Публикатор

30.01.2015:37

Комментарий Департамента информации и печати МИД России относительно направленного в Генеральную Ассамблею ООН письма группы государств по вопросу северокорейских трудовых мигрантов

146-30-01-2020

Обратили внимание на распространённое Постоянным представительством Германии при ООН в качестве официального документа Генеральной Ассамблеи ООН обращение от имени двадцати восьми государств по вопросу выполнения положений резолюций Совета Безопасности ООН, касающихся репатриации работающих за рубежом граждан КНДР.

Не совсем понятно, почему группа стран, большинство из которых не имеют отношения к Совету Безопасности ООН, решили поучать остальных, как им следует выполнять решения главного международного органа, ответственного за поддержание международного мира и безопасности, и взяли на себя труд оценивать чьё-либо «усердие» или подстёгивать «отстающих».

Примечательно, что в главной роли здесь выступило Постоянное представительство государства, выполняющего функции председателя Комитета СБ ООН 1718 по санкциям в отношении КНДР. Разумеется, у Германии, как и у любого другого государства, есть национальная позиция по тем или иным вопросам мировой политики. Тем не менее роль председателя санкционного Комитета СБ ООН диктует определённые самоограничения, предполагая равноудалённость, беспристрастность и, в целом, особую ответственность за формирование атмосферы доверия и условий для поиска консенсусных решений.

К сожалению, в «обращении двадцати восьми» положение северокорейского санкционного режима СБ ООН применительно к трудовым мигрантам из КНДР трактуется в искажённом ключе. В частности, в эту категорию без каких бы то ни было оснований включены студенты и стажёры, спортсмены и туристы, а также находящиеся за рубежом северокорейские рабочие, работодателями которых являются физические и юридические лица третьих стран. Таким образом, по логике авторов обращения, основанием для ограничительных мер СБ ООН является сам факт нахождения граждан КНДР на территории других государств независимо от рода их занятий. Такое прочтение противоречит смыслу восьмого пункта санкционной резолюции СБ ООН 2397. Речь в нём на самом деле идёт о репатриации в установленные сроки северокорейцев, работающих и получающих доход в юрисдикции того или иного государства.

Очевидно, что расширительная трактовка «группой двадцати восьми» положений указанной резолюции идёт в русле устремлений США и их союзников любыми способами сохранить «максимальное давление» на Пхеньян. Состоятельность подобной ультимативной линии с точки зрения продвижения урегулирования на Корейском полуострове вызывает большие сомнения.