8.12.1615:32

Полный текст выступления Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на 23-ем заседании Совета министров ОБСЕ, Гамбург, 8 декабря 2016 года

2286-08-12-2016

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемый господин Действующий председатель,

Уважаемый господин Генеральный секретарь,

Уважаемая госпожа Председатель Парламентской ассамблеи,

Дамы и господа,

В прошедшем году ситуация в Европе и вокруг нее оставалась нестабильной. Основы военно-политической безопасности не укреплялись, а подвергались эрозии. Появлялись все новые предпосылки гонки вооружений. Неоднократно совершались террористические акты. Не утихали региональные конфликты. На смену дипломатии и экономическим связям приходили все более грубая риторика и пропаганда и односторонние санкции. Разве такую Европу мы хотим видеть?

О причинах подобного положения дел мы говорим уже несколько лет. Суть в том, что в Евро-Атлантике до сих пор не сложилось общего видения архитектуры равной и неделимой безопасности. Эйфория, в которой находился Запад после окончания «холодной войны», не позволила пойти по пути открытого политического процесса и построить единое сообщество безопасности.

Вместо ликвидации разделительных линий выбор был сделан в пользу закрытой натоцентричной системы. НАТО взяла курс на продвижение своих границ, сил, военной инфраструктуры на Восток и изменение военного баланса в свою пользу. Руководство альянса отказалось от профессионального диалога с Россией и ОДКБ по выработке коллективных мер борьбы с реальными, а не мифическими угрозами. В итоге европейское пространство фрагментировалось на отдельные зоны с разными уровнями гарантий безопасности. В глубоком системном кризисе оказались жёсткая безопасность и составляющие ее режимы мер доверия и контроля над вооружениями.

Тем не менее, ситуация не безысходна. Считаем, что наша общая долгосрочная цель – построение неделимого сообщества безопасности, как это было зафиксировано на саммите ОБСЕ в Астане в 2010 году. Задача ее реализации сохраняет свою актуальность. Однако на нынешнем этапе, по крайней мере, следует работать над восстановлением доверия без попыток навязать друг другу свою волю и ценности.

В качестве первых шагов следует прекратить воинственную риторику, отказаться от взаимных обвинений и перейти к равноправному взаимоуважительному разговору. Это позволит подготовить политическую атмосферу для проведения объективного сравнительного анализа военных потенциалов в Европе. Надо вместе разложить карту континента и посмотреть, что, где и у кого расположено. Уверены, что результаты подобного обзора убедительно развенчают миф о российской угрозе. И, напротив, наглядно продемонстрируют, откуда действительно исходят риски. Только после этого можно обсуждать, что еще необходимо сделать для запуска диалога по мерам доверия и контролю над вооружениями. Хотя первый обязательный шаг очевиден – страны НАТО должны прекратить военную деятельность и развертывание инфраструктуры у рубежей России, вернуть ситуацию, как минимум, к состоянию на конец 2013 года. Иначе получается, что альянс создает новую военную реальность в отношении России и хочет договариваться уже на этой основе. Такого не будет.

Однако восстанавливать доверие надо не только в военно-политической сфере. Не менее важно экономическое сотрудничество. Мы поддерживаем идею выработки мер доверия в экономике, которые могут стать одной из опор нового европейского порядка, где не должно быть места разделительным линиям и конфронтационной логике. Приветствуем обсуждение в ОБСЕ темы экономической взаимосвязанности и планы на этот счет будущего австрийского председательства.

Актуальна задача восстановления доверия и для киберпространства. За прошедший год мы были свидетелями скандалов с прослушиванием телефонных разговоров и взлома электронной корреспонденции высокопоставленных деятелей. Слышали немало голословных обвинений в кибератаках, которые использовались в политических целях. Напомню ‑ чтобы предотвращать подобные вещи, в ОБСЕ был создан механизм разработки мер доверия при использовании информационных технологий. Считаю, что этому механизму необходимо придать бóльшую эффективность.

Предлагаем рассмотреть план действий, который мог бы включать следующие шаги. Во-первых, изучить вопрос о том, как повысить роль ОБСЕ в урегулировании кибер-инцидентов. Убеждены, что ОБСЕ способна выполнять посреднические функции, предоставлять площадку для прямого диалога и предотвращать перерастание таких инцидентов в конфронтацию.

Во-вторых, провести специальную конференцию по информационной безопасности. Отмечаем, что запланированное австрийским председательством мероприятие по этой тематике сможет сыграть такую роль.

В-третьих, укрепить и регламентировать деятельность рабочей группы по мерам доверия в киберпространстве. Наконец, в-четвертых, создать в Секретариате ОБСЕ специализированное подразделение по проблематике информационной безопасности.

Уважаемые дамы и господа,

Доверие лучше всего восстанавливается в процессе участия в реализации общего дела. Сегодня таким делом является борьба с террористической угрозой. Терроризм проникает в Европу, прежде всего, через свою идеологию, которая, как эпидемия, заражает людей. Поэтому трудно переоценить значение превентивных мер – борьбы с этой идеологией и подстрекательством к терактам. Россия подготовила соответствующий проект резолюции СБ ООН. Солидный вклад со своей стороны может вносить ОБСЕ, встраиваясь в предпринимаемые ООН усилия.

С терроризмом тесно связана проблема наркотиков. Именно их незаконный оборот предоставляет террористам львиную долю финансовых средств. По линии ОБСЕ в России обучаются афганские наркополицейские. В нынешнем году в Санкт-Петербурге началась подготовка наркополицейских из Сербии. Подтверждаем наше предложение о создании в Секретариате ОБСЕ специализированного подразделения по борьбе с наркотиками.

Крайне опасно приносить общее дело борьбы с террором в жертву геополитическим амбициям. Пора отказаться от деления террористов на «плохих» и «хороших». То, какие последствия может иметь вмешательство во внутренние дела, насильственная демократизация и смена режимов, показали события на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Такая геополитическая «инженерия» привела к тяжелейшим последствиям в регионе, а возникшие в Сирии, Ираке, Ливии, Йемене многочисленные очаги нестабильности вылились в захлестнувший всю Европу миграционный кризис. Ответ на этот вызов пока не найден. Россия поддержала начавшийся в ОБСЕ диалог по миграции. Надеемся, что он поможет поиску необходимых решений.

Жертвой внешних экспериментов стала и Украина. Государственный переворот в Киеве привел к гражданской войне в Донбассе, которая длится уже два с половиной года.

Россия как никто другой заинтересована в скорейшем мирном урегулировании внутриукраинского конфликта, безальтернативной основой которого является минский «Комплекс мер». Центральную роль играют прямые переговоры сторон – Киева и Донбасса – в Контактной группе при поддержке «нормандского» формата. Важный фактор стабилизации – Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ. Надеемся, что наши общие усилия позволят добиться выполнения минского «Комплекса мер», одобренного резолюцией СБ ООН 2202, включая реальные шаги по предоставлению Донбассу закрепленного в Конституции Украины особого статуса, амнистии, проведению местных выборов. Призываем прекратить преследование инакомыслящих, гонения на церковь, попытки «замотать» расследования массовой гибели людей и политических убийств.

Искренне желаем Украине как можно скорее преодолеть затянувшийся политический и экономический кризис.

Ответственный подход призван способствовать решению других сложных вопросов на пространстве ОБСЕ. В том, что касается Приднестровья, Россия выступает за возобновление переговоров в формате «5+2». Будем делать все возможное для содействия нагорно-карабахскому урегулированию ‑ как сопредседатель Минской группы ОБСЕ, так и в прямых контактах со сторонами. Считаем, что любые конфликты должны разрешаться мирно в рамках согласованных форматов, с полноправным участием сторон и учетом их интересов.

Продолжим участие в Женевских дискуссиях по безопасности в Закавказье. Их центральным вопросом является заключение договоренностей о неприменении силы.

ОБСЕ играет позитивную роль в содействии конфликтному регулированию и обладает для этого достаточным инструментарием. Идеи о его реформировании требуют деликатного подхода. Важно учитывать действующие мандаты председательства, Генерального секретаря, институтов и миссий, их гражданский характер и подотчетность директивным органам, где государства принимают решения на основе правила консенсуса.

Однако если вести речь о модернизации инструментария, то реформы назрели в первую очередь в отношении человеческого измерения ОБСЕ. Россия вместе с рядом стран давно продвигает предложения о выправлении тематического и географического дисбалансов в работе институтов и миссий, об отказе от менторства и навязывания ценностных ориентиров без учета специфики различных стран и регионов Европы.

При этом игнорируются очевидные проблемы ‑ рост неонацизма, положение «неграждан» в Прибалтике, притеснение нацменьшинств, правозащитные аспекты миграционного кризиса в Евросоюзе.

Подобные «двойные стандарты» приводят к тому, что под удар попадают универсальные ценности, лежащие в основе современной цивилизации, всех мировых религий. Два года назад на СМИД в Базеле, принимая декларацию о борьбе с антисемитизмом, мы договорились разработать аналогичные документы о борьбе с нетерпимостью в отношении христиан и мусульман. Вызывает сожаление, что выполнение поручения постоянно откладывается.

Выборочный подход к инициативам государств-участников подрывает принципы диалога и равенства. Так произошло с двумя российскими проектами – о плюрализме СМИ и недопустимости дискриминации в спорте. Правило о том, что спорт должен быть вне политики, нарушается все чаще. Вопиющий пример – отказ главе ФИДЕ К.Илюмжинову во въезде в США для участия в открытии матча за звание чемпиона мира по шахматам.

Игнорирование упомянутых проблем неизбежно приводит к кризису всей системы «корзин» ОБСЕ. Мы уже привыкли к скандалам на обзорном гуманитарном совещании в Варшаве. В этом году две делегации были вынуждены покинуть зал из-за агрессивного поведения лиц, осужденных в этих странах за уголовные преступления. Все больше стран, принимающих миссии, недовольны их работой и вмешательством во внутренние дела.

В свое время Россия вместе с группой соавторов предлагала целый ряд мер по исправлению ситуации. Речь шла о принятии Устава ОБСЕ, утверждении принципов наблюдения за выборами, порядка назначения глав миссий, правил участия НПО в мероприятиях ОБСЕ, о совершенствовании программно-бюджетного планирования. Эти инициативы остаются в силе. Призываем австрийское председательство вернуться к их рассмотрению.

Рассматриваем ОБСЕ как важнейшую площадку для обсуждения и согласования подходов по ключевым европейским проблемам. Повторю – нашей долгосрочной целью должно оставаться построение сообщества равной и неделимой безопасности в Евро-Атлантике и Евразии, а задачей нынешнего этапа ‑ восстановление утраченного доверия между государствами. Это возможно лишь при наличии политической воли, взаимном уважении, укреплении правила консенсуса и межгосударственной основы ОБСЕ.

В заключение хотел бы поблагодарить германских коллег за гостеприимство и успешное проведение СМИД в Гамбурге. Высоко ценим предпринятые ими усилия по поддержанию высокого профиля ОБСЕ в международных делах. Желаем будущему австрийскому председательству успехов в формировании сбалансированной повестки дня ОБСЕ, ориентированной на решение вопросов, жизненно важных для наших стран и народов.

Дополнительные материалы

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска