Выступления Министра

23.12.1917:35

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова на «Правительственном часе» в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Москва, 23 декабря 2019 года

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1
Скачать файл

Смотреть это видео на Youtube

Уважаемая Валентина Ивановна,

Уважаемые члены Совета Федерации,

Коллеги,

Признателен за очередную возможность выступить перед вами в  рамках «Правительственного часа».

Мы в МИД России дорожим отношениями, которые сложились между нами и обеими палатами Федерального Собрания. Ценим интерес законодателей к нашей работе. Для нас это важнейшее подспорье. Приветствуем нацеленность наших парламентариев на последовательное продвижение приоритетов России на международной арене через активное задействование методов парламентской дипломатии. В свою очередь мы делаем максимум для того, чтобы поддерживать ваши начинания в интересах эффективной реализации нашего внешнеполитического курса, утвержденного Президентом Российской Федерации В.В.Путиным.

Сегодня сопряжение усилий на этом направлении весьма актуально. Вряд ли стоит подробно говорить о том, что ситуация в мире остается весьма напряженной. Наши американские коллеги  вместе со своими ближайшими союзниками пытаются затормозить, в том числе силовыми методами, объективный процесс формирования более справедливой и демократичной полицентричной системы мироустройства. Пытаются сдержать развитие новых мировых центров, которые появляются и укрепляют свои позиции не только в Евразии и Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), но в Африке и Латинской Америке.

В одностороннем порядке демонтируется архитектура стратегической стабильности и контроля над вооружениями. Вслед за Договором об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) США разрушили Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Сейчас «заматывают» вопрос о судьбе Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). В этом же ряду – выход Вашингтона из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (СВПД), отказ от ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), планы по милитаризации космоса.

Продолжается фрагментация пространства европейской безопасности. Усиливается военная активность НАТО вблизи наших границ. Наращиваются военные бюджеты стран альянса. Негативное влияние на мировую экономику оказывает широкое использование агрессивных методов недобросовестной конкуренции, а также грубое злоупотребление статусом доллара.

Из неготовности принять реалии многополярности появилась придуманная в ряде западных столиц концепция «порядка, основанного на правилах». Ее цель – подменить общепризнанные нормы международного права набором собственных внешнеполитических установок, которые каждый раз варьируются в зависимости от политической конъюнктуры. По сути дела, Запад хотел бы подменить коллективную работу в универсальных многосторонних форматах, прежде всего ООН, «келейными сходками», а принимаемые в их рамках решения навязать всем остальным.

Россия как ответственное государство,  постоянный член Совета Безопасности ООН – препятствует воплощению этих деструктивных замыслов. Многим на Западе это явно не по душе, равно как и наша внешняя политика в целом. Поэтому на нас упорно пытаются «повесить» вину за чужие ошибки и просчеты. А, по сути, – наказать за самостоятельность и независимость в международных делах.

Сомнений быть не должно: никакое давление не заставит нас отойти от ориентированного на отстаивание национальных интересов внешнеполитического курса, от защиты основополагающих принципов международного права, прежде всего, закрепленных в Уставе ООН. При любом развитии событий мы способны надежно защитить безопасность нашей страны, обеспечить согражданам уверенность в завтрашнем дне.

При этом мы сами к конфронтации, как неоднократно подчеркивал Президент России В.В.Путин, не стремимся и стремиться не собираемся. В противовес деструктивной линии Вашингтона и его союзников продвигаем позитивную международную повестку, направленную на формирование благоприятного, добрососедского внешнего окружения, укрепление международной и региональной безопасности во всех ее измерениях. В этих целях используем потенциал членства в ключевых структурах глобального управления, прежде всего ООН, а также «Группы двадцати». Тем более, что именно на ее рассмотрение сегодня выносятся многие насущные проблемы современности. Хороший пример многополярной дипломатии – деятельность БРИКС и ШОС, саммиты которых Россия принимает в будущем году.

Уважаемые коллеги,

Сегодня фокус мировой политики и экономики смещается из Евроатлантики в Евразию. Для России, крупнейшей евразийской державы – развитие отношений с расположенными там государствами и интеграционными объединениями – безусловный приоритет. За последнее время на этом направлении достигнуты значительные результаты. Плодотворно развивается взаимодействие в рамках СНГ, Союзного государства, ОДКБ, которое реально способствует упрочению региональной стабильности. Особо хотел бы отметь сотрудничество в ЕАЭС. Об успешности данного интеграционного начинания говорят динамично развивающиеся внешние связи Союза. Уже заключены соглашения о свободной торговле с Вьетнамом, Сингапуром, Сербией, временное соглашение с Ираном. Вступило в силу Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве ЕАЭС-КНР. Ведутся переговоры о зонах свободной торговли с Израилем и Египтом. Принято решение о запуске переговорного процесса с Индией.

Продолжает укрепляться наше стратегическое партнерство с Китаем.  В ходе государственного визита в Россию Председателя КНР Си Цзиньпина в июне этого года было объявлено о вступлении двусторонних отношений в новую эпоху. Российско-китайская внешнеполитическая связка играет важную стабилизирующую роль в мировых делах.

Продвигается особо привилегированное стратегическое партнерство с Индией. Углубляются связи с подавляющим большинством других партнеров в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Отмечу еще один формат – РИК (Россия, Индия, Китай), который продолжает действовать и который в свое время дал старт расширению на формат БРИКС.

