Выступления Министра

28.04.2022:06

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам внеочередного совещания глав внешнеполитических ведомств государств БРИКС, Москва, 28 апреля 2020 года

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1
Скачать файл

Смотреть это видео на Youtube

 

Спасибо, что участвуете в наших возобновившихся встречах, которые пока проходят в режиме онлайн. В наших интересах рассказывать вам о той работе, которую мы и в этих условиях продолжаем вести с нашими зарубежными партнерами.

Только что по инициативе Российской Федерации состоялась очень содержательная видеоконференция министров иностранных дел стран БРИКС. В этом году мы являемся председателями в этом обьединении. В условиях, когда целый ряд мероприятий вынужденно откладывается по причине распространения коронавирусной инфекции, мы решили провести внеочередное заседание БРИКС, чтобы посмотреть, какой вклад в международные усилия по борьбе с этой угрозой могут внести пять наших стран. Эта видеоконференция не отменяет основного, полноценного заседания Совета министров иностранных дел «пятерки», которое запланировано на июнь. Пока мы эти сроки сохраняем, но, разумеется, при необходимости будем их корректировать, если того потребует эпидемиологическая ситуация.

Как я уже сказал, сегодня мы говорили о задачах наших государств в борьбе с коронавирусом. Наши партнеры признали, что инициатива Российской Федерации была своевременной. Разговор получился полезным. Разумеется, прежде всего, обсуждали задачи повышения эффективности усилий наших стран по пресечению угрозы коронавируса.

Говорили о механизмах совершенствования обмена опытом, информацией, об оказании взаимопомощи друг другу, о задействовании многосторонних механизмов.

Кроме непосредственных задач борьбы с этой инфекцией, проанализировали влияние текущего кризиса на систему международных отношений. Констатировали безальтернативность поиска коллективных ответов на любые возникающие в этой связи вызовы, безальтернативность многостороннего подхода и равноправного, без политизации, сотрудничества   суверенных государств в решении всех актуальных вопросов сегодняшней повестки дня. Данным усилиям (об этом подробно говорилось на нашем заседании) мешают нелегитимные, односторонние, принудительные меры –т.н. «санкции», которые вводятся в обход Устава ООН, Совета Безопасности ООН, вразрез с международным правом. В сегодняшней ситуации подобные односторонние ограничительные меры, которые, подчеркну еще раз, нарушают международное право, мешают в борьбе с пандемией коронавирусной инфекции, наносят существенный урон социально-экономическому развитию соответствующих государств.

Мы поддерживаем призыв Генерального секретаря ООН А.Гутерреша, Верховного комиссара ООН по правам человека М.Бачелет к тому, чтобы введенные в обход Организации Объединенных Наций односторонние санкции были, как минимум, приостановлены, а в идеале – отменены с тем, чтобы мы могли более эффективно реагировать на требования времени.

Также говорили о дополнительных шагах БРИКС по углублению пятистороннего партнерства на площадках международных структур, в том числе в ООН, «Группе двадцати», во Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), во Всемирной торговой организации (ВТО), в Международном валютном фонде, во Всемирном банке, а также в других структурах.

Наша общая позиция заключается в том, что партнерство стран БРИКС в этих механизмах должно способствовать повышению роли и ответственности институтов глобального управления и их дальнейшей демократизации. Они должны отражать интересы большинства, а в идеале –всех стран мира.

Среди других мероприятий, которые мы сегодня обсуждали, – деятельность Нового банка развития БРИКС. В рамках банка принято принципиальное решение о  создании специального кредитного инструмента для финансирования проектов по экономическому восстановлению в странах БРИКС. Совокупно на эти цели предполагается направить до 15 млрд долл.США. Считаем, что это должно быть очень хорошим подспорьем на этапе выхода экономик наших государств из кризисного состояния и возобновления полноценной хозяйственной деятельности.

Российская Федерация проинформировала о тех конкретных идеях, которые мы подготовили в плане совместного реагирования на кризис, вызванный вспышкой коронавирусной инфекции. Это достаточно объемный пакет мер, касающийся не только сферы здравоохранения, но и экономики, торговых обменов, финансовой устойчивости, поддержки занятости. В ближайшее время мы «положим на бумагу» все эти идеи. Договорились, что мы их вынесем на предметное обсуждение на предстоящих встречах профильных ведомств наших пяти стран.

Наша общая оценка переживаемых международным сообществом перемен заключается в том, что возрастает риск появления новых разделительных линий, конфликтов, риск увеличения разрыва между бедными и богатыми странами. Мы видим, как стремительно повышается значение новых технологий, прежде всего, в информационной сфере, что делает еще более актуальными известные инициативы, которые Россия продвигает в ООН, – об обеспечении международной информационной безопасности и о разработке универсального инструмента по борьбе с киберпреступностью.

В целом, мы сегодня тоже это подчеркнули, многосторонние институты и сами национальные государства проходят своего рода тест на состоятельность, на то, что мы называем профессиональной пригодностью. Принципиально важно во всех этих событиях не пытаться гнаться за сиюминутной электоральной или какой-то иной конъюнктурой в стремлении политизировать ту или иную проблему, а видеть задачу всего нашего сообщества в объединении усилий для того, чтобы обеспечить максимально позитивный исход наших нынешних усилий для стран «пятерки» и, прежде всего, для граждан.

Вопрос: Будут ли страны БРИКС совместно работать над созданием вакцины от коронавируса? Об этом говорилось еще в Уфимской декларации 2015 г., но будет ли сейчас вестись реальная работа в этом направлении? Сообщила ли Индия сроки поставки в Россию гидроксихлорохина?

С.В.Лавров: В декларации саммита в Уфе в 2015 г., о которой Вы упомянули, ставилась задача начать совместными усилиями заниматься разработкой и применением вакцин, в том числе от коронавирусных инфекций. Эта задача, сформулированная в то время в политической плоскости, была конкретизирована в 2018 г., когда очередной саммит БРИКС состоялся в Йоханнесбурге. В документах йоханнесбургского саммита содержится договоренность о создании соответствующего пятистороннего механизма.

Сегодня мы проанализировали эту ситуацию и приняли решение подчеркнуть необходимость скорейшего воплощения в жизнь этой договоренности и создания такого механизма.

Что касается других вопросов, включая поставки вакцин, этим занимаются соответствующие ведомства: Министерство промышленности и торговли, Министерство здравоохранения России. Завтра по конференцсвязи состоится совещание экспертов по экономике стран БРИКС, а 7 мая с.г., опять же по видеосвязи, будут встречаться эксперты министерств здравоохранения. Думаю, что конкретные аспекты сотрудничества, о которых Вы упомянули, будут обсуждаться там. Мы постараемся держать Вас в курсе.

Вопрос: Готовы ли страны БРИКС взять на себя долю США во Всемирной организации здравоохранения после того, как Вашингтон принял решение приостановить ее финансирование?

С.В.Лавров: Наше общее мнение, что Всемирная организация здравоохранения – это очень важный инструмент. Сейчас она является уникальной площадкой, куда стекается вся информация, факты, имеющиеся в наличии у различных государств. Это структура, в которой собраны лучшие профессионалы из всех стран без исключения, в том числе и из США.

Как основной плательщик в бюджет ВОЗ США имели наиболее крупную квоту своих специалистов в Секретариате этой организации. Сами взносы в ВОЗ делятся на обязательные и добровольные. Как я понимаю, Вашингтон приостановил выплату добровольных взносов, а обязательную часть, которую требуется платить, чтобы иметь право голоса в этой организации, США сохраняют и продолжают выплачивать.

Что касается компенсаций. Поскольку речь идет о добровольности (а США притормозили именно добровольные взносы), здесь трудно сказать, кто и каким образом собирается поддерживать Всемирную организацию здравоохранения. Китай, например, объявил о дополнительном выделении в бюджет ВОЗ 30 млн долл.США. У нас, независимо от решения США, существует традиция поддержки деятельности ВОЗ на различных направлениях. Когда была вспышка лихорадки Эбола, при содействии и решающей роли России была выработана вакцина, созданы специальные институты в африканских странах, которые взяли на себя главный удар этой лихорадки. Мы продолжим оказывать поддержку Всемирной организации здравоохранения, независимо от того, как те или иные страны будут пытаться выражать свое отношение к ее деятельности.

Вопрос: Согласованы ли дата проведения онлайн-саммита глав «пятерки» государств – постоянных членов СБ ООН и итоговое заявление лидеров?

С.В.Лавров: Видеоконференцию лидеров стран – постоянных членов СБ ООН планируется посвятить теме коронавируса. Пока конкретной даты нет. Мы были готовы проводить это мероприятие на текущей неделе. Как я понимаю, у некоторых других стран есть необходимость дополнительно изучить ситуацию.       

Вопрос: Недавно заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации С.А.Рябков в интервью напомнил, что еще в 2015 году на саммите БРИКС в Уфе в итоговой декларации было упоминание о том, что нам нужно обратить внимание на взаимодействие в борьбе с новыми коронавирусами. Что подтолкнуло Россию поднять эту тему пять лет назад? Что мы можем делать сегодня?

Какова Ваша оценка взаимодействия Китая и России в борьбе с коронавирусом?

С.В.Лавров: Вы думаете, что Россия раньше Б.Гейтса предсказала нынешнюю эпидемию?

Если серьезно, то уже в 2015 г. человечество сталкивалось с пандемическими угрозами, в том числе связанными с коронавирусом. Это и MERS – т.н. ближневосточный респираторный синдром, и SARS – тяжелый острый респираторный синдром. Ничего удивительного, что наши ученые, специалисты предвидели, что коронавирусы могут появляться вновь и вновь.

Как я уже сказал, сегодня мы подтвердили нашу заинтересованность в том, чтобы как можно скорее в соответствии с решениями саммитов в Уфе и Йоханнесбурге создать механизм по разработке и применению вакцины против коронавирусов.

Что касается нашей оценки взаимодействия России и Китая по борьбе с коронавирусом, то она самая высокая. С первых же дней этих событий мы предоставили помощь провинции Ухань в КНР, и, надеюсь, внесли свой определенный вклад в то, что в Китае достаточно быстро удалось совладать с этой угрозой. Сейчас Пекин оказывает содействие, в том числе и нашей стране,  в подкреплении наших собственных усилий по пресечению распространения этой инфекции.

Как неоднократно подчеркивали по итогам своих контактов наши руководители, Президент России В.В.Путин и Председатель КНР Си Цзиньпин, мы продолжим взаимодействие, стратегическое партнерство во всех областях, в том числе уделяя особое внимание нынешним актуальным задачам по пресечению этой общемировой угрозы.

Вопрос: Почти в каждом ответе Вы упоминали какие-то совместные действия – сотрудничество в рамках БРИКС, просто двустороннее взаимодействие России и Китая в борьбе с коронавирусом. Это одна сторона, одно мнение. Другое мнение – в новом отчете европейского внешнеполитического ведомства. Там говорится, что Китай и Россия несут ответственность за распространение дезинформации о коронавирусе. Как возможен такой контраст? Что Вы на это скажете?

С.В.Лавров: Когда мы говорим о сотрудничестве с КНР, то приводим факты. Их множество. Они ни от кого не скрываются. Есть конкретные формы оказания содействия: поставки гуманитарных грузов, медикаментов, систем для тестирования, приезд медицинских специалистов, взаимные консультации и прочее.

Что касается заявлений Европейской внешнеполитической службы о дезинформации, которая якобы распространяется нашими странами по поводу всего, что происходит с коронавирусом, мне даже комментировать не вполне корректно, потому что ни единого факта, подтверждающего такие утверждения, нам не было предъявлено.

Собственно говоря, мы эти факты и не просим нам предоставить. Мы уже привыкли, что наши западные коллеги все чаще и чаще пытаются найти некие объединяющие их мотивы в вымыслах по поводу российской или какой-то иной угрозы. Мы до сих пор не получили ни единого факта в связи с обвинениями во вмешательстве в выборы в США, в проведении референдума по «брекзиту» в Соединённом Королевстве Великобритании и Северной Ирландии, в референдуме в Каталонии, не говоря уже про пресловутое «дело Скрипалей», про ситуацию с расследованием катастрофы с малазийским боингом (рейс MH-17). Сейчас нас обвиняют, что мы кого-то пытаемся отравить в Чехии неким веществом, которое кто-то привез в чемодане, и об этом известно соответствующим органам Чешской Республики, но почему-то этот чемодан никто никому не предъявляет.

Я отношусь к этому уже философски. Если ЕС нужны такого рода инсинуации для того, чтобы каким-то образом прикрывать свои внутренние проблемы, что мы можем с этим поделать? То, что за этим не стоит ничего конкретного, в этом можно убедиться, просто посмотрев на факты, которые регулярно публикуются о деятельности и действиях той или иной страны в связи с реакцией на коронавирус.

Вопрос: В связи с недавними высказываниями маршала Ливийской национальной армии Х.Хафтара, есть ли у России рычаги давления на него? Возможна ли в нынешней ситуации выработка коллективных мер по принуждению к миру и возврату к переговорам по ливийскому урегулированию? Насколько, на Ваш взгляд, опасны подобные заявления для дальнейшего урегулирования ливийского вопроса?

С.В.Лавров: Я бы не говорил здесь о каких-то рычагах давления, которые есть у России. У нас есть контакты со всеми, без исключения, действующими лицами ливийского конфликта: маршал Ливийской национальной армии Х.Хафтар, Председатель Президентского совета Ф.Сарадж, Председатель Палаты депутатов А.Салех и другие деятели, в том числе руководство Высшего Государственного совета. В соответствии с соглашением, заключенным в Схирате в декабре 2015 г., было создано много структур.

На всех этапах урегулирования ливийского кризиса, в ходе всех инициатив, которые в разное время выдвигали наши французские коллеги, итальянцы, ОАЭ (была созвана Международная конференция по Ливии в Берлине), мы предупреждали о необходимости, прежде всего, убедить конфликтующие стороны самим договориться о том, на каких условиях они могут решать проблемы своей страны, государственность которой была разрушена, напомню, в 2011 г. абсолютно противозаконной агрессией Североатлантического альянса. Мы всегда предостерегали от попыток навязывать ливийским сторонам документов и договоренностей, написанных без их непосредственного участия, так как нежизненность подхода такого рода была многократно доказана.

Сейчас мы сталкиваемся с повторением пройденного уже в отношении итогов Берлинской конференции. Когда на утверждение участников вынесли итоговый документ, Президент России В.В.Путин специально поинтересовался, поддерживают ли этот документ конфликтующие стороны, прежде всего, Х.Хафтар и Ф.Сарадж. Нам было сказано, что эта задача будет решаться впоследствии. Мы предупредили, что без ярко выраженного согласия ливийских сторон шансов на то, что эти договоренности, достигнутые в кругу внешних игроков, будут жизнеспособными, немного. К сожалению, все подтвердилось. Но это не означает, что конфликтующие стороны должны сейчас выступать с агрессивными заявлениями, объявлять о каких-то односторонних решениях и отказываться от ведения межливийского диалога.

Мы не одобряли недавние заявления Ф.Сараджа, отказывавшегося разговаривать с Х.Хафтаром. Не одобряем заявления о том, что теперь Х.Хафтар будет единолично решать, как жить ливийскому народу. Ни то, ни другое не помогает найти устойчивый компромисс, без которого невозможно выйти из этой ситуации.

На контрасте отмечу заявление, прозвучавшее буквально на днях, но которое, почему-то, мало привлекло внимание СМИ. Председатель Палаты депутатов Ливии А.Салех призвал к национальному диалогу, высказался за то, чтобы этот диалог был нацелен на формирование общих органов власти, в которых равномерно, равноправно обеспечивалось бы представительство трех ключевых районов Ливии. Это ровно то, о чем мы все эти годы говорили: сами ливийцы должны найти общеприемлемые для них подходы сначала к выстраиванию диалога, а затем и к обустройству своего нового государства. Внешние игроки должны всячески поддерживать такие подходы. Надеюсь, уроки, извлеченные из предыдущих попыток, окажутся полезными, и мы все-таки будем продвигаться именно в направлении поощрения самих ливийцев к разговору и поиску компромисса.

В этой связи не могу не упомянуть о том, что пост Специального представителя Генерального секретаря ООН по ливийскому урегулированию остается вакантным уже не один месяц. Г.Саламе вложил много усилий в выполнение своего мандата, но, к сожалению, эти усилия не увенчались успехом, и он ушел в отставку. Считаю, что для Генерального секретаря ООН А.Гутерреша абсолютно необходимо в самое ближайшее время назначить нового спецпредставителя. По общему убеждению, это должен быть представитель африканского региона. Такие кандидаты есть, мы их хорошо знаем. Это опытные люди, пользующиеся авторитетом. Призываем Генсекретаря ООН как можно скорее заполнить эту вакансию и назначить нового спецпредставителя, чтобы процесс не тормозился.

 

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска

Последние добавленные

Последние добавленные