Военно-политическая ситуация в Афганистане остается напряженной. Правительство в Кабуле контролирует не более половины территории страны. Постепенно усиливается влияние Движения талибов (ДТ). В 2018 г. ДТ нарастило свое присутствие в ряде районов страны и продолжило натиск в зимний период.

Отмечается рост жертв среди мирного населения в связи с эскалацией военной обстановки в Афганистане, в том числе в результате авиаударов ВВС США. Согласно данным МООНСА, в 2018 г. в ходе вооружённого конфликта в Афганистане погибли 3804 гражданских лица, в т.ч. 350 женщин и 927 детей, что является самым высоким показателем с 2009 г. Характерно, что из общего числа жертв 9% (1015 чел.) стали результатом авиаударов афганских и международных сил (почти двукратный рост по сравнению с 2017 г.). Интенсификация бомбардировок американской авиации за последние полтора года не привела к стабилизации обстановки в стране. Впервые за последние годы количество жертв в результате ударов правительственных сил и международной коалиции превысило число погибших от действий ДТ.

Существенным фактором деградации обстановки в Афганистане является деятельность «Исламского государства». В настоящее время, по некоторым оценкам, в ИРА насчитывается порядка 6 тыс. боевиков ИГИЛ. Игиловцы нацелены на наращивание численности боевиков на севере страны и превращение его в плацдарм для экспансии в государства Центральной Азии.

Силовые структуры ИРА и войска международной коалиции предпринимают недостаточные меры для борьбы с ИГИЛ.

С теругрозой неразрывно связана наркопроблема. Афганские наркотики обеспечивают существенную финансовую подпитку местным и международным террористам. В 2018 г. наблюдалось некоторое сокращение площадей наркопосевов в ИРА, однако данные изменения носят временный характер и связаны с засухой в ряде районов страны. По данным УНП ООН, общая площадь посевов опийного мака в ИРА сократилась на 20% – с рекордных 328 тыс. га до 263 тыс. га. При этом обращаем внимание на существенное сокращение антинаркотических мероприятий властей ИРА. Считаем, что афганским силовикам следует плотнее заниматься решением этой проблемы.

Считаем заявленное намерение американского руководства о выводе своего контингента из ИРА шагом в правильном направлении. Полагаем, что вывод войск создаст необходимые условия для запуска мирного процесса в Афганистане.

Внимательно следим за ходом переговоров между США и ДТ. Достигнутый прогресс позволяет надеяться на достижение в обозримой перспективе соглашения об условиях вывода иностранных войск из ИРА.

Уверены, что Московский формат является оптимальной площадкой для международного содействия мирному процессу в ИРА. Российская сторона неоднократно подчеркивала необходимость скоординированной работы стран-соседей и региональных партнёров Афганистана на этом направлении, и данный формат дает такую возможность.

Положительно оцениваем итоги трехсторонних российско-китайско-американских консультаций на уровне спецпредставителей по Афганистану, состоявшихся в Вашингтоне 22 марта с.г. и Москве 25 апреля с.г. Данный переговорный формат не является новым, а проводится в рамках усилий ведущих мировых игроков по созданию благоприятных условий для запуска афганского мирного процесса. Выступаем за сопряжение этих усилий с работой Московского формата по Афганистану.

Поддерживаем итоги состоявшегося 5-6 февраля 2019 г. в Москве «Межафганского диалога», который был направлен на придание мирному процессу в ИРА максимальной инклюзивности, вовлечению в него всех общественно-политических сил страны, включая вооруженную оппозицию. По сути, в Москве был сделан первый шаг к постконфликтному устройству Афганистана. Полагаем, что состоявшееся мероприятие стало воплощением широко одобренного международным сообществом принципа «ведомого афганцами и принадлежащего афганцам» мирного диалога по урегулированию конфликта в этой стране.

Положительно оцениваем контакт между афганскими политическими лидерами и представителями делегации Движения талибов, имевший место «на полях» торжественного заседания, посвященного 100-летию установления дипломатических отношений России и Афганистана, в Москве 28-30 мая 2019 г. и рассчитываем, что данная встреча придаст импульс продолжению межафганского диалога.

 

ВЫСКАЗЫВАНИЯ ПО ТЕМЕ

Интервью спецпредставителя Президента Российской Федерации по Афганистану, директора Второго департамента Азии МИД России З.Н.Кабулова информационному агентству «Интерфакс», 27 февраля 2018 года

27-02-2018

Вопрос: Вытесняемые из Сирии и Ирака боевики ИГИЛ все чаще находят пристанище в Афганистане. По мнению Москвы, в складывающейся ситуации Афганистан становится стратегическим оплотом экстремистов, либо они намерены использовать афганскую территорию для временной передышки и перегруппировки сил для дальнейшей экспансии, в том числе в страны-члены ОДКБ?

Ответ: Действительно, в последнее время мы наблюдаем процесс перетока игиловцев с Ближнего Востока в Афганистан. Среди этих экстремистов много выходцев из государств Центральной Азии и России, и они, прибывая на территорию ИРА, в значительной степени концентрируются в ее северных провинциях. Все это наводит на мысль, что Афганистан не является для них конечным пунктом назначения, а скорее перевалочной базой. Полагаю, что основной целью «афганского» крыла группировки ИГИЛ является дестабилизация ситуации в центральноазиатских республиках, в том числе членах Организации Договора о коллективной безопасности.

Вопрос: Насколько серьезно Россия воспринимает угрозу со стороны афганской франшизы ИГИЛ – «Вилаята Хорасан»? Разделяем ли мы оценки экспертов о том, что территориальные притязания этой группировки на Ближнем Востоке и в Центральной Азии превосходят аппетиты ИГИЛ?

Ответ: Угроза со стороны «афганского» крыла ИГИЛ для нас является крайне серьезной и последовательно нарастающей. Несмотря на декларируемые США успехи в борьбе с этой терорганизацией на территории Афганистана, мы видим, что игиловцы постепенно наращивают свое присутствие в стране, создают инфраструктуру, ведут вербовочную деятельность среди местного населения и соперничают с Движением талибов за источники дохода – наркотрафик и природные ресурсы ИРА. В настоящее время численность группировки оценивается в 7-10 тыс. боевиков.

Сложно судить о территориальных притязаниях последователей «всемирного джихада». Полагаю, что они безграничны, и пока их не остановить, ИГИЛ, будь то на Ближнем Востоке или в Афганистане, будет представлять угрозу не только странам региона, но и в глобальном масштабе, о чем свидетельствует волна терактов, прокатившаяся в последние годы по Европе и Америке.

Вопрос: На фоне тщетности усилий действующей в ИРА международной коалиции во главе с США добиться перемен к лучшему в этой стране военно-силовыми методами российской дипломатией предпринимаются активные шаги по поиску мирных, политических путей национального примирения. Ранее Вы в своих интервью неоднократно упоминали «дорожную карту» по Афганистану. Что бы Вы выделили в качестве главной цели этого документа? И если речь в нем идет о многосторонних международных усилиях по установлению мира в Афганистане, есть ли у государств-членов ОДКБ шансы на участие в этом процессе в формате Организации, либо в индивидуальном качестве?

Ответ: Силовое давление, на которое вновь делают ставку США и страны НАТО в Афганистане, ведет лишь к усугублению военно-политической и гуманитарной ситуации в этой стране и лишь отдаляет перспективу диалога между Кабулом и Движением талибов. Предложенная недавно Правительством ИРА так называемая «дорожная карта» национального примирения имеет целью достижение согласия с договороспособной частью группировки талибов. Наше отношение к этому документу довольно скептичное: при всей его обстоятельности и долгосрочности ему не достает главной составляющей – готовности талибов к началу диалога.

Не исключаю, что в перспективе государства-члены ОДКБ в формате Организации могут принять активное участие в международных усилиях по установлению мира в Афганистане как сторона, непосредственно заинтересованная в решении данного вопроса, поскольку ИРА расположена у границ зоны ответственности ОДКБ.

Вопрос: Может ли опыт ОДКБ, накопленный за 15 лет взаимодействия по широкому кругу актуальных мировых и региональных проблем в различных международных форматах быть полезно задействован путем подключения стран «шестерки» к действующим многосторонним переговорным форматам по Афганистану?

Ответ: Безусловно, мы считаем востребованным накопленный ОДКБ опыт взаимодействия. Более того, в настоящее время большинство государств-членов Организации вовлечены в усилия по поиску путей содействия стабилизации ситуации в Афганистане в рамках Московского формата консультаций по ИРА, а также возобновившей в октябре 2017 года работу Контактной группы «ШОС-Афганистан». ОДКБ входит и в число организаций, поддерживающих «Стамбульский процесс» по Афганистану (СП), ее представители регулярно участвуют в министерских конференциях СП.

Вопрос: Недавно талибы выступили с открытым письмом к американской общественности, в котором выразили готовность к политическому диалогу с США. Можно ли расценивать это письмо как признак того, что талибы готовы реально включиться в политический процесс или это пропагандистский трюк?

Ответ: О своей готовности к диалогу с США талибы говорили и ранее. Нынешнее письмо лишь подтверждает их позицию. Его новизна в том, что группировка впервые апеллирует к американскому общественному мнению, а не официальному Вашингтону. Здесь следует отметить, что, судя по обращению, движение «Талибан» не отказывается от своего главного условия для начала переговоров – вывод иностранных войск из Афганистана. Характерна также негативная реакция официальных властей США на это письмо, что не способствует достижению конкретных результатов на примиренческом треке.