Публикатор

9.11.0621:59

Выступление руководителя российской делегации, директора Департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД России А.И.АНТОНОВА, на пленарном заседании III Обзорной конференции государств-участников Конвенции о “негуманном” оружии (КНО), Женева, 7 ноября 2006 года

 

 

09-11-2006

 

Господин Председатель,

Российская делегация положительно оценивает подготовительную работу к Конференции, готова поддержать те предложения, которые направлены на укрепление и универсализацию Конвенции и ее протоколов.

Господин Председатель,

Период после обзорной Конференции 2001 года был полон значительных, драматических, а порой и трагических событий.

Резко возрос темп происходящих в мире перемен. Стремительно изменяется политический ландшафт и сам образ жизни миллионов людей. Мир продолжает сталкиваться с новыми вызовами, масштабы и последствия которых нам еще предстоит в полной мере осознать.

В этих условиях еще большую актуальность приобретает сохранение и укрепление принципа многосторонности при решении острых вопросов современности. Убеждены, наша Конвенция – это эффективный инструмент, на деле способствующий решению вопросов контроля над вооружениями и гуманитарных проблем.

Господин Председатель,

Мы разделяем озабоченность международного сообщества проблемой применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие.

На национальном уровне мы активно работаем над решением комплексных задач по осуществлению положений Конвенции и протоколов к ней. В Вооруженных Силах Российской Федерации налажена регулярная работа по изучению и обеспечению соблюдения положений этих документов.

Напомню, что Россия приняла участие в подготовке Конвенции и выработке протоколов к ней, одной из первых ратифицировала эти документы. В декабре 2004 года Россия стала полноправной участницей Дополненного протокола II. Совсем недавно – в октябре с.г. – Президентом Российской Федерации В.В.Путиным подписан Федеральный Закон о принятии поправки к статье 1 Конвенции. Тем самым завершен процесс ее ратификации. У нас активно продолжается подготовка к ратификации Протокола V, которая была замедлена в связи с длительным согласованием в ООН аутентичного русского текста. Весьма символично, что вступление в силу этого важного документа, представляющего собой пример эффективной работы по поиску непростого компромисса, приходится на дни работы нашей Конференции.

Господин Председатель,

Подводя итоги проделанной между Обзорными конференциями работы, мы выражаем признательность странам, выдвинувшим инициативы по совершенствованию Конвенции, по разрешению весьма сложных и злободневных проблем.

Полагаем, что предложения, поступившие от делегаций, важно проанализировать с точки зрения последствий их реализации. Важнейшие критерии для их оценки – соблюдение баланса гуманитарных, военных и экономических интересов; реалистичность принимаемых обязательств, нацеленность на решение реальных, а не надуманных гуманитарных проблем.

Очевидна при этом необходимость нахождения консенсусных решений – в противном случае программе универсализации Конвенции будет нанесен значительный урон, а сама Конвенция будет существенно ослаблена.

С учетом всего этого к КНО и протоколам следует относиться бережно. На наш взгляд, именно так мы должны подходить к решению о разработке каких-либо новых документов, либо дополнительным направлениям нашей работы.

Господин Председатель,

Российская делегация в целом удовлетворена результатами работы Группы правительственных экспертов за пятилетний период. Мы сумели лучше разобраться в проблемах и по отдельным направлениям значительно продвинулись вперед. Пользуясь предоставленной возможностью, хотим поблагодарить координаторов рабочих групп и все делегации за конструктивную и плодотворную работу.

Несколько слов, господин Председатель, в отношении конкретных предметов нашего обсуждения. Прежде всего, по наземным минам, отличным от противопехотных (НМОП). Тему мы обсуждаем достаточно давно, однако устранить все противоречия пока не удается.

Цена вопроса здесь, во всяком случае, для России, достаточно велика, поскольку НМОП поддерживают обороноспособность нашей страны.

Несколько замечаний принципиального характера.

Во-первых, НМОП решают боевые задачи, отличные от противопехотных мин (ППМ). Именно поэтому автоматический перенос технических стандартов, применимых к ППМ, на НМОП не получается.

