14.10.1916:13

Выступление руководителя делегации Российской Федерации, директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России В.И.Ермакова в ходе общеполитических прений в Первом комитете 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Нью-Йорк, 11 октября 2019 года

2088-14-10-2019

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

 

Уважаемый господин Председатель,

Прежде всего, хотел бы поздравить Вас с избранием на эту высокую должность, пожелать успехов в работе и заверить, что Вы можете рассчитывать на всестороннее содействие российской делегации в проведении предметных дискуссий по представленной повестке дня.

Мы все видим, что современная ситуация в области международной безопасности, контроля над вооружениями, разоружения и нераспространения (КВРН) характеризуется нарастанием напряжённости и непредсказуемости, обострением прежних и появлением новых угроз и вызовов, усилением военно-политических факторов, подрывающих глобальную стратегическую стабильность. Поэтому нам всем именно сейчас крайне необходима позитивная, объединительная повестка дня.

У России есть конструктивные предложения по всем ключевым аспектам КВРН. К сожалению, наши усилия блокируются со стороны США при активной либо пассивной поддержке их союзников. Мы все являемся свидетелями того, как набирают обороты преднамеренные деструктивные действия США по демонтажу складывавшейся десятилетиями системы договорённостей в сфере КВРН, которая, как решили в Вашингтоне, непозволительным образом сковывает его возможности по проецированию и применению силы.

Начиная с прошлого года, США на глазах международного сообщества перешли к активной фазе целенаправленного и циничного разрушения Договора о РСМД и в результате не оставили данному соглашению ни единого шанса на спасение. Предложенные Россией шаги, способные укрепить жизнеспособность Договора, были с порога отвергнуты без их детального рассмотрения. Увы, вновь при молчаливом на то согласии союзников США. Мотивы для развала Договора американцы даже не скрывают – это стремление получить (по аналогии с ситуацией 2002 г. при выходе США из Договора по ПРО) полную свободу рук для наращивания силового потенциала в тех регионах, где предполагается форсированное продавливание американских интересов.

Уже через две недели после «похорон» ДРСМД США перешли к лётным испытаниям ракетных систем соответствующих классов. Более того, представители Пентагона в открытую заявляют о намерении «скорейшим образом» завершить эти работы и приступить к развёртыванию новых ракетных вооружений. Называются конкретные регионы мира.

Торпедировав ДРСМД, США подвели весь мир к опасной черте. Освободившись от ограничений на развёртывание наземных ракет средней и меньшей дальности, США одновременно занимаются разработкой ядерных боезарядов малой мощности, понижающих порог применения ядерного оружия, а также предпринимают другие действия, создающие угрозу стратегической стабильности. Такая ситуация ведёт к гонке вооружений, непредсказуемой по своим крайне опасным для всего человечества последствиям. Никто не может гарантировать, что завтра американские ракеты, как грибы после дождя, не появятся вблизи границ многих государств в самых разных регионах мира.

В этих условиях задача укрепления стратегической стабильности, глобальной и региональной безопасности выходит далеко за рамки российско-американских отношений и непосредственным образом касается всех без исключения членов международного сообщества. На этом фоне крайнее недоумение и разочарование вызывает позиция европейских стран. Вопреки собственным интересам безопасности, многие абсолютно безответственно, по сути, поддержали разрушение Договора в угоду амбициям США по глобальному доминированию. Тем самым они лишь потворствовали укреплению Вашингтоном своего потенциала по силовому давлению на те страны, которые США объявили своими геополитическими оппонентами либо противниками.

В отличие от США Россия как ответственное государство не заинтересована в новых «ракетных кризисах». У нас принято решение не размещать наземные РСМД где бы то ни было, пока там не появятся американские ракеты того же класса. В этой связи призываем союзников США в Европе и АТР также ввести у себя аналогичный мораторий на развёртывание РСМД наземного базирования. Считали бы такой встречный шаг не только логичным, но и крайне востребованным в сложившейся ситуации.

С развалом ДРСМД в сфере контроля над ракетно-ядерными вооружениями осталось только одно действующее соглашение – Договор о СНВ. Не раз выражали готовность серьёзно заниматься всеми вопросами, связанными с возможным продлением ДСНВ. Однако с американской стороны до сих пор мы слышим лишь рассуждения о нецелесообразности продления Договора.

