Публикатор

18.06.2016:37

Выступление Управляющего от Российской Федерации, Постоянного Представителя Российской Федерации при международных организациях в Вене М.И.Ульянова по п.6e повестки дня сессии Совета управляющих МАГАТЭ, Вена, 18 июня 2020 года

933-18-06-2020

  • en-GB1 ru-RU1

Соглашение о гарантиях в связи с ДНЯОс Исламской Республикой Иран

 

Россия придает исключительно важное значение надлежащему выполнению соглашений о гарантиях с МАГАТЭ и Дополнительного протокола – как государствами-членами Агентства, так и Секретариатом. Система гарантий – одно из важнейших направлений деятельности МАГАТЭ. Необходимо обеспечить его эффективное и бесперебойное функционирование.

В этой связи у нас вызывает глубокое разочарование и озабоченность тот факт, что Тегерану и Секретариату все еще не удалось решить вопрос о доступе на две заинтересовавшие Агентство площадки в Иране.

Вместе с тем не видим оснований для чрезмерной драматизации этого вопроса. В его рассмотрении отчетливо виден несомненный прогресс по сравнению с тем, что мы наблюдали накануне и в ходе мартовской сессии Совета. Из доклада Гендиректора совершенно очевидно, что Иран не предоставляет доступ, но и не отказывает Секретариату в нем. Для принятия положительного решения Тегерану требуются дополнительные консультации. Это нормально и вполне допустимо. Призываем Секретариат Агентства и Иран безотлагательно продолжить обсуждение и как можно быстрее выйти на позитивный результат.

В этом контексте добавлю еще один немаловажный штрих. В последние годы в Иране состоялись тысячи верификационных мероприятий и сотни дополнительных доступов. Всякий раз Тегеран обеспечивал все необходимое сотрудничество. Сбой и отсутствие взаимопонимания произошли только в одном случае. Повторюсь, это произошло на фоне тысяч успешных проверочных мероприятий. Нужно смотреть на проблемы в этом широком контексте.

При оценке сложившейся ситуации важно отдавать себе отчет в том, что данный сюжет не имеет ни малейшего отношения к рискам и угрозам распространения. Речь идет о предположении, что около 20 лет назад на этих двух площадках могли осуществляться незаявленные эксперименты с небольшим количеством ядерного материала. Причем эта деятельность, если и проводилась, то была полностью прекращена уже в 2004 году по инициативе самой иранской стороны. Никакой проекции на сегодняшний день эта ситуация не имеет.

Вопрос лежит совсем в другой сфере, касающейся процедур выполнения Дополнительного протокола и порядка использования информации, полученной из третьих стран. Ирану в соответствии с Доппротоколом, который добровольно применяется на его территории, надлежит удовлетворить обращение Агентства без дальнейших задержек. Вместе с тем и Секретариату впредь следует более осмотрительно выстраивать свою линию. У нас вызывает недоумение то обстоятельство, что вот уже полтора года Совет управляющих вовлечен в рассмотрение вопросов, весьма далеких от рисков ядерного распространения. Фактически речь идет об исторических изысканиях, которые давно уже имеют третьестепенное значение с точки зрения мониторинга за сегодняшним состоянием иранской ядерной программы.

Отчетность в отношении незначительных количеств ядерного материала, предположительно использовавшегося 20 лет назад в незаявленных целях, является, конечно, составной частью мандата Секретариата, но вряд ли заслуживает столь пристального внимания со стороны СУ с точки зрения реальной политики. Бесконечное копание в истории, как показывает весь опыт применения гарантий, в т.ч. в 90-е годы в Ираке, мало продуктивно, а порой и контрпродуктивно. Неслучайно в декабре 2015 года Совет принял решение о закрытии темы «предполагаемых исследований» военно-ядерного характера в иранской ядерной программе. Сейчас отчетливо видно, что это было мудрое решение, позволившее не отвлекаться на третьестепенные моменты далекого прошлого и позволившее сосредоточить все усилия на обеспечении условий для формирования уверенности в исключительно мирном характере иранской ядерной программы как сейчас, так и в будущем. Отход от консенсусного решения 2015 года недопустим. Об этом надлежит помнить всем, включая каждого Управляющего и Секретариат МАГАТЭ.

Говорить об этом приходится потому, что, хотя запросы на посещения формально продиктованы стремлением уточнить какие-то технические моменты, связанные с отчетностью по ядерным материалам, они, как это становится очевидным сейчас, балансируют на грани возвращения к тематике «возможного военного измерения» иранской ядерной программы (ИЯП).

Независимо от намерений Секретариата вопросы, относящиеся к далекому прошлому, объективно становятся новым дестабилизирующим фактором, существенно осложняющим и без того непростую ситуацию вокруг СВПД.

Хотим подчеркнуть контрпродуктивность нагнетания напряженности вокруг ИЯП. Нам, напротив, необходимо создание конструктивной атмосферы и адекватных условий для взаимодействия между Ираном и МАГАТЭ. Все рабочие моменты во взаимодействии между Тегераном и Агентством должны сниматься на основе стандартных процедур, предусмотренных Соглашением о всеобъемлющих гарантиях и Дополнительным протоколом к нему, как это происходит в случае со всеми другими неядерными странами, имеющими сопоставимый объем обязательств.

Важно понимать, что нынешние проблемы неслучайны. Они возникли из-за отсутствия в МАГАТЭ четких правил обращения с информацией, полученной от третьих стран. Секретариату и Совету надо в первоочередном порядке рассмотреть данный вопрос. Россия вот уже целый ряд лет регулярно привлекает внимание к данной теме, но никакого прогресса пока нет. В результате те трудности, с которыми Секретариат и все мы столкнулись сегодня, могут репродуцироваться вновь, причем не только в контексте иранской ядерной программы. Просили бы Секретариат представить Совету свои соображения на этот счет к его сентябрьской сессии. Со своей стороны планируем поделиться с партнерами собственными наработками на сей счет. Это совершенно необходимо для обеспечения нормального функционирования системы гарантий.

Завершая свое выступление, хотели бы еще раз подчеркнуть необходимость того, чтобы Иран и Секретариат без промедления урегулировали возникшие проблемы.

Последние две ремарки. Необходимости в принятии резолюции Совета мы не видим. Это может иметь негативные последствия.

Здесь затрагивался вопрос о возможной публикации доклада о применении гарантий в Иране. В чем смысл такого шага? Подтвердить, что этот документ, который был кем-то слит в прессу, является подлинным? Думаю, что это только поощрило бы нарушителя правил конфиденциальности к продолжению таких бессовестных действий.

Благодарю Вас, госпожа Председатель.

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска