• en-GB1 ru-RU1

Отношения Россия-ЕС переживают непростые времена. Своими действиями накануне и в ходе украинского кризиса Европейский союз поставил под вопрос свою репутацию надежного партнера нашей страны. Серьезный удар по отношениям был нанесен односторонними санкционными решениями Европейского союза, принятыми в ущерб обоюдным экономическим интересам во имя продвижения сомнительных геополитических схем. Продолжают раскручиваться безосновательные обвинения в том, что Россия будто бы представляет собой некую «гибридную угрозу» для Евросоюза. Взят курс на создание новых санкционных механизмов с явным антироссийским подтекстом.

Вместе с тем даже в этих условиях Россия нацелена на продолжение сотрудничества с ЕС. Европейский союз остается основным торговым партнером нашей страны (около 43% внешнеторгового оборота России в 2018 г. приходилось на страны ЕС). Россия, со своей стороны, является четвертым по значимости торговым партнером ЕС.

Максимальное значение взаимной торговли России и Евросоюза пришлось на «докризисный» 2013 г. – 417,7 млрд долл. США. В 2014-2016 гг. наблюдалось существенное сокращение товарооборота (2014 г. -  до 377 млрд долл. США, 2015 г. – до 235,8 млрд долл. США, 2016 г. – до 200,5 млрд долл. США). С начала 2017 г. эта тенденция постепенно меняется. Товарооборот России и ЕС в 2018 г. составил 294,2 млрд долл. США, увеличившись на 19,3% по сравнению с 2017 г. При этом экспорт в ЕС составил 204,9 млрд долл. США (рост на 28,3%), импорт – 89,3 млрд долл. США (рост на 2,7%). 

Договорно-правовой основой отношений между Россией и ЕС остается Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС), заключенное Россией с Европейскими сообществами и их государствами-членами в 1994 г.

(вступило в силу 1 декабря 1997 г.). Оно предусматривает развитие отношений в политической, торгово-экономической, финансовой, правовой, гуманитарной областях, а также определяет основные цели и механизмы сотрудничества. Соглашение было заключено сроком на 10 лет с последующей ежегодной автоматической пролонгацией при условии, если ни одна из сторон не заявит о его денонсации.

Формально продолжают действовать «дорожные карты» по формированию четырех общих пространств Россия-ЕС: экономического; свободы, безопасности и правосудия; внешней безопасности; науки и образования, включая культурные аспекты. «Дорожные карты» были утверждены в ходе саммита Россия-ЕС 10 мая 2005 г. в Москве. Вместе с тем на практике сторона ЕС уклоняется от проведения встреч в форматах, предназначенных для реализации «дорожных карт». Такая позиция ЕС предопределяет застой в работе по созданию общеевропейского экономического и гуманитарного пространства, продвижение которой объективно отвечало бы чаяниям всех народов Европы.

По вине ЕС в значительной мере «заморожена» работа предусмотренных СПС и иными двусторонними договоренностями форматов политического и секторального диалогов Россия-ЕС, включая на высшем уровне. Последний, 32-й саммит Россия-ЕС состоялся 28 января 2014 г. в Брюсселе. В недавние годы проведено несколько неформальных встреч Президента России В.В.Путина с Председателем Еврокомиссии Ж.-К.Юнкером.

В последнее время Европейский союз предпринимает попытки активизировать политический диалог с нашей страной. Регулярный характер носят встречи Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова с Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини. Проводятся экспертные консультации по широкому кругу тем, представляющих взаимный интерес, таких, как борьба с терроризмом и наркотрафиком. Кроме того, из-под ограничений выведено научно-техническое, приграничное сотрудничество, а также взаимодействие в рамках «Северного измерения». Вместе с тем данные меры по-прежнему носят половинчатый характер и пока не позволяют говорить о сознательном стремлении ЕС к скорейшей нормализации отношений.

Невзирая на существующие разногласия, Российская Федерация по-прежнему ориентирована на развитие тесного всестороннего партнерства с Европейским союзом на основе принципов равноправия, взаимной выгоды и уважения интересов друг друга. Открыты к совместной работе, которая позволила бы максимально полно раскрыть колоссальный потенциал нашего сотрудничества на пространстве от Атлантики до Тихого океана.

 

ВЫСКАЗЫВАНИЯ ПО ТЕМЕ

Из ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2018 году, Москва, 16 января 2019 года

Вопрос: Вся Европа сейчас с тревогой следит за тем, как обстоят дела с «брекзитом». Отношения России и Великобритании, особенно после «дела Скрипалей» стали максимально напряжёнными. Какой сценарий «брекзита» наиболее интересен России, учитывая её интересы в Европе?

С.В.Лавров: Это дело Великобритании и её подданных, Парламента этой страны. Нам, естественно, небезразлично, как это отразится на Евросоюзе, потому что ЕС – наш главный торговый партнёр как организация (на национальном уровне это Китай), даже несмотря на то, что в силу санкций общий товарооборот упал гораздо ниже рекордных цифр в 400 млрд. долл. до примерно 270 млрд. долл.

В связи с «брекзитом» и не только происходит много процессов, которые будут влиять на функционирование Евросоюза. Нам очень важно понимать, как это затронет наши отношения, прежде всего торгово-экономические. Однако говорить о том, какой вариант нам «более интересен» – такая психология характеризует страны и политиков, желающих вмешиваться и обеспечивать «дирижирование» процессов в других государствах. Мы этим не занимаемся. Я приводил примеры, как, не стесняясь, в открытую «дирижировали» процессами подготовки Преспанского соглашения в Македонии. Сейчас в Германии через американского посла пытаются дирижировать позицией немецких компаний по отношению к «Северному потоку-2». Это не наши подходы.

 

Мы ничего не говорим про «брекзит», хотя постоянно кто-то пишет, что Россия «потирает руки» и «злорадствует». Ничего подобного. Мы всегда говорили, задолго до того, как «брекзит» обрёл очертания, что в наших интересах – единый, сильный и, главное, самостоятельный Евросоюз. Что будет, посмотрим. Естественно, мы готовы сотрудничать и с Евросоюзом, и с Великобританией, если всё закончится её выходом из ЕС. В каких формах это лучше делать, будем определять, когда поймём, что на самом деле состоялось.

Вопрос: Сербия пытается уйти от проблемы выбора между Россией и ЕС, тем не менее, в самой стране раздаются голоса о том, что выбор сделать нужно. Вы в прошлом году совершили плодотворный визит в Белград. Сейчас туда собирается Президент России В.В.Путин. Какие цели преследует российская внешняя политика в Сербии?

 

С.В.Лавров: Вы хорошо подметили, что в Европе считают, что Сербии в конечном итоге придётся сделать выбор между Россией и Евросоюзом. Это тоже менталитет, который давно себя изжил. Он отражает старые колониальные повадки. Я уже не раз приводил пример, когда Евросоюз вставал на тропу односторонних требований в логике игр с нулевым результатом. Так, в первый «майдан» на Украине в 2003 г. Министр иностранных дел Бельгии К.Де Гюхт, ставший впоследствии еврокомиссаром, открыто требовал, чтобы украинцы решили, с кем они, с Россией или Европой. Такие провокационные подходы, отражающие великодержавные настроения, не соответствуют тем решениям, которые мы принимали все вместе в том же ОБСЕ и в рамках отношений между Россией и ЕС.

Сейчас в Сербии идут предвступительные переговоры по различным главам. ЕС, не стесняясь, говорит, что Сербия, во-первых, должна признать независимость Косово, чтобы вступить в ЕС, а, во-вторых, присоединиться к политике Евросоюза в отношении России, включая введение санкций. Это просто неприлично занимать такие позиции. Я уже не раз говорил, что Евросоюз всё время гордится своим единством, но оно в последнее время достигается на основе «наименьшего знаменателя», когда весьма агрессивное меньшинство требует от других стран Евросоюза занимать позиции, которые в отношении России явно предвзяты и дискриминационны.

Я бы посоветовал отказаться от логики «или с Россией, или с Евросоюзом». Давайте всё-таки возвращаться к тем временам, когда великие европейцы, включая Ш.Де Голля и других деятелей, выдвигали видение единого пространства от Атлантики сначала до Урала, а потом до Тихого океана. Это всё подтверждено в документах ОБСЕ, Россия-ЕС, Россия-НАТО (о равной и неделимой безопасности), но  почему-то на практике договороспособность не проявляется.

Мы за то, чтобы возвращаться к философии совместного сотрудничества на основе баланса интересов, а не на основе навязывания кому-то одному взглядов, которые вырабатываются достаточно небольшой группой государств, как бы влиятельны они ни были.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3476729