4.02.2115:43

Выступление руководителя Делегации Российской Федерации на переговорах в Вене по вопросам военной безопасности и контроля над вооружениями К.Ю.Гаврилова на 967-м пленарном заседании Форума ОБСЕ по сотрудничеству в области безопасности, Вена, 3 февраля 2021 года

181-04-02-2021

Госпожа Председатель,

В прошлом году мы отмечали 30-ю годовщину подписания Венского документа. Разделяем оценки основных докладчиков и ряда делегаций о том, что он является актуальным и работающим инструментом, который продолжает выполнять поставленные перед ним задачи и вносит осязаемый вклад в укрепление транспарентности и стабильности в Европе.

Вместе с тем вызывает сожаление, что к модернизации согласованных мер укрепления доверия и безопасности (МДБ) государства-участники стали относиться утилитарно, как к чисто техническому процессу, выдавать её за «панацею» улучшения ситуации в области европейской безопасности и даже использовать для оказания давления на некоторые страны, которые придерживаются иных взглядов на этот процесс.

Уважаемому г-ну Б.Тёрнеру, который занимает пост старшего должностного лица бюро Госдепартамента США по контролю над вооружениями, верификации и соблюдению договоров, хотели бы напомнить, что в первое десятилетие текущего века Вашингтон был в числе тех, кто упорно возражал против разработки новой редакции Венского документа. В результате её удалось согласовать только через год после саммита в Астане, состоявшегося в 2010 г. В те годы Россия последовательно убеждала партнёров в необходимости модернизации этого документа, используя исключительно дипломатические аргументы, и никогда не выдвигала обвинения в «блокировании» переговоров, которые мы услышали сегодня от американского коллеги.

Наша позиция о перспективах модернизации Венского документа-2011 хорошо известна. Первопричины ухудшения ситуации в сфере евробезопасности состоят не в дефиците инструментов МДБ, а в консолидации США, НАТО и ЕС на позициях противостояния с нашей страной, беспрецедентном политическом и экономическом давлении на Россию, разрыве сотрудничества по военной линии. Кризис на Украине, спонсированный США и произошедший при попустительстве их европейских союзников, послужил лишь поводом для перехода коллективного Запада к упомянутой стратегии. Всё это идёт вразрез с установками ОБСЕ по формированию общеевропейского пространства безопасности.

Госпожа Председатель,

На прошлом пленарном заседании Форума мы услышали хор голосов, пытавшийся убедить нас, что меры по наращиванию военного присутствия и развитию инфраструктуры НАТО в странах Восточной Европы и Прибалтики, акваториях Балтийского и Чёрного морей носят «чисто оборонительный» характер.

Мы, однако, помним, что «оборонительный» блок НАТО и отдельные его члены неоднократно под надуманными предлогами применяли военную силу в ущерб суверенитету и территориальной целостности различных государств в Европе (Югославия) и за её пределами (Ирак, Ливия, Сирия и др.).

Нам говорят, что упомянутые меры не так уж значительны по масштабам и нам якобы не о чем беспокоиться.

Мы, однако, помним, что 27 января с.г. Генеральный секретарь НАТО Й.Столтенберг призвал членов военного комитета альянса увеличить объёмы инвестиций в современные вооружения, чтобы адекватно отвечать на некие «агрессивные действия» Российской Федерации.

При этом отсутствуют сколь-нибудь состоятельные аргументы о наличии угроз странам блока со стороны России. Достаточно сопоставить объективные данные по оборонному строительству нашей страны и государств НАТО, а также параметры их военных расходов.

Приведу конкретные примеры. Если в 2015 г. совокупный военный бюджет Североатлантического альянса десятикратно превосходил российские оборонные расходы, то сегодня перевес достиг отметки в 22 раза. Количество боевых бронированных машин стран НАТО в 2,5 раза превышает аналогичные российские показатели; танков, артиллерийских систем, реактивных систем залпового огня, боевых кораблей и подводных лодок – в 3-4 раза, боевых самолётов – пятикратно, боевых вертолётов – более чем в 7 раз.

В этих условиях мы, разумеется, оставляем за собой право предпринимать меры по обеспечению интересов национальной безопасности России – прошу заметить – на нашей национальной территории.

Параллельно с инициированным НАТО сворачиванием диалога по военной линии была развязана беспрецедентная кампания по дискредитации законной повседневной деятельности Вооружённых Сил России. Несмотря на предпринимаемые нами меры транспарентности, тиражируются откровенные небылицы. Доходит до того, что нас упрекают в недостаточной прозрачности даже тогда, когда мы задействуем все возможные каналы для освещения в добровольном порядке мероприятий боевой подготовки согласно положениям Венского документа.

Возникает вопрос: как можно модернизировать меры укрепления доверия и безопасности, когда государства Североатлантического альянса на деле подтверждают, что не готовы инвестировать ни в доверие, ни в безопасность?

В качестве небольшой ремарки хотел бы заранее предупредить партнёров, что их излюбленные штампы о «пропаганде» и «дезинформации», которые они используют каждый раз, когда слышат что-либо для них нелицеприятное, в этой связи будут неуместны. Речь идёт о реальных фактах.

Госпожа Председатель,

В целях создания условий для разговора по модернизации МДБ альянс должен прекратить усиливать активность на восточном «фланге», а затем и свернуть её. К рассмотрению этого вопроса можно будет вернуться после снижения военной напряжённости, отказа от санкций и восстановления доверия.

Российская Федерация готова к диалогу по военной безопасности, если и когда до этого «созреют» страны Североатлантического альянса. Наши конкретные инициативы, ориентированные на предотвращение негативного развития ситуации, ранее неоднократно предлагались партнёрам. Среди них – возобновление диалога по военной линии (начать можно было бы с консультаций на уровне военных экспертов), снижение на основе взаимности военной деятельности вдоль линии соприкосновения России и НАТО, совершенствование механизма предотвращения опасной военной деятельности на море и в воздушном пространстве.

Эти предложения доводились нашими представителями, в том числе в рамках Совета Россия-НАТО, однако никакой субстантивной реакции на них до сих пор не последовало.

Очень важно честно оценивать ситуацию, сосредоточиться не на мнимых, а на реальных проблемах, на устранении дисбалансов в сфере безопасности, что действительно критично для общеевропейского сообщества. Предлагаем государствам-участникам на ближайшую перспективу ограничиться мерами совершенствования выполнения Венского документа в его редакции 2011 года (мы ведь все хорошо помним поговорку: «If ain't broke, don't fix it») и направить усилия на создание хотя бы минимально необходимых условий для конструктивных дискуссий по принципиальным вопросам укрепления военно-политических основ европейской безопасности.

Благодарю Вас, госпожа Председатель.

Прошу приложить данное заявление к Журналу дня ФСОБ.

x
x
Дополнительные инструменты поиска