Уважаемый господин Председатель,

Одной из главных «болевых точек» широкой международной повестки дня остаётся ядерное разоружение. Мы привержены конечной цели построения мира, свободного от ядерного оружия, вносим в продвижение к ней свой весомый практический вклад, в т.ч. понизив роль и место ядерного оружия в своей Военной доктрине.

Продвижение по пути дальнейших сокращений ядерных вооружений на двусторонней российско-американской основе, как показал в том числе и кризис вокруг ДРСМД, себя исчерпало. Требуется предпринять необходимые усилия для продления ДСНВ и использовать выигранное таким образом время для серьёзного рассмотрения путей придания процессу ядерного разоружения многостороннего характера, о чём мы говорили не раз. Основой для будущего многостороннего процесса должны служить принципы консенсуса, равноправия и взаимного учёта интересов всех стран. Ядерное разоружение должно осуществляться таким образом, чтобы укрепить международную безопасность и стабильность, а также с учётом всех факторов, оказывающих влияние на стратегическую стабильность.

К таким факторам относим, в частности, ничем не ограниченное развёртывание системы глобальной ПРО США, разработку высокоточных стратегических наступательных вооружений в неядерном оснащении, перспективу вывода ударных вооружений в космос, разрушение системы международных договоров и соглашений в сфере контроля над вооружениями, попытки ослабить оборонный потенциал других стран нелегитимными методами одностороннего давления в обход Совета Безопасности ООН.

Дальнейшим шагам в этой области также препятствует сохранение нестратегического ядерного оружия в Европе, сопровождающееся дестабилизирующей практикой т.н. «совместных ядерных миссий» НАТО, в рамках которых неядерные государства альянса участвуют в планировании применения ядерных боеприпасов и привлекаются к отработке соответствующих навыков, что является прямым нарушением Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Особо отметим, что сегодня США – единственная ядерная держава, обладающая НСЯО передового базирования за пределами своей территории.

Уважаемый господин Председатель,

В будущем году состоится юбилейная Обзорная конференция ДНЯО. Однако мы подходим к ней с не самым лучшим багажом. Углубляются противоречия между ядерными и неядерными государствами, усиливаются разногласия и внутри этих групп. Ревизии подвергаются общепризнанные нормы и механизмы в области ядерного нераспространения. В последнее время к этому добавились попытки использовать обзорный процесс ДНЯО в качестве «трибуны» для оказания политического давления на отдельные государства и привнесение на площадку ДНЯО тем, не имеющих отношения к Договору.

Нет прогресса в выполнении резолюции 1995 года о создании на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного и других видов оружия массового уничтожения (ЗСОМУ). Сдвинуть процесс с мёртвой точки могла бы ноябрьская Конференция по ЗСОМУ. Призываем все государства региона и всех депозитариев ДНЯО принять в ней самое активное участие, подтвердив тем самым свою приверженность укреплению режима Договора.

Крупнейшим успехом в области ядерного нераспространения за последнее десятилетие стало принятие Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы. К сожалению, это наше с вами общее достижение было поставлено под фатальный удар решением США о выходе из СВПД. Причём Вашингтон не просто нарушил принятую консенсусом при его соавторстве резолюцию СБ ООН 2231, но и препятствует её выполнению другими государствами. На этом фоне нельзя не отметить весьма ответственную и крайне сдержанную линию Ирана, который, несмотря на провокации и давление, продолжает выполнять свои обязательства по СВПД, оставаясь наиболее проверяемым со стороны МАГАТЭ государством.

Обновлённая ядерная доктрина США, по сути, перечёркивает перспективы вступления в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Естественно, в такой ситуации ни о каком официальном запуске связанной с ДВЗЯИ верификационной инфраструктуры, в частности Международной системы мониторинга, не может быть и речи.

Уважаемый господин Председатель,

Российская Федерация полностью поддерживает международный режим запрета химического, биологического и токсинного оружия и последовательно выступает за его универсализацию и укрепление.

В настоящее время Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) переживает критический период. Получившая в 2013 году Нобелевскую премию мира международная структура, где решения всегда принимались консенсусом, сейчас под давлением стран Запада оказалась фактически расколотой. Причины две – попытки стран Запада запредельно политизировать сирийское «химическое досье» и придать Техсекретариату ОЗХО в нарушение КЗХО атрибутивные функции «по определению виновных» в применении отравляющих веществ. Налицо тенденция, когда страны Запада стремятся подчинить работу ОЗХО своим геополитическим замыслам, нанося непоправимый ущерб не только ОЗХО и КЗХО, но и всей международной системе соглашений в области разоружения и нераспространения ОМУ.

Рассматриваем работу по укреплению режима КБТО как одну из приоритетных задач международного сообщества. Выступаем за возобновление работы над юридически обязывающим протоколом к Конвенции с эффективным механизмом проверки и создание с этой целью рабочей группы открытого состава. С целью упрочения институциональных основ КБТО призываем поддержать инициативы по созданию в рамках Конвенции мобильных медико-биологических отрядов и Научно-консультативного комитета, модернизировать меры доверия. Будем добиваться принятия на совещании государств-участников КБТО (Женева, 3-6 декабря с.г.) содержательного итогового документа.

Считаем недопустимым создание альтернативных верификационных механизмов в рамках КБТО, которые действовали бы в обход положений Конвенции и СБ ООН. Прежде всего, имеем в виду концепцию «добровольных оценочных посещений» (peer review) микробиологических объектов двойного назначения, а также инициативу по созданию в Секретариате ООН некоего «промежуточного аппарата» для расследований предполагаемого применения биологического оружия. Наша принципиальная позиция – любые механизмы по разоружению и контролю над вооружениями должны обсуждаться и приниматься консенсусом государствами-участниками на специализированных международных площадках, в данном случае – КБТО.

Уважаемый господин Председатель,

Деструктивное воздействие на международную безопасность оказывает деятельность отдельных государств Запада, нацеленная на создание и размещение на околоземной орбите космических вооружений. Так, США в своем обзоре политики в области ПРО фактически заявили о планах разместить на орбите ударные противоракетные средства. В космической оборонной стратегии Франции ставится задача создания к 2030 г. потенциала для проведения военных операций «активной обороны» с помощью средств космического базирования. Аналогичный документ разрабатывается и в НАТО. Реализация этих замыслов чревата гонкой вооружений в космосе и появлением новой арены вооружённого противостояния,

Россия – за космос, свободный от оружия любого вида. Мы предлагаем и продвигаем конкретные практические меры по предотвращению гонки вооружений в космическом пространстве (ПГВК). Единственным способом защиты человечества является заключение юридически обязывающего соглашения с участием всех космически значимых государств, предусматривающего запрет на размещение оружия в космическом пространстве и применение силы или угрозы силой в отношении космических объектов.

Свой вклад должна была внести учреждённая резолюцией ГА ООН 72/250 Группа правительственных экспертов (ГПЭ) ООН по ПГВК. Однако её работа завершилась без согласования итогового документа. Его принятие внезапно заблокировал эксперт от США, который до этого в целом конструктивно участвовал в работе. Подготовленный ГПЭ проект доклада содержит немало положений, принципиальных как для дальнейшей работы по ПГВК, так и для укрепления международного мира и безопасности. Призываем обращаться к ним для содействия усилиям по сохранению космоса свободным от оружия и для его использования всеми государствами.

Теперь страны Запада боязливо уходят даже от упоминания того, что работа ГПЭ была заблокирована со стороны США. США изначально были против создания ГПЭ по ПГВК.

Мы все видим, что любые переговоры по юридически обязывающему соглашению по ПГВК блокируются США, мы будем продвигать инициативы, способствующие использованию и исследованию космоса в мирных целях и ставящие надёжный заслон на пути его вепонизации. Пока еще безальтернативной в этом плане остаётся наша инициатива о неразмещении первыми оружия в космосе (НПОК). Число полноформатных участников, равно как и ряды стран, поддерживающих и выступающих соавторами резолюции ГА ООН по НПОК, последовательно расширяются. Призываем все государства, которые еще этого не сделали, проявить добрую волю и взять на себя соответствующее политическое обязательство. Мы вносим на рассмотрение Первого комитета проекты резолюций по НПОК, мерам транспарентности и укрепления доверия в космической деятельности (МТДК) и дальнейшим практическим мерам в области ПГВК. Рассчитываем на их поддержку и соавторство.

Уважаемый господин Председатель,

С учётом взятого США курса на демонтаж всей системы международно-правовых договорённостей в области КВРН и навязывание странами Запада концепции мирового порядка, основанного на правилах, вольно формулируемых ими под свои конъюнктурные нужды, возрастает необходимость консолидации международного сообщества вокруг созидательной, конструктивной повестки дня по повышению устойчивости действующей системы КВРН.

Выполнению данной задачи способствовало бы укрепление действующих и выработка на консенсусной основе новых договорных режимов в сфере КВРН. В этой связи вносим на рассмотрение Первого комитета ГА ООН проект резолюции «Укрепление и развитие системы договорённостей по контролю над вооружениями, разоружению и нераспространению». Её принятие стало бы важным вкладом в создание условий для успешного проведения в 2020-21 гг. ряда значимых мероприятий – обзорных конференций ДНЯО, КБТО, КНО, а также продления ДСНВ.

Центральную роль в процессе укрепления системы договорённостей по КВРН отводим ООН и её многостороннему разоруженческому механизму. В последнее время в нём также проявляются негативные тенденции, сводящие «до нуля» эффективность ооновской разоруженческой «триады». Итоги голосования ГА ООН по резолюциям в области КВРН подводят к неизбежному выводу, что государствам всё тяжелее даются консенсусные решения, отсутствует общая для всех программа действий на этом направлении. Даже те вопросы, которые ранее казались незыблемо объединяющими, вдруг становятся предметом острых дебатов. Особенно рельефно тенденции отхода от предметного диалога, заряженности на политизацию дискуссий, а также попытки превратить площадку ООН в инструмент давления на «неугодных» проявились на сессии Первого комитета (ПК) ГА ООН 2018 г.

Дополнительным деструктивным фактором в контексте работы ПК я Комиссии ООН по разоружению (КОР) являются противоправные действия властей США по невыдаче виз ведущим экспертам российской делегации. Вашингтон грубо нарушает свои обязательства по Соглашению 1947 г. о штаб-квартире ООН. Развязанная Вашингтоном «визовая война» уже привела к срыву в этом году сессии КОР – впервые в её истории. Таким образом, США недвусмысленно продемонстрировали свои приоритеты в области КВРН, предпочтя инициированному Вашингтоном обсуждению проблематики мер транспарентности и доверия в космической деятельности не выдать визу главе российской делегации.

Хотели бы предотвратить повторение такой ситуации в следующем году. В этой связи вносим на рассмотрение Первого комитета проект резолюции «Повышение эффективности методов работы Первого комитета», а также поправки к традиционной резолюции «Доклад КОР» о проведении сессий ПК и КОР в 2020 г. на базе отделения ООН в Вене или Женеве. Одобрение данных решений позволило бы нормализовать работу разоруженческого механизма ООН на недискриминационной основе и укрепить авторитет ООН. Хотели бы напомнить, что аналогичный вопрос уже поставлен нами в связи с организацией ОК ДНЯ0 2020 г.

Серьёзность ситуации в области КВРН диктует необходимость совместных действий всех государств, осознающих свою ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Со своей стороны, продолжим прилагать усилия по повышению эффективности и согласованности действий ПК, КОР и Конференции по разоружению (КР). Для реализации этой цели необходимо возобновить обстоятельный диалог по наиболее важным профильным вопросам повестки дня и деполитизировать дискуссии.

В связи с этим хотелось бы ещё раз напомнить о нашей конструктивной и, надеемся, привлекательной для всех инициативе, представленной в марте 2016 г. в целях преодоления двадцатилетнего застоя в переговорной работе на Конференции. Необходимо безотлагательно приступить к разработке международной конвенции по борьбе с актами химического и биологического терроризма. Таким образом был бы запущен переговорный процесс на КР в соответствии с имеющимся мандатом.

Ещё раз повторю: у России есть конструктивные объединительные предложения по всем ключевым вопросам повестки дня ПК. И мы рассчитываем на их поддержку.

Ещё раз призываем государства-члены ООН к конструктивному сотрудничеству по всему спектру вопросов обеспечения международного мира и безопасности, отказавшись от навязывания узких эгоистичных интересов и целей всему международному сообществу.

Спасибо за внимание.

x
x
Дополнительные инструменты поиска