2.04.2116:16

Выступление Директора Департамента по вопросам новых вызовов и угроз В.Е.Тарабрина на вебинаре по тенденциям и рискам использования каннабиса в медицинских, научных и «рекреационных» целях (Москва, 31 марта 2021 г.)

 

 

Уважаемые коллеги,

Весьма символично, что наша встреча проходит в юбилейную дату: вчера исполнилось 60 лет с момента подписания Единой конвенции ООН о наркотических средствах 1961 г., которая установила самые строгие меры международного контроля над каннабисом, наряду с другими опасными субстанциями. Следует отметить, что за прошедшие годы степень рисков для общественного здоровья, связанных с этим наркотиком, лишь возросла в связи с увеличением в нем содержания психоактивных компонентов. Вместе с тем в последнее время некоторые государства инициировали изменение своего законодательства в сторону легализации каннабиса.

Хотел бы сразу оговориться, что антинаркотические конвенции ООН, заложившие основу современного межгосударственного режима наркоконтроля, ограничивают легальное применение наркотиков сугубо медицинскими и научными целями. Использование наркотических субстанций в так называемых «рекреационных», т.е. немедицинских целях, запрещается этими договорами, а государства, идущие по пути легализации, нарушают взятые на себя международно-правовые обязательства.

Россия последовательно выступает за неукоснительное соблюдение международного права, в т.ч. в его антинаркотическом срезе. Этот принцип закреплен и в утвержденной в ноябре 2020 г. указом Президента Российской Федерации Стратегии государственной антинаркотической политики до 2030 г. В качестве одной из ключевых задач в ней фигурирует недопущение ослабления или пересмотра действующего глобального режима контроля над наркотиками, в т.ч. посредством их легализации. Мы твердо следуем данному курсу и на профильных международных площадках, прежде всего в Комиссии ООН по наркотическим средствам (КНС) и Генассамблее ООН. Нашу принципиальную линию на недопустимость легализации каннабиса и других видов наркотиков поддерживает широкая группа единомышленников (среди них – партнеры по ОДКБ и ШОС, государства Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока, большинство африканских стран, многие латиноамериканцы). Лишь абсолютное меньшинство стран считает возможным отступление от своих конвенционных обязательств, хотя некоторые СМИ и нарколиберальные НКО зачастую искажают реальную картину.

Недавний пример – принятое КНС в декабре 2020 г. с незначительным перевесом голосов решение об исключении каннабиса из списка IV Единой конвенции при его сохранении с списке I (к слову, именно в этом контрольном списке находятся опий и кокаин). Сторонники данного решения указывали на все более широкое медицинское применение каннабиноидов, тогда как, согласно Единой конвенции, находящиеся в ее списке IV субстанции не имеют терапевтических свойств. Хотел бы еще раз подчеркнуть, что решение Комиссии никак не связано с легализацей каннабиса. Этот принципиальный момент отметило в своих выступлениях большинство делегаций, включая Россию, сделавшую заявление от имени 29 государств-единомышленников. Основные его тезисы заключаются в том, что каннабис остается самым злоупотребляемым наркотиком в мире. Пересмотр мер международного контроля может повлечь ослабление общественного восприятия связанных с этим наркотиком рисков, чреват ростом злоупотребления им, особенно среди детей и молодежи. Несмотря на исход голосования в пользу исключения каннабиса из списка IV, режим национального контроля над этим наркотиком в России ревизии не подлежит. На международном уровне к нему также продолжают применяться самые строгие меры.

Вместе с тем нарколиберальная общественность и некоторые СМИ поспешили представить это решение как сигнал о мнимой безвредности каннабиса и первый шаг на пути его легализации. Неудивительно, ведь помимо идеологии признания наркомании как социально приемлемой нормы за такой риторикой стоят интересы крупных фармкомпаний, задействованных в каннабисной индустрии.

Хотел бы развеять несколько мифов, активно насаждаемых сторонниками легализации каннабиса. По их мнению, перевод «рекреационного» использования данного наркотика под контроль государства якобы поможет побороть наркопреступность, будет способствовать защите детей и молодежи, поскольку за сбыт каннабиса среди несовершеннолетних в таких странах сохраняется уголовная ответственность. На самом деле, как показывает пример легализовавших каннабис государств, наркопреступность никуда не делась, а снизила цены на этот наркотик, который по-прежнему выгоднее покупать «из-под полы». Что же касается защиты интересов детей, совершенно очевидно, что первостепенную роль здесь играют социальные нормы. Если в обществе вместо здорового образа жизни пропагандируется потребление наркотиков, это определяет модель поведения многих молодых людей.

Еще один миф заключается в том, что каннабис якобы безвреден. Сторонники легализации называют его «легким» наркотиком, умалчивая о таких серьезных последствиях злоупотребления им, как развитие шизофрении и других психических расстройств. Мы выступаем против разделения наркотиков на «легкие» и «тяжелые», поскольку все они представляют угрозу для общественного здоровья и безопасности, а пристрастие к каннабису зачастую является первым шагом к развитию наркомании и зависимости от других опасных субстанций.

Что касается медицинского применения каннабиса, который преподносится нарколиберальными странами как панацея от разных недугов, хотел бы оговориться, что терапевтические свойства каннабиноидов на сегодняшний день изучены достаточно слабо, и они не применяются в качестве медикаментов «первой линии» для лечения какого-либо заболевания.

Подводя итоги, за прошедшие 60 лет каннабис не стал менее вредным наркотиком. Предусмотренный конвенциями инструментарий контроля над ним остается более чем актуальным, и причин для его ревизии мы не видим.

Благодарю за внимание!

x
x
Дополнительные инструменты поиска