5.05.1721:00

Выступление руководителя делегации Российской Федерации директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России М.И.Ульянова на первой сессии Подготовительного комитета Конференции 2020 года по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия по тематике ядерного разоружения (кластер I), Вена, 5 мая 2017 года

05-05-2017

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемый Господин Председатель,

Уважаемые коллеги,

Тематика ядерного разоружения неизменно находится на первом плане дискуссий в рамках обзорного процесса ДНЯО. Не стала исключением и нынешняя сессия Подготовительного комитета. Она проходит в качественно новых условиях, когда параллельно с обзорным процессом начались международные переговоры о запрещении ядерного оружия. Последствия этого нам всем еще предстоит просчитать, однако есть обоснованные опасения, что позитивными они не будут.

В ходе сессии не раз звучали претензии к странам – обладателям ядерного оружия в невыполнении ими Статьи VI ДНЯО. Делегации других ядерных держав, если сочтут необходимым, сами выскажутся на этот счет. Но со своей стороны уверены, что к Российской Федерации эти претензии отношения не имеют.

Давайте всмотримся в формулировки Статьи VI. Они содержат обязательство в духе доброй воли вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений и ядерному разоружению. Наверное, никто не станет оспаривать тот очевидный факт, что упомянутая гонка не только остановлена, но и обращена вспять. Что касается переговоров по ядерному разоружению, то они состоялись, причем неоднократно, и завершились согласованием целого комплекса эффективных мер в рамках двусторонних соглашений между Россией и США. В результате их выполнения за последние 30 лет, как мы уже отмечали, пройдено, по меньшей мере, четыре пятых пути к безъядерному миру. Эти достижения, правда, омрачены систематическими нарушениями Вашингтоном Договора о РСМД. Призываем США вернуться к добросовестному выполнению этого важного соглашения.

Надо признать, что с выполнением Статьи VI действительно есть проблемы, но они больше касаются второй ее части, где содержится обязательство государств-участников ДНЯО провести переговоры о всеобщем и полном разоружении. Об этом почему-то вспоминать не принято. Между тем, как зафиксировано в преамбуле ДНЯО, полное уничтожение ядерных арсеналов должно произойти именно в контексте всеобщего и полного разоружения.

Помимо тех шагов, которые были осуществлены нами во исполнение двусторонних договоренностей с США, Российская Федерация предприняла фактически в одностороннем порядке целый ряд других важных мер. В частности, в четыре раза сократила количество нестратегических ядерных вооружений. При этом все нестратегическое ядерное оружие России переведено в категорию неразвернутого. Оно находится исключительно в пределах национальной территории и сосредоточено на централизованных базах хранения, где обеспечивается строжайший режим безопасности. Как мы уже не раз отмечали, это крупнейшая в мировой истории мера "деаллертинга". Другим шагом в этой сфере стало национальное решение о ненацеленности российских ядерных вооружений, которые имеют т.н. "нулевое полетное задание".

Значительно понижены роль и место ядерного оружия в российской военной доктрине. Гипотетически возможность его применения ограничена двумя исключительными случаями: нападением на Россию и ее союзников с применением ОМУ и ситуацией, когда в результате агрессии против нашей страны под угрозу поставлено само существование государства. То есть речь идет о положениях сугубо оборонительной направленности. Кроме того, в нашей военной доктрине появилось понятие "неядерного сдерживания", что объективно означает дальнейшее снижение роли и места ядерных вооружений в российских доктринальных установках.

Предпринятые нами шаги вплотную подвели к рубежу, когда требуется подключение к этим усилиям всех без исключения государств, обладающих военным ядерным потенциалом. В первую очередь, это относится к двум ядерным партнерам США по блоку НАТО, чьи ядерные арсеналы есть все основания рассматривать в совокупности с арсеналом США в силу союзнических отношений между ними.

В этом контексте вынуждены вновь выразить озабоченность «совместными ядерными миссиями» НАТО (“nuclear sharing”), которые осуществляются в нарушение статей I и II ДНЯО. США, а также Германия и другие европейские члены альянса, которые к этому причастны, должны обеспечить полное соблюдение Договора о нераспространении.

В адрес ядерных держав звучат упреки в том, что они воздержались от участия в переговорах о запрещении ядерного оружия. На самом деле для этого были весьма веские основания. Параметры переговорного процесса были заданы его инициаторами таким образом, что рассчитывать на участие в нем государств – обладателей ядерных вооружений изначально вряд ли приходилось. Попробуем это пояснить. Поставленная перед участниками переговоров задача – договориться о юридическом запрещении ядерного оружия и о его уничтожении – идет вразрез с ранее достигнутыми в рамках ДНЯО договоренностями, включая План действий 2010 года, которые предполагают поэтапное сокращение ядерных арсеналов, причем в условиях глобальной стратегической стабильности и равной для всех безопасности. В современных условиях запрет – явно преждевременная мера. Она была бы уместной на заключительных стадиях процесса ядерного разоружения, дабы обеспечить его необратимый характер.

Российскому участию в переговорах воспрепятствовало и то, что в их ходе допускается принятие решений путем голосования, тогда как договариваться по столь серьезным вопросам можно только на основе консенсуса.

Неприемлемыми для нас стали и концептуальные рамки переговорного процесса, которые по сути игнорируют стратегический контекст и рассматривают ликвидацию ядерных вооружений в изоляции от существующих реалий.

Наконец, мы не могли присоединиться к переговорам в силу серьезных озабоченностей в отношении дальнейшей судьбы ДНЯО. Приведем лишь один пример. В соответствии с ДНЯО наличие ядерных арсеналов у пяти ядерных держав является совершенно легитимным. В новом же соглашении, насколько мы понимаем, ядерное оружие планируется объявить вне закона. В результате в недалеком будущем может возникнуть ситуация, когда одни и те же страны окажутся участниками двух международных соглашений, содержащих взаимоисключающие положения в отношении статуса ядерных вооружений. Такая коллизия неизбежно станет ударом по целостности и жизнеспособности ДНЯО, как бы нас ни уверяли в обратном.

Со своей стороны хотели бы подтвердить, что Россия полностью привержена цели построения безъядерного мира. Процесс ядерного разоружения в российско-американском формате продолжается буквально сейчас, в период работы Подготовительного комитета. К 5 февраля следующего года обе страны должны вписаться в уровни, предусмотренные Договором о СНВ. Дальнейшие перспективы будут во многом определяться положением дел на международной арене. Призываем всех сторонников построения безъядерного мира уделять больше внимания формированию таких условий, которые реально содействовали бы рассмотрению возможных дальнейших шагов в ядерно-оружейной сфере.

 

x
x
Дополнительные инструменты поиска