3.11.1714:59

Интервью Посла по особым поручениям МИД России С.Н.Губарева информагентству «Интерфакс», 3 ноября 2017 года

Вопрос: Сергей Николаевич, переговоры в формате «5+2» не проводятся почти полтора года. В чем причина?

Ответ: Действительно, последняя официальная встреча состоялась в июне прошлого года в Берлине. С тех пор наступила пауза, на мой взгляд, абсолютно неоправданная. Причина понятна – участники переговоров понимают, что без обсуждения, прежде всего, приднестровских озабоченностей не обойтись. К числу этих озабоченностей относятся и совместные украинско-молдавские таможенно-пограничные посты на приднестровском участке границы с Украиной, и нейтральные номерные знаки для приднестровских автомобилей, и ряд других. А обсуждать и, главное – принимать решения по этим вопросам, судя по всему, хотят далеко не все участники формата.

Вопрос: Как Вы оцениваете позицию председательствующей в ОБСЕ Австрии? Несет ли она часть ответственности за затянувшуюся паузу в переговорном процессе?

Ответ: Позиция Австрии в данном вопросе представляется мне ошибочной. Австрийский спецпредставитель Действующего председателя исходит из идеалистической посылки, что каждая официальная встреча формата «5+2» должна завершаться подписанием сущностных договоренностей между Кишиневом и Тирасполем. Однако если бы это было так, то стороны конфликта давно бы сами решили все проблемы и не было бы нужды в международном посредничестве. Что мы имеем в итоге? За 10 месяцев австрийского председательства в ОБСЕ не состоялось ни одного официального заседания формата, что, строго говоря, является сознательным игнорированием организационных документов переговорного процесса, в частности, разработанных и принятых всеми участниками переговоров в 2012 г. «Принципов и процедур ведения переговоров», предусматривающих пять-шесть официальных встреч в год. Надеюсь, что в следующем году переговоры будут идти более ритмично.

Вопрос: Сказывается ли кризис в российско-украинских отношениях на процессе приднестровского урегулирования? Насколько в целом конструктивна сейчас позиция Украины в этом вопросе?

Ответ: К сожалению, да. Четко обозначенная антироссийская позиция Киева осложняет в том числе и поиск общих подходов к решению проблемы Приднестровья – региона, где треть населения этнические украинцы, а свыше 90 тыс. – граждане Украины. Недавно решением украинского президента назначен новый спецпредставитель Киева в переговорном процессе. Надеюсь встретиться с ним в ближайшее время и обстоятельно обсудить, что мы можем сделать для решения приднестровской проблемы.

Вопрос: Сказалась ли смена администрации в США на приднестровском урегулировании и нашем взаимодействии с Соединенными Штатами как наблюдателями по этой проблеме? Изменились ли подходы Вашингтона к данному вопросу?

Ответ: Пока каких-либо сущностных изменений не видно, впрочем, более предметно можно будет об этом говорить после ближайшей официальной встречи формата «5+2».

Вопрос: Со сменой президентов в Молдавии и Приднестровье поначалу связывали надежды, что процессу урегулирования будет дан новый импульс. Надежды остаются? Могут ли новые лидеры Молдавии и Приднестровья сдвинуть этот конфликт?

Ответ: Первая за восемь лет встреча президента Молдавии и лидера Приднестровья, состоявшаяся 4 января с.г., придала определенный импульс переговорному процессу. Несмотря на заявленный «ознакомительный характер» встречи, она позволила проанализировать на высшем уровне ряд существующих проблем во взаимоотношениях между берегами и наметить пути их решения. Прошедшая 30 марта с.г. вторая встреча, хотя и не привела к «прорывам», однако активизировала деятельность рабочих групп. К сожалению, последующие месяцы привели лишь к утрате наработанного в ходе этих встреч позитивного потенциала. Вместе с тем внутримолдавские противоречия между президентом И.Додоном, с одной стороны, правительством и парламентом страны, с другой, негативно сказываются на процессе приднестровского урегулирования. Мы считаем, что важнейшую роль в сближении позиций сторон должна сыграть политическая воля и трезвая оценка ситуации, прежде всего, молдавским руководством.

Вопрос: Какие основные проблемы остаются на пути приднестровского урегулирования?

Ответ: Нерешенных проблем между Кишиневом и Тирасполем достаточно. По итогам прошедшего в 2016 г. в Берлине раунда переговоров был подписан протокол, в котором участники очертили круг первоочередных проблем. Стороны обязались прийти к решению вопросов апостилизации документов о высшем образовании, выдаваемых в Приднестровье, экологии, телекоммуникаций, использования автомобилей с приднестровскими номерными знаками для участия в международном движении и ряда других. Однако вследствие жесткой позиции Кишинева продвижения в решении этих вопросов, за исключением проблем экологии, пока не произошло.

Вопрос: В начале года в Москве открылось представительство Приднестровья. Какова роль этого органа в урегулировании конфликта? В Молдавии его считают нелегитимным. Как его оценивают в Москве?

Ответ: Сообщения об открытии такого представительства для целей налаживания взаимодействия с российскими экономическими структурами и развития экономических связей были в наших СМИ в январе с.г. Как, впрочем, и опубликованная чуть позже информация об отставке руководителя этого представительства. О дальнейшей деятельности этой структуры пока ничего неизвестно.

x
x
Дополнительные инструменты поиска