9.10.2112:34

Выступление Постоянного представителя Российской Федерации при ОБСЕ А.К.Лукашевича на заседании Постоянного совета ОБСЕ на отчеты спецпредставителя Действующего председателя ОБСЕ по Украине и в Контактной группе М.Киннунена и главы СММ ОБСЕ на Украине Я.Х.Чевика, 7 октября 2021 года

2018-09-10-2021

Уважаемая госпожа Председатель,

Приветствуем уважаемых послов М.Киннунена и Я.Х.Чевика.

Вооруженный конфликт на востоке Украины длится свыше семи с половиной лет. Инициированная «майданными» властями в апреле 2014 года военная операция по подавлению инакомыслия в Донбассе продолжается до сих пор. Конфликт приобретает затяжной характер. Несмотря на выработанный при помощи ОБСЕ инструментарий, решение не прорисовывается на практике. Сейчас в ваших выступлениях вы оба, уважаемые послы М.Киннунен и Я.Х.Чевик, рассуждали о недостатке прогресса в урегулировании и, по сути, тупике по всем направлениям. Предлагаем честно взглянуть на причины.

Потерпев в 2014 и 2015 годах серию военных поражений от ополчения Донбасса, руководство Украины было вынуждено задуматься над политико-дипломатическими путями урегулирования. Компромиссом стали Минские соглашения, подписанные представителями сторон конфликта – Киева, Донецка и Луганска. При посредничестве государств «нормандского» формата – Франции, ФРГ и России – был выработан минский «Комплекс мер» от 12 февраля 2015 года. Он очертил задачи в военной, политической, социально-экономической и гуманитарной сферах, решение которых в рамках прямого диалога между представителями Киева и Донбасса открыло бы путь к устойчивому миру на востоке Украины. Этот документ имеет особую юридическую силу, так как одобрен резолюцией 2202 Совета Безопасности ООН, включен в неё и, соответственно, стал частью международного права, обязательного к выполнению. Он остается основным ориентиром в вашей работе. В том числе и потому, что деятельность Контактной группы и ее рабочих подгрупп основывается на п.13 «Комплекса мер».

Этот ключевой документ урегулирования, а также свыше двадцати решений, выработанных в его развитие в рамках Контактной группы, не выполняются. Господин М.Киннунен, на своем посту Вы являетесь уже четвертым спецпредставителем Действующего председательства. Господин Я.Х.Чевик, Вы – второй по счету глава Спецмониторинговой миссии ОБСЕ (СММ). От вашей позиции в защиту буквы резолюции 2202 Совета Безопасности ООН и Минских соглашений во многом зависит прогресс в урегулировании.

«Комплекс мер» прямо указывает на необходимость прямого диалога между представителями центральных властей Украины и отдельных районов Донецкой и Луганской областей по всем аспектам урегулирования. Именно им надлежит реализовывать прописанные в этом документе обязательства. Киев же упорно срывает выполнение данного ключевого предписания. Видим настойчивые попытки вновь навязать бесплодную дискуссию о сторонах конфликта. Так, предлагается вычеркнуть представителей отдельных районов Донбасса из процесса обсуждения будущего этого региона в составе Украины. Подменить их представителями России, которые участвуют в Контактной группе лишь для оказания содействия сторонам в поиске взаимоприемлемых развязок. Подчеркнем – вопрос о сторонах конфликта давно закрыт. Всем им – Киеву, Донецку и Луганску – следует работать над реализацией «Комплекса мер».

В этих условиях важная роль ложится на вас обоих как координаторов дискуссий в рамках Контактной группы и подгруппы по вопросам безопасности, а также на ваших коллег в подгруппах по политическим, социально-экономическим и гуманитарным вопросам. Важно осуществлять регулярные контакты не только с представителями украинских властей. Необходима надлежащая коммуникация и с представителями Донбасса как полноправными участниками дискуссий в Группе, своевременная и беспрепятственная рассылка распространяемых ими документов. К сожалению, так происходит не всегда, несмотря на их настоятельные требования.

Развитию такой коммуникации способствуют поездки в регион. Отмечаем, что за пределами отчетного периода, в сентябре, господин Я.Х.Чевик посетил отдельные районы Донбасса, ознакомился с реальной обстановкой на местах. Почему информация об этом не получила публичного освещения на ресурсах ОБСЕ? Хотели бы уточнить и у господина М.Киннунена – когда ждать его поездки в Донецк и Луганск?

Следует признать, что динамика урегулирования неудовлетворительная. Причина – обструкционизм Киева в Контактной группе, непоследовательность в рамках дискуссий и реализации согласованных решений, что во многом зависит от политической конъюнктуры на Украине. Так было, к примеру, с проработанным экспертами проектом решения о разведении сил и средств вдоль всей линии соприкосновения, от идеи которого на «нормандском» саммите 9 декабря 2019 года внезапно отказался Президент В.Зеленский. Или с письменной верификацией (в протоколе заседания Контактной группы от 11 марта 2020 года), а затем невнятным отказом признавать полномочия представителей Донбасса. Или же с реализацией мер по усилению режима прекращения огня от 22 июля 2020 года, свою приверженность которым фактически дезавуировали главнокомандующий вооруженными силами Украины (ВСУ) В.Залужный в интервью «Радио Свобода» 25 сентября и командующий «операцией объединенных сил» А.Павлюк во время посещения линии соприкосновения 5 октября. Вдобавок, в сентябре спикер делегации Украины в Контактной группе А.Арестович заявлял, что теперь Украина «снялась с крючка Минских соглашений». Всё это завело ситуацию в тупик.

По данным СММ, сегодня интенсивность обстрелов в Донбассе растет, а количество подтвержденных жертв бьет печальные рекорды. Из доклада господина Я.Х.Чевика следует, что 74% всех жертв в летние месяцы пришлось на неподконтрольную Киеву часть Донбасса. Там же отмечено в два раза больше разрушений гражданских объектов. Согласно отчетам Миссии, за сентябрь все 100% жертв зарегистрированы в отдельных районах Донецкой области. В Киеве вновь скажут, что они сами себя обстреливают? Суммарно в августе-сентябре в результате обострения ситуации на линии соприкосновения пострадало больше людей, чем за один год действия мер по усилению режима прекращения огня, вступивших в силу 27 июля 2020 года. Лишь за один день 17 сентября в результате стрельбы по окраинам Донецка ранения получили четверо жителей города.

Судя по докладу посла Я.Х.Чевика, видим, что ВСУ – «лидеры» по размещению тяжелых вооружений в жилых районах у линии соприкосновения. Отмечается, что в целом количество нарушений режима прекращения огня из такого рода вооружений возросло вдвое. Возникает вопрос – сколько обстрелов произведено из тех десятков единиц крупнокалиберной техники ВСУ, транспортировку которых СММ фиксировала весной-летом на железнодорожных узлах у линии соприкосновения и которые продолжает наблюдать и сейчас? Переписывают ли патрули номера этой техники, сопоставляют ли с обнаруженными у линии соприкосновения?

Беспокоят и данные СММ о выявленных летом инженерных сооружениях ВСУ, включая новые минометные позиции и существенное – в сумме более чем на полкилометра – продление траншей ВСУ, то есть продвижение вперёд в Донецкой области в сторону передовых позиций ополчения. Наконец, на этом фоне 5 октября украинская военная разведка публично спекулировала о возможном обострении в Донбассе. Что это – анонс боевых действий со стороны Киева?

Уважаемые послы М.Киннунен и Я.Х.Чевик,

Учитывая, что ваша деятельность осуществляется в том числе в рамках усилий ОБСЕ по предотвращению конфликтов и урегулированию кризисов, считаем крайне востребованным привлекать внимание к таким вопиющим фактам в контексте раннего предупреждения возможной эскалации. Пока что отсутствует публичная реакция на упомянутые заявления военного руководства Украины о саботаже Минских соглашений и мер по усилению режима прекращения огня.