Во-вторых, несмотря на наши многолетние просьбы, мы так и не получили достоверную информацию о том, что НМОП представляют серьезную гуманитарную угрозу. Мы считаем, что реальная опасность исходит от самодельных взрывных устройств, а не от НМОП. События в Ираке и Афганистане лишь подтверждают наш вывод.

В-третьих, мина должна быть обнаруживаема после боевых действий, а не во время их. Для снижения минной опасности для гражданского населения необходимо не изменять конструкцию мины, как это сейчас предлагается, а совершенствовать технические средства поиска и обнаружения мин, а также повышать эффективность постконфликтных мероприятий.

В-четвертых, сроки функционирования дистанционно устанавливаемых НМОП должны определяться боевой обстановкой. Единые стандарты выработать сложно. Военно-экономические преимущества получают страны с высокой технологией производства НМОП, другие же, в первую очередь развивающиеся страны, попадают в технологическую зависимость, причем затраты на производство и приобретение "современных" мин серьезно вырастут. Таким образом, вместо того, чтобы инвестировать средства в экономику, о чем так много говорится на многочисленных международных форумах, развивающиеся страны будут тратить деньги на такие НМОП.

Свои подходы по решению гуманитарных проблем и сохранению военно-технических параметров такого оборонительного оружия, коим являются НМОП, мы изложили в нашем новом документе. Его главная нацеленность – на международное сотрудничество, на помощь нуждающимся странам в гуманитарном разминировании, на работу с населением в постконфликтный период, на меры по ненадлежащему использованию НМОП, на развитие мер транспарентности. Принципиальный момент – все технические параметры НМОП должны носить рекомендательный характер.

Разумеется, это лишь некоторые замечания. Более подробно свои соображения мы изложим в ходе работы Главного комитета.

Господин Председатель,

Что касается взрывоопасных пережитков войны (ВПВ), то главное здесь – оставаться на позициях реализма. Принять логику ограничений или даже запретов на искусственно и необоснованно объявленные "наиболее опасными" боеприпасы мы не можем. Такой путь заведет нас в тупик. Он способен лишь внести раскол и ослабить Конвенцию и ее протоколы.

Примером продуктивной работы здесь, основанной на балансе интересов, на компромиссах, служит Протокол V о ВПВ.

Господин Председатель,

В вопросах соблюдения мы продолжаем поддерживать предложение ЮАР. Одновременно отмечаем значительные усилия, предпринятые лично Вами, господин Председатель, и Вашими коллегами по подготовке соответствующего документа по соблюдению. С удовлетворением восприняли изменение характера подготовленного Вами документа – он уже больше не предусматривает "вскрытие" Конвенции и представляет собой политическое решение. Мы приветствуем такие изменения. Одновременно с интересом продолжаем изучать Ваше предложение о создании т.н. "пула экспертов". Рассчитываем на детальный разговор по его существу. Только полностью разобравшись в существе этого предложения, можно будет выходить на какие-либо решения.

Главное, на наш взгляд, чтобы механизм соблюдения Конвенции работал на ее укрепление, а не на создание потенциала для излишней политизации и бюрократизации вопросов, и также не приводил к неоправданным финансовым издержкам.

Господин Председатель,

Мы могли бы поддержать программу действий по универсализации Конвенции и ее протоколов. Это – важное направление нашей работы и от успешного ее осуществления во многом зависит авторитет и влияние КНО.

Поддерживаем мы и предложения о программе Спонсорства. Главное – обеспечить принцип добровольности при внесении донорских взносов, а также не допустить создания вокруг этой инициативы неоправданных бюрократических структур.

Господин Председатель,

На Конференции нам предстоит напряженная работа. Уверены, что доброжелательная и конструктивная атмосфера, которая всегда превалировала на наших встречах, не только сохранится, но и укрепится. Полагаем при этом, что всем нам весьма важно учитывать озабоченности друг друга, тщательно рассматривать все аспекты изучаемых нами проблем, их последствия для национальной безопасности стран и только после этого принимать взвешенные решения.

Надеемся, что в Заключительной декларации Конференции по итогам тех дискуссий, которые здесь состоятся, мы сможем сбалансированно отразить оценку результатов выполнения Конвенции и протоколов, равно как и дать четкие рекомендации по обеспечению универсального характера этих документов и повышению их эффективности.

Благодарю за внимание.