Сегодня все более актуальной становится гармонизация различных интеграционных процессов на евразийском пространстве – от Атлантики до Тихого океана. На решение этой задачи ориентирована инициатива Президента России В.В.Путина о формировании Большого Евразийского партнерства с участием членов ЕАЭС, ШОС, АСЕАН и всех других стран континента. Работа в этом направлении уже ведется, в том числе через сопряжение планов развития Евразийского экономического союза и китайского проекта «Один пояс – один путь». Разумеется, в числе участников такого Большого Евразийского партнерства хотели бы видеть Европейский союз и его членов. Препятствий для этого нет.

Углубляется политическое сотрудничество и практическая кооперация с африканскими и латиноамериканскими государствами. Крупным дипломатическим событием года стал первый в истории саммит Россия-Африка. Реализация достигнутых по его итогам договоренностей придаст нашему взаимодействию по-настоящему системный характер.

Что касается США, то, как мы не раз говорили, готовы к поддержанию контактов на принципах взаимного уважения и баланса интересов. Прагматичное взаимодействие между нашими странами востребовано во имя стабилизации международной жизни. Наши предложения хорошо известны. Мяч – на американской стороне.

Уважаемые коллеги,

Мирное развитие страны тесно связано с эффективным купированием ключевых внешних угроз. Россия вносит крупный вклад в политико-дипломатическое преодоление многочисленных кризисов и конфликтов. Во многом благодаря усилиям российских военных и дипломатов нанесен серьезный урон международному терроризму на «дальних подступах». Сохранена сирийская государственность. Усилиями стран-гарантов Астанинского формата – России, Ирана, Турции – в этом году удалось запустить работу Конституционного комитета по политическому урегулированию сирийского кризиса.

Разумеется, имеем в виду и дальше содействовать стабилизации ситуации на всем Ближнем Востоке, включая Ирак, Йемен, Ливию, Ливан.  На это нацелены инициатива Президента России В.В.Путина по формированию широкого антитеррористического фронта, а также российская Концепция коллективной безопасности в зоне Персидского залива и в сопредельных регионах.

Серьезным дестабилизирующим фактором остается внутренний конфликт на Украине. Преодолеть его можно лишь через последовательное выполнение минского «Комплекса мер», одобренного СБ ООН, что, конечно же, требует прямого диалога сторон.  Именно об этом идет речь в принятом в Париже 9 декабря итоговом документе саммита «нормандского формата». Мы готовы и далее осуществлять посреднические функции в рамках Контактной группы. И конечно, будем жестко добиваться прекращения дискриминации русскоязычных граждан Украины.   

Продолжим продвигать российские инициативы в таких областях, как предотвращение гонки вооружений в космосе, создание механизмов противодействия химическому и биологическому терроризму, согласование международного «кодекса поведения» в киберпространстве.

По-прежнему в фокусе внимания – сплочение многонационального и многоконфессионального Русского мира, развитие экономической дипломатии, защита прав наших журналистов за рубежом. В условиях укрепляющейся многополярности объективно возрастает значение межцивилизационного диалога. В 2022 г. в России – под эгидой Межпарламентского союза и ООН – состоится Всемирная конференция по межрелигиозному и межэтническому диалогу. Готовы самым тесным образом взаимодействовать с российскими законодателями в интересах ее эффективной организации.

Уважаемые коллеги,

Будущий год пройдет под знаком 75-летия Победы в Великой отечественной войне. Мы делаем максимум для противодействия фальсификации истории, сохранения доброго имени солдат-победителей, в целом для недопущения ревизии международно-правовых итогов разгрома нацизма, включая вердикты Нюрнбергского трибунала. В этом с нами солидарны наши союзники и партнеры, как подтвердил саммит СНГ в Санкт-Петербурге, где Президент России В.В.Путин сделал соответствующее сообщение. Солидарно с нами и подавляющее большинство членов мирового сообщества. Принятая буквально на днях Генассамблеей ООН российская резолюция по борьбе с героизацией нацизма – яркое тому подтверждение.

Будем и далее оказывать необходимую поддержку представляемым вами регионам по совершенствованию их внешних контактов и связей. Хорошо зарекомендовал себя Совет глав субъектов Российской Федерации при МИД России. Продолжим предоставлять площадки Министерства и наших загранучреждений для презентации регионов, оказывать содействие их деловым миссиям за границей.

Россия будет и впредь действовать ответственно, совместно с единомышленниками добиваться укрепления правовых, демократических начал международной жизни на основе принципов Устава ООН. Будем руководствоваться магистральной задачей – способствовать созданию максимально благоприятных внешних условий для развития страны, роста благосостояния наших граждан.

На этом хотел бы завершить свое вступительное слово. Благодарю за внимание. Готов ответить на вопросы.

Вопрос: Подводя международные итоги года, Вы отметили в программе «Большая игра» ряд существенных моментов в международной политике на фоне зашкаливающей русофобии. Можно ли услышать более подробную оценку заявления Канцлера ФРГ А.Меркель о том, что НАТО является единственной организацией, которая сможет защитить ФРГ? Насколько оно согласуется сегодня с позицией иных государств-членов НАТО, уверенных в необходимости построения новой архитектуры доверия, а также с реальным положением дел, в частности, недавними санкциями в отношении немецких и французских компаний, которые участвуют в закладке газопровода «Северный поток – 2»? 

С.В.Лавров: Что касается прозвучавших из Берлина заявлений в контексте обсуждения мнения Президента Франции Э.Макрона о будущем НАТО, едва ли что-то могу добавить к тому, что я был поражен услышать из уст Германии, что ее может защитить только НАТО. Возникает вопрос: защитить от кого? Посмотрите на соседей Германии и сделайте выводы.

Касательно наших общих подходов к ситуации в Евроатлантическом регионе. В 90-е годы заключались договорённости между Россией и НАТО, провозглашались цели неделимой безопасности, когда никто не будет обеспечивать свою безопасность в ущерб безопасности других, когда нам было сказано, что никакие существенные силы не будут размещаться на территории новых членов Североатлантического альянса на постоянной основе, и многие другие шаги, укреплявшие доверие. Конечно, печально, что получается, что (как теперь выясняется, когда Запад просто отходит по инициативе США от всех этих договорённостей) на эти декларации, красивые политические заявления наши западные коллеги шли в 90-е годы исключительно потому, что видели в России ведомого партнера, слабого в геополитическом плане. Сейчас, когда мы пытаемся отстаивать в новых условиях те же самые принципы равноправия, взаимной выгоды, обеспечения единой и неделимой безопасности, Запад это уже не устраивает. Это, наверное, является частью общей линии на сдерживание Российской Федерации, которую проводят США и их ближайшие союзники. Она не вызывает какого-либо восторга, я считаю, у большинства членов Североатлантического альянса. Предложение Президента Франции Э.Макрона о том, чтобы посмотреть на общую ситуацию в стратегическом контексте и обсудить, как дальше развивать отношения с Россией, я считаю, отражением этих самых взглядов. Надеюсь, они получат практическое воплощение.

Насчет санкций, тут даже нечего говорить. Думаю, что после того, как США лишний раз продемонстрировали, что их дипломатия сводится прежде всего к устрашению разными методами – санкциями, ультиматумами, угрозами, когда наказывают ближайших сотрудников за то, что они решают свои экономические проблемы, задачи своей энергетической безопасности, думаю, ни одна страна в мире уже не должна сомневаться, что, если ей США что-то обещают, то бросят ее в любой момент.

Вопрос: Вопрос в контексте Вашего тезиса о продвижении наших интересов в Европе. На черноморском побережье Болгарии есть прекрасный санаторно-оздоровительный комплекс «Камчия», собственником которого является Мэрия Москвы. Его первоклассная материально-техническая база не уступает ни «Орленку», ни «Артеку». Все говорит о необходимости использования этой площадки для работы с нашими соотечественниками в Евросоюзе. Мы изучали этот вопрос, отработали концептуальную основу этого проекта. Никто не против его реализации, все «за» – и Мэрия Москвы, и Федеральное Правительство. Но с 2015 г. вопрос не решен. Между тем, угроза потери этого комплекса более чем реальная. Не пора ли Правительству поставить точку в этом вопросе и создать на базе «Камчии» российский гуманитарный центр в качестве основной зарубежной, культурно-гуманитарной площадки для продвижения наших интересов в Европе? Как Вы оцениваете перспективу реализации проекта и его необходимость?

С.В.Лавров: Согласен, что это уникальный проект. Если мы говорим о «мягкой силе», это ее идеальный образец в самом позитивном понимании. Место, которое пользовалось колоссальной популярностью у молодежи, спортсменов, у тех, кто хочет развивать контакты между людьми, между гражданами России, Болгарии и других стран. Нас тревожит, что в последнее время накопились очень негативные тенденции в ситуации вокруг этого комплекса. Ряд зданий закрыт, ряд находится в аренде. Не очень понятно отношение собственности, есть долги по налогам, накопление прочих весьма тревожных факторов. По итогам визита в Болгарию в марте этого года Председателя Правительства Российской Федерации Д.А.Медведева МИД подготовил записку по реализации всех договорённостей, в которой особое место было уделено как раз преодолению кризиса вокруг этого комплекса. В том числе было предложено, чтобы Мэрия Москвы, российское Правительство в лице, в частности, Министерства просвещения проработали варианты перевода этой собственности в федеральную и обеспечили бюджетное финансирование. Были установлены сроки в июне, представлены соответствующие доклады. Но, к сожалению, бюрократическая машина вращается медленно, поэтому не знаю, выдам ли большой секрет, но там также была В.И.Матвиенко, и мы сейчас готовим рассмотрение этого вопроса на оперативном совещании постоянных членов Совета Безопасности Российской Федерации. Надеюсь, что там с участием Председателя Правительства и всех ведомств, которые могут содействовать реализации этой схемы, мы сможем под председательством Президента простимулировать такое решение. Надеюсь, это будет сделано быстро, потому что, по нашей оценке, ситуация, правда, очень быстро деградирует.

Вопрос: Меняется ли отношение международного сообщества, прежде всего стран ЕС, США, к факту воссоединения Крыма с Россией? Имею в виду неофициальное признание в закрытых, кулуарных разговорах, если Вы, конечно, можете об этом сказать?

С.В.Лавров: Независимо от закрытых или открытых, кулуарных или некулуарных разговоров, все всё понимают. Упорство, с которым продолжают вворачивать упоминания Крыма в русофобские заявления по Украине, многим другим направлениям (нас сейчас обвиняют во всем: и в Сирии, и в Ливии – везде мы виноваты), заставляет задуматься над адекватностью людей, занимающихся реальной внешней политикой. Не понимать того, что Крым – это Россия, и что все три десятилетия, когда Крым волею судеб и вопреки желаниям его жителей находился вне Российской Федерации, – это была аномалия, значит, ничего не понимать в истории. Не буду по понятным причинам рассказывать о своих дискуссиях на эту тему со своими коллегами, но смею Вас заверить, что серьёзные люди давно все поняли. Продолжение вброса «крымской карты» в риторику, которой увлекаются некоторые наши западные коллеги, означает только одно – они «заряжены» исключительно одержимостью сдерживания Российской Федерации. Более разумных, более адекватных аргументов, которые хоть чуть-чуть могли бы восприниматься как предлог для серьезного разговора, у них попросту нет.

Вопрос: Временная комиссия Совета Федерации по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела России, руководствуясь бангладешской Резолюцией Ассамблеи Межпарламентского союза «Роль парламентов в предотвращении внешнего вмешательства во внутренние дела суверенных государств», ведет очень активный диалог с партнерами методами парламентской дипломатии о возможном ограничении вмешательства в суверенные дела.

Однако слышны голоса о нечетких формулировках о том, что в XXI веке возникают новые проблемы и вызовы. С этим трудно спорить, поскольку одним из немногих глобальных документов на эту тему является принятая 49 лет назад резолюция ГА ООН 36/103. С 1965 г. многое изменилось. В этой связи мы проводили видеоконференцию с нашими партнерами, где появилась идея о разработке международной группой некой концепции возможного документа, который бы на эту тему поставил окончательные ответы на вопросы. А «келейные сходки», о которых Вы говорили, – там все решают по-своему. К сожалению, далеко не в нашу пользу.

С.В.Лавров: Мы активно приветствуем позицию российских парламентариев по этой действительно острой теме. Мы, безусловно, видим важную роль, которую играет Временная Комиссия (ВК). В меру сил готовы оказывать всяческое содействие.

Вы упомянули о прецедентах, сложившихся в международно-правовой сфере, но резолюция Генассамблеи ООН – не обязательный документ, а рекомендательный. Тем не менее, когда решения принимаются консенсусом, это о многом говорит. Резолюция, принятая в 1965 г., одобрила Декларацию о недопустимости вмешательства во внутренние дела государств, об ограждении их независимости и суверенитета. Это было первым примером нормотворчества ГА ООН, получившим консенсусную поддержку. В этой резолюции осуждалось не только вооруженное, но и все другие формы вмешательства во внутренние дела государств, уже тогда фиксировалась недопустимость применения государствами экономических, политических и иных мер принуждения другого государства к каким-либо действиям. Затем ГА ООН и мировое сообщество не оставляли своих усилий на этом поприще.

Через пять лет после этой резолюции, уже в 1970 г., была принята Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами. В ней значительный блок тоже посвящен недопустимости вмешательства во внутренние дела. В скобках отмечу, что в этой Декларации очень четко проводится линия на то, что принципы территориальной целостности и самоопределения наций не противоречат друг другу. Но правительства, претендующие на то, чтобы обеспечивать полную поддержку своей территориальной целостности, обязаны уважать внутри страны принцип самоопределения и, подчеркиваю, обязаны представлять интересы всего населения, проживающего на его территории. Это, в частности, к вопросу о ситуации в Донбассе и в Крыму.

Еще один документ был принят ГА ООН уже в 1981 г. – Декларация о недопустимости интервенции и вмешательства во внутренние дела государств. Она еще более детализировала соответствующие обязательства и раскрывала ответственность каждой страны. Среди решений, закрепленных там: обязанность воздерживаться от любых попыток дестабилизировать другое государство, развязывать клеветнические кампании, враждебную пропаганду с целью вмешательства во внутренние дела других государств, от использования и искажения вопросов о правах человека в качестве средства вмешательства. Этим наши западные партнеры грешат особенно. Мы считаем, что этот блок нормативных решений весьма существенен и, по сути дела, всеобъемлющий, охватывает все ныне известные формы вмешательства, может быть, за исключением киберпространства, которое используется скорее как медиум для продвижения все тех же историй. Важно указать на то, что, если в 1965 г. и в 1970 г. упомянутые документы принимались консенсусом, то уже в 1981 г. наши западные коллеги голосовали против этой резолюции. Видимо, уже тогда у них складывалось намерение не выполнять обязательства, закрепленные в консенсусных резолюциях ГА ООН.

Из наиболее свежих примеров. Когда в моду стали входить государственные перевороты, провоцируемые из-за рубежа, неконституционная смена власти, мы стали продвигать соответствующие тезисы в резолюцию, которая в последние три года принимается по инициативе латиноамериканских стран «Содействие установлению демократического и справедливого международного порядка». Там прямо заложены требования не допускать экстерриториального применения национального законодательства, попыток насильственного свержения законных правительств и вмешательства во внутренние дела кого бы то ни было. Соответствующие документы разрабатывались и принимались, помимо ООН, также в СНГ, ОДКБ, ШОС. Ясно, что все это рекомендации. Международно-правового, обязывающего документа на эту тему не существует, за одним немаловажным исключением – Устав ООН. Сейчас развивать конкретные, детализированные тезисы в обязывающий документ, я считаю можно и нужно. Другое дело, что мы должны быть реалистами – шансов на его одобрение в таком формате, который бы обеспечивал невмешательство во внутренние дела, мы практически не видим. Наши западные коллеги свою позицию давно обозначили, они будут ее придерживаться. Но продолжать эту работу нужно в любом случае, потому что все аргументы на нашей стороне.

Вопрос: Большинство из нас не являются профессиональными дипломатами, но, уверен, в этом зале все согласятся, что в реализации внешнеполитического курса России особая роль принадлежит загранучреждениям Россотрудничества. Однако во время общения с руководителями российских культурных центров в зарубежных странах мы убеждаемся, что их финансовое обеспечение весьма скромное. Иногда его хватает только на зарплату сотрудникам и аренду помещений. Особенно остро проблема стоит в государствах СНГ. Не видите ли Вы острой необходимости в улучшении финансирования российских культурных центров и возможного наделения их функциями рекрутинговых организаций в рамках реализации проекта «Экспорт образования».

С.В.Лавров: Безусловно, мы видим необходимость дальнейшей активизации деятельности Россотрудничества и его сети российских центров науки и культуры. Я бы не сказал, что в странах СНГ особенно проявляются проблемы, связанные с недостатком финансирования. Но в целом для Россотрудничества и наших культурных центров за рубежом такая проблема весьма актуальна, причем она далеко не новая. Когда К.И.Косачев руководил Россотрудничеством, было целое специальное совещание, посвященное прежде всего необходимости существенно повысить финансирование программной деятельности Россотрудничества, а не просто обеспечивать существование сотрудников этих центров за рубежом. Как Вы и сказали, львиная доля уходила и уходит по большому счету на зарплату. Поэтому у нас есть поддержка Президента России В.В.Путина, она пока еще не материализовалась в конкретные решения Правительства, но мы занимаемся этим вопросом, и соответствующая линия одобрена.

Что касается участия Россотрудничества в реализации проекта «Экспорт образования», то я не знаю, насколько это отражено в квотах, предоставляющихся иностранцам на обучение в российских вузах, но Росструдничество через свои центры реально участвует в подборе кандидатов для получения российских стипендий. Думаю, что если формально эта схема не распространяется непосредственно на программу «Экспорт образования», то это несложно сделать. В любом случае это будет правильно, потому что наряду с Министерством образования и науки России наши представительства на местах гораздо отчетливее себе представляют, как наиболее эффективно распределить те стипендии, которые выделяет государство.

Вопрос: Сергей Викторович, во-первых, хочу поблагодарить МИД России и лично Вас за решение важного для нашего региона вопроса. На одной из встреч с Вами поднималась тема отсутствия в Алтайском крае консульской службы Монгольской Народной Республики. Сегодня в Барнауле действует Почетный консул и введен безвизовый режим между нашими странами. Все это способствует развитию межрегиональных отношений. В продолжение темы развития дружеских и культурных связей между нашими странами мой вопрос касается популяризации русского языка в Монголии, интерес к которому сегодня возрастает. Это особенно необходимо в условиях нарастающей внутриполитической борьбы в Монголии накануне выборов в Парламент в 2020 году и активного влияния американских специализированных центров на общественную жизнь этой страны. На какой стадии находится исполнение Протокола 22-го заседания Российско-Монгольской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству о готовности поддержать предложение монгольской стороны о направлении из России преподавателей русского языка в организации общего образования Монголии и прохождении специализации монгольских преподавателей у нас?

С.В.Лавров: Это зависит от сугубо практических шагов – подбора специалистов, обеспечения нормативной базы, финансирования. Мы сейчас активно распространяем, в том числе при поддержке руководства Совета Федерации, опыт организации повышения квалификации местных преподавателей русского языка, в частности пионером был Таджикистан. Это весьма эффективная схема. Она предполагает повышение квалификации и на курсах, которые проводятся непосредственно в Таджикистане, и для преподавателей-граждан Таджикистана, которые приезжают в Российскую Федерацию на специальные мероприятия. Сейчас мы распространяем такую схему и на Монголию. Не могу Вам сейчас сказать по срокам, поскольку там есть чисто технические вещи: надо подобрать людей для длительной командировки и др. Но у нас это один из приоритетных вопросов в плане продвижения позиций русского языка.

Вопрос: Через полтора месяца исполняется 75 лет Ялтинской конференции, где лидеры США, Великобритании и СССР обсуждали послевоенный мир. Каково отношение нашего Министерства иностранных дел к этому юбилею, и какова степень внимания США и Великобритании к памяти Ф.Рузвельта и У.Черчиля в связи с этими событиями?

С.В.Лавров: Мы будем отмечать юбилей Ялтинской конференции, как мы это делаем в отношении всех без исключения памятных дат Великой Отечественной войны и Второй мировой войны. Я не могу сейчас сказать, каково отношение США к этому конкретному юбилею. Мы обсуждали с нашими американскими коллегами ситуацию, которая сейчас складывается вокруг празднования 9 мая. Как Вы знаете, Президент США Д.Трамп, наряду с другими лидерами антигитлеровской коалиции и других государств, получил приглашение Президента России В.В.Путина принять участие в торжествах по случаю 75-летия победы 9 мая на Красной площади в Москве. Д.Трамп не раз, в том числе во время моего визита в Вашингтон, подчеркивал важность этой даты и свой интерес к тому, чтобы принять участие в этих мероприятиях, если позволит график.

Сейчас мы говорили об еще одной дате – непосредственно перед 9 мая будет отмечаться 75-летие встречи на Эльбе. У неправительственных организаций и ветеранских структур России и США, которые находятся в регулярном контакте, есть план отметить это мероприятие.

Думаю, что и по линии наших экспертов будут конференции и встречи, посвященные юбилею Ялтинской конференции.

По правительственной линии таких мероприятий, по крайней мере, на данном этапе, не согласовано.

Вопрос: Уже более года остается нерешенной проблема освобождение задержанных в Арабской Республике Египет правоохранительными органами этой страны пятерых граждан Российской Федерации. Студенты были задержаны в Каире 14 августа 2018 года. Только через пять с половиной месяцев удалось выяснить, что четверо граждан находятся в каирской тюрьме, судьба пятого до сегодняшнего дня не известна. Родители задержанных утверждают, что их сыновья злостного преступления не совершали, а их единственной виной может быть то, что они по незнанию или опрометчивости, своевременно не продлив визу, могли нарушить миграционное законодательство АРЕ. Следует отметить, что указанные граждане ранее не совершали никаких противоправных действий, фактов уголовных преследований не имеется, в том числе на территории РФ. Я обращался в МИД и в Консульский отдел Посольства России в Египте, к Послу Египта в Москве, однако до настоящего времени вопрос не решен. Прошу Вас проинформировать, какие предпринимаются меры, и какие шаги необходимо принять для скорейшего освобождения наших соотечественников, которые содержатся в учреждениях особого режима в Каире, а также для установления местонахождения гражданина Х.Дугиева.

С.В.Лавров: Меры нами принимаются с того самого момента, когда стало известно, что эти люди задержаны и арестованы по подозрению к причастности к деятельности т.н. «Исламского государства» и распространению экстремистской идеологии. К огромному нашему сожалению, власти дружественного нам Египта уклоняются от выполнения своих обязательств по Консульской конвенции, которая действует между нашими странами с 1975 г. Мы более двадцати раз обращались с официальными нотами с просьбой предоставить информацию о причинах задержания и факты. Ни на одно из этих обращений ответа не последовало. Устно нам говорят, что расследование носит закрытый характер, поэтому наших сотрудников не пускают ни на допросы, ни на судебные заседания, которые проводятся в режиме секретности. Двадцать четыре раза мы обращались с просьбой обеспечить консульский доступ к нашим гражданам. Из двадцати четырех было удовлетворено только два, и то совсем недавно – в июле и ноябре и этого года. Наши граждане высказали определённые жалобы, в том числе на возможности получать элементарные медицинские услуги. Мы официально сообщили об этом руководству пенитенциарного учреждения. Естественно, будем добиваться разъяснения причин, по которым они оказались в такой ситуации. Времени прошло уже достаточно много. Надеюсь, что наши египетские коллеги понимают необходимость выполнить свои обязательства по Консульской конвенции.

Что касается пятого человека, Х.Дугиева, то он, как известно, прибыл в Египет по туристической визе из Саудовской Аравии, и связь с ним утеряна с лета прошлого года. Мы добиваемся от Министерства иностранных дел и Министерства юстиции Египта содействия в установлении местонахождения нашего гражданина. Очередная нота была направлена полтора месяца назад, пока никакой реакции нет, и наши коллеги говорят, что им ничего о нем не известно.

Будем продолжать добиваться внимания к этой теме. Мы ставим ее и в МИД, и в Министерстве юстиции Египта. Летом этого года ставили эту тему в ходе встречи министров иностранных дел России и Египта в формате «2+2», которая состоялась в Москве. При ближайшем контакте с Министром иностранных дел АРЕ С.Шукри я передам ему очередное официальное развернутое письмо на эту тему.

Вопрос: Уважаемый Сергей Викторович! Думаю, что многие коллеги со мной согласятся, что далеко не все наши министры вызывают такое доверие и даже гордость, как Вы. Вы говорили в своем докладе о необходимости преемственности как основы стабильности международно-правовых актов, принятых в предшествующие годы, в частности в 1981 г. и даже ранее. Надеюсь, это относится и к отечественным правовым актам. В связи с этим у меня исторический вопрос. Наши предшественники-парламентарии в 1989 г. приняли на основе парламентского расследования правовые акты, дав оценку Пакту Молотова-Риббентропа на  IIСъезде народных депутатов СССР.  Там были даны четкие оценки и характеристики этого документа. В последнее время наблюдается тенденция пересмотра, переоценки ретроспективно этого документа, и этот акт подается едва ли не как высшее достижение внешней политики нашей страны. Каково Ваше отношение к этому?

С.В.Лавров: Когда в 1989 г. принимались те решения, о которых Вы упомянули, мне казалось, что все излагали свое мнение, свою оценку на основе тех знаний, которые были в то время у делегатов Съезда народных депутатов (если я правильно помню, именно там принимался этот документ). Откровенно говоря, после тех решений нашей законодательной власти, после постановлений, которые были посвящены и этой дате, и печальным событиям, происходившим в отношениях между Советским Союзом и целым рядом стран Восточной Европы, когда были расставлены все точки над «i» и в наших отношениях с Венгрией, Чехословакией, Польшей, другими странами бывшего Варшавского договора, мне казалось, что наступала новая эра. Наверное, всем казалось, в том числе и депутатам. Были приняты договоренности, о которых я уже упоминал: и о том, что НАТО не будет расширяться, и о том, что мы будем иметь единую и неделимую безопасность, а историю оставим историкам. По большому счету, вот такая была атмосфера в то время.

Мы наблюдаем в последние годы, причем это началось задолго до событий февраля и марта 2014 г., как начинается настоящая историческая агрессия против России. Нашу страну, наш бывший Советский Союз, в котором все республики так много сделали для победы над фашизмом, обвиняют  чуть ли не в том, что мы вместе с Гитлером несем равную ответственность за развязывание Второй мировой войны. Я считаю, что та дискуссия, которая разворачивается в последние годы, стимулирована нашими западными коллегами. Потому что, если они начинают без зазрения совести перевирать историю, если они хотят в истории видеть только то, что выгодно им, и молчать про то, что их предшественники делали  на своих высоких постах накануне Второй мировой войны, да еще и сразу после Первой мировой войны, - наверное, единственным ответом на это является углубление в источники, в документы.

На неформальном заседании лидеров Содружества независимых государств (СНГ) в Санкт-Петербурге 20 декабря Президент Российской Федерации В.В.Путин на эту тему достаточно подробно говорил. Считаю, что разговор о тех временах должен вестись исключительно на основе фактов. Мы представили факты. Факты, которым в 1989 г. мало кто вообще уделял внимание. Тогда всем казалось, что всё, конец истории, в «холодной войне» победил Запад, все должны признавать только то, что выгодно Западу. Было так, к сожалению. Но мы за 20 лет этого века смогли немного изменить отношение к Российской Федерации как к стране, которая будет постоянно ведомой и будет постоянно каяться и извиняться (я упоминал об этом). Мы же не отрицаем наличие Пакта Молотова-Риббентропа. Мы далеко не идеализируем этот документ. Мы просто показываем ретроспективу и, если хотите, гносеологию его возникновения. Президент Российской Федерации В.В.Путин сообщил, что пишет большую статью на эту тему. Мне кажется, что это очень полезная работа, чтобы видеть историю во всех ее аспектах, а не только выборочно.

Вопрос: Сергей Викторович, хочется услышать Ваше мнение насчет упрощения процедуры пересечения границы между Россией и Южной Осетией. Мы – единый народ, Вы об этом хорошо знаете. Родственные связи, транспортные пересечения, ввоз транспорта – это сегодня большая проблема на границе между Южной и Северной Осетией. Вы знаете, что на все 100 % там проживают граждане Российской Федерации. Хочется услышать Ваше мнение по этому вопросу и, конечно, Вашу поддержку.

С.В.Лавров: Простите, у нас какие-то проблемы возникают при пересечении границы? У нас нет визового режима.

Вопрос: Ввоза транспорта и пересечения.

С.В.Лавров: Это надо к пограничникам. Мы отвечаем только за пересечение границы гражданами. Если транспорт, то там есть сфера для правоохранительных органов, но визового режима у нас не существует.

Вопрос: Не могли бы Вы нас кратко проинформировать  об итогах Вашего визита в США, о встрече с Вашим коллегой Госсекретарем США М.Помпео, с Президентом США Д.Трампом. Видите ли Вы перспективу нормализации отношений с США и по каким направлениям? В этой связи Президент Российской Федерации В.В.Путин однозначно заявил, что мы готовы продлить Договор  СНВ-3 без всяких условий, подписать хоть завтра. Какова позиция США? Сохраняется ли у нас надежда на некоторую стабильность в этой части и безопасность?

С.В.Лавров: В ходе визита в США обсуждались все вопросы, которые стоят на нашей повестке дня: двусторонние, региональные, международные, с упором на глобальную безопасность и стратегическую стабильность. Мы констатировали, что по ряду направлений – их немного, но тем не менее – возобновилось нормальное взаимодействие. Уже состоялись два раунда консультаций по контртерроризму, которые были начаты уже давно, но подвешены администрацией Б.Обамы. Состоялись и продолжаются контакты между специальными представителями по Афганистану, причем в тройственном формате – с участием Китая, а порой подключается и Пакистан. Налажены консультации по Сирии и по линии военных, и по линии дипломатов. У нас есть канал взаимодействия по Корейскому полуострову. Не могу сказать, что по всем этим направлениям мы одинаково позитивно движемся, но само наличие каналов, конечно, помогает лучше понимать намерения друг друга и создает возможность для того, чтобы американцы слышали и нашу точку зрения, в том числе по проблеме Корейского полуострова, которая сейчас может приобрести новое кризисное измерение.

Что касается СНВ-3, да, я привлек к этому внимание, в том числе выступая в Вашингтоне на переговорах с Госсекретарем США М.Помпео и Президентом США Д.Трампом. То, что сказал Президент России В.В.Путин, является прямым ответом на попытки спекулировать на ситуации вокруг Договора СНВ-3 и выдавать сохраняющиеся у нас вопросы к тем действиям, которые предпринимают США при выводе из засчета некоторых носителей, за нежелание продлевать Договор СНВ-3 и попытку «свалить» все на США. Как раз все наоборот. Когда В.В.Путин сказал, что мы готовы хоть завтра – в любом случае, до конца года – продлить Договор без всяких предварительных условий, этот козырь был выбит у них из рук. Теперь американцам придется как-то излагать свою позицию. То, что они постоянно приплетают КНР, Вы знаете нашу позицию. Китай публично заявил о том, что он не заинтересован, не готов и считает ненужным участвовать в переговорах о сокращении своих потенциалов, учитывая их несопоставимость с российскими и американскими. Мы эту позицию уважаем. Если в США убеждены в абсолютной безальтернативности расширения процесса переговоров на другие страны, то, наверное, США должны, во-первых, напрямую разговаривать с этими странами, во-вторых, положить на бумагу, как они видят повестку дня для такого рода контакта.

Когда мы обсуждали с М.Помпео несправедливость претензий в наш адрес, что мы не уговариваем Китай, он сказал, что Вашингтон ведет речь не о том, чтобы сокращать, а о том, чтобы установить некие общеприемлемые условия, транспарентность, правила. Если это так, пусть они положат это на бумагу. Мы им об этом сказали. Но уговаривать мы никого не собираемся. Если американцы примут наше предложение о безусловном продлении Договора, то, мы считаем, все мировое сообщество только выиграет. Мы не допустим ситуации, когда не останется ни одного инструмента, регулирующего сферу стратегической стабильности. Параллельно с продлением Договора можно продолжать дискуссии о том, как он конкретно реализуется, и американцы могут, не находясь в положении цейтнота, продвигать свои многосторонние инициативы, которые, повторю еще раз, хотелось бы увидеть на бумаге в конкретных формулировках. Пока этого нет.

Вопрос: Мы видим, как в последние годы деградируют международные институты, соглашения, организации, как выходом США из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (СВПД) практически обнулен авторитет Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), которое утверждало, что никаких нарушений со стороны Ирана нет. Мы видим, как обнулили роль Всемирной торговой организации (ВТО), объявляя торговые войны и т.д. Можно было бы привести много других примеров. Скажем, Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА), казалось бы, международная спортивная организация, но там 14 или 16 человек с одного континента, из одной группы стран, могут принять решение о недопуске всей страны к Олимпийским играм, нивелируя роль Международного олимпийского комитета (МОК). Выход из  ДРСМД, разрушение системы стабильности и безопасности. Как Вы прогнозируете, что будет вообще с международными институтами, международными правилами, которые ежедневно попираются и разрушаются? Хорошая или плохая, но это все-таки система международных правил, в которой жили страны?

С.В.Лавров: Да, это очень тревожная тенденция. Наши западные коллеги стараются не просто внедрить правила, изобретенные ими вместо универсальных норм международного права, но пытаются откровенно приватизировать секретариаты международных организаций. Наиболее ярко это проявляется в Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). Те безобразия, которые там творятся, сейчас всплыли наружу, потому что многие честные эксперты, работавшие по контрактам с этой организацией, категорически не согласились с теми манипуляциями, которые проводились с результатами обследования места инцидента в апреле 2018 г. в сирийской Думе. Когда дистанционно проведенный анализ лег в основу доклада, в котором сплошь и рядом употреблялись оговорки типа «скорее всего», «у нас есть все основания полагать», «нет других вразумительных объяснений», вся вина за это возлагалась на сирийское правительство. Если Вы помните, мы в то время предприняли целый ряд мероприятий, показывая фейковый и постановочный характер всего того инцидента. Привозили показанных «Белыми касками» по телевизору «жертв» якобы химической атаки в Гаагу. Они излагали свою прямую, правдивую версию событий, которая начисто опровергала спекуляции «Белых касок», которые легли в основу доклада Технического секретариата ОЗХО, тем самым превратив этот секретариат в распространитель лживых сведений. Это не должно остаться без ответа.

Валентина Ивановна, Вы упомянули, что решения ВАДА принимаются полутора десятками людей, одиннадцать из которых – члены НАТО, а также Австралия, Япония, одна африканская страна и одна латиноамериканская страна. Примерно такой же состав граждан соответствующих стран стоит за тем, что происходит в ОЗХО.

Я не хочу сказать, что кто-то у нас должен быть свободен от ответственности. Нарушения допинговых правил случаются в России – это признавалось. Поэтому мы радикально реформировали соответствующие структуры – Российское антидопинговое агентство, была создана лаборатория на базе МГУ им.М.В.Ломоносова. Но допинговые правила нарушаются и в большинстве других стран, в том числе и в очень уважаемых европейских спортивных державах. Мы все об этом знаем. И когда весь пафос борьбы с допингом уходит исключительно на то, чтобы присоединиться к голосу тех, кто хочет сдерживать Россию всеми методами на всех направлениях, имеются основания оценки явной политизированности такого рода действий. Мы внимательно следим за тем, какая будет реакция на информацию, которая поступила из Следственного комитета России о том, что был второй документ, который представил Г.М.Родченков. Он был фальсифицирован с точки зрения базы данных, искажал базу данных. Посмотрим, насколько ВАДА сможет открыто, транспарентно и честно обсуждать этот вопрос. Точно так же посмотрим, как ОЗХО в лице своего Секретариата сможет открыто и честно обсуждать те факты, которые оказались в публичном пространстве и просто развенчивают миф о независимости и объективности этого Технического секретариата.

Но проблема гораздо шире. Валентина Ивановна, Вы абсолютно правильно сказали. Эта тенденция наблюдается и в целом ряде других многосторонних структур. Надо мобилизовывать мировое сообщество – как бы банально ни звучала эта фраза – на противодействие подобным тенденциям. Надо отстаивать универсальные нормы, воплощенные в Уставе ООН – само собой, – в конвенциях по различным видам международной деятельность. В той же сфере химического разоружения есть Конвенция о запрещении химического оружия. В соответствии с этой Конвенцией только консенсусом можно решать любые вопросы, связанные с деятельностью Технического секретариата. Наши западные коллеги, нарушив этот консенсус, положения Конвенции, наделили Технический секретариат несвойственными ему функциями, которые вторгаются в прерогативы Совета Безопасности ООН. Тем самым были попраны принципы международного права и созданы те самые правила, о которых мы говорим. Решение принималось голосами менее 50% государств-участников Конвенции. Конвенцию можно менять, внося поправки, обсуждая, принимая и ратифицируя их всеми участниками Конвенции. Это правовой путь. Да, он дольше, чем судилища, которые пытаются ускорить через приватизацию секретариатов международных организаций, но в любом случае только консенсусный путь, консенсусная эволюция международного права может обеспечить устойчивость мирового развития.

 

 

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска

Последние добавленные

Последние добавленные