Не понимаем, почему СММ весьма выборочно указывает данные об учениях с боевой стрельбой вне зоны безопасности? В частности, в отчеты Миссии следует включать сведения о проведении на территории Украины военных учений с привлечением иностранных войск и техники. В текущем году осуществляются семь совместных учений Украины со странами НАТО. Все это не соотносится с положениями п.10 «Комплекса мер», предполагающего вывод с территории Украины всех иностранных вооруженных формирований и военной техники под наблюдением ОБСЕ. Кстати, в ходе уже состоявшихся учений, по официальным сообщениям украинских властей, отрабатывались наступательные действия и сценарии «зачистки» в городской местности. Где украинские военные собираются применять эти навыки?

Чтобы отвлечь внимание от своей военной активности у линии соприкосновения, представители Украины при поддержке внешних кураторов продолжают раскручивать тему контроля Киева над границей в Донбассе – завершающего этапа урегулирования. Словом, предлагается начать с конца, чтобы вообще ничего не делать – и всё это на фоне спекуляций о мнимой «внешней агрессии».

Тем временем и на других направлениях урегулирования застой. Завязла работа над составлением «плана совместных шагов» по имплементации положений «Минска». Киев никак не реагирует на сделанные почти год назад письменные предложения Донецка и Луганска по «дорожной карте».

Никаких подвижек нет в политической сфере, в том числе в плане выполнения рекомендаций «нормандского» саммита 9 декабря 2019 года Контактной группе о согласовании всех правовых аспектов особого статуса Донбасса. Срок действия принятого в 2014 году, но так и не вступившего в силу закона об особом статусе Донбасса менее чем через три месяца вновь истекает. Нулевой прогресс и в плане интеграции в украинское законодательство «формулы Ф.‑В.Штайнмайера» о порядке введения такого закона в действие. Вместо всего этого Киев анонсировал, что без обсуждения с Донбассом примет закон о так называемом «переходном периоде», который вообще не содержит отсылок к положениям «Комплекса мер». Господин М.Киннунен, что конкретно делается для выхода из тупиковой ситуации в решении политических вопросов? Хотелось бы также знать Вашу оценку соответствия внесенного Кабинетом министров Украины законопроекта о «переходном периоде» положениям Минских соглашений.

Неотложного внимания требует решение социально-экономических и гуманитарных вопросов в интересах населения Донбасса. До сих пор в силе социально-экономическая блокада региона, осуществляемая Киевом в нарушение п.8 «Комплекса мер». Господин М.Киннунен, как Вы оцениваете перспективы ее отмены Киевом, что делается для этого в рамках экономической подгруппы и Вами лично?

Из представленного господином Я.Х.Чевиком доклада видим и другие проблемные моменты, с которыми сталкиваются жители Украины – признаки языковой дискриминации, давление и насилие по отношению к верующим Украинской православной церкви, нападения на журналистов и вмешательство украинских властей в работу СМИ.

Продолжаем наблюдать в отчетах СММ регулярные сообщения об акциях украинских националистических группировок, в том числе военизированного типа. Констатируем, что они давно стали частью политического ландшафта Украины и по-прежнему оказывают влияние на принимаемые властями решения. Призываем Миссию тщательно фиксировать выходки, совершенные под лозунгами агрессивного национализма, неонацизма и ксенофобии. Напоминаем о давно назревшей необходимости выпустить тематический доклад, фактуры для которого уже более чем достаточно.

Призываем вас, уважаемые послы М.Киннунен и Я.Х.Чевик, не только отслеживать все эти аспекты и систематизировать наблюдения, но и реагировать на нарушения в соответствии с полномочиями.

Конфликт на востоке Украины может и должен быть прекращен путем добросовестного выполнения всех положений «Комплекса мер» как безальтернативной основы достижения устойчивого мира в Донбассе. Востребованы действенные сигналы Киеву о необходимости вернуться к логике этого документа. Попытки, в том числе внешних кураторов Украины, выгородить украинские власти, саботирующие «Минск», вредны и опасны для всего процесса урегулирования.

В завершение позвольте пожелать вам и вашим коллегам крепкого здоровья и столь нужных успехов в работе.

Прошу, уважаемая госпожа Председатель, приложить данное выступление к Журналу дня сегодняшнего заседания Постоянного совета.

Благодарю за внимание.

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ)

Совет Европы (СЕ)

НАТО

Европейский союз (ЕС)


x
x
Дополнительные инструменты поиска