Публикатор

29.11.0511:15

Выступление руководителя российской делегации, директора Департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД России А.И.Антонова на Совещании государств-участников Конвенции о "негуманном" оружии (КНО), Женева, 24 ноября 2005 года

2526-29-11-2005

 

 

Уважаемый Господин Председатель;

Российская Федерация считает Конвенцию о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие (Конвенция с "негуманном" оружии - КНО), одним из важных элементов международною гуманитарного права (МГП). Мы активно участвовали в создании этой Конвенции, протоколов к ней, одними из первых ратифицировали эти документы. В декабре 2004 года в России завершены национальные процедуры присоединения к дополненному Протоколу II.

Полагаем, что одной из основных задач в рамках подготовки к Обзорной конференции КНО 2006 года является содействие процессу присоединения к Конвенции и ее Протоколам максимального количества стран. Убеждены, что строгое и добросовестное выполнение их положений позволит, не ограничивая возможностей национальной обороны, существенно снизить возникающие гуманитарные озабоченности.

Сохраняет актуальность вопрос о ратификации государствами поправки к Статье 1 Конвенции о распространении сферы ее охвата на конфликты немеждународного характера. Пользуюсь случаем, хотели бы сообщить, что Россия приступила к национальным процедурам по введению этой поправки в силу. Мы начали аналогичную работу и по Протоколу V о взрывоопасных пережитках войны. Разумеется, официально ратификационный процесс начнется после того, как появится аутентичный русский текст этого документа.

Господин Председатель,

Российская делегация в целом положительно оценивает результаты работы в рамках КНО в 2005 году. Завершен цикл большой и непростой работы, связанный с обсуждением темы наземных мин, отличных от противопехотных (НМОП). В общей сложности ей посвящено около четырех лет. В результате мы убедились в том, что проблема НМОП оказалась сложнее, чем это предполагали даже авторы первоначальной идеи. Здесь сплелись вопросы МГП, обороноспособности государств, необходимости и технической оправданности модернизации таких мин. Пока неразрешимыми выглядят технические вопросы совершенствования НМОП и их экономические и финансовые последствия. Разумеется, остается и огромный блок военно-политического характера.

Российская делегация стремилась активно участвовать в работе Группы правительственных экспертов (ГПЭ). Ею представлено более полутора десятков позиционных документов, проведено несколько презентаций. Она стремилась завязать заинтересованный диалог. Порою нам это удавалось. Но далеко не всегда. Наиболее продуктивными оказались контакты с американскими экспертами. Нам кажется, что мы сумели лучше понять подходы сторон. Полезными были и регулярные встречи с другими делегациями. Это наш позитив.

Однако единства в ГПЭ достичь пока не удалось. Нам нужно более уважительно относиться к мнению друг друга, даже в случае расхождения во взглядах. Только на этой основе можно прийти к компромиссу.

Мы лишь на пороге осмысления тех последствий, которые имели бы возможные договоренности для укрепления МГП и обеспечения оборонных нужд государств. Говорить о необходимости какого-либо документа по НМОП в рамках КНО рано. При нынешнем уровне взаимопонимания и расхождениях во взглядах переговоры по НМОП преждевременны.

Господин Председатель,

Мы готовы продолжить обмен мнениями по вопросу о взрывоопасных пережитках войны (ВПВ). Еще раз подчеркиваем, что в основе обсуждений должен быть реализм и анализ всех аспектов, связанных с использованием боеприпасов, способных превращаться в ВПВ. Наиболее значимым результатом нашей работы на этом направлении стало заключение в 2003 году Протокола V. Важно ввести его в силу, посмотреть, как он будет работать. Только после этого будет возможно двигаться в направлении его дальнейшего совершенствования.

Что касается вопросов соблюдения Конвенции и ее протоколов, то наиболее реалистичным для нас остается предложение ЮАР. Отмечаем появление в этом году ряда новых интересных идей, изложенных в документе Председателя. Они заслуживают дополнительного анализа. Главное, чтобы такие идеи работали на укрепление Конвенции, сближение позиций государств-участников, а не на их разъединение.

Г-н Председатель,

Проведенная за последний год работа продемонстрировала, что Конвенция сохраняет свой позитивным потенциал, эффективно содействует решению насущных гуманитарных проблем. Вместе с тем мы приближаемся к важному рубежному этапу в жизни КНО - третьей Конференции по рассмотрению ее действия. На ней нам предстоит внимательно проанализировать деятельность этого соглашения, наметить пути его дальнейшего укрепления. При этом важно учесть предложения всех без исключения делегаций, оценить их с точки зрения последствий для функционирования Конвенции. Не пытаясь предвосхитить подготовительную работу к Обзорной конференции, хотели бы поделиться некоторыми соображениями в отношении ее проведения. Считаем, что дальнейшие шаги по совершенствованию функционирования КНО должны опираться на следующие базовые принципы:

- строгое соблюдение изначально заложенного в КНО баланса гуманитарных и военных интересов. Любые наши последующие шаги не должны ослаблять национальную безопасность государств;

- реалистичность и поэтапность выполнения принимаемых в Конвенции решений, возможность их выполнения на практике всеми без исключения государствами-участниками;

- нацеленность на решение наиболее актуальных гуманитарных проблем, признаваемых всеми участниками Конвенции;

- безусловное нахождение консенсусных решений по всем рассматриваемым вопросам.

В заключение, г-н Председатель, позвольте выразить благодарность всем делегациям за их сотрудничество, вклад в укрепление Конвенции и протоколов к ней, а также настрой на успешное проведение этой встречи. Хотелось бы подтвердить готовность российской делегации к конструктивному взаимодействию и активной работе.

Благодарю за внимание.