Публикатор

25.10.1811:28

Выступление представителя российской делегации в Первом комитете 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН А.И.Белоусова по разделу «Космическое пространство (разоруженческие аспекты)», Нью-Йорк, 24 октября 2018 года

2010-25-10-2018

  • en-GB1 ru-RU1

 

Уважаемый г-н Председатель,

Появление оружия в космосе имело бы значительное дестабилизирующее воздействие на международные мир и безопасность. Поэтому одним из внешнеполитических приоритетов России остаётся предотвращение гонки вооружений в космическом пространстве (ПГВК) и сохранение его свободным от оружия.

При этом мы ответственно подходим к решению этой задачи и к тематике безопасности космической деятельности в целом. Это показывает работа на различных профильных многосторонних площадках, прежде всего на Конференции по разоружению (КР) и в Комитете ООН по использованию космического пространства в мирных целях. Однако многие моменты в этой работе последнее время не обнадеживают.

КР уже на протяжении двух десятилетий пребывает в состоянии застоя, в результате чего не удается запустить переговоры по проблематике ПГВК и, в частности, по предложенному нашей страной совместно с КНР проекту договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов (ДПРОК).

В этом году в Вене не удалось договориться по ключевым аспектам безопасности космических операций.

Однако есть и позитивные «сигналы». Примером таковых является учрежденная в этом году Группа правительственных экспертов (ГПЭ) ООН по дальнейшим практическим мерам по предотвращению гонки вооружений в космическом пространстве. Состоявшаяся в августе с.г. в Женеве первая сессия этой Группы внушает надежды, что правительственные эксперты смогут выполнить свой мандат, заключающийся в подготовке рекомендаций по элементам многостороннего юридически обязывающего инструмента по ПГВК, включая предотвращение размещения в нём оружия.

Кроме того, представляется, что в международном сообществе сложился консенсус в отношении развития мер транспарентности и укрепления доверия в космической деятельности (МТДК) в соответствии с рекомендациями профильной Группы правительственных экспертов ООН. Во всяком случае, на словах - все «за». Другое дело, что государства, как выясняется, по-разному смотрят на то, как можно было бы эффективно реализовать потенциал этих мер. Хорошую возможность для достижения этой цели предоставляла работа над сводом руководящих принципов обеспечения долгосрочной устойчивости космической деятельности. Однако отработать тематику МТДК в рамках указанного документа, к сожалению, в полной мере не удалось.

На этом общем фоне, который, хотя и с оговорками, можно назвать положительным, контрастом выглядит характерная для США тенденция к дальнейшему ужесточению внутреннего регулирования космической деятельности, в части её военной компоненты. Речь идет о таких вещах, как выстраивание – сверх всякой разумной меры достаточности – концепции самообороны в космосе, не имеющей ничего общего с критериями Статьи 51 Устава ООН. К подобной радикальной концепции самообороны в космосе следует добавить и жестко выстроенное США регулирование операционной деятельности в космосе в целом. Обращает также внимание то, что США, особенно в последнее время, методично навязывают международному сообществу тезис о том, что космос стал «оспариваемой средой» (contested environment), Хотелось бы знать, на основании каких проявлений делается такой вывод. Может быть, нас подготавливают к тому, что космос всё же станет ареной конфронтации?

Обращаем внимание, что документами, регламентирующими космические операции ВС США, а также специальными военными директивами уже давно предусматривается возможность принятия упреждающих (preemptive) и предвосхищающих (anticipatory) мер в космосе на основании субъективных оценок. И в этом главная опасность такого подхода.

Возникает вопрос; как таким странам как, например, Россия и Китай, планировать свою космическую деятельность, если в документах США предусматривается задействование самообороны по широкому списку мотивов - начиная от защиты нации, её сил, национальных коммерческих материальных ценностей, вплоть до физических лиц и их собственности, да и вообще, в случае «посягательства на права Соединённых Штатов».

С учетом изложенного, неудивительно, что объявленная в марте с.г. Национальная космическая стратегия США характеризует космос в качестве «пространства ведения боевых действий». Продолжение курса на обеспечение «доминирования в космосе» отнюдь не способствует конструктивности диалога по вопросам стратегической стабильности.

Не может не вызывать озабоченность и финансовое сопровождение соответствующих американских проектов. Так, одобренный летом с.г. законодательный акт «О предельных расходах на национальную оборону в 2019 фин.г.» напрямую предусматривает выделение из госбюджета США значительных средств на формирование эшелона систем космического базирования для перехвата баллистических ракет. В нём даже определён конкретный срок, когда оружие будет выведено в космос – 2030 г. Именно к этому времени предполагается завершить создание соответствующих средств перехвата.

Если так будет продолжаться и впредь, то работа на всех переговорных треках, имеющих отношение к космосу, закончится ничем, обнулится. Реально уровень безопасности в космосе повысить не удастся. Кроме того, в таких условиях вряд ли удастся обеспечить соблюдение краеугольного для всей системы контроля над вооружениями принципа взаимосвязи стратегических наступательных и оборонительных вооружений, зафиксированного, в частности, в Договоре о СЫВ 2010 г.

Россия вместе со своими единомышленниками стремится не допустить развертывания такого сценария. В этой связи к текущей сессии ГА ООН мы подготовили ряд конструктивных инициатив, направленных на решение задачи ПГВК.

Прежде всего, это касается профильной ГПЭ ООН по ПГВК, начавшей свою деятельность в августе. Мы приветствуем участие в работе Группы также представителей государств, голосовавших против нашей резолюции. Рассматриваем это как свидетельство того, что эти страны готовы разделить с нами ответственность за сохранение космоса свободным от оружия. С учётом того, что ГПЭ продолжит заседать в следующем году, на этой сессии ГА ООН мы предлагаем принять проект процедурного решения в целях закрепления соответствующего пункта в повестке дня Генассамблеи.

На текущей сессии Первого комитета мы также внесли проект резолюции ГА ООН «Неразмещение первыми оружия в космосе» (НПОК). Эта резолюция уже оформилась на ооновской площадке в качестве традиционного документа, Не подсекая национальных интересов государств, она призвана способствовать мобилизации международного сообщества в поддержку выдвинутой Россией ещё в 2004 г. многосторонней инициативы/политобязательства о НПОК. За последний год к ней присоединились ещё два государства – Суринам и Гватемала. Таким образом, общее число полноформатных участников достигло 19.

Наконец, мы представляем ставший уже традиционным проект резолюции ГА ООН «Меры по обеспечению транспарентности и утеплению доверия в космической деятельности», который в этот раз был внесен от имени двух первоначальных соавторов – России и Китая. Важно отметить, что работа по МТДК продолжается на различных площадках. В этом году первое обсуждение этой тематики прошло в рамках Комиссии ООН по разоружению.

Рассчитываем, что на текущей сессии ГА ООН наши три проекта резолюции будут одобрены консенсусом.

Спасибо за внимание.