Публикатор

3.09.1913:01

Статья Посла России в Албании А.Р. Карпушина "Горькие уроки 80-летия начала Второй мировой», опубликованная 1 сентября 2019г. в издании "Газета Шчиптаре"

В эти дни мир будет отмечать скорбную дату — ровно 80 лет назад, 1 сентября 1939 года, немецкие войска перешли польскую границу, начав тем самым Вторую мировую войну, которая унесла десятки миллионов жизней.

В связи с этой годовщиной на Западе иногда звучат голоса о том, что ответственность за развязывание войны несет не только нацистская Германия, но и СССР - дескать, "пакт Молотова — Риббентропа" дал Гитлеру зеленый свет. Однако эти комментаторы почему-то совершенно забывают о том, что привело к подписанию советско-германского договора 1939 года. И что до этого был Мюнхенский сговор — когда Англия и Франция в сентябре 1938 года отдали Гитлеру на растерзание Судетскую область Чехословакии, а Польша не позволила советским войскам оказать помощь этой стране, не пропустив через свою территорию авиацию и воинский контингент СССР. И уже в середине марта 1939 года нацистская Германия, опять же не встретив сопротивления со стороны западных держав, захватила всю территорию Чехии, создав в Словакии марионеточное государство. Москва в тот момент единственная из всех великих европейских держав не запачкала руки договорами с Гитлером.

Но что было делать дальше? Необходимо было обеспечить свои национально-государственные интересы, остановить дальнейшее движение агрессии Гитлера на восток. В Москве знали, что следующей жертвой Гитлера станет Польша, а затем и Прибалтика. А это означало бы выход германских войск к советским границам, причем в непосредственной близости от Ленинграда, Минска, Киева, Одессы — важнейших политических, индустриальных и культурных центров СССР. Москва приложила тогда максимум усилий, чтобы создать коалицию против агрессора, но понимания в Лондоне и Париже не нашла. Все открытые архивные документы свидетельствуют, что Москва получала отписки из Парижа и Лондона. Нас кормили завтраками, выдумывались несерьезные поводы для отмены визитов делегаций и проведения переговоров. Дальнейшее промедление было опасно для ещё не готового к войне Советского Союза.

Советско-германский пакт 1939 года стал ответом на мюнхенский сговор. Если бы не было Мюнхена — не было бы и советско-германского договора о ненападении.

Иногда СССР упрекают в том, что после договора 23 августа 1939 года СССР стал "союзником" Германии. Обычно ссылаются на так называемый освободительный поход Красной армии 17 сентября и название договора от 28 сентября 1939 года — "О дружбе и границе".

Однако в результате договоренностей августа-сентября никакого "союза" между ними не возникло. Продвигая свои границы на запад, СССР выносил фронт будущей войны, отдалял его от жизненных центров СССР на 300 и более километров. Тем самым СССР ограничивал аппетиты Германии в ее продвижении на Восток.

Антигерманский характер советской акции 17 сентября был понятен, например, тому же Черчиллю. Выступая 1 октября 1939 года по радио, он заявил: "То, что русские армии должны были встать на этой линии, было совершенно необходимо для безопасности России против нацистской угрозы. Как бы то ни было, эта линия существует, и создан Восточный фронт, который нацистская Германия не осмелится атаковать". В этом смысле все происходящее между СССР и Германией было лишь временным перемирием перед решающей схваткой. Наиболее умные и дальновидные люди на Западе понимали это еще тогда.

Следует признать, что добавление в название договора от 28 сентября о границе слова "дружба" выглядит ошибкой. Возможно, этот риторический прием понадобился в целях демонстрации Берлину своей готовности соблюдать договоренности — в конечном счете в целях отсрочить на возможно большее время "поворот Гитлера на Восток". В реальности было ясно, что ни о какой дружбе речь не шла.

После подписания пакта Молотова-Риббентропа Советский Союз остался нейтральным государством и продолжал им быть до 22 июня 1941 года, до непосредственной агрессии Третьего Рейха против нашей страны. Нейтралитет СССР, о котором официально было заявлено 17 сентября, признавался и Великобританией, и Францией, и США. Когда СССР ввел войска на территорию Польши, ни Франция, ни Великобритания, ни даже сама Польша не квалифицировала это как акт войны.

К сожалению, сейчас в ряде стран Европы утверждается, что освобождение Европы от нацизма в 1944-45 гг. было новой оккупацией, только теперь коммунистической.

В этой связи можно задать только один вопрос: что было бы с такими оккупированными в 1939–1941 годы странами, как Польша, Югославия, Чехословакия, или со странами, которые попали под полную зависимость от Гитлера, если бы туда не пришел советский солдат-освободитель? Сколько еще времени там продолжался бы геноцид местного населения, убивали мирных людей — детей, стариков, женщин? И был ли бы возможен в принципе хотя бы разговор о европейских ценностях, если бы примерно миллионы советских солдат не отдали бы свои жизни в борьбе против нацистской чумы?

Мы готовы так же решительно, как наши предки, противостоять любому агрессору. Но русские не хотят войны, не хотят повторения ужасов и страданий. Историческое предназначение нашего народа – быть на страже мира. Мира, который мы стараемся сохранить. У западных коллег уже давно есть наши предложения, открывающие реалистичные пути к преодолению конфронтации и созданию надежного заслона всем, кто допускает возможность ядерной войны. Имеющий уши да услышит.

http://www.gsh.al/2019/09/01/mesimet-e-hidhura-te-80-vjetorit-te-fillimit-te-luftes-se-dyte-boterore/?fbclid=IwAR0rMBnrQ9WVfH9zaqDt5iN_SKZ-8u9JKywBG99U9DpOFSwk1LTp5YZjhqA