Публикатор

6.11.1913:56

Выступление Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова на открытии пленарной сессии Конференции по свободе СМИ в России и на пространстве ОБСЕ, Москва, 6 ноября 2019 года

2260-06-11-2019

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемые дамы и господа,

Уважаемый господин Дезир,

Уважаемые коллеги,

Прежде всего спасибо организаторам и лично Представителю ОБСЕ по вопросам свободы СМИ А.Дезиру за выбор Москвы для проведения Конференции, за его личное участие в ней и участие его команды.

На Конференции предстоит обсудить актуальные вопросы, которые связаны с обеспечением свободы СМИ на пространстве ОБСЕ. Сегодня эта тема стоит весьма остро. К сожалению, нарушение прав журналистов, равно как и дискриминация медийных ресурсов, становится все более распространенным явлением в странах-членах Организации. Такая практика прямо противоречит положениям Хельсинского заключительного акта, документам Венской встречи Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) (1986 г.), Копенгагенского (1990 г.) и Московского (1991 г.) совещаний и Конференции по человеческому измерению СБСЕ. Подписав указанные консенсусные договоренности, государства-участники обязались содействовать свободному распространению всех форм информации, в том числе поступающей из-за границы – отмечу это особо – и улучшать условия для профессиональной деятельности зарубежных журналистов у себя дома.

Сегодня же возникает ситуация, когда ряд стран, в том числе открыто причисляющих себя к образцовым демократиям, грубо нарушают взятые в рамках ОБСЕ обязательства по обеспечению свободы СМИ, выражению мнений и равного доступа к информации, демонстрируют нетерпимость к альтернативным точкам зрения.

Глубокое беспокойство вызывают попытки в обход общепризнанных многосторонних площадок навязать мировому сообществу неинклюзивные, непрозрачные инициативы по регулированию СМИ и Интернета. Недавний пример – мероприятие в Лондоне под громким названием «Конференция по свободе СМИ», на которую власти Великобритании и организаторы попросту не пустили российских представителей – как журналистов, так и дипломатов.

По нашему мнению, цель подобных кулуарных проектов, куда приглашают только «своих», – размыть существующие универсальные недискриминационные стандарты свободы СМИ, ввести предвзятое регулирование информационных ресурсов, разделить их на «наши» и «не наши», «заслуживающие» и «не заслуживающие» доверия, а если говорить прямо, – ввести политическую цензуру. Это не только ведет к фрагментации глобального информационного пространства, но и серьезно подрывает доверие и взаимопонимание в межгосударственных отношениях.

Такую линию в полной мере ощущают на себе российские медиаресурсы, вокруг которых во многих странах нагнетается атмосфера враждебности и недоверия, а их представители за рубежом сталкиваются с многочисленными препонами при осуществлении профессиональной деятельности – от отказа в получении пресс-карт и аккредитаций до депортаций и даже арестов.

Отдельно упомяну ситуацию на Украине, где до сих пор остаются нерасследованными совершенные в 2014 г. убийства журналистов А.Стенина, А.Волошина, И.Корнелюка, А.Кляна. На Украине заблокированы 86 российских телеканалов и 181 интернет-страница, не говоря уже о запрете сотен книг и фильмов на русском языке.

Прямое ущемление прав российских медиа в целом ряде стран ОБСЕ стало частью той кампании, которая, как вчера в Кремле подчеркнул Президент России В.В.Путин, преследует цель искусственно и грубо сократить пространство русского языка в мире.

Считаем, что ОБСЕ обязана не просто дать принципиальную оценку любым проявлениям борьбы с журналистами, но и решительно добиваться пресечения порочной практики подавления альтернативных точек зрения, введения запрета на профессию. Хотел бы особо отметить ту роль, которую в этих усилиях призван сыграть лично А.Дезир. К Вашему компетентному мнению прислушиваются. Пользуясь случаем, хотел бы еще раз выразить Вам признательность за личное участие в деле освобождения бывшего руководителя портала «РИА Новости Украина» К.В.Вышинского, арестованного Киевом за выполнение своих прямых журналистских обязанностей.

Россия последовательно выступает за предотвращение дальнейшей эрозии свободы слова. Продвигаем эту линию в ООН, ЮНЕСКО, Совете Европы и, конечно, в ОБСЕ. Действуем и будем продолжать действовать в защиту журналистов.

