28.01.2121:04

Выступление руководителя Делегации Российской Федерации на переговорах в Вене по вопросам военной безопасности и контроля над вооружениями К.Ю.Гаврилова на пленарном заседании Форума ОБСЕ по сотрудничеству в области безопасности, 27 января 2021 года

136-28-01-2021

Уважаемая госпожа Председатель,

Сегодняшнее заседание Форума, направленное Председательством США в русло открытой апологетики усиленного передового присутствия сил НАТО на восточном фланге, дает нам возможность изложить развернутые оценки ситуации в этой области, привести конкретные факты и дезавуировать прозвучавшие безосновательные утверждения и пропагандистские мифы.

Доклады представителя Секретариата альянса и ответственных функционеров его трех стран-членов оставили удручающее впечатление и лишний раз свидетельствовали о том, насколько далеки от реальной жизни концепции в головах натовских стратегов. С недоумением и разочарованием восприняли выступление заместителя госсекретаря США по европейским и евроазиатским вопросам господина М.Мёрфи, которое изобиловало политизированными оценками и едва ли преследовало цель найти ответы на актуальные проблемы в сфере жесткой безопасности на европейском континенте.

В аналогичном ключе, как мы понимаем, американское Председательство намерено продолжить дискуссию и на предстоящем 9-10 февраля Семинаре ОБСЕ по военным доктринам. Мы неоднократно предупреждали наших партнеров о контрпродуктивности конфронтационных схем и предлагали отойти от них. Уверены, что теперь ни у кого не возникнет вопросов, почему представители российского Министерства обороны не примут участие в Семинаре.

Госпожа Председатель,

В противовес услышанным сегодня голословным заявлениям хотел бы отметить, что многолетняя деятельность НАТО не принесла Европе никакой добавленной стоимости с точки зрения стабильности и безопасности. Наоборот, ее результатами стали повышение конфликтного потенциала и взаимного недоверия, проведение на континенте новых искусственных разделительных линий и милитаризация.

Альянс продолжает необоснованный курс на так называемое «сдерживание» России. Наращивает коалиционные потенциалы, совершенствует военную инфраструктуру у российских границ. «Ротационное» присутствие в странах Прибалтики и Польше на деле сводится к постоянному базированию «на земле» четырех натовских батальонных групп, которые в совокупности могут быть приравнены к уровню усиленной мотопехотной бригады с тяжелой техникой. Прибалтийские государства зачастую оказываются среди ключевых сторонников антироссийской линии, старательно поддерживая миф о возможном «вторжении» России. По собственному признанию Брюсселя, сейчас в этой зоне «размещено больше военных сил, чем когда-либо».

В рамках концепции адаптированного передового присутствия НАТО в Черноморском регионе на базе подразделения румынских ВС сформирована многонациональная бригада (с участием войск шести стран: РумынииСШАПольшиБолгарииИспанииПортугалии) численностью около 4 тыс. чел.

В регионе Балтийского моря происходят кардинальные изменения, обусловленные действиями НАТО по наращиванию своего присутствия в непосредственной близости от границ Российской Федерации.

Обеспокоены перспективами роста американского военного присутствия в Польше. Там планируется существенное увеличение общей численности военнослужащих США в дополнение к уже дислоцированным 4,5 тыс. чел. Отчасти это может быть осуществлено за счет перевода сил, в настоящее время размещенных на территории ФРГ. Создаваемая инфраструктура позволит в сжатые сроки нарастить группировку американских войск в Польше до 20 тыс. чел.

Такой шаг, в случае его конкретизации, нанесет серьезный удар по Основополагающему акту Россия-НАТО 1997 г. Напомним, что одно из его ключевых положений гласит: «Альянс будет осуществлять свою коллективную оборону и другие задачи через обеспечение необходимых совместимости, интеграции и потенциала усиления, а не путем дополнительного постоянного размещения существенных боевых сил».

С приведением в оперативную готовность базы ПРО США в Девеселу (Румыния) и строительством аналогичной базы в Польше идет дальнейшее существенное осложнение стратегической ситуации в Европе. В связи с этим рассматриваем деструктивную деятельность США и их союзников в области ПРО как прямую угрозу международной и региональной безопасности и стабильности.

Даже на фоне пандемии COVID-19 альянс проводил учения на «восточном фланге», в том числе по сценарию противодействия «сопоставимому» противнику, под которым подразумевается Россия. Считаем такие маневры провокационными, а в нынешних условиях как минимум недальновидными.

Продолжается миссия НАТО по патрулированию воздушного пространства Балтики, усиленная в 2014 г. под надуманным предлогом «угрозы» со стороны России. Напомню, что эта миссия была учреждена без всяких на то реальных причин еще в 2004 году (то есть за 10 лет до начала кризиса на Украине), а к сегодняшнему дню увеличена в 4 раза, ее полеты осуществляются вплотную к российской границе. Это же касается и военно-морского присутствия. Пилоты стран НАТО, как и экипажи военных кораблей, намеренно провоцируют российские дежурные средства реагирования и, по мнению наших военных специалистов, тестируют нашу готовность к адекватному ответу.

