Публикатор

14.10.1913:32

Интервью заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации А.В.Грушко албанской газете ALBANIAN DAILY NEWS, 10 октября 2019 г.

1. В первую очередь хотел бы поблагодарить Вас за возможность услышать Ваше мнение о позиции России по некоторым основным проблемам и вопросам мировой политики и поделиться им с читателями Albanian Daily News. Хотел бы начать со следующего вопроса. Как Москва оценивает ситуацию в мире и как российская внешняя политика на нее реагирует?

Если говорить в общем плане, то система международных отношений претерпевает глубокие изменения. Они затрагивают все сферы: от экономики и финансов до политики и безопасности. Первопричина, на наш взгляд, в том, что существующая в мире финансово-экономическая модель более не отвечает геополитическим реалиям и требует коррекции.

Уже в ближайшие годы мы увидим становление нового технологического уклада, что может еще больше изменить соотношение сил в мире и систему их взаимодействия.

Становление многополюсного мира – объективный процесс. Но он воспринимается как опасный вызов частью правящих кругов западного сообщества, привыкших к военно-политическому доминированию и извлечению односторонних преимуществ из сложившейся геоэкономической системы. Чтобы остаться в «зоне комфорта», они готовы на многое, включая подрыв создававшихся после Второй мировой войны международных институтов, базовых норм права и приличия, общепризнанных договоренностей, в том числе в сфере безопасности.

Такое восприятие действительности и основанная на нем стратегия геополитического противоборства приводит к усилению конфликтного потенциала в мире. Происходит «хаотизация» международной жизни, растет взаимное недоверие, сужается пространство для сотрудничества, в том числе по нейтрализации общих вызовов и угроз.

На наш взгляд, интересам подавляющего большинства государств отвечало бы подтверждение базовых принципов и норм международного права и незыблемости роли ООН в качестве универсального регулятора мировой политики. Необходимо уважать культурно-цивилизационные особенности и интересы друг друга. Востребован отказ от применения силы, вмешательства во внутренние дела других стран, логики «игры с нулевой суммой», двойных стандартов и блокового мышления, особенно в вопросах поддержания международной безопасности. Именно на этих началах базируется наша внешнеполитическая философия, которую российская дипломатия воплощает в жизнь на повседневной основе.

2. Вы можете сказать, что большинство россиян поддерживает основные направления и цели отечественной внешней политики? Насколько сильно на нее оказывают влияние критические мнения?

В целом в том, что касается внешней политики, общество и руководство страны находятся на «одной волне». Например, по данным независимого социологического «Левада-центра», более 70% россиян поддерживают то, как страна отвечает на санкции и прочие недружественные действия. Люди выступают за продолжение нынешнего курса. Показателен и высокий уровень доверия к Президенту – при том, что именно Глава государства в соответствии с Конституцией определяет внешнюю политику.

Общенациональный консенсус и широкая поддержка в стране касается таких базовых принципов, как независимость, суверенитет, национальное достоинство, отстаивание исторической правды. Это, однако, не исключает широкой общественной дискуссии по вопросам тактики, способам достижения внешнеполитических целей. И такая дискуссия ведется.

В ходе такой дискуссии высказываются различные точки зрения, в том числе и критические. Это нормально. Внимательно отслеживаем отклики на наши действия со стороны экспертов, «мозговых центров», парламента, общественных объединений, простых граждан. Сами активно участвуем в этих дискуссиях, объясняем наши подходы к международным делам. В то же время, голословные обвинения, тем более лукавые, имеющие «двойное дно», игнорирующие факты, для нас неприемлемы. И уж тем более недопустимы внешний шантаж и давление.

3. Отношения России и США в последние годы были омрачены обвинениями определенных кругов Вашингтона, утверждавших, что Россия повлияла на победу Д.Трампа. Сейчас Д.Трамп начал кампанию за свое переизбрание на второй срок. Как бы Вы оценили текущие отношения с США?

Очевидно, что нынешнее состояние российско-американских отношений вряд ли можно признать удовлетворительным. В повестке дня нашего взаимодействия действительно накопилось немало проблем. Некоторые из них имеют объективный характер, отражая различия в геополитических и экономических интересах двух крупнейших мировых держав. Но много и субъективного, наносного.

В последние несколько лет двусторонние связи фактически стали заложниками внутриполитических разборок в США, где различные политические силы разыгрывают «российскую карту» для сведения счетов со своими оппонентами. По инициативе американцев под занавес пребывания в Белом доме команды Б.Обамы были заморожены или просто ликвидированы многие каналы диалога, которые в прежние времена позволяли находить развязки по самым сложным вопросам.

Тогда же при непосредственном участии предыдущей Администрации были вброшены упомянутые Вами инсинуации о «российском вмешательстве в американские выборы». Мы с самого начала говорили, что они носят клеветнический характер и выдуманы для использования в американской межпартийной борьбе. Это, по большому счету, подтвердило завершившееся в апреле расследование спецпрокурора Роберта Мюллера, не нашедшего следов сговора штаба Д.Трампа с Москвой. Тем не менее, влиятельные силы за океаном не оставляют попыток раскручивать эту искусственную тему в своих интересах, в том числе с прицелом на предстоящие президентские выборы в 2020 г.

Все это, к сожалению, негативно сказывается на двустороннем диалоге и на поведении Администрации США, которое сложно назвать последовательным. С одной стороны, сам Дональд Трамп и члены его команды постоянно говорят о стремлении вывести отношения из нынешнего тупика. Но когда дело доходит до практических шагов по возобновлению взаимодействия, по большинству направлений работа тормозится в Вашингтоне. Как следствие, несмотря на определенные проблески, например, перезапуск с декабря 2018 г. контртеррористического диалога, позитивная динамика в отношениях в целом довольно слабая.

Параллельно не прекращаются недружественные акции США против России. Для обострения отношений используются самые разные надуманные предлоги, в том числе прошлогодняя инсценировка с отравлением в Великобритании С.Скрипаля и его дочери. Под односторонние санкции Вашингтона подведены в общей сложности 288 россиян и 486 юридических лиц (по состоянию на 27 августа). Расширение антироссийских мер уже давно приобрело рутинный характер. Тот факт, что с 2011 г. они вводились 74 раза (при Д.Трампе – 34 раза) наглядно демонстрирует бессмысленность всех предыдущих попыток давления и обреченность новых.

Разрушительные последствия не только для двусторонних связей, но и для всей архитектуры международной безопасности несет развал американцами Договора о РСМД. Власти США также сохраняют неопределённость вокруг судьбы истекающего в феврале 2021 г.
Договора о СНВ, последовательно развертывают глобальную систему противоракетной обороны, осуществляют продвижение к нашим границам инфраструктуры Пентагона, что провоцирует напряженность в Европе.

Мы стараемся ситуацию не накалять, но вынуждены отвечать на агрессивные выпады. Будем, разумеется, предпринимать необходимые шаги по обеспечению своей безопасности и обороноспособности. При этом остаемся открыты к выстраиванию устойчивых взаимовыгодных отношений с США, когда там проявят готовность сотрудничать на основе равноправия и уважения наших интересов. Ну и, конечно, не теряем надежды, что искусственное влияние американских внутренних конъюнктурных факторов на наши отношения все-таки будет постепенно ослабевать.

4. Мы можем утверждать сейчас, в 2019 г., что после окончания холодной войны и падения Берлинской стены мировой порядок окончательно перешел с биполярного на многополярный? Если да, то как Вы оцениваете вес новичков в клубе великих держав и насколько велико и конструктивно их влияние в поддержании баланса сил в мире?

Процесс формирования новой структуры международных отношений продолжается. Он не завершен. Большинство серьезных экспертов согласны с нашей оценкой о том, что в мире происходит перераспределение сил. Существует несколько самостоятельных крупных центров принятия решений в области политики, экономики и финансов. Растёт запрос на установление нового баланса интересов и определение единых «правил игры».

Становление многополярного миропорядка уже находится на достаточно продвинутой стадии. Наглядное свидетельство – десятилетний опыт успешного функционирования объединения БРИКС, включающего ведущие страны с формирующимися рынками. Часть общего процесса – стремление большого числа государств на всех континентах к региональной интеграции и проведению суверенной экономической, оборонной и внешней политики. Это, кстати, относится и к Европе, где раздаются голоса в пользу «стратегической автономии».

На наш взгляд, многополярная структура более адекватно отражает культурно-цивилизационное разнообразие, чем мир, в котором все подчиняются одному гегемону, каким бы просвещённым благожелательным он ни был. При этом отношения между крупными геополитическими игроками должны регулироваться общепризнанными нормами международного права и выстраиваться на принципах взаимовыгодного сотрудничества, а не соперничества и конфронтации.

5. Как вы рассматриваете продвижение НАТО вглубь Восточной Европы и каким может быть ваш ответ на эти шаги? Чувствует ли Россия себя в некой «изоляции» после того, как многие из прежних союзников по Организации Варшавского договора вошли в ряды членов Североатлантического альянса? Сожалеет ли Россия об этом?