Год назад на Совете министров иностранных дел (СМИД) ОБСЕ в Милане по нашей инициативе удалось принять решение, о котором А.Дезир только что упомянул, о безопасности журналистов – первый за последние четверть века консенсусный общеевропейский документ по медийной проблематике. Хотел бы отметить вклад А.Дезира в его согласование.

Через месяц в Братиславе состоится очередное заседание СМИД ОБСЕ. В развитие миланского успеха мы имеем в виду выдвинуть проект решения об обеспечении свободного доступа граждан к информации. В нем предложим переподтвердить имеющиеся обязательства государств-участников Организации, которые активно и дружно принимались по инициативе западных коллег на мероприятиях ОБСЕ в 90-е годы прошлого века. Эти обязательства включают в себя уважение права медиаресурсов беспрепятственно собирать и распространять информацию, права на доступ к зарубежным новостным службам, права общественности на получение информации без вмешательства властей. В Хартии европейской безопасности, торжественно одобренной в 1999 г., все главы государств и правительств стран ОБСЕ обязались обеспечивать условия для беспрепятственного внутреннего и, подчеркну особо, трансграничного потока информации. Необходимость четкого, без оговорок, переподтверждения указанных обязательств очевидна, поскольку в последнее время о них старательно забывают именно те, кто инициировал их принятие в 90-е годы прошлого века, т.е. в период, когда после распада СССР было объявлено о конце истории. Теперь же, когда история воскресла, Запад стал бояться честной конкуренции в информационном пространстве, да и в других сферах тоже.

Учитывая тенденцию к ужесточению регулирования медиасферы в странах ОБСЕ, считаем важным начать диалог с целью выработки консенсуса о том, как отличить качественную журналистику от пропаганды. В качестве первого шага можно было бы организовать в рамках ОБСЕ «круглый стол» с участием профессиональных сообществ стран-участниц. Рассчитываю, что последует конструктивный отклик. Надежду дает широкий состав участников нынешней Конференции, которая призвана создать подлинно партнерскую атмосферу для откровенного и взаимоуважительного, без «учителей» и «учеников», обсуждения любых проблем с обеспечением свободы слова.

Сегодня, как никогда, важно постараться выработать общие, общеприемлемые подходы ко всему комплексу вопросов, касающихся доступа к информации и ее распространения. В любом случае, Россия продолжит обеспечивать беспрепятственное осуществление профессиональной деятельности для всех без исключения журналистов в полном соответствии со взятыми на себя международными обязательствами, будет выступать за честный, равноправный диалог под эгидой ОБСЕ. Считаю, что именно в рамках такого диалога можно предметно, без политизации рассматривать любые вопросы, которые неизбежно возникают у государств-участников ОБСЕ друг к другу. Будем руководствоваться «золотым» принципом, который существует в ОБСЕ, – принципом консенсуса. Если все будут следовать именно стремлению достичь общего согласия, я убежден, у нас все получится.

Вопрос: Организация «Репортеры без границы» выдвинула «Инициативу доверия к журналистике» об анкетировании СМИ на предмет политических взглядов редакции, личных данных редакторов, причем по всей вертикали. Вы упомянули эту тему в своем выступлении. Разовьете?

С.В.Лавров: Это не просто инициатива этой конкретной неправительственной журналисткой организации, ее поддерживает французское правительство – об этом известно. Параллельно оно продвигает инициативы, которые тоже преследуют ту же самую цель: подсказать пользователю, где брать правильную информацию. Даже не где брать, а сразу предоставлять ему нужную для определенных лиц информацию, как только пользователь кликнет в поиске ту или иную новость. Эта инициатива, которую продвигает французское правительство, сейчас формируется. Она будет частью мероприятий в рамках предстоящего на следующей неделе заседания II Парижского форума мира, в котором мне поручено участвовать. Там будет специальная сессия с ответами на вопросы. Так что мы наверняка обсудим эту тему. Это часть нашего диалога с французскими коллегами. Мы затрагивали ее в сентябре этого года, когда в Москве состоялись после долгого перерыва российско-французские переговоры в формате «2+2» (министры иностранных дел и министры обороны).

Возвращаясь к инициативе «Репортеров без границ», не могу согласиться с Представителем ОБСЕ по свободе СМИ А.Дезиром. Насколько я изучал эту инициативу и старался понять ее, речь идет именно о классификации медиа. Там их не называют «белыми» и «черными», «запрещенными» и «разрешенными». Просто, как только человек хочет найти информацию по какой-то конкретной теме, современные технологии будут выбрасывать ему то, что «Репортеры без границ» считают правильным. Альтернативные точки зрения придется искать. Конечно, они не будут заблокированы, но их придется искать, и многие просто успокоятся, изучив те оценки, которые «Репортеры без границ» выдвигают в качестве приоритетных.

Об инновациях в сфере регулирования журналистской деятельности мы сегодня утром, перед началом этой сессии говорили в ходе двусторонней встречи с А.Дезиром. Я упоминал об инициативе «Репортёров без границ», а также о некоторых новациях в законодательстве некоторых европейских стран, в частности Франции. Там был принят закон, причем принят Национальным собранием Франции без согласия на тот момент, как я понимаю, Сената Франции. Не знаю, было ли получено согласие задним числом, но закон уже вступил в силу. В привязке к опасениям, что через медиа можно оказывать влияние на выборные процессы (хотя никаких доказательств, что кто-либо влиял на какие-то избирательные кампании во Франции мы, честно говоря, не видели), этот закон предусматривает, что, если соответствующий регулятор решит, что тот или иной журналист, то или иное СМИ проводят линию на вмешательство в выборы, это СМИ может быть лишено лицензии в течение 48 часов по решению одного судьи без каких-либо состязательных процессов, без каких-либо прений между истцом и ответчиком. Это тоже, по-моему, немного перебор в том, что касается подхода к свободе слова.

Все это надо обсуждать. Есть вопросы к нам. А.Дезир целый ряд из них перечислил. Мы от такого разговора не уходим. Напротив, как я сказал в своем вступительном слове, мы предлагаем начать в виде неформального круглого стола профессиональный разговор о том, как сами журналисты ощущают свою работу и где они видят «красные линии».

Вопрос: Что Вам кажется более адекватным – саморегуляция или внешнее регулирование процессов? Если внешнее регулирование, то какое: межгосударственное или на основе комбинированных систем?

С.В.Лавров: Человек – существо несовершенное, поэтому саморегуляция не может быть идеальной. Если это внешнее, государственное регулирование, то любой государственный орган тоже состоит из людей, и никто из них не совершенен. Это сложный вопрос. Он кажется философским – в какой-то степени, но он имеет и прикладное значение.

Например, в разных странах по-разному относятся к различным явлениям. Есть террористические организации, которые признаны в качестве таковых в одной стране, но не признаны в другой. Есть секты, которые в той или иной стране признаются нарушающими законодательство о религиозной деятельности, а в других странах они считаются светочем свободы вероисповедания.

Есть и другие примеры – сексуальное воспитание детей. Есть страны, которые делают это с детского сада. Мы видим репортажи, от которых у меня, как тоже у несовершенного существа, волосы встают дыбом. А есть страны, где этим гордятся. Все это – явления повседневной жизни. Как журналистам освещать эти процессы в своем обществе? Они же реально существуют, интересуют многих. Это очень сложный вопрос.

Мы убеждены, что вседозволенность ни в какой сфере человеческой деятельности до добра не доводила. Журналисты должны ответственно выработать свои профессиональные подходы, заниматься этим самостоятельно. Учитывая те вопросы, о которых я упомянул, они не могут быть едиными для всего земного шара, для каждого государства, каждого журналистского сообщества, но пока эти темы не начнут всерьез обсуждаться, ничего не произойдет. Но очень часто бывает, что, как только Вы предлагаете обменяться мнениями по упомянутым мной темам в многостороннем формате, понять, что у каждого есть своя правда, и найти какой-то подход, который не будет травмировать гражданское население и в целом людей, нам говорят, что мы зажимаем свободу слова, потому что половое воспитание детей – это то, к чему они стремились всегда и теперь будут продвигать во все сферы жизни. Поддержка любой секты – это тоже «святое». Но если каждый будет упираться в своих принципах, ничего хорошего не получится. Нужно искать золотую середину, но при обязательном, безусловном уважении тех цивилизационных, культурных, исторических традиций и ценностей, которые существуют в каждом обществе. И мы будем защищать свою культуру, свои традиции, в том числе законодательно.

Вопрос: Вы упомянули об инициативе о свободном доступе к информации, в том числе зарубежным СМИ, которую Россия собирается внести на рассмотрение СМИД ОБСЕ. Несколько недель назад Госдума призывала МИД России рассмотреть возможность лишения аккредитации ряда зарубежных СМИ, которые якобы нарушают российское законодательство, прежде всего, «Дойче Велле». Стоит ли, по Вашему мнению, лишать немецкое издание и другие СМИ аккредитации в России?

С.В.Лавров: Мы говорили об этом с А.Дезиром перед началом нынешней сессии. МИД России не поддерживает идеи, которые направлены на лишение аккредитации любого СМИ. Кстати, в прошлом году похожее мероприятие проводилось в Киеве. На него не были допущены желающие журналисты из Российской Федерации. На сегодняшнее мероприятие мы никому не чинили препятствий. Украинские журналисты имеют полное право участвовать в этом мероприятии в случае их заинтересованности.

Что касается «Дойче Велле». Буквально на днях генеральный директор «Твиттера» Дж.Дорси сказал, что они прекращают политическую рекламу. Когда «Дойче Велле» опубликовала на своих ресурсах, по сути дела, призыв к россиянам участвовать в несанкционированной акции протеста, а Государственный департамент и Посольство США в Москве – распространили предлагаемые оппозицией маршруты для них, это – политическая реклама или что?

Для журналистов очень важно иметь внутренние нравственные пределы. Мы пригласили представителей «Дойче Велле» в МИД России, с ними общался заместитель директора Департамента информации и печати М.В.Захаровой (http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3759389#12). Они признали, что это было не очень корректно в контексте тех событий, которые происходили в то время в Москве. Одно дело их освещать, а другое дело – их готовить, а они, по сути, участвовали в подготовке этих протестных несанкционированных акций, подсказывая и даже зазывая на них людей. Это не функция СМИ. Но, подчеркну еще раз, мы не считаем необходимым и возможным вводить какие-то ограничения. Мы хотим быть на уровне наших обязательств, о которых мы говорим, – о свободе деятельности журналистов, свободе слова – в отличие от тех стран, которые запрещают «РТ», «Спутник» и другие наши ресурсы, строят серьезные препоны их деятельности: не пускают, не аккредитуют. Мы не хотим отвечать теми же методами.

Вопрос (перевод с английского): Вы говорили о том, что в Лондоне дипломатов и журналистов не пустили на мероприятие, приводили другие подобные примеры. Вы думали над тем, почему это происходит только с российскими СМИ?

С.В.Лавров: Конечно. Здесь даже анализировать нечего. Мы же во всем виноваты. Последнее, что я слышал, – беспорядки в Чили, в Сантьяго и других городах, – это дел рук Российской Федерации. Мне здесь даже нечего сказать. Это все из той же серии: никто не предъявляет никаких фактов. Просто назвали «РТ» и «Спутник» «пропагандистскими инструментами» – а почему, никто не будет доказывать. Отвечают лишь: почитайте сами, что они пишут. Хорошо, давайте почитаем и послушаем «Си-эн-эн» и другие ресурсы. Посмотреть на диалоги между «Си-эн-эн» и «Фокс Ньюз», какие методы используют в этой журналистике, – это, я бы сказал, достаточно познавательно.

Но, возвращаясь к тому, почему не пускают именно наших, – потому же, почему до сих пор не известно, что же произошло со Скрипалями в Солсбери в прошлом году. Никто ничего не показывает и не объясняет. Когда это случилось и большинство стран-членов Евросоюза дружно стали высылать наших дипломатов, мы у них спросили, объяснили ли им англичане что-нибудь кроме того, что они публично заявили, что это «хайли лайкли» сделала Россия. Нам, потупясь, шепотом говорили, что ничего больше им не сказали, но обещали в будущем дать конкретные факты. Я не поленился – у каждого из своих коллег, с которыми я тогда обсуждал эту тему, по прошествии некоторого времени спросил, все-таки дали ли британцы им факты, которые доказывают, что российская сторона виновна в отравлении Скрипалей. Опять же, потупясь, смущаясь, шепотом мне отвечали: нет, больше никаких фактов они не видели кроме того, что было сказано публично.

Такие же примеры в отношении малазийского «Боинга». Прокуратура Нидерландов заявляет, что следствие продолжается, а от нас уже требуют компенсации. На вопрос, где данные с украинских радаров, записи переговоров украинских диспетчеров, спутниковые снимки США, ответа нет никакого. Но виновата все равно Россия.

То, что дискриминируются именно наши СМИ, – это русофобия, желание каким-то образом объяснить свои неудачи и связанная с этим недобросовестная и нечистоплотная конкуренция. Когда «РТ» заняло то место среди мировых СМИ, которое стало показывать его бурно растущую популярность, начали применяться те же самые методы, которые используются для устранения конкурентов в экономике, в сфере военно-технического сотрудничества – санкции, недопуск, запреты на покупку у России и поездки в Россию. Все это одного поля ягоды.

Вопрос: Вы упоминали о проблеме дискриминации российских СМИ в странах ОБСЕ. А как Вы отнесетесь к тому, что дискриминируется русскоязычное СМИ в российском регионе, тем более таком особенном, как Калининград? Например, газета «Новые колеса», редактором которой я являюсь, выходит с 1995 г., но сейчас ее отказываются печатать и распространять в торговых сетях, потому что я не согласовываю редакционную политику с губернатором Калининградской области А.А.Алихановым. Как быть в этой ситуации?

С.В.Лавров: Я не слышал об этом случае. Чтобы вразумительно отреагировать, я должен послушать и противоположную точку зрения, потому что я не хочу быть облеченным полномочиями французского судьи, который в одиночку, без адвоката, может лишать лицензии.

Был бы признателен, если бы Вы мне оставили справку о том, что произошло. Это не столько дело МИД России, сколько Союза журналистов России, председатель которого В.Г.Соловьев находится сейчас здесь. Я услышал об этом впервые и услышал только одну точку зрения. Но Вы добились своей цели: Вас услышали не только в Калининградской области, но и за ее пределами.

Вопрос (адресован А.Дезиру): В течение полутора лет я являюсь участником Инициативы по повышению доверия к журналистике (Journalism Trust Initiative, JTI). К сегодняшнему моменту я сделал следующий вывод: транспарентность заканчивается там, где начинается политическая целесообразность. Не закладывает ли понятие «белые списки» СМИ, введенное организацией «Репортеры без границ», конфликт во всю идею JTI? Не обернется ли это разделением информационного поля Европы, возведением новой виртуальной «стены»?

С.В.Лавров (добавляет после А.Дезира): Хотел бы начать свой ответ с того места, на котором завершил А.Дезир, о необходимости именно для ОБСЕ заниматься рассмотрением всех существующих в этой сфере проблем. Пример «Репортеров без границ» весьма симптоматичен не только в сфере журналистики, но и в других сферах, в частности, в области соблюдения обязательств об уничтожении химического оружия.

Есть совершенно четкая тенденция последних лет у тех стран, которые не могут быстро продавить свои достаточно сомнительные подходы в универсальных рамках, а параллельно с формальным отбыванием времени в универсальных структурах создают некие партнерства по интересам. В частности, наши французские коллеги (мы это обсуждали с Министром иностранных дел Франции Ж.-И.Ле Дрианом) создали международное партнерство по противодействию безнаказанности применения химического оружия, например, в Сирии. Есть целая Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО), существует конвенция, которая регулируют все то, что нужно делать, чтобы она выполнялась. Но возникли проблемы с тем, как наши западные коллеги трактуют полномочия Технического секретариата ОЗХО. Они продолжают продвигать свою линию в этой организации, но тем временем, пока суть да дело, создали за рамками многосторонней универсальной структуры партнерство из стран, которые им комфортны и разделают их весьма сомнительные подходы.

К сожалению, по-моему, то же самое может произойти из-за инициативы «Репортеров без границ», потому что они выводят эту очень спорную, противоречивую тематику за универсальные рамки той же ОБСЕ и пытаются вне универсально признанных структур сформировать позицию, которую будут потом предъявлять как истину в последней инстанции. Это меня беспокоит. Я целиком за то, чтобы мы все переподтвердили нашу приверженность рассмотрению всех европейских, евроатлантических проблем в рамках ОБСЕ.

В дополнение к тому, что я сказал, отвечая на один из предыдущих вопросов, в связи с разными подходами различных стран к террористическим организациям, сектам, воспитанию детей здесь уместно вспомнить Международный пакт о политических и гражданских правах. Он является универсальным, в нем участвуют все страны ОБСЕ, включая США и Канаду. В этом Пакте среди первых обязательств записана полная приверженность свободе слова, свободе выражения. Дальше сказано, что свобода слова и свобода выражения могут быть ограничены законами соответствующего государства по соображениям защиты морали, нравственности и национальной безопасности страны. Мы об этом часто забываем, но это распространяется в том числе и на журналистов.

Я предлагаю в рамках того «круглого стола», который мы хотели бы организовать по линии журналистов из всех стран ОБСЕ, посмотреть и на этот аспект, попросить А.Дезира и его команду проанализировать это положение Международного пакта о политических и гражданских правах и распространить свою оценку этого положения в современных условиях среди государств-участников.

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска