Публикатор

7.02.2013:10

Вопросы ядерного разоружения

Статья VI Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) предусматривает, что каждый участник этого Договора будет в духе доброй воли вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений и ядерному разоружению, а также о договоре о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем.

Российская Федерация привержена цели построения мира, свободного от ядерного оружия, и ответственно относится к своим обязательствам по ДНЯО, вносит весомый вклад в глобальные усилия по сокращению ядерных вооружений, соблюдение и укрепление важнейших международно-правовых режимов в области контроля над вооружениями и нераспространения.

Россия полностью выполнила свои обязательства по двусторонним с США соглашениям: Договору 1991 г. о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ) и Договору 2002 г. о сокращении стратегических наступательных потенциалов (ДСНП). Во исполнение этих соглашений количество развёрнутых стратегических боезарядов было сокращено с уровня 9000 до 1900 ед. Были ликвидированы более 1600 пусковых установок (ПУ) межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ), более 3100 МБР и БРПЛ, порядка 50 ракетных подводных лодок стратегического назначения и около 70 тяжёлых бомбардировщиков (ТБ).

В соответствии с Договором 2010 г. о дальнейших мерах по ограничению и сокращению стратегических наступательных вооружений (вступил в силу 5 февраля 2011 г.) Россия и США согласились на треть (до 1550 ед.) урезать суммарное количество боезарядов («потолок» по ДСНП – 2200 ед.) и более чем в два раза (до 700 ед.) – предельный уровень стратегических носителей («потолок» по ДСНВ – 1600 ед., ДСНП носители не ограничивал). Кроме того, был установлен дополнительный уровень в
800 ед. для развёрнутых и неразвёрнутых ПУ МБР и БРПЛ, а также ТБ.

К контрольной дате по Договору - 5 февраля 2018 г. - Российская Федерация свои обязательства по сокращению СНВ полностью выполнила. У США превышение составляет 101 ед. по категории «развёрнутые и неразвёрнутые ПУ МБР, развёрнутые и неразвёрнутые ПУ БРПЛ, развёрнутые и неразвёрнутые ТБ».

5 февраля 2021 истекает срок действия Договора. В связи с этим 5 декабря 2019 г. в Сочи на совещании с руководством Минобороны и предприятий ВПК Президент России заявил, что российская сторона готова незамедлительно и без всяких предварительных условий продлить ДСНВ (положениями Договора предусматривается возможность его продления на срок до пяти лет).

Реализация советско-американского Договора 1987 г. о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) позволила уничтожить два класса ракет – свыше 1800 баллистических и крылатых ракет наземного базирования дальностью 500-5500 км – и более 800 ПУ к ним. В общей сложности деактивировано более 3 тыс. ядерных боеголовок совокупной мощностью свыше 500 мт. Договор перестал действовать 2 августа
2019 г. в связи с односторонним выходом из него США.

Также Россия в четыре раза сократила свой арсенал нестратегического ядерного оружия и сосредоточила его на центральных базах хранения в пределах национальной территории. Добиваемся аналогичных мер от других ядерных государств.

В российской Военной доктрине значительно понижены роль и место ядерного оружия. Возможность его применения ограничена двумя крайними случаями: нападением на Россию и её союзников с применением ОМУ и агрессией против нашей страны с применением обычных вооружений, когда под угрозу поставлено само существование государства. Данные положения имеют исключительно оборонительную направленность. Кроме того, в Военной доктрине России содержится понятие «неядерное сдерживание».

Ещё одним важным шагом в контексте понижения роли ядерного оружия стало «ненацеливание» российских ядерных вооружений, которые имеют т.н. «нулевое полётное задание».

Российская Федерация активно участвует в обзорном процессе ДНЯО и в работе многосторонних переговорных форумов в области разоружения (Конференции по разоружению, Комиссии ООН по разоружению), неоднократно, в том числе на самом высоком уровне, подтверждала готовность к рассмотрению возможных дальнейших шагов в сфере ядерного разоружения. В данном контексте приоритетное значение имеет последовательное формирование предпосылок, которые способствовали бы продвижению по этому пути.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации № 605 от 7 мая 2012 г. «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации» переговоры о дальнейших сокращениях стратегических наступательных вооружений возможны только в контексте учёта всех без исключения факторов, влияющих на глобальную стратегическую стабильность. К ним мы, среди прочего, относим:

- создание глобальной системы ПРО США;

- развитие высокоточного оружия большой дальности в неядерном оснащении и реализацию США концепции «глобального удара»;

- нежелание США отказаться от возможности размещения оружия в космосе;

- наличие количественных и качественных дисбалансов в области обычных вооружений;

- обеспечение жизнеспособности ключевых многосторонних разоруженческих и нераспространенческих инструментов;

- адаптацию военной доктрины США к возможности широкого применения ядерного оружия;

- действия Вашингтона по разрушению и выхолащиванию системы контроля над вооружениями, примерами чего стал развал ДРСМД и отказ от ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний;

- ослабление оборонного потенциала других стран нелегитимными методами одностороннего санкционного давления в обход Совета Безопасности ООН.

Одним из наиболее серьёзных вызовов в контексте ядерного разоружения остаются так называемые «совместные ядерные миссии» НАТО, которые включают в себя элементы ядерного планирования и отработку навыков использования ядерного оружия с задействованием самолетов-носителей, экипажей, инфраструктуры аэродромов и наземных служб обеспечения неядерных государств-членов альянса, что является прямым нарушением положений ДНЯО.

Дальнейшее продвижение по пути ядерного разоружения должно осуществляться так, чтобы при этом укреплялась стратегическая стабильность, и обеспечивался рост безопасности всех без исключения государств. Именно такой подход к ядерному разоружению был выработан в рамках обзорного процесса ДНЯО.

В связи с этим полагаем ошибкой разработку и подписание рядом государств Договора о запрещении ядерного оружия. Мы с уважением относимся к взглядам тех, кто выдвинул данную инициативу. Вместе с тем, очевидно, что этот Договор, разработанный без участия и без учёта мнения стран, обладающих ядерными вооружениями, неспособен внести какой-либо позитивный вклад в процесс ограничения и сокращения ядерного оружия. Подготовка текста Договора была реализована поспешно, на неконсенсусной основе и без учёта фундаментальных принципов ДНЯО. Он базируется на изначально неверной посылке, что ядерное разоружение может проводиться в отрыве от существующих стратегических реалий, создаёт напряжённость между ядерными и неядерными странами и может привести к подрыву действующего режима нераспространения ядерного оружия.