Публикатор

22.10.1917:10

Интервью заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Руденко международному информационному агентству «Россия сегодня», 22 октября 2019 года

Вопрос: Украина подписала «формулу Штайнмайера», однако пока не реализует закрепленные в ней шаги. Возможен ли саммит «нормандского формата», если этого так и не произойдет, например, не будет разведения сил? И реально ли провести такую встречу в ноябре, успеют ли стороны подготовить все условия?

Ответ: Россия не раз говорила о том, что предпосылкой созыва встречи в «нормандском формате» должно стать полное выполнение договоренностей предыдущих саммитов в Париже и Берлине 2015-2016 гг. Речь, прежде всего, идет о письменной фиксации «формулы Ф.-В.Штайнмайера» и осуществлении разведения сил и средств в трех районах (Золотое, Петровское и Станица Луганская) на линии соприкосновения. Помимо того, новый саммит должен сформулировать четкие решения по дальнейшим шагам в плане выполнения Минских соглашений.

В «формуле Ф.-В.Штайнмайера», как известно, прописан порядок вступления в силу на постоянной основе закона об особом статусе Донбасса. Украина подписала 1 октября с.г. в Контактной группе согласованный ранее в «нормандском формате» текст имплементации этой формулы в свое законодательство. Теперь слово за киевскими властями, которые, очевидно, должны внести соответствующие предложения на рассмотрение Верховной рады. Понимаем, что это не сиюминутный процесс. Но здесь есть одно «но». 31 декабря с.г. истекает срок действия закона Украины «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (закон об особом статусе Донбасса). В Киеве начались разговоры о разработке нового закона по этому вопросу. Таким образом, ясности относительно дальнейшей судьбы особого статуса Донбасса пока нет.

С разведением у украинцев также возникли сложности. Неожиданно, в день начала этого процесса, они стали требовать соблюдения семидневного режима тишины, хотя при согласовании Плана-графика отвода никто из них об этом ни словом не обмолвился. Надеемся, что украинская сторона сумеет выполнить свои обязательства по разведению в полном объеме.

Что касается возможного созыва «нормандского» саммита, то со сроками его проведения можно будет определиться после завершения разведения в Золотом и Петровском, а также согласования итоговых договоренностей встречи «нормандской четверки» на высшем уровне. Когда это произойдет – покажет время. При наличии политической воли все реально.

Вопрос: После избрания В.А.Зеленского появились некоторые признаки потепления отношений Москвы и Киева. Так ли это на практике? И готова ли Россия на дальнейшие шаги? Какими могут быть ближайшие из них? Возвращение послов? Когда?

Ответ: Вопрос о возвращении послов в практическом плане пока не стоит. В России внимательно наблюдают за происходящими на Украине событиями. Сигналы оттуда идут противоречивые. С одной стороны, состоявшееся 7 сентября с.г. взаимное освобождение удерживавшихся в обеих странах российских и украинских граждан создало позитивный фон для консолидации всех здравых сил на Украине вокруг идеи нормализации добрососедских отношений с Россией. С другой стороны, мы видим, что по-прежнему ущемляются права и свободы русскоязычного населения, звучит антироссийская риторика, слышны призывы к продолжению «войны с Россией до победного конца».

В целом нашим общим интересам отвечает не продолжение конфронтации, а развитие прагматичного сотрудничества на равноправной основе. Мы к этому готовы. Дело за украинской стороной.

Вопрос: Идут ли переговоры по возобновлению авиасообщения с Украиной? Когда это может произойти?

Ответ: Еще летом с.г. на сайте Президента Украины появилась петиция с просьбой возобновить авиасообщение с Россией. Сам В.Зеленский, общаясь недавно с украинскими журналистами, выразил недоумение по поводу отсутствия прямых рейсов между нашими странами. К сожалению, дальше всех этих слов дело пока не пошло. Сигналов с украинской стороны о намерении начать диалог по данной тематике не было.

Вопрос: Украина предложила инициировать «принудительные» переговоры с Москвой по установлению морской границы, создать делимитационную комиссию. Готова ли Россия к диалогу о разграничении Азово-Керченской и Черноморской акватории? Есть ли вообще необходимость в делимитации морских границ именно сейчас?

Ответ: Можно предположить, что под «принудительными переговорами» Украина понимает согласительную процедуру, предусмотренную статьей 298 Конвенции 1982 года. При этом условием применения указанной процедуры является отсутствие нерешенного спора, касающегося суверенитета или других прав на материковую или островную территорию.

Если ссылка на данную процедуру означает готовность украинских властей признать суверенитет России над Крымским полуостровом, это, конечно, могло бы стать хорошей основой для урегулирования вопроса о морском разграничении между нашими странами.

Вопрос статуса и режима Азовского моря определен Договором о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива 2003 года.

В соответствии со статьей 1 указанного международного договора, «Азовское море и Керченский пролив исторически являются внутренними водами Российской Федерации и Украины». Эта же статья предусматривает, что «Азовское море разграничивается линией государственной границы в соответствии с соглашением между Сторонами». Соответственно, действующий двусторонний договор уже определяет, что разграничение данной акватории возможно только по соглашению сторон. Таким образом, положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года в данном случае в принципе не применяются.

Вопрос: Несмотря на несколько раундов переговоров по газу, договориться Москва и Киев пока не смогли. Как Вы расцениваете вероятность повторения газовых войн после этого нового года? Что в этом случае будет делать Россия?

Ответ: Состоявшиеся в сентябре с.г. в Брюсселе трехсторонние (Россия-ЕС-Украина) консультации по вопросам транзита газа через территорию Украины после окончания действия контракта на транзит газа (с 1 января 2020 г.) дают в целом повод для сдержанного оптимизма. На конец октября там же запланирован их очередной раунд. Нужно дождаться итогов, чтобы понять перспективы дальнейшего взаимодействия России и Украины в газовой сфере.

Вопрос: Ранее глава МИД России С.В.Лавров высказался в пользу возобновления авиасообщения с Грузией, так как грузины осознали непродуктивность антироссийских провокаций. Может ли авиасообщение возобновиться уже в этом году? И готова ли Москва вернуться к вопросу об отмене виз для граждан Грузии? Когда и при каких условиях это может произойти?

Ответ: Развернутые комментарии по поводу перспектив возобновления авиасообщения с Грузией давал не только Министр иностранных дел России С.В.Лавров, но и пресс-секретарь Президента Российской Федерации Д.С.Песков. Напомню, что ограничительные меры были введены нами в ответ на грубую антироссийскую провокацию, устроенную в Тбилиси в июне с.г. Цель – обеспечить безопасность российских граждан, посещающих Грузию. Данные меры носят временный характер. Условия их отмены четко обозначены российской стороной: стабилизация ситуации в Грузии, исчезновение каких-либо угроз для безопасности наших граждан, прекращение русофобской кампании.

26 сентября с.г. в Нью-Йорке «на полях» 74-й сессии Генеральной ассамблеи ООН состоялась первая за последние двенадцать лет встреча министров иностранных дел России и Грузии. На ней С.В.Лавров довел до своего грузинского коллеги Д.Залкалиани соответствующие сигналы. Рассчитываем, что в Тбилиси сделают необходимые выводы. Со своей стороны, Россия по-прежнему заинтересована в нормализации отношений с Грузией, что отвечает коренным интересам народов наших стран.

Что касается отмены российских виз для граждан Грузии, то данный вопрос действительно прорабатывался до указанных июньских событий. На нынешнем этапе говорить об этом преждевременно. Необходимо как минимум вернуться к докризисной ситуации.

Вопрос: Как обстоит дело с открытием транзита через Южную Осетию в Грузию? Почему он так и не заработал? Правда ли, что проблема в позиции Цхинвала? И есть ли какие-либо перспективы у другой транспортной артерии – железной дороги через Абхазию и Грузию в Армению?

Ответ: Организация торговли между Россией и Грузией через территории Республики Абхазия и Республики Южная Осетия связана с реализацией Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Грузии об основных принципах таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами 2011 года. Кроме того, учитывая, что Республика Абхазия и Республика Южная Осетия не являются участниками указанного Соглашения, важна заинтересованность Сухума и Цхинвала в транзитной торговле через территорию их стран.

Напомню, что Соглашение 2011 года предусматривает создание механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли в рамках предопределенных коридоров с участием нейтральной швейцарской компании SGS. В настоящее время продолжаются переговоры в формате российско-грузино-швейцарского Совместного комитета по надзору за выполнением упомянутого Соглашения и его Рабочей группы по нерешенным вопросам. Рассчитываем, что сторонам удастся выйти на компромиссные развязки по ряду спорных моментов.

Исходим из того, что начало имплементации Соглашения 2011 года будет способствовать развитию региональной торговли и формированию атмосферы доверия в Закавказье.

Вопрос: К декабрю с.г. Россия и Белоруссия планируют подписать амбициозную программу интеграции. А что с такими давно обсуждаемыми вопросами, как, например, взаимное признание виз? Когда уже это произойдет? И готовы ли Москва и Минск в практическом ключе начать обсуждение единой валюты? Есть ли хотя бы приблизительный горизонт для ее принятия?

Ответ: Вопрос о заключении межправительственного соглашения о взаимном признании виз остается на повестке дня нашего диалога. Эксперты провели работу над текстом документа, российская сторона еще в декабре 2018 года выполнила все необходимые внутригосударственные процедуры для вынесения соглашения на подписание. Ожидаем аналогичных шагов с белорусской стороны. После вступления соглашения в силу будут созданы условия для беспрепятственного пересечения российско-белорусской границы гражданами третьих стран, что даст дополнительный импульс развитию туризма, интенсификации транспортного сообщения.

Теперь что касается второй части вашего вопроса. 6 сентября с.г. в Москве главы правительств России и Белоруссии парафировали проект программы действий по реализации положений Договора о создании Союзного государства и утвердили перечень отраслевых «дорожных карт» по ее выполнению. Сейчас идет комплексная работа при координирующей роли Минэкономразвития России и Минэкономики Белоруссии и участии практически всех ведомств двух стран по конкретному наполнению этих «дорожных карт» и определению сроков выполнения поставленных в них задач. Рассчитываем, что это придаст импульс нашей интеграции на всех направлениях.

Вопрос: Как Россия относится к идее Казахстана ввести в СНГ единую въездную визу наподобие Шенгена? Реализуемо ли это вообще и в какие сроки это могло бы заработать?

Ответ: Безусловно, возможное введение единой визы на пространстве СНГ могло бы положительно сказаться на развитии деловых и туристических контактов стран Содружества с другими государствами. Тем не менее нельзя не учитывать тот факт, что каждое из государств-участников СНГ осуществляет свою собственную визовую и миграционную политику и положения национальных законодательств наших стран в этой сфере далеко не всегда совпадают. Мы разделяем позицию Президента Казахстана К.-Ж.Токаева о том, что данный вопрос должен быть, прежде всего, всесторонне изучен на экспертном уровне с задействованием всех компетентных ведомств. Первым делом потребуется определить круг заинтересованных в такой единой визе стран СНГ и их готовность идти на компромиссные решения в плане сближения миграционного законодательства. Важно также оценить объем работы, которую предстоит провести для введения таких общих виз. Это большой и, увы, небыстрый путь, поэтому говорить о каких-либо конкретных сроках запуска подобного механизма сейчас пока преждевременно.