14.09.2112:42

Интервью директора Департамента международных организаций МИД России П.В.Ильичева информационному агентству "Интерфакс"

 

 

14-09-2021

Вопрос: ООН создавалась для поддержания и укрепления международного мира и безопасности и остается незаменимой площадкой по решению многих проблем. Весной 2020 года мир столкнулся с одним из серьезнейших вызовов в новейшей истории – пандемией коронавируса. Как Вы оцениваете эффективность действий всемирной Организации в борьбе с распространением коронавируса? Какой потенциал Вы видите в ООН в вопросе окончательной победы над пандемией?

Ответ: ООН была и остается главной глобальной площадкой международного сотрудничества по широкому спектру актуальных вопросов современности. С ростом взаимозависимости в мире таких тем и направлений становится все больше. Государствами-членами ООН и организациями, входящими в эту систему, на постоянной основе ведется системная и масштабная работа, охватывающая практически все стороны жизни – от обеспечения мира и безопасности до сотрудничества в области развития, здравоохранения, экономики и охраны природы.

Как правило, вся эта деятельность остается за кадром новостных сюжетов, и зачастую ООН ассоциируется исключительно с преодолением кризисов. Если же чрезвычайная ситуация международного масштаба произошла, а выхода из нее оперативно не найдено, в поисках виновного «горячие головы» нередко кивают именно на ООН. Забывая при этом, что Организация – это не глобальное правительство, не универсальное МЧС или банк. ООН может эффективно действовать только при условии согласия стран-членов и их поддержки, в том числе финансовой. В данном случае разговоры о недостаточной эффективности или оперативности ООН могут привести к выводам о необходимости наделения надгосударственных структур дополнительными полномочиями, ущемлении национальных суверенитетов государств, вмешательстве в их внутренние дела.

В ходе преодоления последствий пандемии новой коронавирусной инфекции организации системы ООН действовали в рамках своей компетенции. Это в полной мере относится и к Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), координирующей усилия международного сообщества на данном направлении. Была проделана большая работа, в том числе такими структурами, как Управление по координации гуманитарных вопросов, Программа развития ООН, Детский фонд ООН, Всемирная продовольственная программа, Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций, Организация Объединенных Наций по промышленному развитию, Фонд ООН в области народонаселения, Управление Верховного комиссара по делам беженцев, Международная организация по миграции и др. Речь идет о согласовании подходов стран по реагированию на пандемию, а также об усилиях по оказанию гуманитарной, в том числе медицинской, помощи развивающимся государствам. Продолжается работа по целому спектру направлений – начиная от сбора и картирования данных по случаям заболеваний, их анализа и прогнозирования развития ситуации, заканчивая обеспечением занятости, содействием в разработке долгосрочных стратегий по минимизации социально-экономических рисков развития.

Не стоит забывать и о том, что нынешний уровень международного взаимодействия, в том числе в сфере здравоохранения, – результат десятилетий совместной работы в ООН. Реагирование на возникновение COVID-19 выглядело бы совсем иначе еще 50 или даже 30 лет назад. Сейчас у нас есть механизм принятых в ВОЗ международных медико-санитарных правил, различные экспертные и научные форматы взаимодействия, в которых принимают участие и российские специалисты. Нет сомнений, что подходы к сотрудничеству в этой сфере будут совершенствоваться. Однако решения о том, насколько далеко страны готовы пойти в этом взаимодействии, принимать нам самим. И ответственность также лежит на нас, а не на ООН. Думаю, эта логика должна сохраниться.

Вопрос: В этом году проведение сессии сегмента высокого уровня ГА ООН, как известно, планируется в гибридном формате. Есть ли понимание того, как будет проходить мероприятие в этом году, какие могут быть нововведения из-за коронавируса?

Ответ: Благодаря определенному улучшению мировой эпидемиологической обстановки и прогрессу в иммунизации населения планеты неделя высокого уровня 76-й сессии Генассамблеи ООН 21-27 сентября пройдет преимущественно в очном формате. Это не может не радовать, ведь в сфере дипломатии личные контакты являются абсолютной необходимостью.

Министр иностранных дел России С.В.Лавров, который возглавляет российскую делегацию на стартующей 14 сентября сессии, выступит в зале Генассамблеи во второй половине дня 25 сентября. Кроме того, в Нью-Йорке Министр планирует провести серию двусторонних встреч.

Вместе с тем в целом ряде государств продолжают действовать ограничения на перелеты, вызванные пандемией коронавируса. Для таких стран сохранится прошлогодняя практика, предусматривающая направление заранее записанных видеообращений для их последующего воспроизведения в ходе общеполитической дискуссии. По имеющейся информации, многие мировые лидеры склоняются именно к такому варианту. По этой же причине многие мероприятия пройдут в удаленном режиме.

Вопрос: Российская Федерация на различных уровнях заявляла, что Европейское агентство лекарственных средств (ЕМА) политизирует вопрос одобрения российской вакцины «Спутник V». При этом ВОЗ, как мы видим, тоже не спешит с этим вопросом. Есть ли ощущение, что и внутри ВОЗ пытаются каким-то образом политизировать процесс одобрения нашей вакцины?

Ответ: О политизации вопроса сертификации российской вакцины в ЕС можно судить прежде всего по высказываниям самих европейских чиновников. Мы лишь фиксируем эти сигналы и делаем выводы.

Что касается ВОЗ, то на данный момент никто из сотрудников этой организации не допустил ни одного негативного комментария о наших препаратах и разработках. Напротив, руководство ВОЗ неоднократно заявляло о заинтересованности в скорейшем включении «Спутника V» в перечень препаратов, рекомендованных для использования в условиях чрезвычайной ситуации. В мире ощущается острая нехватка вакцин от новой коронавирусной инфекции, в некоторых регионах, например, в странах Африки, прививку получили менее 2% населения. Российская вакцина востребована, и ООН готова ее закупать.

Однако сертификация в ВОЗ – сложный и многоступенчатый процесс, разработанный в свое время по стандартам западных стран. Его прохождение требует времени и серьезных усилий со стороны наших производителей. Надеемся, что в ближайшее время этот путь будет успешно пройден.

x
x
Дополнительные инструменты поиска