Публикатор

16.01.1422:56

Конвенция о «негуманном» оружии

 

16-01-2014

 

Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие (Конвенция о «негуманном» оружии – КНО) – рамочный документ, дополненный пятью протоколами.

КНО открыта к подписанию 10 апреля 1981 г. Россия (СССР) ратифицировала КНО в 1983 г.

В настоящий момент в КНО участвует 115 государств. Ежегодно проводятся Совещания государств-участников (СГУ), раз в пять лет – Обзорные конференции (ОК).

КНО – один из ключевых элементов международного гуманитарного права. Конвенция устанавливает две важнейшие нормы регулирования военных действий:

- необходимость обеспечения различия между гражданским населением и военным персоналом,

- запрет на применение оружия, причиняющего излишние повреждения или страдания участникам вооруженного конфликта или делающего их смерть неизбежной.

В рамках КНО действуют два запретительных и три ограничительных Протокола.

Запрещено применять оружие, осколки которого невозможно обнаружить в человеческом теле с помощью рентгена (Протокол I), и ослепляющее лазерное оружие (Протокол IV).

Ограничено применение наземных мин, мин-ловушек и иных подобных устройств (Протокол II и Дополненный «минный» протокол ДП-II), а также зажигательного оружия (Протокол III).

Особое место в «пакете» ограничительных документов КНО занимает Протокол V (принят на III ОК в ноябре 2006 г.) – урегулирование проблем, связанных со взрывоопасными пережитками войны (ВПВ – неразорвавшиеся артснаряды, авиабомбы, ручные гранаты, боевые элементы кассетных боеприпасов и др.) Государства взяли на себя обязательства по очистке территорий от ВПВ после возможных в будущем конфликтов (документ не имеет обратного действия). Россия ратифицировала П-V в мае 2008 г.

Гуманитарные последствия неизбирательного применения кассетных боеприпасов (КБ) в конфликтах на территории таких государств как Югославия, Афганистан, Ирак и Ливан предопределили необходимость рассмотрения данного вопроса в Группе правительственных экспертов (ГПЭ). В 2007-11 гг. состоялось 13 сессий ГПЭ. Ряд стран (в том числе Норвегия, Австрия, Новая Зеландия, Коста-Рика, Мексика, ЮАР) жестко настаивали на переносе в формат КНО запретительных положений альтернативной Ословской конвенции по КБ (вступила в силу в августе 2010 г.), что нанесло бы ущерб законным оборонным интересам основных производителей и пользователей КБ (США, Китая, России, Индии, Пакистана, Бразилии, Южной Кореи, Израиля и др.).

В результате на IV ОК КНО (Женева, 14-25 ноября 2011 г.) так и не удалось достичь согласия по тексту проекта Протокола по КБ. Переговорная работа по КБ в рамках КНО прекращена.

Вместе с тем, в целом IV ОК КНО приняла консенсусные рекомендации по дальнейшему укреплению КНО и ее универсализации.

Проведенные в апреле 2013 г. встречи экспертов по ДП-II и П-V отразили выросшее международное внимание к добросовестности выполнения ключевых положений этих инструментов на национальном уровне, а также к полноте и качеству составления соответствующих ежегодных докладов (представлены в марте 2013 г.). Центральное место в обсуждениях получила проблематика самодельных взрывных устройств (СВУ).

В ноябре 2013 г. состоялось очередное СГУ, а также ежегодные конференции по рассмотрению действия ДП-II и П-V. Приняты отвечающие нашим интересам решения и рекомендации. В частности, договорились, что реанимации самостоятельной экспертной работы по НМОП в 2014 г. не будет, а обсуждение проблематики боевых автономных роботизированных систем (БАРС) будет вестись только в формате неформальных консультаций.

В 2014 г. ежегодные конференции и встречи экспертов по ДП-II и П-V пройдут 1-4 апреля и 10-12 ноября. 13-14 ноября 2014 г. состоится очередное Совещание государств-участников. Обзорная конференция КНО намечена на ноябрь 2016 г.

 

Департамент по вопросам

безопасности и разоружения

МИД России