Публикатор

25.10.1811:24

Выступление представителя российской делегации в Первом комитете 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН А.И.Белоусова по разделу ОМУ, Нью-Йорк, 24 октября 2018 года

2009-25-10-2018

  • en-GB1 ru-RU1

 

Уважаемый господин Председатель,

Уважаемые коллеги,

Российская Федерация прилагает энергичные усилия по укреплению Конвенции по запрещению биологического и токсинного оружия (КБТО), которая должна быть надежным инструментом сокращения угрозы использования биологических агентов в качестве оружия и способствовать развитию международного сотрудничества в биологической сфере в мирных целях.

Для этого следует консолидировать международное сообщество вокруг конструктивной повестки дня. Этой цели служит межсессионный процесс, созданный государствами-участниками Конвенции для предметной проработки широкого круга профильных вопросов.

7-16 августа с.г. в Женеве плодотворно завершилось совещание экспертов государств-участников КБТО, в котором участвовали специалисты из более 100 государств. Рассмотрены конкретные предложения по улучшению осуществления Конвенции. По некоторым из них есть надежда выхода на консенсус на Девятой обзорной конференции в 2021 г. К ним относится и перспективная российская инициатива по использованию в формате Конвенции мобильных медико-биологических отрядов для оказания помощи в случае применения биологического оружия, расследования такого применения и содействия в борьбе с инфекционными заболеваниями различного происхождения, В августе российская делегация представила новый рабочий документ в ее развитие. Особое внимание уделили вопросу задействования мобильных формирований из разных стран, которые могли бы быстро выдвинуться на место применения биологического оружия и оказать содействие в подавлении инфекционного очага и лечении пострадавших. В этом видим один из реальных механизмов осуществления Статьи VII (помощь и защита от биологического оружия).

Российская Федерация считает, что все друзья КБТО должны всячески поддерживать идущую в рамках Конвенции межсессионную работу, содействовать сближению позиций делегаций, чтобы ускорить принятие и осуществление мер, способных уменьшить угрозу биологического оружия. Никакой реальной альтернативы такому процессу в рамках международного договора, в котором участвует 182 государства, просто нет, Все решения должны приниматься по результатам переговоров между государствами-участниками.

Поэтому рассматриваем как неприемлемые любые попытки навязать государствам непонятно кем разработанные проекты в условиях отсутствия транспарентности и инклюзивности. Тем более недопустимо переписывание положений КБТО в таком ключевом отношении как расследования в связи с жалобой какого-либо государства на нарушение Конвенции, включая возможные утверждения о применении биологического оружия. В данном отношении Статья VI КБТО однозначно определяет ключевую роль Совета Безопасности ООН в инициировании и проведении всех таких расследований – других вариантов просто нет. Попытки подорвать режим КБТО в стремлении привнести сюда печальный и достойный осуждения «опыт» политически мотивированных расследований в Сирии по линии химоружия будут обречены на провал. Мы не допустим в биологической сфере произвола и махинаций, которые грозят развалить ОЗХО - эту успешную в прошлом международную организацию.

В настоящее время режим КБТО подвергается дополнительным испытаниям в связи с наращиванием иностранной военной медико-биологической деятельности, в том числе на постсоветском пространстве. В данной связи мы предложили усовершенствовать формат мер укрепления доверия Конвенции, чтобы повысить транспарентность и способствовать уверенности в соблюдении. В принципиальном плане призываем тех, кого это касается, отказаться от милитаризации здравоохранения.

Надеемся, что все здравомыслящие силы смогут сплотиться вокруг созидательной и ориентированной на сотрудничество программы действий по укреплению КБТО. Россия будет этому всемерно способствовать и взаимодействовать со всеми заинтересованными сторонами.

Российская Федерация полностью поддерживает действующий международный режим запрета химического оружия. Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (КЗХО) – один из наиболее успешных многосторонних механизмов в сфере разоружения и нераспространения.

Наша страна не на словах, а на деле является добросовестным и ответственным участником КЗХО: Россия в числе первых 13 января 1993 г. подписала Конвенцию и безотлагательно приступила к её реализации. Ликвидация всех имевшихся у Российской Федерации запасов химического оружия осуществлялась под строжайшим международным контролем. Этот трудоёмкий процесс был завершён досрочно в сентябре 2017 г., а 11 октября 2017 г. Гендиректор Техсекретариата ОЗХО сертифицировал окончательное уничтожение химического оружия в России.

Призываем и другие государства-обладатели, прежде всего США как инициаторов процесса химразоружения, последовать нашему примеру и приложить максимум усилий для скорейшего завершения процесса химдемилитаризации.

С удовлетворением отмечаем, что на сегодняшний день участниками Конвенции являются 193 государства. В ходе контактов на всех уровнях мы призываем страны, находящиеся вне КЗХО, безотлагательно к ней присоединиться. Необходимо, чтобы государства-участники в полном объёме выполняли все положения Конвенции, в т.ч. в части приведения своего национального законодательства в соответствие с этим международным договором.

Вместо этого сегодня мы видим запредельную политизацию отдельными странами химической проблематики. В частности, считаем решение июньской спецсессии Конференции государств-участников (КГУ) КЗХО о наделении Техсекретариата (ТС) ОЗХО несвойственными для подобной бюрократической структуры атрибутивными функциями «по установлению виновных» в применении химоружия в Сирии нелегитимным. Оно выходит за рамки мандата Конференции и вторгается в сферу исключительных полномочий Совета Безопасности ООН, предоставленных ему в соответствии с Главами VI, VII, VIII и XII Устава ООН. Реализация заложенных в него идей несёт угрозу не только для самой КЗХО, но и для всей международной системы нераспространения оружия массового уничтожения.

В этих условиях полагаем важным сохранить единство ОЗХО и целостность КЗХО, не допустить подмены целей Конвенции и её переформатирования в угоду конъюнктурным политическим интересам. Рассчитываем, что государства, проводящие независимую политику на международной арене, серьёзно оценят происходящее в ОЗХО и на предстоящей Обзорной Конференции КЗХО выступят против претворения в жизнь решений» столь одиозных и разрушительных для базирующейся на Уставе ООН системы международных отношений.

Россия настойчиво и последовательно выступает за создание беспристрастного и высокопрофессионального международного механизма под эгидой СБ ООН, который расследовал бы все без исключения случаи «химического терроризма» на Ближнем Востоке в строгом соответствии с высокими стандартами КЗХО.

Категорически неприемлемым является принятие на международных площадках санкционных мер в отношении Дамаска, базирующихся на бездоказательных заявлениях об использовании вооруженными силами Сирии химоружия. Инсинуации вокруг сирийского «химического досье» подрывают предпринимаемые в Женеве (как это предусмотрено резолюцией СБ ООН 2254) и Астане усилия по политическому урегулированию кризиса с участием всех сирийцев.

На этом фоне обеспокоенность вызывает ангажированная и нетранспарснтная деятельность Миссии ОЗХО по установлению фактов применения химоружия в Сирии (МУФС). Её доклады опираются на материалы и свидетельства, получаемые дистанционным путем в основном от оппозиционных правительству групп. Расследования проводятся с грубыми нарушениями положений КЗХО, без выезда на места предполагаемых происшествий, без соблюдения ключевого принципа последовательности действий при обеспечении сохранности вещественных доказательств (т.н. «chain of custody»). Есть вопросы и к кадровому составу МУФС, которая до последнего времени формировалась исключительно из представителей западного/прозападного лагеря. Всё это подрывает доверие к результатам работы Миссии и свидетельствует о назревшей необходимости реформирования принципов и организационных основ её работы.

Со всей серьёзностью воспринимаем поступающие оперативные данные о подготовке сирийскими боевиками очередных провокаций с применением боевых отравляющих, веществ или иных токсичных химикатов. Их цель всем хорошо известна – спровоцировать новые ракетные удары США и их союзников по правительственным и военным объектам в Сирии и не допустить возвращения удерживаемых террористическими группировками территорий под эффективный государственный контроль.

Решительно отвергаем безосновательные обвинения Великобритании в причастности российских граждан к инцидентам с токсичными химикатами в г.Солсбери и г.Эймсбери. Заявления Лондона о том, что только Россия будто бы обладает «техническими средствами, практическим опытом и мотивом» для совершения такого рода деяний абсолютно не соответствуют действительности и на деле имеют цель ввести в заблуждение мировое сообщество.

Полный отказ Великобритании от какого-либо взаимодействия по данному вопросу, несмотря на многократные призывы Российской Федерации к сотрудничеству, ставит под сомнение объективность британского расследования, которое всё больше приобретает форму откровенного фарса. Предпринимаемые британской стороной в связи с указанными инцидентами действия противоречат не только КЗХО, но и международным обязательствам Лондона в таких областях, как консульское право, правовая помощь в борьбе с преступностью, соблюдение прав человека.

По-прежнему готовы к проведению двусторонних консультаций с Великобританией на основе действующих международно-правовых документов.

Спасибо за внимание.