскими друзьями.

Вопрос: Какова, по вашему мнению, вероятность того, что американские ракеты снова появятся в западной Европе? И станет ли тогда она, в том числе – ФРГ,  потенциальной целью для российских ракет? 

Ответ: Элементарная логика подсказывает, что если США вкладывают значительные средства в разработку новых ракетных вооружений, а профильные компании американского ВПК интенсивно расширяют производственные мощности, то где-то эти системы определённо появятся. С учётом того, что на доктринальном уровне США совершенно чётко обозначили своих геополитических оппонентов (помимо России это Китай, Иран и КНДР), то это может быть и Европа, и АТР, и даже Ближний Восток. В этой ситуации нас заботят, прежде всего, те сценарии, при которых подобные развёртывания привели бы к непосредственной ракетной угрозе для российской территории.

Если в результате гипотетических решений Вашингтона и Берлина подобные угрозы будут исходить для нас с территории ФРГ, то очевидно, что игнорировать их мы не сможем. При этом мы категорически не приемлем попыток извратить объективную логику поддержания военно-стратегического баланса и интерпретировать наши разъяснения как необоснованную ракетную угрозу со стороны России неядерным союзникам США, включая Германию. Во-первых, не будем забывать, что на территории ФРГ уже расположены объекты с так называемым «приписанным к НАТО» американским ядерным оружием. А во-вторых, безопасность в Европе неделима: не хотите проблем для себя с нашей стороны, не создавайте их для нас.

Мы заинтересованы в том, чтобы избегать новых ракетных кризисов в Европе и других регионах. Именно поэтому мы объявили, по сути, односторонний мораторий на развёртывание перспективных ракет средней и меньшей дальности, которые после окончательного слома Вашингтоном ДРСМД могут у нас появиться в ответ на американские разработки в соответствующих регионах, включая Европу, до тех пор, пока там не будут размещаться аналогичные ракеты США. Рассчитываем, что в Вашингтоне и НАТО возобладает ответственный подход к европейской безопасности и там последуют нашем примеру.

Вопрос: Ожидаются ли в ближайшее время контакты с США по проблематике РСМД? Когда, где, на каком уровне? Или этот Договор окончательно похоронили и говорить уже не о чем?   

Ответ: Наш разговор с американцами по ДРСМД остановился на том, что США однозначно отвергли все наши инициативы, нацеленные на урегулирование встречных претензий сторон через взаимные меры транспарентности. При этом отклонена была сама идея взаимности при осуществлении таких мер. Вместо этого американская сторона зациклилась на заведомо неприемлемом для нас и по форме, и сути ультиматуме об односторонних уступках с российской стороны, предусматривающих полное уничтожение всех комплексов с ракетой 9М729, которая без каких-либо на то объективных оснований объявлена Вашингтоном противоречащей Договору. Таким образом, США отсекли все возможности для рациональных и реалистичных решений кризиса вокруг ДРСМД. Несмотря на все сигналы с российской стороны о целесообразности продолжить диалог, готовности к этому с американской стороны проявлено не было. Ситуация, к сожалению, была целенаправленно заведена Вашингтоном в тупик.

Все наши предложения, тем не менее, остаются в силе. Но «стучаться в закрытую дверь» мы больше не будем.

Вопрос: С учетом большой нестабильности в Кашмире, не рассматривает ли Россия вероятность приостановки поставок вооружений в Индию, Пакистан

Ответ: Не видим объективных причин для пересмотра существующих межправдоговоренностей и перспективных планов с Индией. Совершенный 14 февраля в штате Джамму и Кашмир крупный теракт как раз наоборот диктует необходимость дальнейшего укрепления контртеррористического сотрудничества с Нью-Дели, к чему стремятся обе стороны.

Также отмечаем, что ВТС с Пакистаном у нас носит крайне ограниченный характер и направлено сугубо на усиление контртеррористического потенциала этой страны.

В настоящее время в ситуации на индо-пакистанской границе наметилась деэскалация напряженности. Мы это приветствуем.

Вопрос: Как известно, США продолжают давить на Турцию, чтобы та не покупала С-400. Есть ли, по вашему мнению, риск расторжения сделки?

Ответ: Контракт на поставку ЗРС С-400 «Триумф» в Турцию находится в стадии реализации и выполняется строго по графику.

Исходим из того, что он будет завершен до конца текущего года.

Мы в курсе того давления, которое столь бесцеремонно оказывает Вашингтон на Анкару с целью сорвать эту сделку. Расцениваем это не иначе как попытку политическим путем подорвать позиции своего основного конкурента на глобальном рынке вооружений. Это демонстрация слабости позиций США, неспособных предложить на мировом рынке лучшего чем у нас соотношения цены и качества военной продукции. У них в арсенале остаются только рычаги нездорового политического давления, но суверенные страны на такое на них давление, как правило, не поддаются.

Высоко ценим ответственную позицию турецкого руководства, которое неоднократно подчеркивало, что обратной дороги по этому контракту нет. Прекрасно понимаем стремление Анкары выстроить такую национальную систему ПВО, которая наиболее полно отвечала бы интересам безопасности Турции.

 

Интерфакс:

 

Вопрос: Будет ли Россия настаивать на том, чтобы ОЗХО включило в список запрещенных веществ все пять групп «Новичка», а не только те, которые были применены в Солсбери?

Ответ: Россия настойчиво и последовательную проводит политику укрепления Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО), одного из наиболее успешных международных инструментов в сфере разоружения и нераспространения ОМУ.

Наше предложение о включении в контрольные списки КЗХО пяти «семейств» химвеществ является комплексным и всемерно обоснованным. Оно охватывают все известные и наиболее опасные токсичные химикаты нового поколения.

Наша инициатива полностью отвечает критериям для включения в контрольные списки КЗХО. Предлагаемые вещества разрабатывались в качестве химического оружия, действуют аналогично фосфорорганическим химагентам нервнопаралитического действия и не используются в мирных целях.

Вызывает глубокое сожаление, что страны Запада и их «единомышленники» не нашли в себе сил признать объективную реальность (мы пользовались не какими-то домыслами в пресловутом англосаксонском режиме «highly likely”, а исключительно открытыми источниками достоверной информации) и поддержать российские предложения на состоявшейся 25 февраля спецсессии Исполсовета ОЗХО. По сравнению с политически мотивированной инициативой США, Канады и Нидерландов, предусматривающей пополнение контрольных списков Конвенции всего двумя «семействами» токсичных химвеществ, одного из которых вообще нет в природе, наши предложения являются гораздо более обстоятельными и включают в себя все семейства «Новичков». Причем по некоторым из них в ряде стран Запада велись и, по всей видимости, продолжают вестись НИОКР. Понятно, что для них это – вопрос чувствительный. Этим и объясняется та жёсткая и бескомпромиссная позиция, которая была ими занята в вопросе расширения контрольных списков КЗХО. Но Конвенция создавалась именно для запрещения и уничтожения всех видов химоружия, а не для обслуживания политических интриг США и их союзников.

Становится всё более очевидным, что ни США, ни следующие их диктату страны Запада не заинтересованы в реальном укреплении КЗХО. Надеемся, что самостоятельно думающие и действительно радеющие за укрепление Конвенции государства в конечном итоге поддержат российские предложения.

Вопрос: Удовлетворяет ли МИД расследование инцидента в Солсбери, которое было проведено по линии ОЗХО? 

Ответ: К сожалению, по требованию Лондона все материалы, связанные с оказанием ему «технического содействия» ОЗХО по этому инспирированному против России «делу» находятся под грифом «ОЗХО – особо защищено». У нас по-прежнему имеется в этой связи целый ряд вопросов, требующих прояснения.

Из заключения экспертов Техсекретариата ОЗХО по итогам проделанной ими работы абсолютно ясно, что определить страну происхождения веществ, использованных, по утверждению Лондона, в Солсбери и Эймсбери не представляется возможным. К такому же выводу пришли и специалисты самой британской химлаборатории в Портон-Дауне, где с «Новичками» очень хорошо знакомы.

К примеру, доподлинно известно, что синтез веществ семейства «Новичков» осуществлялся в целом ряде стран Запада, прежде всего в самой Великобритании, а также США, Чехии и Швеции.

Безосновательность и абсурдность обвинений со стороны Лондона в том, что якобы Россия была «причастна» к отравлению двух российских граждан на британской территории в Солсбери становят всё более очевидными. У Лондона нет и не может быть никаких доказательств в поддержку их первоначальной и по сути единственной, но абсолютно провальной версии, что, видите ли, «только Россия могла обладать этим отравляющим веществом». Позиция Лондона не выдерживает никакой критики и свидетельствует лишь о нечистоплотности затеянных им политических игрищ.

Вопрос: Если США сохранят нынешнюю позицию по ДРСМД, означает ли это Россия выйдет из этого соглашения в августе?

Ответ: Судя по всему, 2 августа ДРСМД будет американцами полностью и окончательно демонтирован. Если Вашингтон сохранит свою нынешнюю позицию, то когда 2 августа завершится официально инициированная американцами процедура выхода США из Договора, ни России, ни другим участникам соглашения (Белоруссия, Казахстан, Украина) просто не из чего будет уже выходить.

Дело в том, что с международно-правовой точки зрения Договор изначально был и остаётся двусторонним. Одна сторона представлена Соединёнными Штатами Америки, а другая – в результате распада СССР четырьмя теперь уже независимыми государствами, которые, как и США, занимались осуществлением ДРСМД. После выхода Вашингтона из ДРСМД он просто перестанет существовать. Выраженная в совместных заявлениях стран ОДКБ позиция России, Белоруссии и Казахстана в поддержку ДРСМД, после демонтажа этого Договора со стороны США уже не будет иметь никакого практического значения.

В настоящий момент с российской стороны речь исключительно о встречном, «зеркальном» приостановлении выполнения Договора в ответ на действия США. Мы по-прежнему оставляем двери открытыми для возвращения к полноформатному выполнению ДРСМД всеми его сторонами в случае готовности США отказаться от своего деструктивного курса и заняться поиском взаимоприемлемых решений. Процедуру выхода из Договора инициировал Вашингтон, американцы официально задействовали соответствующую норму статьи XV ДРСМД. Убеждены, что это абсолютно безответственный и крайне опасный с точки зрения поддержаний стратегической стабильности и международной безопасности шаг.

Вопрос: Как Вы считаете, нужно ли России соглашение о разоружении с Китаем и может ли Китай быть включен в переработанный ДРСМД? 

Ответ: Если речь о возможности двусторонних российско-китайских договорённостей в области ядерного разоружения, то нашим двум странам, имеющим абсолютно стабильные отношения дружественного полноформатного стратегического взаимодействия, вряд ли имеет смысл вести такие переговоры без подключения всех других государств, обладающих военным ядерным потенциалом. В первую же очередь это касается США и их союзников по НАТО, к которым и у Москвы, и у Пекина есть масса вопросов по проблемам стратегической стабильности и международной безопасности.

Мы уже неоднократно разъясняли: Россия приветствовала бы полноформатные многосторонние переговоры, направленные на предотвращение гонки вооружений, обеспечение предсказуемости и сдержанности в ракетно-ядерной сфере. Любой такой диалог должен вестись на базе консенсусных подходов к предмету и целям возможных договорённостей, а также с неизменным учётом законных интересов и озабоченностей всех затрагиваемых государств.

Что касается позиции Китая, то стоит, наверное, задать этот вопрос не нам, а нашим китайским друзьям – вряд ли мы сможем сформулировать её лучше их самих.

В целом, как представляется, если исключить попытки вести разговор подобно Вашингтону на языке ультиматумов и шантажа, то любая ответственная и рационально мыслящая ядерная держава была бы заинтересована в диалоге о путях поддержания и укрепления международной безопасности. Причём было бы неправильно говорить в данном контексте лишь о ракетах средней и меньшей дальности наземного базирования. Платформа для такого разговора имеется и в формате ядерной «пятёрки». Мы все открыты к равноправному и ответственному взаимодействию.

Вопрос: Американские войска проводят учения на территории Израиля, отрабатывая быстрое развертывание на территории своего главного ближневосточного союзника систем противоракетной обороны THAAD, сообщила пресс-служба израильской армии. Зачем США нужны такие учения и как в целом Вы оцениваете эту информацию, что она, по Вашему мнению, означает?

Ответ: В подобных действиях США нет ничего принципиально нового. Военные учения с противоракетной составляющей Вашингтон организует в различных регионах мира. Это – один из элементов общей деструктивной линии на одностороннее и ничем не ограниченное формирование системы глобальной ПРО США с подключением к таким усилиям потенциала своих союзников.

Российские озабоченности, связанные с форсированной реализацией планов глобальной системы ПРО США, хорошо известны. Мы настойчиво и последовательно всем разъясняем, что ничем не ограниченные односторонние действия по созданию американской глобальной противоракетной архитектуры ущемляют законные интересы других государств и наносят серьезный ущерб международной безопасности и стратегической стабильности. Такие шаги США чреваты самыми негативными последствиями и применительно к Ближнему Востоку, поскольку могут привести к опасному витку наращивания ракетных вооружений в регионе и подорвать перспективы нормализации обстановки.

Мы никому не отказываем в праве на защиту своей территории, в т.ч. методами противоракетного прикрытия, однако последовательно выступаем за соблюдение основополагающего принципа ненанесения ущерба безопасности другим странам при обеспечении собственной. Мы также неоднократно заявляли об открытости для диалога по теме ПРО, но наши соответствующие призывы были проигнорированы.

 

ТАСС:

 

Вопрос: Германская сторона неоднократно говорила о необходимости привлечения Китая к заключению нового соглашения о контроле над вооружениями, которое могло бы прийти на смену ДРСМД. Каковы перспективы присоединения КНР к подобному договору?

Ответ: Российская позиция на этот счёт озвучивалась неоднократно и состоит в том, что мы открыты к любым многосторонним инициативам, работающим на укрепление международной безопасности и стабильности, при условии их реализации на основе консенсуса и учёта легитимных интересов и озабоченностей всех участников. Это в полной мере относится и к нашим китайским друзьям.

Вопрос о перспективах присоединения КНР к какому бы то ни было Договору стоит задавать, конечно же, нашим китайским друзьям. Что касается упомянутых Вами высказываний, звучащих в ФРГ, то они, не исключаю, вызваны в т.ч. и искренним желанием Берлина, чтобы в ракетно-ядерной области существовали четкие, понятные и приемлемые для всех договорённости. Впрочем, подоплёку подобных высказываний лучше всё же уточнять у самих немецких представителей.

Вопрос: МИД ФРГ организует в середине марта международную конференцию по вопросам разоружения. Получала ли российская сторона приглашение на участие в ней, планирует ли участвовать?

Ответ: Приглашение к нам поступило. Планируем принять участие в берлинской конференции на экспертном уровне. Особое внимание собираемся уделить проблематике автономных систем вооружений и информбезопасности.

Вместе с тем, не скрою, что у нас вызывает недоумение намерение Берлина сфокусировать работу конференции на далеко не самых актуальных вопросах контроля над вооружениями (регулирование перспективных ракетных, автономных, биологических и кибертехнологий) и оставить за рамками дискуссий куда более важные проблемы, прямо сейчас негативно влияющие на стратстабильность и международную безопасность. Речь, прежде всего, о ситуации вокруг ДРСМД, КЗХО, КБТО, ДНЯО, СВПД, ДВЗЯИ, вопросах созыва в нынешнем году Конференции по проблематике создания зоны, свободной от ОМУ на Ближнем Востоке и, конечно же о проблематике предотвращения гонки вооружений в космическом пространстве.

Вопрос: Как МИД РФ оценивает последний доклад Миссии по установлению фактов применения химического оружия в Сирии (МУФС), которая пришла к выводу, что в ходе атаки в городе Дума в апреле 2018 года использовался хлор?

Ответ: Объёмный 106-страничный документ появился почти спустя год после инцидента. Многочисленные графики и фотоснимки, судя по всему, призваны продемонстрировать его объективный и всеохватывающий характер. Однако сделанные экспертами МУФС обтекаемые выводы о том, будто «есть основания полагать» (reasonable grounds), что в г. Дума был применён хлор в качестве химоружия, наводят на мысль, а не являлось ли целью такого доклада оправдание варварской агрессии против суверенного государства, совершённой 14 апреля 2018 г. с грубейшим нарушением Устава ООН со стороны США, Великобритании и Франции.

Нет сомнений, что результаты этого «расследования» будут вновь использованы антисирийски настроенными правительствами для подкрепления их безосновательных обвинений в адрес Дамаска. Аргументы всё те же, а именно: в то время, мол, г.Дума находился под контролем боевиков, а баллоны с хлором якобы были сброшены с большой высоты, что могла сделать только правительственная авиация.

Нужно сказать, что для нас такой алгоритм работы МУФС уже не является чем-тто неожиданным. По такому же неприглядному шаблону были построены все предыдущие доклады МУФС, основанные лишь на заказных «предположениях» с «высокой степенью вероятности». Аналогичным подходом руководствовался и полностью дискредитировавший себя бывший Совместный механизм ОЗХО-ООН по расследованию случаев применения химического оружия в Сирии.

Вызывает озабоченность, что МУФС предпочитает игнорировать предоставленную Россией и Сирией объёмную и тщательно выверенную на достоверность информацию, подтверждающую именно постановочный характер этого химинцидента, срежиссированного псевдогуманитарной организацией «Белые каски». Игнорируются оценки даже западных журналистов, однозначно указывающих на полную фальсификацию тех событий.

Напоминаем, что ещё 26 апреля 2018 г. Россия совместно с Сирией провела в ОЗХО пресс-конференцию с участием мирных граждан, невольно ставших «действующими лицами» устроенной «Белыми касками» постановки. Эти сирийцы тогда специально посетили Гаагу, чтобы донести до тех, кто действительно заинтересован услышать правду, что на самом деле происходило в г. Дума 7 апреля 2018 г. В присутствии десятков делегаций стран-членов ОЗХО они подробно рассказали, как «Белые каски» снимали тот пресловутый видеоролик, после появления которого Вашингтон, Лондон и Париж, грубо нарушив международное право, нанесли ракетно-бомбовый удар по территории суверенного сирийского государства.

Российские эксперты самым внимательным образом изучат итоговый доклад МУФС по инциденту в г. Дума и в ближайшее время конечно же поделятся с международным сообществом своими развёрнутыми оценками и соображениями на этот счёт.

Вопрос: Какие конкретно вопросы были рассмотрены в ходе заседания подгруппы в Берлине? Какое значение отводилось выходу США из ДРСМД?

Ответ: Разумеется, ситуация вокруг ДРСМД была одним из центральных вопросов в нашей повестке дня. С учётом того, что Германия, как и все остальные подконтрольные США страны НАТО безоговорочно присоединилась к ничем не обоснованной антироссийской позиции по этому вопросу, у нас с немецкими коллегами здесь сохраняются существенные, если не сказать коренные расхождения. В частности, мы не можем принять беспочвенных и бездоказательных обвинений в наш адрес в том, что якобы Россия «нарушала» ДРСМД. Берлин по сути самоустранился (опять же, как мы понимаем, не без давления из Вашингтона) от профессионального разбора существующих проблем. Абсолютно абсурдной выглядит ситуация, когда Германия даже отказалась принять участие в организованном нами по их же запросу показе и брифинге по ракете 9М729, которая якобы так беспокоит США и их союзников по НАТО.

Тем не менее, у нас есть общее понимание тех рисков, которыми чреват для Европы слом ДРСМД. Значит, сохраняется шанс на то, что в ФРГ и Европе в целом будет превалировать осознание приоритетной необходимости дополнительных усилий по предотвращению скатывания ситуации к развитию по наихудшим для всех сценариям. Мы свой шаг навстречу уже сделали – мы объявили, по сути, односторонний мораторий на развёртывание ракет средней и меньшей дальности наземного базирования, пока в соответствующих регионах не появятся аналогичные американские ракеты. Мяч на стороне США и НАТО.

 

RT Deutsch:

 

Вопрос: Министерство обороны России недавно потребовало от США уничтожить размещенные в Румынии системы ПРО Mk 41и боевые дроны для того, чтобы предотвратить наступление очередной холодной войны. Каковы шансы, что после выхода американцев из ДРСМД США захотят продолжать переговоры по данному вопросу?

Ответ: Выдвинутое российскими военными предложение необходимо рассматривать в контексте ультимативного, беспочвенного и заведомо неприемлемого для России требования США об уничтожении наших ракет 9М729, якобы вызывающих у Вашингтона озабоченность, а также их пусковых установок и вспомогательного оборудования.

Важно понимать, что мы долгие годы проявляли беспрецедентное терпение в отношении очевидных нарушений ДРСМД со стороны США. В частности, проблемные вопросы, связанные с американскими ракетами-мишенями и ударными беспилотниками, мы впервые обозначили перед США ещё в 1999 и 2001 гг. Нарушение американцами ДРСМД в связи с наземным развёртыванием универсальных пусковых установок Mk-41, способных обеспечивать боевое применение крылатых ракет средней дальности «Томагавк», возникла позднее, в 2014 г., однако это стало наиболее острой проблемой с точки зрения соблюдения ДРСМД за всю его историю.

Никаких предложений по урегулированию российских озабоченностей от США за все эти годы ни разу не поступало. Мы же постоянно предлагали конкретные и вполне реалистичные меры по снятию взаимных претензий, но в ответ получали от США лишь отказ. Причём, что показательно, была отвергнута сама идея взаимной транспарентности.

Просчитывать шансы на то, о чём захочет и о чём не захочет разговаривать нынешняя американская администрация – дело неблагодарное. Хотя, порой, складывается ощущение, что США вообще ни о чём всерьёз разговаривать ни с нами, ни с кем бы то другим просто не готовы. Во всяком случае, от равноправного, предметного и конструктивного диалога по стратделам они целенаправленно уклоняются, а параллельно весьма настойчиво разрушают всю архитектуру международных режимов контроля над вооружениями. Мы по-прежнему открыты к системному разговору по всей стратегической повестке дня. Однако тянуть американцев как кота за хвост к столу переговоров мы не будем. Готовы подождать, пока они сами «дозреют» до ответственного и полноформатного обсуждения всех накопившихся проблем.

Вопрос: Как Вы оцениваете перспективы очередного витка гонки вооружений после выхода США из ДРСМД?

Ответ: Очевидно, что развал Договора способен иметь самые негативные последствия для международной безопасности и глобальной стабильности. Велика опасность многосторонней гонки вооружений сразу в нескольких регионах. Эрозия системы контроля над вооружениями чревата серьёзным подрывом самой перспективы каких-либо конструктивных шагов по пути ядерного разоружения и укрепления устойчивости режима ДНЯО.

Мы будем предпринимать всё необходимое для того, чтобы нас не втянули в затратную и рискованную конфронтацию. Поддерживать баланс сил намерены выверенными, в т.ч. и асимметричными мерами.

В целях деэскалации объявили о том, что и после окончательного слома ДРСМД американцами не будем развёртывать ракеты средней и меньшей дальности наземного базирования до тех пор, пока это не сделают США.

Вопрос: Насколько велика опасность того, что после выхода из ДРСМД США не захотят продлевать и Договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ)?

Ответ: Разрушая ДРСМД, США, по сути, выбивают одну из несущих опор Договора о СНВ. Оба эти соглашения являются частью единой и ранее тщательно выверенной международно-договорной архитектуры контроля над ракетно-ядерными вооружениями.

По нашему глубокому убеждению, продление ДСНВ или выработка нового соглашения ему на замену отвечали бы интересам как России, так и США, да и всего мирового сообщества. Однако для этого необходимо урегулировать проблему с нелегитимным односторонним выводом Вашингтоном из засчёта по Договору более ста средств СНВ под предлогом их якобы «переоборудования», результаты которого мы уже несколько лет не можем подтвердить, как того требует соглашение.

К сожалению, пока в США предпочитают создавать вокруг продления ДСНВ атмосферу неопределённости, посылая, в том числе, и негативные сигналы. Таким образом, если вывести за скобки соглашения об уведомлениях о ракетных пусках, замаячила перспектива полного исчезновения в отношениях двух крупнейших в мире ядерных держав каких-либо контрольно-ограничительных механизмов в ракетно-ядерной сфере. Это не может не тревожить.

Вопрос: Недавно Вы выразили надежду, что расследование экспертами ОЗХО химической атаки, произведенной террористами в сирийском Алеппо, приведёт к объективным и непредвзятым результатам. Почему существуют опасения, что подобные расследования могут использоваться в политических целях?

Ответ: Как показала практика последних лет, результаты «расследований» МУФС всегда использовались антисирийски настроенными правительствами для подкрепления безосновательных обвинений в адрес Дамаска. Аргументы всё те же, а именно: удары наносились по территории находившейся под контролем боевиков, по показаниям «свидетелей» они якобы наносились с воздуха, что могла сделать только правительственная авиация и т.п.

Именно по такому шаблону были использованы все предыдущие доклады МУФС, основанные, кстати, на предположениях с «высокой степенью вероятности». Таким подходом руководствовался и полностью дискредитировавший себя бывший Совместный механизм ОЗХО-ООН по расследованию случаев применения химического оружия в Сирии.

Что касается расследования в Алеппо, то это всего лишь второй случай, когда эксперты ОЗХО выезжали на место химинцидента (первый г.Дума), да и то непосредственно в районы, подвергшиеся обстрелу Миссия не выезжала по соображениям безопасности. У специалистов была реальная возможность встретиться с реальными свидетелями произошедшего, посетить медицинские учреждения, где пострадавшим оказывалась помощь, проинтервьюировать медперсонал, оказавший первую помощь пострадавшим, специалистам ОЗХО были переданы вещественные доказательства, собранные на месте происшествия с соблюдением ключевого положения КЗХО – последовательности действий при обеспечении сохранности доказательств (т.н. «chain of custody»). Ведь раньше вся эта работа проводилась на территории других стран, свидетелей никто не интенсифицировал, был затруднен или практически невозможен доступ к медицинским картам жертв химинцидента. Естественно такие обстоятельства не могли отрицательно не сказаться на качестве готовившихся докладов. Теперь же есть хоть какая-то надежда, что расследование в Алеппо все-таки приведет к объективным и непредвзятым результатам.

Вопрос: В прошлом году Вы прогнозировали, что выход США из ядерной сделки с Ираном откроет новые перспективы для экономического сотрудничества между Москвой и Тегераном. Подтвердились ли эти догадки, и в чем заключаются трудности – с учётом введенных со стороны США санкций?

Ответ: Ввиду того, что проблематика торгово-экономического сотрудничества напрямую не относится к моей компетенции, я воздержусь от комментариев по этому вопросу. 

Вопрос: По оценкам России, военное ведомство США работало на территории Грузии с опасными биологическими материалами. Есть ли данные о том, о какой конкретно деятельности шла речь, а также о том, прекратили ли США данную деятельность?

Ответ: Мы крайне озабочены деятельностью обосновавшегося в пригороде Тбилиси (поселок Алексеевка) под вывеской гражданского «Исследовательского центра общественного здравоохранения им. Р.Лугара» специализированного исследовательского подразделения сухопутных войск вооруженных сил США. На этом объекте продолжают проводиться исследования с возбудителями опасных инфекционных заболеваний (чума, туляремия, сибирская язва). С пребыванием там американских военных специалисты уже связывают появление новых эпидемиологических и эпизоотических рисков, при этом не только в Грузии, но и на юге России. США, в свою очередь, ведут себя крайне нетранспарентно, не предоставляя никакой информации о такой деятельности.

Наши заключения подтверждает и поведение американцев в рамках Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО). Уже на протяжении двух десятилетий Вашингтон упорно противодействует международным усилиям по укреплению этой важнейшей Конвенции путем выработки и принятия дополнительного юридически обязывающего протокола, включающего в себя элементы равной для всех верификации. США совместно со своими союзниками упорно продвигают на этом форуме в качестве альтернативы концепцию «добровольных оценочных посещений» (peer review). Такие не имеющие ясной цели и эффективной методологии проведения визиты «по приглашению» вызывают серьёзные вопросы, т.к. в ходе них высок риск любых манипуляций и политически мотивированных оценок. Одно из таких посещений в прошлом году было организовано и на упомянутой «грузинской» лаборатории. В целом, видим в данной концепции ещё одну попытку Вашингтона хоть чем-то прикрыть крайне сомнительную военно-биологическую деятельность в различных регионах мира.

Вопрос: В какой мере дело Скрипалей, при расследовании которого Россия предлагала Великобритании сотрудничество, подорвало авторитет международной конвенции о запрещении химического оружия – с учётом того, что Лондон отверг вовлеченность России в проведение расследования?

Ответ: Недобросовестное поведение Великобритании в «деле Скрипалей» заложило порочную практику, когда государства-члены КЗХО пренебрегают возможностями для налаживания конструктивного взаимодействия по спорным вопросам в рамках имеющихся для этого специальных механизмов КЗХО. Это, безусловно, самый негативный прецедент, он противоречит «и духу, и букве» Конвенции и провоцирует глубокий раскол в ОЗХО.

В данном контексте считаем неправомерным ведущуюся по инициативе Лондона и его союзников работу по навязыванию Техсекретариату ОЗХО каких-либо атрибутивных функций «по определению виновных» в применении химоружия. Такие функции выходят за рамки КЗХО и вторгаются в сферу исключительных полномочий Совета Безопасности ООН. Это несёт угрозу не только для самой Конвенции, но и всей международной системе нераспространения ОМУ. Такого рода «новации» в КЗХО если вообще и могут рассматриваться в ОЗХО, то только с соблюдением непреложного на этот счёт условия – абсолютного консенсуса среди государств-участников Конвенции.

Такой «волюнтаризм» по отношению к КЗХО несомненно отдаляет перспективу полной универсализации Конвенции, поскольку является ярким примером нечистоплотной политики навязывания отдельной группой стран своих геополитических интриг в ущерб интересам большинству государств-участников КЗХО. Время покажет, насколько пагубно подобное отношение скажется на скрупулезно всеми формировавшейся и десятилетиями бережно сохранявшейся системе международной безопасности.

Вопрос: Недавно США заявили, что намерены на неопределенный срок сохранить военное присутствие в Сирии. В рамках американской программы вооружения Вашингтон с 2011 года поставляет оружие повстанцам и курдским ополченцам. Как данная политика вооружения негосударственных формирований может в долгосрочной перспективе сказаться на стабильности Ближнего Востока с учётом террористической активности?

Ответ: Нам хорошо известна линия Вашингтона на снабжение вооружениями и военной техникой негосударственных субъектов в ряде стран Ближнего Востока. Сирия здесь не исключение. Уже не один год мы поднимаем эту тему перед США, акцентируем дестабилизирующий характер подобных поставок, риски попадания оружия террористам (такие случаи неоднократно имели место). Наш основной тезис – в условиях ближневосточной турбулентности, сохранения огромного количества противоречий как между государствами региона, так и внутри отдельных стран подпитка оружием негосударственных формирований способствует лишь радикализации позиции сторон, дальнейшему затягиванию конфликта и отдалению переговоров в целях скорейшего мирного урегулирования. Наши американские коллеги прекрасно это знают, однако всё равно не прекращают поставок, по сути беря на себя тем самым ответственность за продолжение конфликта и его губительные последствия, как для самой Сирии, так и для всего ближневосточного региона. В этих условиях говорить о какой-то стабильности вряд ли получится.

x
x
Дополнительные инструменты поиска

Гуманитарное сотрудничество