Выступления Министра

16.06.2021:02

Пресс-конференция Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова по итогам телефонного разговора с Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ж.Боррелем, Москва, 16 июня 2020 года

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1
Скачать файл

Смотреть это видео на Youtube

В рамках нашего регулярного политического диалога с Европейским союзом мы сегодня провели полуторачасовые переговоры с Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности  Ж.Боррелем.

Обстоятельно поговорили по широкому кругу международной тематики.

Обсудили тупик, в котором сейчас находятся усилия по ближневосточному урегулированию. Акцентировали важность активизации консолидированных усилий международного сообщества с целью постараться  как можно скорее возобновить прямые переговоры между палестинцами и израильтянами под эгидой ООН для решения всех вопросов окончательного статуса и достижения всеобъемлющего мирного соглашения. За последнее время ситуация весьма осложнилась.

Мы подтвердили наши общие позиции и оценки с Европейском союзом о том, что реализация планов по аннексии части палестинских территорий на Западном берегу реки Иордан поставит под угрозу перспективу двухгосударственного решения палестино-израильской проблемы, может спровоцировать новый опасный виток насилия в регионе.

Договорились продолжать согласовывать наши подходы, поскольку Россия и Евросоюз являются участниками «квартета» международных посредников. Будем работать на этом направлении и с нашими коллегами в ООН. Будем доводить нашу точку зрения до США и израильтян.

Подчеркнули необходимость скорейшего прекращения боевых действий в Ливии. Высказались за то, чтобы как можно скорее был начат конструктивный диалог с участием всех ливийских политических сил. На этот счет в последнее время было сделано немало инициативных предложений. Я имею в виду Берлинскую конференцию и те идеи, которые высказал Председатель Парламента в Тобруке А.Салех.

Констатировали безальтернативность политического урегулирования сирийского кризиса в рамках того процесса, который запущен под эгидой ООН и должен быть процессом самих сирийцев при содействии Всемирной организации, как это предусмотрено в резолюции 2254 СБ ООН.

Также акцентировали проблематику оказания гуманитарной помощи всем нуждающимся на территории Сирии без дискриминации, политизации и предварительных условий. Западная помощь в основном идет беженцам, находящимся за пределами Сирии (что едва ли способствует созданию условий для их скорейшего возвращения на родину), либо на территории, которые неподконтрольны Правительству САР.

30 июня с.г. Евросоюз планирует провести по видеосвязи очередную конференцию по оказанию гуманитарного содействия сирийцам. У нас есть приглашение. Мы планируем в ней участвовать. В очередной раз выразили сожаление, что и эта конференция (а таких было уже несколько по линии Евросоюза) не предполагает приглашения сирийской стороны, законного Правительства в Дамаске.    

Обсудили достаточно подробно ситуацию вокруг иранской ядерной программы. Подчеркнули приверженность России и Европейского союза обеспечению устойчивой и всесторонней реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Обменялись оценками непростых процессов, которые сейчас развиваются и в Вене в рамках Совета управляющих МАГАТЭ, и в Нью-Йорке, где наши американские коллеги пытаются продвигать решения, в корне противоречащие всем договоренностям, достигнутым в рамках СВПД и одобренным резолюцией 2231 СБ ООН.

Обсудили кризис на Украине, подчеркнув безальтернативность минского «Комплекса мер» и конкретных действий по его выполнению. Мы, со своей стороны, особо подчеркнули, что договоренности должны выполняться во всей их полноте, последовательности, включая, прежде всего, налаживание прямого и устойчивого диалога между Киевом, Донецком и Луганском.

Говорили о ситуации на Западных Балканах, в том числе в свете моего предстоящего визита в Сербию. Подтвердили нашим есовским партнерам принципиальную позицию России, согласно которой страны региона не должны ставиться перед искусственным выбором: либо на Запад, либо с Россией.

Мы все заинтересованы в том, чтобы политика всех стран в Европе была многовекторной и одинаково открыта для конструктивного диалога со всеми, кто готов к такому диалогу на основе равноправия и взаимной выгоды.

Акцентировали важность выполнения договоренностей, достигнутых уже много лет назад при посредничестве Евросоюза между Белградом и Приштиной, которые, к сожалению, сейчас пробуксовывают.

С близких позиций говорили о предпринимаемых усилиях по содействию национальному диалогу в Венесуэле. Мы и европейцы участвовали в организованной недавно Швецией конференции в т.н. «стокгольмском формате».

В заключение мы рассмотрели ряд актуальных вопросов, которые касаются нынешнего состояния отношений между Российской Федерацией и Европейским союзом. Сказали Высокому представителю ЕС по иностранным делам и политике безопасности  Ж.Боррелю, что слышали о планах Европейского союза провести стратегический обзор отношений с Российской Федерацией. Подтвердили нашу заинтересованность в развитии контактов.  Подтвердили приглашение Ж.Боррелю посетить Российскую Федерацию, как только позволит ситуация с коронавирусной инфекцией.           

Вопрос: В Киеве постоянно говорят о том, что Минские договоренности необязательны для выполнения, что они нуждаются в пересмотре или от них можно даже отказаться. Обсуждался ли этот вопрос с Ж.Боррелем? Готов ли Европейский союз поспособствовать, чтобы Киев прекратил подобные заявления?

С.В.Лавров: Да, как я уже упомянул, мы говорили об Украине. Говорили не в деталях. Евросоюз не является участником процесса, который призван урегулировать внутриукраинский кризис. От ЕС в этих усилиях участвует Франция и Германия. Мы знаем, что Берлин и Париж подробно информируют о своих оценках партнеров по Европейскому союзу, включая службу, которую возглавляет Ж.Боррель.

Мы, естественно, привлекли внимание наших собеседников к заявлениям, звучащим из Киева, причем не от каких-то лиц, не обладающих властью, а от представителей Правительства и Президента, от самого Президента. Начиная от призывов сохранять Минские договоренности, поскольку это самый главный повод для того, чтобы сохранять западные санкции против России (вы знаете о том, как мы уже комментировали подобные призывы), и вплоть до заявлений, что Минские договоренности либо являются добровольными и никаких обязательств на Украину не накладывают, либо, как недавно выразился один из вице-премьеров, А.Ю.Резников, «никчемными» в правовом смысле. Все это, конечно, настораживает.

Мы призвали наших европейских коллег учитывать это в диалоге с Киевом, особенно принимая во внимание то, что у Украины и ЕС есть Соглашение об ассоциации, которое сейчас планируется модернизировать и обновлять. Думаю, что отношение Украины к своим международным обязательствам должно стать частью подобного обзора хода выполнения Соглашения об ассоциации, в том числе с точки зрения отношения украинского руководства к правам национальных меньшинств.

На этом я сегодня особенно заострил внимание, напомнив, что целая серия законодательных актов, принятых в последнее время на Украине, резко ограничивает законные, гарантированные международными конвенциями и конституцией Украины права национальных меньшинств в том, что касается, прежде всего, образовательных и языковых прав. Обратил внимание собеседника на то, что другие нацменьшинства (венгры, болгары, румыны) также высказывают недовольство этим законодательством. Украинцы, на каком-то этапе откликаясь на обращения из европейских столиц, заявили, что могут сделать исключение для нацменьшинств, использующих языки Евросоюза. Я напрямую спросил у Ж.Борреля, есть ли такие исключения для языков ЕС, успокоится ли на этом Брюссель, все остальные европейские столицы и ЕС в целом, уйдут ли в сторону от отстаивания необходимости уважать права всех нацменьшинств, включая, прежде всего, русскоязычное. Ответ был отрицательный. Европейский союз не будет выборочно подходить к обеспечению прав нацменьшинств ни на Украине, ни в любой другой стране. Считаем, что эта позиция достойна уважения. Она единственно возможная, если подходить к проблеме нацменшинств с позиции существующего международного права.

Вопрос: 11 июня с.г. Сейм Латвии принял поправки к закону об электронных СМИ, ввел языковые квоты. Как, по Вашему мнению, эти поправки скажутся на доступе к русскоязычным СМИ?

С.В.Лавров: Это тоже вписывается в ту логику, о которой мы сейчас говорим. С тревогой восприняли утверждение Сеймом Латвии в окончательном чтении поправок в закон об электронных СМИ. Мы знаем, что поправки активно «пропихивались» радикалами. Они добивались введения языковых квот на телевещание, не скрывая, что делают это для того, чтобы ограничить законный доступ к источникам информации на русском языке.

Как я понимаю, 80% телевещания должно быть теперь только на языках Евросоюза, а на все остальные языки, на которых разговаривают нацменьшинства в Латвии, отводится 20%. Учитывая, что 40% населения Латвии использует русский язык, дискриминация налицо. Она очевидна. Я уверен, что Евросоюз должен проанализировать эти решения и заявить о своей позиции. По крайней мере, такую просьбу мы высказали Ж.Боррелю, выразив надежду, что те заявления, которые мы регулярно слышим из Брюсселя о необходимости обеспечения высоких демократических стандартов в том, что касается в том числе доступа к информации, не будут пустым звуком.

Вопрос: Как в Москве оценивают инициативу США 27 июня провести переговоры лидеров Сербии и Косово?

С.В.Лавров: Мы относимся к ней, как к инициативе, которая адресована Белграду и Приштине. Мы слышали заявления американских представителей, что и Белград, и Приштина согласились встретиться по американскому приглашению. Послезавтра мы будем в Белграде с визитом. Надеемся там поговорить и о том, как конкретно видятся практические шаги тех стран, которые предлагают свои посреднические услуги, и как эти шаги видятся сербскому руководству. Президент России В.В.Путин неоднократно подчеркивал, в том числе на встречах с Президентом Сербии А.Вучичем, что Россия в косовском урегулировании поддержит те договоренности, которые будут приемлемы Сербии и сербскому народу. Из этого мы и будем исходить. Но посреднических услуг немало в этом процессе. Я очень не хотел бы, чтобы возможные договоренности, которые будут достигнуты между Белградом и Приштиной, постигла та же участь, что и договоренности, достигнутые между ними при посредничестве Брюсселя, о чем я сегодня уже тоже говорил Ж.Боррелю. Речь идет о договоренностях более чем пятилетней давности о создании сообщества сербских муниципалитетов в Косово, которые в значительной степени решали вопросы обеспечения прав сербского меньшинства на территории этого сербского края. И эти договоренности остаются на бумаге, равно как и договоренности о начале процесса над боевиками «Освободительной армии Косово» в связи с обвинениями, которые содержались в известном докладе Д.Марти о торговле человеческими органами. Суд был с большой задержкой создан, но так и не приступил к работе. Поэтому мы будем определять свое отношение к возможным договоренностям не только по тому, как они выглядят на бумаге, но и по тому, как они осуществляются в реальной жизни.

Вопрос: Россия ставила вопрос о снятии санкций во время пандемии, но это не сработало. Обсуждали ли Вы сегодня с г-ном Ж.Боррелем санкции? Есть ли надежда, что, возможно, хотя бы в ходе стратегического обзора пересмотра отношений ЕС будет готов пересмотреть санкции, снять их, ослабить? И готова ли Россия ослабить контрсанкции, и на каких условиях?

С.В.Лавров: Мы вопросы о санкциях вообще не обсуждаем с теми, кто эти санкции вводил. Это была их инициатива. Им, собственно, и определяться, насколько эффективно она работает в их интересах. Мы свои выводы сделали достаточно давно. Действия Запада в 2014 г. и в последующие годы, когда эти санкции продлевались, показали, что во всех ключевых сферах для жизни нашего народа и государства нам нужно полагаться на собственные силы, чем мы сейчас активно занимаемся. Чтобы не зависеть от партнеров, которые проявили свою ненадежность. Что касается упоминаний о тех призывах, которые мы адресовали в связи с коронавирусом, предлагая ослабить санкционное давление, – здесь налицо «передергивание» фактов. Я не раз наблюдал, что в западных СМИ наша позиция тут же препарировалась как подтверждение того, что мы призываем снять санкции с России. Мы не об этом говорили. Мы говорили о необходимости снять санкции, введенные против тех стран, которые сейчас в наибольшей степени пострадали от коронавируса. В период пандемии сохранение этих односторонних нелегитимных санкций выглядит бесчеловечно. Мы имели ввиду односторонние санкции, введенные Западом (прежде всего США) против Ирана, Венесуэлы, Сирии и Северной Кореи. Вот о чем мы говорили. Мы не просили снимать санкции с Российской Федерации. Мы с этими проблемами справимся сами.

Вопрос: В четверг было взорвано здание межкорейского координационного бюро в совместной промышленной зоне в Кэсоне. Как бы Вы могли прокомментировать данную ситуацию? На Ваш взгляд, что следует сделать Сеулу и Пхеньяну, и, возможно, всему международному сообществу, чтобы не допустить дальнейшую эскалацию между Южной Кореей и КНДР?

С.В.Лавров: Россия является государством, которое непосредственно граничит с Корейским полуостровом. Уже по одной этой причине, не говоря об исторических связях с корейским народом, мы неизменно заинтересованы в поддержании и укреплении прочного, надежного мира и стабильности на этом полуострове. Исходя их этих принципиальных позиций мы выступаем за развитие межкорейского диалога в интересах нормализации отношений между двумя корейскими государствами, между Севером и Югом, и за урегулирование всего комплекса проблем этого региона исключительно мирными, дипломатическими средствами.

На достижение этих целей направлены известные инициативы, ранее предложенные Россией. Они остаются «на столе». В последние годы мы выдвигали их вместе с китайскими друзьями. Имею в виду «дорожную карту» и «план действий» по комплексному урегулированию ситуации на Корейском полуострове. В рамках этих инициатив предусмотрены конкретные необходимые меры, которые позволят снять имеющиеся межкорейские противоречия. Будем руководствоваться этим подходом и впредь, побуждая межкорейские контакты и договоренности.

Вопрос: Как в Москве оценивают решение Президента США Д.Трампа о сокращении американского контингента в Германии? Многие американские конгрессмены уже назвали его «подарком для России». Можем ли мы разделить такую точку зрения?

С.В.Лавров: Мы не хотим высказывать собственных оценок того, что касается отношений между США и Германией. Мы наблюдаем дискуссию на этот счет, включая тему частичного вывода американских военнослужащих из ФРГ. Высказываются немецкие официальные лица, идет обсуждение в Парламенте Германии. Это тема, которую я даже не хотел бы комментировать.

Скажу лишь только то, что мы – за возобновление нормального диалога со всеми странам, которые входят в Североатлантический альянс, по военной линии для того, чтобы в комплексе, в совокупности рассматривать всю проблематику, связанную с обеспечением военно-политической безопасности на европейском континенте, в более широком контексте – в Евроатлантике на основе объективного анализа, оценки тех рисков и угроз, которые здесь существуют.

Наши предложения о снижении напряженности на линии соприкосновения России и НАТО хорошо известны. Они передавались и США, и Североатлантическому альянсу как организации. Конкретных ответов на них мы пока не получили. Они остаются «на столе». Когда натовцы созреют, мы будем готовы к конкретным шагам по деэскалации.

Вопрос: Как известно, Токио решил отказаться от размещения американской системы ПРО. Может ли это решение Японии положительно отразиться на дальнейших российско-японских переговорах, в том числе по мирному договору?

С.В.Лавров: Из тех заявлений, которые делали японские официальные лица, включая Министра обороны Т.Коно, я не понял, что уже принято решение об отказе от размещения систем противоракетной обороны. Надо разобраться в этой ситуации самим японцам в контактах с американцами. Опять-таки, это вопрос их двусторонних отношений. Другое дело, что он в известной степени затрагивает общую военно-политическую ситуацию в регионе Северо-Восточной Азии. Те объяснения, которые звучали при решении вопросов о размещении этих противоракетных систем, показывают на осуществление этих действий в определенном направлении (выскажусь дипломатично).

Здесь, как и в Европе, Евроатлантике, мы считаем важным развивать диалог о разумной достаточности в отношении тех вооружений, которые страны региона разворачивают на своей территории и, особенно, не на своей территории. В рамках шестисторонних переговоров по решению проблем Корейского полуострова помимо обсуждения непосредственно ядерной проблемы была создана (и формально ее никто не распускал) рабочая группа по вопросам укрепления мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Россия была координатором этой группы. Учитывая развитие событий в этом регионе, мне кажется, самое время подумать о возобновлении ее деятельности.

Но, повторю, конкретных решений о том, что происходит с системой ПРО, которую Япония планировала закупить у США, мы не видели. Когда мы обсуждаем с нашими японскими коллегами тему мирного договора в соответствии с теми принципами, которые были одобрены Президентом России В.В.Путиным и Премьер-министром Японии С.Абэ, обращаем их внимание на те аспекты, которые связаны с их военно-политическим союзом с США и создают риски для Российской Федерации в результате такого союза Японии со страной, которая официально объявила Россию своим противником. Но мы хотим прояснить ситуацию, прежде чем определять, нужны ли с нашей стороны какие-то шаги.

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска

Последние добавленные

Последние добавленные