10.11.1613:57

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел и сотрудничества Республики Бенин О.Агбенонси, Москва, 10 ноября 2016 года

2082-10-11-2016

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очень хорошие переговоры с делегацией Бенина во главе с Министром иностранных дел и сотрудничества г-ном О.Агбенонси. В делегацию также входит  Министр экономики и финансов Республики Бенин г-н Р.Вадагни. Мы воспользовались этой возможностью, чтобы провести разговор по широкому спектру проблем двусторонних отношений и международной повестки дня.

Наши отношения носят традиционно дружественный характер. Мы договорились о конкретных шагах в целях расширения политического диалога, торгово-экономических и гуманитарных связей, а также упрочения договорно-правовой базы.

Мы особо отметили значительный потенциал на таких перспективных направлениях, как транспортная инфраструктура, развитие современных технологий поиска, добычи и переработки минеральных ресурсов, создание энергогенерирующих мощностей. Наши коллеги также заинтересованы в исследовании возможностей конкретных проектов в сфере сельского хозяйства, туризма.

Сегодня у делегации также состоятся встречи в ТПП России с представителями российского бизнеса, в ходе которых эти вопросы будут рассмотрены более предметно. Договорились, что  по линии Министерства иностранных дел мы будем оказывать всяческую поддержку такого рода прямым контактам с участием государственных структур и частного сектора России и Бенина.

Условились продолжать сотрудничество в сфере подготовки бенинских кадров в российских высших учебных заведениях. Мы рады, что предоставляемые этой стране стипендии пользуются популярностью. Будем готовы увеличивать количество таких стипендий.

Также подтвердили готовность к активизации военного и военно-технического сотрудничества с Бенином. У нас есть соответствующее межправительственное соглашение.

Мы много говорили о региональных и глобальных проблемах, в том числе в контексте формирующейся многополярной и полицентричной системы международных отношений. У нас совпадающие или близкие подходы к международной жизни. Россия и Бенин выступают за уважение международного права, центральную координирующую роль ООН, уважение права народов самим определять свое будущее. Мы выступаем за урегулирование всех кризисных и спорных ситуаций исключительно политико-дипломатическим путем. Это справедливо и в отношении всех конфликтов, которые, к сожалению, пока сохраняются на Африканском континенте: в ДРК, Бурунди, Южном Судане, ЦАР. Г-н Министр имеет богатый опыт по линии ООН в странах Африканского континента. Нам были очень полезны его оценки развития ситуации в Африке.

Говорили мы и о ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке, в Сирии, Ливии, о других последствиях т.н. «арабской весны». Мы подтвердили нашу позицию, которая заключается в том, что любые конфликты должны урегулироваться, прежде всего, через диалог вовлеченных сторон, процессы национального примирения, с учетом подходов стран соответствующего региона. Эта позиция России в полной мере применима к случаям, когда в Совете Безопасности ООН рассматриваются африканские проблемы. Мы неизменно добиваемся того, чтобы принимаемые решения в полной мере учитывали позицию Афросоюза и различных субрегиональных организаций Африканского континента.  

Особое внимание мы уделили перспективам наращивания нашего взаимодействия в ООН и на других площадках по мобилизации усилий мирового сообщества на борьбу с международным терроризмом и экстремизмом.

Я считаю, что наши переговоры были весьма полезными, позволили наметить целых ряд конкретных направлений совместного приложения усилий. Мы договорились продолжать наш диалог. Убежден, что многие из намеченных нами сегодня планов будут реализованы уже в обозримой перспективе.

Вопрос (адресован обоим министрам): Как вы оцениваете прошедшие выборы в США, в том числе с правовой точки зрения? 

С.В.Лавров: Наши оценки этих выборов уже были вчера даны Президентом России В.В.Путиным, когда он выступал в Кремле на церемонии вручения верительных грамот.

Мы уважаем выбор американского народа, открыты для работы с новым Президентом США, как было бы в любом случае, при любом исходе выборов. Конечно, рассчитываем на то, что отношения между Россией и США, которые сейчас переживают весьма неблагоприятный период, будут выправляться и станут нормальными, что отвечает интересам наших народов и всего международного сообщества.

Говоря о правовых аспектах, могу только сказать, что международный правовой аспект есть, потому что у США имеются обязательства перед ОБСЕ в том, что касается организации международного наблюдения за выборами. Такое наблюдение было организовано. Предварительный доклад ОБСЕ уже выпущен. В нем, несмотря на целый ряд замечаний, признано, что выборы в полной мере соответствуют всем имеющимся международным стандартам. Это одна часть правового измерения.

Есть, конечно же, внутренняя сторона правового измерения – американское законодательство, избирательная система, которая, как вы знаете, весьма специфическая. Она предполагает не прямое избрание главы государства, а опосредованное, через т.н. коллегию выборщиков. Случается (и это уже не первый раз), когда кандидат, получивший большинство голосов населения, не набирает большинства в коллегии выборщиков. Кстати, когда К.Райс была Госсекретарем США, мы вели такие философские разговоры о демократии и в целом о государственных устройствах, о системах, которые применяются в различных государствах для организации политического процесса, политической жизни. Она сказала, что они знают, что их система несовершенна и в какой-то степени может быть расценена как несправедливая, потому что большинство голосов населения не гарантирует победу, но это-де наша система, мы к ней привыкли, поэтому «не волнуйтесь». Вот мы и не волнуемся. 

Вопрос: Вашингтон признал гибель 63 мирных жителей в результате бомбардировок возглавляемой США коалиции в Ираке и Сирии, но их, в отличие от России, никто не обвиняет в совершении военных преступлений. Вашингтон часто признает гибель мирных жителей, обещает расследовать такие случаи, но продолжает действовать по своему плану, как ни в чем не бывало. Не стоит ли России пользоваться такой же тактикой?

С.В.Лавров: Я считаю в принципе аморальным и контрпродуктивным пытаться использовать ту или иную гуманитарную трагедию для набора политических очков. Такие попытки мы, к сожалению, наблюдаем в отношении развивающихся на Ближнем Востоке и Севере Африки процессов, будь то Сирия или Ирак. Здесь налицо двойные стандарты.

Что касается т.н. «побочного ущерба», термина, который изобрели американцы для описания причин жертв среди мирного населения во время военных кампаний, то мы, как и Министерство обороны России, рассказывая о том, как российские ВКС помогают законному правительству Сирии в борьбе с террористами, неизменно подчеркиваем, что всегда при нанесении ударов предпринимаются все необходимые меры предосторожности для того, чтобы минимизировать, а в идеале не допускать ущерба для гражданских объектов и тем более для мирного населения.

Когда в наш адрес звучат обвинения в том, что по тем или иным гражданским объектам наносились удары российских ВКС, мы всегда настаиваем на предъявлении нам фактов. Уже было много случаев, когда различные государства или международные НПО утверждали, будто из-за наших ударов разрушен тот или иной объект – школа, детский сад – и Министерство обороны России неоднократно предъявляло документальные подтверждения того, что это не соответствует действительности. Мы будем готовы расследовать любые факты, но пока конкретных фактов нам, по сути, никто ни разу не предъявил.

В целом можно долго говорить о том, как освещаются практически сходные процессы в Сирии и Ираке. Приведу один пример. На днях СБ ООН принял заявление, в котором осудил действия ИГИЛ в иракском Мосуле по использованию гражданского населения в качестве «живого щита» и потребовал прекратить эту практику. Мы привлекли внимание коллег к тому, что абсолютно идентично обстоят дела в Восточном Алеппо, только там верховодит не ИГИЛ, а «Джабхат ан-Нусра», которой подчиняются все остальные вооруженные формирования оппозиции, находящиеся в этой части города. Они абсолютно таким же образом не позволяют гражданскому населению выйти из города по гуманитарным коридорам, предоставленным сирийскими властями при поддержке российской стороны, и используют гражданское население в качестве «живого щита». Наши западные партнеры в этой ситуации не торопятся возвышать свой голос против подобной абсолютно антигуманной практики, что опять наводит на мысль, что с ИГИЛ Запад хоть как-то готов бороться, а «Джабхат ан-Нусру» по-прежнему выгораживает, видимо, продолжая иметь какие-то расчеты в отношении этой незаконной группировки.

Еще раз подчеркну, что мы заинтересованы в том, чтобы усилия мирового сообщества по преодолению кризисов в Сирии, Ираке и любой другой горячей точке были искренними, честными и не сопровождались попытками набрать какие-то геополитические очки, попытками откровенной пропаганды собственных успехов и очернения действий со стороны Российской Федерации и наших партнеров в этих процессах, в которых наши коллеги так или иначе не заинтересованы.

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска