Публикатор

2.09.2013:59

Интервью Посла России в Боливии В.И.Спринчана газете "La Razón" по проблематике продвижения российских медикаментов

 

Мы предлагаем производить вакцину

 

г. Ла-Пас / 24 августа 2020 г. / 07:34

 

Посол России утверждает, что российское предложение вакцины направлено не только на её продажу, но и на то, чтобы страна её производила.

Автор: ИВАН БУСТИЛЬОС

 

Владимир Спринчан: Посол уточняет, что вакцина «Спутник-V» будет в первую очередь направлена для групп с самым высоким риском заражения, таких как врачи, учителя (в России); позже, в октябре или ноябре, она будет применена к другим слоям населения. Это будет добровольная вакцинация, по запросу.

Данные

ФИО: Владимир Иванович Спринчан

Родился: 31 августа 1957 г. в Молдове. Профессия: дипломат.

Должность: Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации.

 

Профиль

Спринчан был назначен Чрезвычайным и Полномочным послом Российской Федерации в Многонациональном Государстве Боливия 26 июля 2017 года.

 

11 августа Президент России Владимир Путин объявил, что его страна запатентовала первую в мире вакцину против вируса COVID-19 – «Sputnik-V» («Спутник» - на русском языке и «V» - вакцина). В других странах сразу же возникли сомнения относительно эффективности вышеупомянутой вакцины, выступая против рекордного времени, в течение которого она была произведена, и того факта, что, как утверждается, ещё не прошёл третий массовый этап испытаний. Россия сообщила, что этот третий этап начался 12 августа. Для получения вакцины, произведённой Национальным исследовательским центром эпидемиологии и микробиологии имени почётного академика Н.Ф.Гамалеи Минздрава России, на сегодняшний день уже поступил запрос как минимум из 20 стран, как пояснил Посол России в Боливии Владимир Спринчан. Но речь идёт не только о продаже продукта, подчёркивает он, но и о предложении передачи технологии, согласно которой страны-покупатели будут её производить. По словам дипломата, объём вакцин настолько велик, что ни одна страна не сможет произвести их в достаточном количестве. На возражение против скорости, с которой был запатентован «Спутник-V», эксперты уже признали, что все работают в рекордно короткие сроки (для закрепления вакцины требуется не менее двух лет); Посол Спринчан добавляет: «И мы не начинали с нуля».

- Почему российская вакцина появилась так быстро? Страны и эксперты выразили свои сомнения.

- Потому что исследования не начинались с нуля. Они были осуществлены на основе вакцины, разработанной 15 лет назад против Эболы, потому что Эбола, как и коронавирус, является разновидностью гриппа; необходимо было лишь немного модифицировать эту вакцину для того, чтобы она была реализована быстрее не только в процессе исследований, но и в проверке на трёх этапах. Кроме того, вчера в России была анонсирована ещё одна вакцина, также против коронавируса, с применением другой технологии; таким образом, готовятся от пяти до шести видов вакцины. Россия не сосредотачивается только на одном; кроме того, «Спутник-V» имеет ограничения по возрасту и весу; та вакцина, которая только что была завершена, предназначена для других категорий населения.

- Как вы планируете распространять или продавать вакцину?

- Внедрение вакцины на внешние рынки поручено Российскому фонду прямых инвестиций, который готов обсуждать с международными партнёрами предварительные заказы на поставку вакцин, их контрактное производство, обучение иностранных компаний, а также возможность передачи технологии и проведения клинических испытаний.

Вы понимаете, что потребность в вакцине очень велика, а также необходимо производить её быстро, поэтому Россия ищет различных иностранных партнёров для передачи российской технологии для производства вакцины в других странах; для Латинской Америки – это Бразилия. Она будет производиться не только в России, но и в других странах; так же, как и с Бразилией, есть контракты со странами Азии, Европы.

- Речь идёт о 20 странах, которые уже запросили российскую вакцину.

- Да, некоторые из них - Объединённые Арабские Эмираты, Саудовская Аравия, Бразилия, Мексика, Индия, Палестина, Аргентина, Иордания, Израиль; страны Содружества Независимых Государств [бывшего Советского Союза]: Казахстан, Республика Молдова, Кыргызстан и другие.

- Что касается Боливии, какие подходы были осуществлены?

- Мы информируем соответствующие службы Боливии о перспективах сотрудничества в данной сфере, готовы предоставить необходимую помощь контактов (в России) с Минздравом или с компанией, которая будет назначена для переговоров с нашим Фондом.

- Министр здравоохранения Мария Эйди Рока заявила, что не закрывает вопрос о приобретении российской вакцины, однако, её безопасность и эффективность вызывают большой интерес. Когда это станет возможным?

- В случае заинтересованности властей Боливии мы предпочитаем работать с конкретными партнёрами госструктур, избегая бюрократических препятствий, в рамках контракта на поставку; в случае возникновения сомнений, мы гарантируем, что передача покупателям российской вакцины состоится после полной сертификации препарата в России. И она будет продана только тогда, когда национальный регулятор Боливии разрешит его приобретение; вакцина – это медикамент, поэтому она должна соответствовать всем необходимым условиям для какого-либо лекарства; без разрешения и проверки национального регулирующего агентства, конечно, вакцина не будет экспортироваться в Боливию, как и в любую другую страну. Россия не подталкивает, не настаивает на продаже вакцины без разрешения властей страны.

- Всегда ли переговоры о покупке или производстве вакцины будут осуществляться от государства к государству?

- Переговоры могут вестись между частной или государственной компанией, но только с той, которая назначена правительством, потому что здоровье - это ответственность государства. Кроме того, это помощь всем жителям страны, а не только прибыль для компании. Мы понимаем, что когда речь идёт о вакцине против вируса COVID, существует конкуренция, но мы представляем нашу вакцину, не делая отрицательных комментариев по поводу других вакцин и предложений; мы можем предложить сотрудничество, не затрагивая другие контакты.

- Сейчас в борьбе с COVID, кажется, наиболее продвинутым для лечения пациентов является «Авифавир».

- Да, с этим лекарством для лечения людей, инфицированных COVID, дела обстоят лучше. В Боливии есть компания «Sigma Corp» из Кочабамбы; она ведёт переговоры с нашим Фондом и с компанией, которая производит данный препарат, об импорте довольно большого количества этого лекарства в Боливию, которое будет предназначаться не только для Боливии, но и для соседних стран. Боливия станет центром распространения препарата в регионе. Я знаю, что эта компания предоставила «Агемед» [Государственное агентство по лекарствам и технологиям в сфере здравоохранения] все необходимые материалы, результаты клинических испытаний для получения сертификата, разрешения на импорт этого лекарства. Я знаю, что сейчас в «Агемед» данные материалы анализируются для того, чтобы принять решение. «Авифавир» уже применяется в моей стране.

Сейчас он используется только для лечения пациентов с «активными» случаями в больницах, центрах медицинской помощи; его нельзя применять для лечения в домашних условиях, он не предназначен для лёгких случаев, а используется в тяжёлых случаях в больницах.

- В настоящее время для того, чтобы боливийский вариант российской вакцины продвигался, мы нуждаемся в хороших отношениях на уровне правительств. Есть несколько проектов, начатых предыдущим руководством. Как, например, сотрудничество между «Газпром» и «YPFB»?

- Когда было сформировано временное правительство, я встречался с разными министрами, которые имели отношение к двустороннему сотрудничеству с Россией. И, конечно же, в первую очередь сотрудничество в сфере углеводородов. Год назад, в июле 2019 года, между компаниями «Газпром» и «YPFB» был одобрен проект соглашения о разведке, добыче, индустриализации и транспортировке газа для проекта Витиакуа в департаменте Чукисака, проект с российскими инвестициями на 1,2 миллиарда долларов; в рамках этого проекта было подтверждено намерение правительства г-жи Аньес продолжать его, поскольку это проект не только разработки сырья, но и индустриализации углеводородов.

- Имеется определённая конкретная работа или всё ещё ведутся переговоры?

- Ведутся переговоры, потому что, как Вы знаете, что, к сожалению, сменился совет директоров «YPFB», и поэтому переговоры продолжаются.

- Что касается Ядерного Центра в г. Эль-Альто, кажется, это было самое передовое из того, что делал «Росатом».

- Да, этот проект является приоритетным в наших экономических отношениях. Это не только проект в экономической сфере, но и в области передовых технологий. До октября прошлого года был намечен прогресс в более 80% строительства, около 60% импорта спецтехники. (Новый) министр энергетики посетил наш центр в феврале. И также подтвердил готовность правительства Боливии продолжать строительство данного центра; сейчас мы взяли паузу в связи с вирусом COVID. Но, помимо продолжения строительства, руководство компаний находится в постоянном контакте для продвижения по различным направлениям.

- Существуют ли какие-либо даты завершения?

- К сожалению, мы не можем гарантировать сроки, которые были установлены при подписании контракта. Речь шла о первом этапе в 2021 году и о заключительном сроке в 2023 году; но теперь я думаю, что это будет немного позже. Основная задача данного объекта, который не является станцией, а представляет собой научный центр, будет заключаться в подготовке материалов ядерной медицины для лечения онкологических заболеваний.

- Другие проекты?

- Важно отметить, что у нас существует Межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству; в рамках которой анализируются различные вопросы двусторонней повестки дня: сельское хозяйство, горнодобывающая промышленность, окружающая среда, здравоохранение и др. Последнее заседание этой комиссии состоялось 17 мая 2017 года. Россия предложила «дорожную карту» сотрудничества на 35 страницах; временное правительство ожидает выборов для того, чтобы вновь проанализировать эти темы.

- Сотрудничество с Вооруженными Силами? Уже были подписанные соглашения.

- Сфера военного сотрудничества – это деликатный вопрос. Не все объявляется для всех. Но у нас также существует комиссия по военно-техническому сотрудничеству, и на последнем заседании в 2019 г. была представлена ​​заинтересованность в расширении этого сотрудничества в области безопасности, в подготовке офицеров; но, как Вы понимаете, что в условиях временного правительства всё откладывается до выборов.

- Понятно, невозможно решить многие вещи.

- Да, существуют пределы возможностей и полномочий.

- Придётся ждать нового правительства.

- Россия с первых дней работы нового правительства представила свою позицию, что она за мирное решение [конфликтов]. Россия готова сотрудничать с любым законно избранным правительством, независимо от политической окраски.

Дополнительные материалы

Фотографии

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска