12.12.1623:04

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с первым заместителем Председателя Правительства, Министром иностранных дел Республики Сербии И.Дачичем, Белград, 12 декабря 2016 года

2328-12-12-2016

  • en-GB1 ru-RU1

Еще раз хотел бы выразить признательность нашим сербским друзьям за традиционно потрясающее гостеприимство и прекрасную организацию нашей работы. Сегодня состоялись беседы с Президентом Сербии  Т.Николичем, Председателем Правительства Сербии А.Вучичем и с моим добрым другом первым заместителем Председателя Правительства, Министром иностранных дел Сербии И.Дачичем, которые были весьма откровенными, доверительными, как и положено между стратегическими партнёрами.

Три года назад во время визита в Российскую Федерацию Т.Николича в Сочи им и  Президентом Российской Федерации В.В.Путиным была подписана Декларация о стратегическом партнерстве. С тех пор все положения и договорённости, которые закреплены в этой Декларации, последовательно претворяются в жизнь. Это касается, прежде всего, политического диалога на высшем и высоком уровнях. За 2016 г. в России побывали, причем, дважды, Президент Сербии Т.Николич, Председатель Правительства Сербии А.Вучич, первый заместитель Председателя Правительства, Министр иностранных дел Сербии И.Дачич, а теперь моя очередь нанести визит в Белград. Это очень важное качество наших отношений – регулярный, прямой контакт на уровне руководства Российской Федерации и Сербии. Как сказал Министр иностранных дел И.Дачич, на очереди визит Председателя Правительства Российской Федерации Д.А.Медведева, который планируется на начало следующего года. Сегодня мы обсудили вопросы подготовки к этому очень важному мероприятию. Безусловно, всегда будем рады видеть в России Президента Сербии Т.Николича, Председателя Правительства Сербии А.Вучича и Министра иностранных дел Сербии И.Дачича. 

Наряду с политическим диалогом по линии руководства двух государств мы ценим регулярные контакты по парламентской линии. У нас завершились выборы в Государственную Думу Российской Федерации. Народная скупщина Сербии и Государственная Дума Российской Федерации  поддерживают очень тесные отношения. Убежден, что контакты по линии законодателей обеспечивают дополнительную устойчивость всему каркасу нашего сотрудничества.

Наряду с политическим диалогом второе направление – это экономическое взаимодействие. Здесь по объективным причинам, связанным, прежде всего, с мировой конъюнктурой, в прошлом году наблюдался достаточно серьезный спад товарооборота. Но мы с удовлетворением констатировали, что это тенденция уже переломлена. Весь текущий год мы наблюдаем, может быть, не такой впечатляющий, но весьма устойчивый рост. Убеждены, что решения, которые были приняты в прошлом месяце на заседании Межправительственного российско-сербского комитета по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству, сопредеседателями которого являются заместитель Председателя Правительства России Д.О.Рогозин и первый заместитель Председателя Правительства, Министр иностранных дел Сербии И.Дачич, позволят сделать эту повышательную тенденцию устойчивой, и тем самым можно будет возвращаться к высоким цифрам нашего товарооборота. Это сопровождается продолжающимся инвестиционным сотрудничеством. Российские компании в Сербии накопили около 4 млрд. долл. США прямых инвестиций. Это касается нефтяной индустрии Сербии, модернизации сербской железнодорожной инфраструктуры, деятельности ПАО «Лукойл» в Сербии и многого другого. Мы констатировали, что по всем планам, которые существуют между компаниями двух стран, имеется перспектива существенного увеличения инвестиций и, подчеркну, углубления взаимовыгодного партнерства.       

Как сказал Министр иностранных дел Сербии И.Дачич, мы заинтересованы, чтобы наши экономические отношения становились все более богатыми. Между Россией и Сербией действует зона свободной торговли. Сейчас ведется переговорный процесс о том, чтобы заключить аналогичное соглашение о зоне свободной торговли между Сербией и Евразийским экономическом союзом. Это, безусловно, еще больше расширит возможности для наших торговых и инвестиционных компаний.

У нас тесные связи в сфере военно-технического сотрудничества. Мы готовы конструктивно рассматривать любые запросы, которые наши сербские друзья будут формулировать в интересах обеспечения надежной обороноспособности своей страны и, конечно, в контексте учета общего баланса сил в регионе. В этом контексте отмечу, что мы подробно обсуждали отношения наших стран с НАТО, как и с ЕС. Мы заинтересованы в том, чтобы в Европе возобладало не блоковое мышление, а состоялся возврат к тем ценностям, которые были провозглашены в политическом плане в рамках ОБСЕ, прежде всего, о необходимости обеспечить неделимость безопасности в Европе, чтобы никто не пытался обеспечивать свою безопасность за счет безопасности других. Пока со стороны НАТО и отдельных его членов мы не наблюдаем готовности выполнять эти политические обязательства.

Возвращаясь к нашим двусторонним связям, отмечу их культурно-гуманитарное измерение, которое весьма богато. Не буду перечислять все то, что делается в этой связи. Отмечу лишь, что несколько месяцев назад мы запустили проект совместного оформления внутреннего убранства Храма Св.Саввы в Белграде при существенном финансировании со стороны Российской Федерации и наших компаний.

Упомяну также наше сотрудничество по линии парламентского измерения ОДКБ, в рамках которого Сербия выступает в качестве наблюдателя. В том, что касается продолжения традиций нашего боевого братства, мы все помним те войны, в которых Россия и Сербия сражались плечом к плечу. Своего рода продолжением этих традиций стали российско-сербские учения на уровне воздушно-космических сил России и военно-воздушных сил Сербии, которые состоялись в истекающем году, а также трехсторонние учения с участием Белоруссии под названием «Славянское братство».

Конечно же, мы обсуждали ситуацию на Балканах. У нас здесь общая позиция. Мы поддерживаем все действия, которые предпринимаются для решения косовской проблемы в строгом соответствии с резолюцией 1244 СБ ООН. Будем солидарны с нашими сербскими друзьями и будем противостоять попыткам в одностороннем порядке переписывать эту резолюцию. Любое решение может быть только предметом общего консенсуса между Белградом и Приштиной. Россия очень рассчитывает, что Европейский союз, который взял на себя функции модератора в этом диалоге, будет действовать беспристрастно, объективно и честно.

Мы также поддерживаем усилия по урегулированию тех проблем, которые остаются в Боснии и Герцеговине. Урегулирование этих проблем возможно исключительно на основе договоренностей 1995 г. (т.н. Дейтонские соглашения) при полном уважении прав всех трех государствообразующих народов БиГ, включая, конечно, сербов.

Из других международных вопросов мы обменялись мнениями о сотрудничестве в ООН, ОБСЕ, СЕ. Во всех этих организациях мы тесно взаимодействуем, координируем наши подходы, поддерживаем инициативы друг друга и кандидатуры друг друга при выборах в органы соответствующих международных структур.

Сейчас одна из самых актуальных тем – это сирийский кризис. Мне очень приятно отметить, что по договоренности между Москвой и Белградом не так давно российскими транспортными самолетами в Сирию была доставлена гуманитарная помощь от сербского народа. Это существенный вклад в решение гуманитарных проблем. Сейчас многие говорят об этих проблемах, но гораздо меньше людей, которые делают что-то конкретное для того, чтобы облегчить эти проблемы.

Как сказал Министр иностранных дел Сербии И.Дачич, мы только что подписали План консультаций между министерствами иностранных дел России и Сербии. Это важный документ, который позволяет дисциплинировать наших сотрудников и выдерживать графики. Но при всей важности плана гораздо важнее то, что мы испытываем друг к другу. В самых разных ситуациях, сложных и менее сложных, у нас есть естественное желание консультироваться друг с другом. Это тяга коренится гораздо глубже, чем отношения между двумя государствами, правительствами и министерствами. Корень этого взаимного тяготения – отношения между нашими народами. Сегодня мы в очередной раз ощутили братскую сопричастность, когда возлагали венки к Мемориалу в память о советских и югославских воинах, которые пали в борьбе с фашизмом, в борьбе за свободу и независимость Сербии, других народов Югославии и Европы. Считаю, что это бесценное достояние, которым мы дорожим. Убежден, что оно никогда не будет забыто, и что все поколения россиян и сербов будут свято помнить подвиг наших отцов и дедов.             

Я пригласил Министра иностранных дел Сербии И.Дачича посетить Российскую Федерацию с ответным визитом. Рассчитываю, что он это приглашение примет.

Вопрос: Что бы вы могли сказать об экономических отношениях между Россией и Сербией в контексте общей ситуации в Европе?

Как проходит подготовка к визиту Премьер-министра России Д.А.Медведева? Уже несколько раз в СМИ анонсировался данный визит, а потом был отменен. Все ли в порядке?

С.В.Лавров (отвечает после И.Дачича): Полностью согласен с тем, что не нужно спекулировать вокруг обмена визитами. Сегодня вы уже слышали, насколько интенсивна двусторонняя повестка дня на уровне президентов и премьер-министров. На следующей неделе ожидается рабочая поездка Председателя Правительства Сербии А.Вучича в Россию. Сегодня состоялся мой визит, который был очень насыщен конкретными переговорами по всем без исключения аспектам наших двусторонних отношений, сотрудничества на международной арене.

Визит российского Премьер-министра в Сербию состоится в то время, когда это будет максимально необходимо с точки зрения устойчивого продвижения наших связей и обеспечения должного ритма двустороннего диалога. Не могу комментировать сообщения СМИ о том, что визит был объявлен, а затем отменен. Визит не был отменен. Он был объявлен, приглашение было передано и принято. Конкретные сроки будут согласованы дополнительно. Вот и все. Не нужно делать сенсацию из этой абсолютно рабочей ситуации.

Что касается наших экономических отношений и того, как они выстраиваются в контексте общей ситуации в Европе, то не могу не согласиться с И.Дачичем в отношении той очень неблаговидной роли, к нашему огромному сожалению, которую играет евросоюзовская бюрократия в Брюсселе. У меня складывается впечатление, что Еврокомиссия берет пример с худших проявлений отношений союзничества, которые проповедовал СССР, когда пытался регламентировать все и вся, выстраивал палочную дисциплину «шаг влево, шаг вправо – расстрел». Принцип солидарности, который абсолютизируется в ЕС, нацелен именно на такую палочную дисциплину. Не думаю, что раскрою большой секрет, сказав, что нам известно о наличии в Евросоюзе письменных инструкций о том, как каждая страна, включая страны-кандидаты на вступление, должна высказываться публично при любом упоминании о Российской Федерации. Там записано, что абсолютным обязательством всех этих стран является произнесение как мантры терминов «аннексия Крыма», «оккупация Донбасса» и далее по тексту. Если вы почитаете или послушаете то, что говорят члены ЕС, то это очень похоже на то, что это инструкция обязательна к исполнению. При этом я отмечаю, что слепого подчинения уже  не наблюдается. Есть немало стран в ЕС, которые понимают всю абсурдность нынешней ситуации, когда Евросоюз, как в свое время СССР, на передний план ставит не экономические или коренные интересы своих членов, а идеологизированные постулаты. Когда, как сказал И.Дачич, становой хребет сотрудничества между Россией и ЕС, энергетический диалог становится жертвой абсолютно политизированных, идеалогизированных подходов, направленных, по большому счету, на то, чтобы выгородить абсолютную неспособность украинского руководства выполнить Минские договоренности, под которыми подписался Президент Украины П.А.Порошенко. Искусственное требование того, чтобы любой ценой сохранить транзит через Украину после 2019 г., даже ценой убытков для России и стран ЕС, считаю, является самым вопиющим примером. Однако сейчас именно эту позицию Еврокомиссия с упорством, достойным лучшего применения, отстаивает на переговорах с нами.

Отмечу еще такой аспект, как «Национальная индустрия Сербии». Это предприятие, которое является флагманом нашего взаимодействия и так же, как «Сбербанк Сербия» и «ВТБ Белград» оказалось под санкциями ЕС только потому, что это предприятия с участием российского капитала. Однако также хорошо известно, что предприятия с участием российского капитала, работающие на территории Евросоюза, не подвержены санкциям, подлежат изъятию из санкций. То есть, ЕС достаточно усердно заботится о своих экономических интересах. В данном случае даже приносит в жертву свои идеологические предпочтения. В том, что касается стран-кандидатов, как Сербия, то их интересы учитывать не обязательно. Надеюсь, что совесть все-таки пробудится и справедливость восторжествует. Наши сербские друзья и мы продолжаем эту работу с Европейской комиссией.

Был упомянут Российско-сербский гуманитарный центр. Это организация, занимающаяся обезвреживанием территории от неразорвавшихся снарядов. Уже было обезврежено больше 4 млн. кв. м. и более 1200 неразорвавшихся боеприпасов. Если кто-то пытается увидеть в этой организации некую угрозу для ЕС или НАТО, то я усматриваю в такой позиции только одно – Евросоюз не хочет, чтобы Сербия и Россия развивали какие-либо виды взаимодействия. В эту логику ложится и то, что я только что сказал относительно санкций против предприятий с российским капиталом, которые не действуют в отношении таких же предприятий в Евросоюзе.

Мы всегда говорим, что с Сербией, Китаем, любой другой страной мы дружим не против кого-то,  мы открыты к сотрудничеству со всеми. Это позиция России и Сербии. Мы хотим развивать партнерство с нашими сербскими коллегами во всех сферах при одновременном поступательном развитии отношений Белграда и Москвы с ЕС и всеми другими партнерами. Мы не дружим против кого-то. Анализируя же то, что сейчас делает ЕС, получается, что Европейский союз хочет дружить с целым рядом стран, включая, конечно, Черногорию, Сербию, других ваших соседей, против Российской Федерации. Это настолько бесперспективная и тупиковая политика, что, я не сомневаюсь, многие, если не большинство в ЕС, понимают ее пагубность, но по инерции плетутся вслед за русофобским абсолютным меньшинством и за идеологизированной линией тех, кто определяет политику Еврокомиссии. Подтвержу еще раз то, о чем мы сегодня подробно говорили с Президентом, Премьер-министром и Министром иностранных дел Сербии: Россия и Сербия заинтересованы в том, чтобы в Европе формировалось общее экономическое пространство, общее пространство безопасности, основанное не на том, кто кого хочет проучить и за что-то наказать, а на коренных, правильно понимаемых национальных экономических и политических интересах.

Вопрос: Сегодня Вам передали саблю для семьи погибшего российского летчика О.А.Пешкова. Сирийская проблематика так или иначе присутствует практически на всех Ваших переговорах. Как Вы можете прокомментировать то, что боевики ИГИЛ снова вошли в Пальмиру, особенно на фоне заявлений американской стороны о том, что они снимают ограничения на поставки оружия своим, как они их называют, сирийским союзникам? На какой стадии сейчас находятся российско-американские консультации в Женеве? Стоит ли нам ожидать какого-то нового соглашения?

С.В.Лавров: Мы регулярно привлекаем внимание наших американских коллег к такой, не хочется говорить «сознательно двуличной», но точно уж неоднозначной линии в отношении борьбы с терроризмом. Эта неоднозначность проявляется давно, с того самого момента, когда США создали коалицию для борьбы с ИГИЛ. Борьба велась довольно странными средствами, от случая к случаю, боевые вылеты часто не завершались ударами по террористам. И лишь когда Российская Федерация по просьбе законного сирийского правительства направила свои ВКС для борьбы с терроризмом, американская коалиция встрепенулась и действительно по позициям ИГИЛ началась более-менее серьезная работа.

Все это время вплоть до настоящего момента другая террористическая организация, включенная в санкционные списки ООН, США, России, Евросоюза, «Джабхат ан-Нусра», которая с тех пор сменила свое наименование, не становилась объектом ударов возглавляемой США коалиции. Есть масса примеров, которые мы неоднократно упоминали в ходе продолжающейся уже почти год совместной работы с американцами в поисках общего подхода. Эти примеры говорят о том, что вольно-невольно «Джабхат ан-Нусра» каким-то образом выводилась за скобки в практических действиях американской коалиции. Остается немало оснований полагать, что ее берегли и берегут как наиболее эффективную, боеспособную силу, выступающую против правительства на земле, чтобы когда придет час, использовать ее для свержения законной власти в Сирии.

То, что Вы упомянули о Пальмире, о движении игиловцев из Ирака, судя по всему, из Мосула, о том, что начались дополнительные наступления на тех территориях, которые как бы патрулирует возглавляемая США коалиция, наводит на мысль (очень надеюсь, что ошибочную), что все это соркестрировано, скоординировано для того, чтобы дать передышку тем бандитам, которые засели в Восточном Алеппо и удерживают еще достаточное количество гражданских лиц в качестве живого щита. Несмотря на все это, вопреки отказу боевиков дать на это согласие мы вывели из Алеппо уже десятки тысяч мирных граждан. А отказ боевиков обусловлен тем, что те, кто на них влияет или может повлиять, включая США, явно не используют все имеющиеся у них рычаги.

Все эти вопросы мы поставили перед нашими американскими коллегами, перед коллегами из стран региона. Со всеми из них мы имеем прямой диалог по линии военных и дипломатов. Есть контакты на высшем уровне, которые состоялись в течение этого года. Мы рассчитываем на то, что принципиальные договоренности о том, что с терроризмом мы будем бороться бескомпромиссно и что те, кто хочет быть частью урегулирования, должны немедленно присоединиться к режиму прекращения огня, а все остальные будут рассматриваться как подлежащие уничтожению, переведутся на язык практических действий. Пока этот процесс идет туго, хотя повторю, принципиальное понимание есть. Но дьявол в деталях. Эти понимания нужно воплотить в практические дела.

Собственно, об этом мы и продолжаем разговор с американскими коллегами в Женеве. Вчера и позавчера состоялись наши очередные консультации. Все по-прежнему упирается в ту же проблему, которая не позволила выполнить российско-американские договоренности еще от 9 сентября с.г. и реанимировать этот процесс, несмотря на вроде бы достигнутые договоренности между Москвой и Вашингтоном, как это подтвердилось в моих контактах с Госсекретарем США Дж.Керри. Проблема очень простая. Мы говорим, что учитывая весь предыдущий опыт, когда боевики использовали любую паузу, чтобы перегруппироваться, получить пополнение из-за границы и с еще большим ожесточением терроризировать мирное население, давайте сначала договоримся о том, какие коридоры будут им предоставлены. Мы это с американцами можем очень быстро согласовать. Мы берем на себя обязательства, что эти коридоры гарантированно не будут атаковаться сирийскими ВВС, а американцы обязуются вместе со своими региональными союзниками добиться от боевиков согласия на выход по этим безопасным коридорам из Восточного Алеппо. Это наша позиция.

Американские коллеги вроде бы соглашаются с этим. 2 декабря, когда мы с Дж.Керри встречались в Риме, они поддержали ровно такую же концепцию и даже дали нам своим соображения на бумаге. Через 4 дня эти соображения отозвали и вернулись к своей старой, как я понимаю, тупиковой позиции, которая заключается в том, что прежде, чем согласовывать коридоры, нужно объявить паузу в три, четыре, семь дней.

Как Вы понимаете, это мы уже проходили. Это будет означать, что боевикам опять будет дана передышка. Надеюсь, что их перестанут выгораживать, что США как серьезная держава используют свое влияние на боевиков и на тех, кто помимо Вашингтона их контролирует, что все-таки мы сможем по-честному, прежде всего, заботясь о гражданском населении, эту проблему решить. Сейчас, повторю, мы делаем то, к чему давно голословно призывают и европейские страны во главе с Францией и Великобританией, и США, и международные гуманитарные организации. Давайте выведем гражданское население, объявим гуманитарную паузу. Сейчас без всякой паузы, без прекращения давления на террористов и на боевиков, гражданское население оттуда выходит. Это обеспечили наши военные, которые помогают сирийской армии «на земле». Точно так же Российская Федерация вместе с Сербией, с рядом других партнеров, является стороной, которая оказывает основную часть гуманитарной помощи в тех районах, где засели боевики и где население страдает от их действий. Львиная доля помощи Запада идет именно туда, где боевики правят бал, а не населению, которое ими терроризируется.

Я могу долго говорить на эту тему, она действительно очень эмоциональная, сопряжена с нечистоплотными действиями наших западных коллег в СМИ. Но все те, кому дороги факты, вполне могут в этом убедиться, в том числе и в отношении таких номинированных на Нобелевскую премию мира организаций, как «Белые каски», которые, как можно посмотреть в «Ютьюбе», просто занимаются инсценировками своих героических действий, когда, например, три или четыре раза репетировали, как в каком-то городе изымали из-под обломков мужчину.

Вопрос: Вы уже сказали, что 21 декабря  Премьер-министр Сербии А.Вучич вместе с Министром обороны России С.К.Шойгу подпишут Соглашение о военно-техническом сотрудничестве. Какие виды вооружения будут охвачены этим соглашением? Какова стоимость вооружения, которое Россия будет продавать Сербии?

C.В.Лавров: Сегодня здесь уже возникала тема шпионов в связи с подозрениями в адрес Российско-сербского гуманитарного центра. Думаю, мы не будем комментировать детали тех договоренностей, которые сейчас обсуждаются между Россией и Сербией в отношении военно-технического сотрудничества и конкретной номенклатуры той продукции военного назначения, которая интересует Сербию. Могу только сказать, что мы будем готовы рассмотреть максимально конструктивно то, что наши сербские друзья считают важным для укрепления своей безопасности, обороноспособности. Не думаю, что следует говорить о конкретных видах вооружения, а тем более о ценовых факторах. В любой нормальной военно-технической сделке это конфиденциальная информация. 

Вопрос: Сейчас в США звучат заявления о том, что может быть увеличена длительность патрулирования американских военных кораблей в Черном море до 4 месяцев, что фактически является нарушением Конвенции Монтрё. Кроме того, на Украине сейчас рассматривают возможность совместного патрулирования акватории Черного моря с кораблями НАТО. Как Вы рассматриваете эти действия? Как они скажутся на безопасности в Черном море? Будут ли вопросы безопасности в акватории Черного моря подниматься завтра на заседании СМИД ОЧЭС?

С.В.Лавров: Поскольку Россия является прибрежной черноморской страной, то с позволения Министра иностранных дел Сербии И.Дачича я начну. Мы выступаем твердо и жестко за недопустимость каких-либо нарушений Конвенции Монтрё о статусе проливов. Она четко регламентирует общий тоннаж военных судов и период их непрерывного пребывания в Черном море. У нас есть заверения турецкой стороны как хозяйки проливов в том, что эта Конвенция будет соблюдаться. Кстати, эти заверения действовали и в период т.н. охлаждения российско-турецких отношений. Бывают попытки, прежде всего у американского военно-морского флота, «ползучего» нарушения сроков пребывания - где-то по чуть-чуть, два дня лишних, три-четыре лишних тонны водоизмещения. Но каждый раз в соответствии с Конвенцией мы привлекаем к ним внимание и жестко требуем того, чтобы Конвенция уважалась и чтобы наши американские коллеги не занимались, как они любят, все большим размыванием четких и недвусмысленных норм международного права.

Что касается всяких инициатив, то их у украинской стороны много. Они, по-моему, уже начинают вызывать некую усталость у наших партнеров. Мы убеждены, что на Черном море все решения должны принимать прибрежные государства, особенно в том, что касается обеспечения безопасности. Поэтому идея Украины, а также наших румынских черноморских соседей о том, чтобы создавать здесь постоянно действующую группировку НАТО, мы рассматриваем как провокационную. Надеюсь, что сейчас ситуация успокоится, и наши румынские партнеры тоже сделают для себя правильный вывод.

Что касается завтрашнего заседания, то ОЧЭС  является экономической организацией. В ее функции не входит никакие вопросы, связанные с политикой, военно-политическими аспектами безопасности. Это экономика, логистика, гуманитарные связи, связи между прибрежными городами, проекты автомобильной кольцевой дороги вокруг Черного моря, вопросы прямых морских, паромных и прочих магистралей. Политизирование этих вопросов прямо исключается Уставом ОЧЭС.

Помимо этой организации, есть еще договоренности в рамках других структур, в которых участвуют все черноморские страны. Прежде всего это - «Блэксифор», которая в свое время была предложена Турцией совместно с Россией и в которую вошли все шесть прибрежных государств. Она организованно проводила совместные учения, направленные на преодоление чрезвычайных ситуаций, поиск и спасание, на обеспечение экологических задач в черноморском регионе. К сожалению, в последние несколько лет по инициативе, прежде всего румынской стороны, эта организация фактически заморозила свою практическую деятельность, но она существует. Мы выступаем за то, чтобы она вновь начала осуществлять эти свои программы.

Есть также российско-турецкий проект «Черноморская гармония», открытый для других стран Черного моря, есть рабочая группа, которая должна обеспечивать повседневный контакт между штабами военно-морских сил прибрежных черноморских государств. В этих структурах можно и нужно решать, обсуждать все вопросы, связанные с безопасностью на Черном море. ОЧЭС не имеет к этим вопросам отношения. Очень надеюсь, что ни эта тематика, ни другие откровенно политизированные и идеологизированные вбросы не испортят завтрашнего заседания.

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

Персоналии: Дачич, Ивица