Нарастает количество так называемых «перехватов» наших самолетов в ходе миссии НАТО по патрулированию Прибалтики, несмотря на соблюдение Россией договоренностей – перелеты по внетрассовому маршруту осуществляются с включенными транспондерами, в радиоконтакте с гражданскими диспетчерами, согласно заблаговременно предоставленным полетным планам.

Натовские самолеты осуществляют вылеты на «перехват» наших истребителей, сопровождающих без включенных транспондеров пассажирские авиалайнеры Ту-134. По правилам Евроконтроля (в редакции от 1 февраля 2019 г. – Specifications for harmonized Rules for Operational Air Traffic) при полетах «в строю» достаточно одного «ведущего» самолета с полетным планом, включенным транспондером и на связи с наземными диспетчерскими службами.

Нас не может не беспокоить и ситуация, связанная с усилиями руководства Североатлантического блока по втягиванию в сферу влияния традиционно нейтральных государств.

Все это неизбежно меняет баланс сил в Европе и провоцирует скатывание в очередную гонку вооружений. Несмотря на это, Россия продолжает руководствоваться принципом сдержанности при планировании боевой подготовки вооруженных сил.

Считаем, что необходимо возобновлять экспертные контакты между Россией и НАТО по военной линии в целях деэскалации и предотвращения непреднамеренных инцидентов. Мы открыты к диалогу. Сожалеем, что площадка Совета Россия-НАТО (СРН), созданная как основной механизм урегулирования разногласий и информирования о возникающих вызовах безопасности, используется альянсом для чтения нам лекций по проблематике, которая к работе СРН не относится.

Обсуждение темы сегодняшнего заседания было бы неполным без освещения вопроса о военных расходах НАТО. Он регулярно поднимается на заседаниях альянса на всех уровнях и становится едва ли не центральным в ходе встреч лидеров стран-членов НАТО. Следует отметить, что после окончания «холодной войны» наблюдалось последовательное и существенное снижение расходов стран альянса на оборону, а с 1991 г. большинство стран НАТО направляли сэкономленные средства на социально-экономическое развитие. «Дивиденды мира» к 2016 г., на основе данных SIPRI, составили порядка 2,6 триллиона долл., причем примерно половина – у США.

После событий 11 сентября 2001 г. неоднократно предпринимались попытки поднять военные расходы европейских государств. На саммите НАТО в Праге (2002 г.) было одобрено «обязательство по потенциалам» (Prague Capabilities Commitment), предусматривающее целевой ориентир 2% ВВП для оборонных ассигнований будущих членов (перед приемом Болгарии, Румынии, Словакии, Словении и стран Балтии в альянс в 2004 г.). На саммите в Уэльсе (2014 г.), в т.ч. перед лицом «угрозы с Востока», было зафиксировано требование для всех членов альянса довести уровень оборонных расходов до 2% ВВП, из них 20% тратить на закупку вооружений, военной техники и НИОКР. Примечательно, что в ходе брюссельского саммита (2018 г.) американская стороны подняла планку до 4%.

Общая сумма оборонных расходов альянса составила в 2019 г. 1,04 триллиона долл., из них 730 млрд. долл. (т.е. более 70%) приходится на США, 309 млрд. долл. – составляют траты европейских членов альянса и Канады.

Для ответа на вопрос, с чьей стороны исходит угроза миру, достаточно сказать, что совокупные военные траты НАТО превышают российский оборонный бюджет (46 млрд. долл.) в 22,6 раза, из них только расходы европейских стран – в 6,7 раз.

Госпожа Председатель,

Обсуждение вопросов безопасности на линии соприкосновения территории нашей страны и стран-членов альянса было бы неполным без учета позиции России. У нас хорошая память, и мы помним, что большинство войн пришло на нашу землю с западного направления. Россия не начинала войн, она их заканчивала, порой освобождая при этом значительную часть Европы от порабощения ценой огромных жертв. Мы считали и продолжаем исходить из того, что в этом многострадальном регионе в целом не просматривается каких-либо неразрешимых противоречий и уж тем более – вопросов, которые могли бы потребовать военного решения или весомого присутствия здесь военно-политических блоков. Тем не менее, реальное положение дел и тенденция наращивания военного присутствия НАТО на наших западных границах свидетельствуют, что в альянсе думают по-иному. Руководство Североатлантического альянса, развивая пропагандистский тезис о необходимости «силового сдерживания агрессивной политики Москвы», последовательно реализует комплекс мер по милитаризации стран Центральной и Восточной Европы.

Хотели бы напомнить: именно наша страна в 90-х гг. внесла без преувеличения беспрецедентный вклад в устранение наследия «холодной войны». Россия в рекордные сроки осуществила вывод войск и вооружений из стран ЦВЕ, расформировав крупные группировки в Германии, Польше, Венгрии, Чехословакии и Прибалтике – всего свыше 800 тыс. военнослужащих, уничтожила и утилизировала десятки тысяч единиц тяжелых вооружений и техники. Сегодня многие на Западе предпочитают не вспоминать об этом, слишком уж не вписываются эти факты в пестуемый миф об «агрессивности» России.

Нашим оппонентам неловко вспоминать, как горячо тогда нас убеждали в том, что вступление в НАТО восточноевропейских стран избавит их от фантомных болей исторического наследия, улучшит отношения с Россией, обрамит альянс «поясом» дружественных нам государств. Этого не произошло.

Теперь в НАТО говорят о необходимости особой защиты государств ЦВЕ в виду их чуть ли не «прифронтового положения». Трудно не заметить, что антироссийские фобии, которые по своей природе танками не лечатся, составляют существо внешнеполитического курса ряда стран этого региона, и что еще хуже, становятся частью процесса военного планирования и воплощаются в наращивании вооружений и техники.

На сегодняшний день стало фактом, что «жесткая» безопасность на континенте в целом, и в Центральной и Восточной Европе, в частности, оказалась в глубоком системном кризисе.

Североатлантический альянс продолжает реализацию принятого на саммите в Уэльсе (сентябрь 2014 г.) «Плана действий по повышению боевой готовности ОВС НАТО» и последующих решений Совета НАТО на уровне министров обороны. Все это направлено на изменение баланса военных сил в европейском регионе в свою пользу, в том числе в непосредственной близости от российских границ. Полным ходом идет возвращение «тяжелого» военного присутствия США в Восточную Европу, включая последовательное развитие военной инфраструктуры на этих территориях, что явно имеет антироссийскую направленность.

Госпожа Председатель,

Тема нынешнего заседания, по нашему мнению, должна была предполагать, среди прочего, обмен мнениями о возможных шагах по исправлению ситуации, которые мы рассчитывали услышать. Однако, приходится констатировать, что вместо этого прозвучали далеко не новые идеи о том, как еще более «насытить» Центральную и Восточную Европу вооружениями, чтобы противостоять так называемой «российской угрозе».

В этом контексте российская сторона будет предпринимать все необходимые шаги для парирования рисков и угроз, возникающих для нашей национальной безопасности.

В то же время Россия по-прежнему привержена построению архитектуры взаимовыгодного и широкого общеевропейского сотрудничества в сфере безопасности на основе принципа ее неделимости, с опорой на международное право. Рассчитываем, что в НАТО в конечном итоге возобладает здравый смысл, и наши западные партнеры найдут в себе силы отказаться от выстраивания конфронтационных схем, обусловленных стремлением обеспечивать собственную безопасность за счет других.

И Россия, и НАТО сталкиваются с одинаковыми вызовами и угрозами. В свете экспансии терроризма и экстремизма в мире альянсу необходимо прекратить запугивать самих себя и своих партнеров мнимой российской угрозой, задуматься об объединении усилий с Россией в обеспечении глобальной и региональной безопасности. Уже сейчас можно было бы приступить к формированию совместного перечня вызовов и угроз, устранение которых будет способствовать укреплению европейской безопасности. Первый шаг в этом направлении сделан: принято решение России и США без предварительных условий продлить действие Договора о стратегических наступательных вооружениях (ДСНВ).

Госпожа Председатель,

В ходе заседания мы с особой озабоченностью отметили, что в выступлениях высокопоставленного американского дипломата, некоторых основных докладчиков и делегаций делались попытки оправдать и даже продвигать натовский принцип «сдерживания» в отношении России. Нас малоубедительно и, надо сказать, неуклюже пытались заверить, что в сфере военной безопасности в настоящее время «сдерживание» является некой парадигмой, на которой основывается апологетика наращивания передового присутствия сил альянса на его восточной границе.

Подобные заявления вызывают глубокое беспокойство за дальнейшую судьбу общеевропейского диалога по вопросам безопасности. Основополагающие документы, составляющие фундамент деятельности ОБСЕ, как известно, во главу угла ставят принцип всестороннего укрепления и развития сотрудничества между государствами-участниками.

Отход от концепции «безопасности, основанной на сотрудничестве», попытки её размывания или замещения чуждыми ОБСЕ элементами чреваты серьёзными последствиями для функционирования нашей Организации и европейской безопасности.

В завершение в очередной раз призываю оставить бесплодные попытки ставить под вопрос территориальную целостность Российской Федерации. Вопрос о принадлежности Крыма закрыт окончательно. Полуостров был, есть и будет российским.

Благодарю Вас, госпожа Председатель, и прошу приложить данное заявление к Журналу дня.

x
x
Дополнительные инструменты поиска