Публикатор

7.02.2014:41

Договор по открытому небу

Договор по открытому небу (ДОН) подписан 24 марта 1992 г. в г. Хельсинки (Финляндия) 27 государствами-участниками СБСЕ (с 1995 г. – ОБСЕ). Вступил в силу 1 января 2002 года. Государства-депозитарии – Венгрия и Канада. Договором учреждена Консультативная комиссия по открытому небу (ККОН), решения которой принимаются консенсусом.

На сегодняшний день участниками ДОН являются 34 государства: Белоруссия, Бельгия, Болгария, Босния и Герцеговина, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Грузия, Дания, Исландия, Испания, Италия, Канада, Латвия,  Литва, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Россия, Румыния, Словакия, Словения, США, Турция, Украина, Франция, Финляндия, Хорватия, Чехия, Швеция и Эстония. ДОН открыт для присоединения других государств, в т. ч. не входящих в ОБСЕ. Разрешает создавать группы государств. Так, Россия и Белоруссия составляют одну группу, другую образуют Бельгия, Нидерланды и Люксембург.

ДОН зарекомендовал себя полезным инструментом укрепления доверия в военной сфере. Он предоставляет право государствам-участникам совершать облёты любых территорий друг друга в соответствии с согласованными квотами наблюдательных миссий. Регламентирует проведение полётов, определяет механизм контроля его соблюдения, содержит требования к самолётам наблюдения, ограничения по составу и техническим параметрам аппаратуры наблюдения. Положения ДОН могут уточняться решениями ККОН.

Государство-участник ДОН имеет право выделять в качестве самолётов наблюдения один или более типов или моделей невооруженных самолётов. При этом самолёт наблюдения проходит освидетельствование с целью подтверждения, что воздушное судно и его аппаратура наблюдения соответствуют требованиям Договора. Страны НАТО наблюдательные полёты над территориями друг друга не выполняют.

Каждая страна-участница ДОН имеет право приобретать материалы, полученные в ходе любых наблюдательных полётов в рамках Договора.

Государства-участники имеют возможность задействовать предусмотренный Договором набор аппаратуры наблюдения из следующих категорий: оптические панорамные и кадровые фотоаппараты, видеокамеры с изображением на дисплее в реальном масштабе времени, радиолокационные станции бокового обзора с синтезированной апертурой, инфракрасные устройства формирования изображения. Для каждой категории аппаратуры наблюдения установлены ограничения по пространственному разрешению на местности. Пока используются только первые две категории. Вместе с тем РФ первой установила и использует собственную цифровую видеокамеру на самолётах открытого неба Ан-30Б, Ту-154М ЛК и Ту-214 ОН.

После начала известных событий на Украине и обвинений в адрес России в наращивании войск и вооружений вблизи российско-украинской границы государствами-партнёрами в рамках ДОН было проведено почти два десятка наблюдательных полётов в этом районе.

С 2017 года в русле общей антироссийской линии США стали ужесточать свои подходы.

Так, с 1 января 2018 года в отношении России стали действовать следующие ограничительные меры:

- отказ предоставлять разрешение на отход от американских правил воздушного движения и норм авиационной безопасности (речь идет об ограничении полётов на малых высотах в неконтролируемом воздушном пространстве, а также о запрете на полёты ниже 5500 метров в районе г. Вашингтон);

- изменение специальной процедуры для выполнения наблюдательных полётов над Гавайскими островами путём ограничения максимальной дальности полётов с авиабазы Хикам до 900 километров на том основании, что Гавайи находятся вне 600-км зоны от основной территории страны (по нашим оценкам, такая дальность должна быть не менее 1160 км);

- отказ предоставлять ночёвки на континентальной части США (авиабаза Роббинс, штат Джорджия, и авиабаза Элсворт, штат Южная Дакота), в связи с чем российские самолеты наблюдения будут вынуждены осуществлять более длительные полёты для возвращения в пункты начала и завершения миссий. Наблюдателям из России разрешено ночевать только на авиабазах начала и завершения полётов (Райт-Паттерсон, штат Огайо, Макконнел, штат Канзас, и Трэвис, штат Калифорния). Это нарушает права наблюдающей стороны по выполнению наблюдательных полётов на МДП с учётом норм предельных нагрузок на экипаж, что является вопросом безопасности полётов.

Кроме того, США установили ограничения для наблюдательных полётов над территорией Алеутских островов, согласно которым самолёт наблюдающей стороны всегда должен оставаться в пределах внешней границы прилегающей зоны, простирающейся на 24 морские мили от побережья. Это ограничение, не предусмотренное Договором, значительно снижает эффективность наблюдательного полёта.

В ответ российская сторона установила необходимость согласования ночевок на трёх аэродромах дозаправки, а также сообщила о прекращении ряда двусторонних технических договоренностей и односторонних мер, применявшихся в порядке проявления доброй воли и облегчавших ранее проведение американских миссий над Россией.

В 2018 г. ситуация с ДОН была критической – наблюдательные полеты не проводились. Причина: Грузия блокировала решение ККОН о распределении квот полётов, в котором была предусмотрена миссия над её территорией. Еще в 2012 г. грузинская сторона прекратила выполнять свои обязательства перед Российской Федерацией в части приема миссий с участием России, ссылаясь на то, что мы не разрешаем полеты в 10-километровых зонах, прилегающих к двум участкам государственной границы на Кавказе. Мы исходим из того, что в соответствии с ДОН наблюдательные полёты проводятся не ближе 10 км от границ Абхазии и Южной Осетии, не являющихся государствами-участниками Договора.

Осознавая необходимость восстановления полномасштабного функционирования ДОН для большинства государств-участников, Россия исключила из своей заявки на 2019 год полёт над Грузией. В итоге в октябре 2018 г. было утверждено распределение квот наблюдательных полётов, а затем возобновлено выполнение миссий в полном объеме: всего в 2019 году Россия осуществила 42 НП над другими государствами участниками и приняла 29 НП над своей территорией.

Серьёзную обеспокоенность вызывают поступающие по различным каналам сигналы о ведущемся в Вашингтоне обсуждении целесообразности выхода США из ДОН под предлогом российских «нарушений»:

1. Запрет на наблюдательные полёты в 10-километровых зонах, прилегающих к двум участкам границы с Южной Осетией и Абхазией. С учётом отсутствия подвижек в позиции Тбилиси (по-прежнему отказывается принимать российские миссии над своей территорией) мы были вынуждены, несмотря на заявление России в ККОН от 23 апреля 2018 года о снятии запрета, отказать в допуске в эти зоны совместной миссии США, Германии и Швеции в апреле 2019 г.

2. Ограничение максимальной дальности полёта (МДП) над Калининградской областью (КО). Оно было введено в соответствии с положениями ДОН (п.п. 4 и 5 (А) приложения Е) и решением №3/4 ККОН (п.п. 1А), В) и С)). Действующий порядок (установлен с учётом права государства-участника дополнительно выделять аэродромы открытого неба и устанавливать МДП для них) не увеличивает число полётов, дающих возможность наблюдать всю территорию России, и обеспечивает более высокий уровень эффективности наблюдения территории КО по сравнению с остальной территорией России и территориями других государств-участников, в т.ч. соседних (Польша, Литва, Латвия, Эстония).

3. Введение запрета на выполнение части уже согласованного плана американо-канадской миссии в сентябре 2019 г. в ходе учений «Центр-2019», что вызвано сложностями обеспечения безопасности со стороны российских органов управления воздушным движением. Невозможно было обеспечить безопасность полётов в рамках ДОН исключительно в связи с быстро меняющейся ситуацией в ходе активной фазы учений.

В случае выхода США из Договора будет нарушен весьма хрупкий баланс интересов его участников. В результате пострадает не только ДОН, но и вся архитектура европейской безопасности.

Россия делает всё возможное для сохранения Договора и считает необходимым урегулировать имеющиеся разногласия путём переговоров в рамках ККОН, с учётом озабоченностей всех сторон (в т.ч. в отношении проблем с выполнением Договора Соединёнными Штатами и их союзниками и единомышленниками).

Общие вопросы международной безопасности и контроля над вооружениями