То, что достойно сожаления в первую очередь, – это упущенный в 90-х годах прошлого века не по нашей вине шанс на построение подлинно демократической системы европейской безопасности, основанной на равноправии и учете интересов всех государств континента. Вместо этого фактически утративший после окончания «холодной войны» смысл существования Североатлантический альянс взял курс на расширение. В результате разделительные линии, которые существовали в Европе в эпоху блокового противостояния, были не стерты, а лишь перемещены дальше на Восток. На наш взгляд, такая контрпродуктивная и крайне опасная политика противоречит реальным общеевропейским интересам, не способствует укреплению безопасности ни государств, вступающих в НАТО, ни их соседей.

В этом контексте расширение НАТО на страны Восточной Европы и балканского региона видится нам ошибочным. Североатлантический альянс никуда не принес ни стабильности, ни безопасности. Многим странам навязывается абсолютно чуждая им, оторванная от реальности политика противодействия «угрозе с Востока».

Теперь видно невооруженным глазом, что одной из целей расширения альянса было желание изолировать нас, создав вокруг своеобразный «санитарный кордон». Однако попытки изоляции нашей страны не увенчались успехом. На сегодня Россия – постоянный член Совета Безопасности ООН, активный участник крупных международных и региональных форматов. Мы не испытываем недостатка в желающих сотрудничать с нами на равноправной и взаимоуважительной основе.
Более того, среди наших хороших партнеров есть и страны-члены НАТО. Во многих из них растет понимание того, что без совместной работы с Россией невозможно найти решения общих проблем безопасности континента.

6. Несмотря на то, что девятый созыв Европарламента начал свою работу только 2 июля с.г., уже заметны значительные противоречия в его работе из-за нарушений традиционного баланса сил. В этой связи думаете ли Вы, что основные постулаты внешней политики ЕС в отношении России могут измениться?

Если под нарушением традиционного баланса сил в Европарламенте (ЕП) вы подразумеваете некоторое увеличение присутствия в нем по итогам майских выборов правых, «зеленых» и евроскептиков на фоне ослабления позиций двух ранее доминировавших политических групп – «Европейской народной партии» и «Прогрессивного альянса социалистов и демократов», то это действительно так. Однако говорить в связи с этим о каких-либо значительных противоречиях в работе ЕП, пожалуй, все же не стоит.

У нас нет завышенных ожиданий в отношении данного евроинститута, который в ходе одной из первых своих пленарных сессий уже успел отметиться обсуждением ситуации с правами человека в России и принятием крайне политизированной резолюции. Как представляется, тем самым большинство евродепутатов недвусмысленно дали понять, что отказываться от своих неконструктивных подходов к нашей стране они не намерены.   

Вместе с тем не можем не отметить, что в последнее время раздается все больше голосов в пользу преодоления ненормальности текущего положения вещей. Думаю, все больше политиков осознают – то, что объединяет ЕС и Россию, неизмеримо больше того, что разъединяет. А значит, мы все заинтересованы в том, чтобы работать над восстановлением взаимного доверия и полноформатного взаимодействия.

7. На Украине произошли значительные политические изменения после того, как партия В.Зеленского в ходе прошедших выборов обеспечила себе абсолютное большинство в парламенте, а пророссийская партия В.Медведчука вернулась в парламент, получив 12,8%. С учетом произошедших изменений, видите ли Вы возможности для оттепели в российско-украинских отношениях и окончания конфликта в Донбассе?

После своего избрания В.Зеленский посылает различные сигналы. С одной стороны, говорит о желании добиться мира в стране. С другой – отвергает саму мысль о диалоге с Донецком и Луганском, не хочет даже услышать своих сограждан с юго-востока. А напрасно. Люди там ничего сверхъестественного не хотят и не просят. Для них важно, чтобы поскорее наступил мир, чтобы Донбассу был предоставлен особый статус, соблюдались социально-экономические и гуманитарные права его населения, в т.ч. право свободно говорить на родном, русском языке. Все это зафиксировано в Минских соглашениях, одобренных Советом Безопасности ООН.

Иной альтернативы нет. Для реализации достигнутых в Минске договоренностей требуется политическая воля, которой, увы, явно не хватало тем, кто руководил Украиной последние пять лет. К сожалению, западные партнеры вместо того, чтобы побуждать Киев к выполнению взятых на себя обязательств, откровенно закрывали глаза на его стремление всеми правдами и неправдами уклониться от их реализации, подменить понятия и, в конечном счете, переложить на Россию ответственность за конфликт в Донбассе.

Рассчитываем, что нынешние украинские власти не станут слепо продолжать провальный курс своих предшественников и сумеют инвестировать имеющийся у них кредит доверия населения в достижение мира на Украине. Для этого есть все возможности. Главное, чтобы сами украинцы договорились между собой о том, как будет обустроено их общее государство, в котором было бы комфортно и безопасно жить всем гражданам, где бы в полном объеме соблюдались права человека во всем их многообразии, где не было бы разгула радикализма и национализма.

Хочется надеяться, что в Киеве все-таки возобладает реалистичный подход и к развитию российско-украинских отношений. Общим интересам наших стран отвечает не конфронтация, а прагматичное сотрудничество на основе доверия и взаимопонимания. В Москве к этому готовы. Но нужны конкретные действия. Именно по практическим шагам нового парламента и правительства Украины будем судить об их состоятельности.

8. Россию обвиняют в попытках расширить свое влияние на Балканах. К этим обвинениям можно добавить недавний вердикт черногорского суда, осудившего 14 человек, включая двух пророссийских политиков и, как представляется, двух сотрудников российской военной разведки за участие в террористической деятельности и создание криминальных организаций – им вменяется попытка госпереворота в 2016 г. с целью воспрепятствовать присоединению Черногории к НАТО. Как бы Вы прокомментировали эти обвинения и могли бы Вы озвучить приоритеты России в регионе Западных Балкан?

К сожалению, вынуждены констатировать, что порочная практика абсурдных обвинений Москвы во вмешательстве во внутренние дела иностранных государств используется и применительно к странам Балканского региона. В ходе судебного процесса в Подгорице по делу о т.н. попытке «государственного переворота» продемонстрирована несостоятельность предъявленных обвинений. Мы неоднократно заявляли о непричастности российской стороны к каким бы то ни было шагам по организации противоправных действий в Черногории. Могу только подтвердить эту позицию. Никаких свидетельств обратного нет. Россия неизменно выступает за укрепление стабильности и безопасности на Балканах с опорой на международное право, поддержание и развитие взаимовыгодного двустороннего диалога со всеми странами региона. Убежден, что это в полной мере отвечает коренным национальным интересам наших партнеров в Юго-Восточной Европе.

9. История отношений Албании и России после Второй мировой знала подъемы и падения. Как Вы их оцениваете и каковы Ваши ожидания относительно их дальнейшего развития? В каких сферах Москва и Тирана могли бы найти общий язык и выйти на новый уровень сотрудничества?

Российско-албанские отношения переживают непростой период и находятся в одной из своих самых низших точек с момента восстановления дипотношений в 1990 г. С 2014 г. Албания инициативно присоединяется к антироссийским санкциям ЕС, в результате чего находится в списке стран,в отношении которых Россией применяются контрмеры. В 2018 г. Тирана выслала двух российских дипломатов, чем вызвала нашу симметричную реакцию.

Безусловно, эти обстоятельства никак не соотносятся с исторически сложившимся доброжелательным духом отношений между народами наших стран. Более того, заданный Тираной тон препятствует развитию имеющегося потенциала двусторонних связей, и в первую очередь – экономических. Инициативно присоединившись к антироссийским санкциям, Албания потеряла для себя емкий российский рынок сельхозпродукции и лишила своих производителей возможности экспорта в Россию.

Впрочем, даже в сложившихся условиях мы видим перспективы и призываем к развитию взаимодействия в сферах, представляющих взаимный интерес. Есть потенциал сотрудничества в области добычи, переработки и транспортировки полезных ископаемых, включая углеводороды, в гидроэнергетике, в создании транспортной, энергетической и иной инфраструктуры, в информационно-коммуникационном секторе и других областях. Объективно, двустороннему торговому обороту есть куда расти.

На фоне не самых радужных политических и экономических отношений можно отметить уровень российско-албанского сотрудничества в области культуры и образования. Будем стремиться к наращиванию гуманитарных связей и в дальнейшем.

Разумеется, российско-албанские отношения развиваются не в вакууме. Крайне важен региональный контекст. Мы против превращения Балкан в арену геополитического соперничества, против попыток сломать международно-правовые инструменты, включая резолюцию 1244 СБ ООН и Дейтонскую конструкцию

 

Также текст доступен по ссылке: https://www.albaniandailynews.com/index.php?idm=36222&mod=2

 

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска