27.11.1916:44

Выступление Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в Дипломатической академии МИД Киргизии и ответы на вопросы слушателей и профессорско-преподавательского состава, Бишкек, 27 ноября 2019 года

2457-27-11-2019

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемая Чинара Усенбековна,

Уважаемые коллеги, друзья,

Прежде всего хочу сказать, что для меня большая честь быть удостоенным звания «почетного профессора» Дипломатической Академии МИД Киргизии. Знаю, что многие известные люди удостоились этой чести, и мне, конечно, лестно быть в их числе с учетом того, что «почетным профессором» Дипакадемии был также объявлен наш великий общий писатель Ч.Т.Айтматов – великий сын киргизского народа. Выражаю искреннюю признательность за этот знак внимания.

Этого знака не было бы, если бы мы не старались вместе продвигать наши интересы и готовить молодое поколение к тому, чтобы отстаивать задачи развития наших  народов и стран и обеспечения максимально благоприятного внешнего окружения. Заинтересованность в нем – естественное состояние любого государства, мы все в этом заинтересованы. Это неотъемлемое условие для мирного, стабильного, безопасного развития каждого государства. В этой связи с удовлетворением отмечаю, что Россия и страны Центральной Азии (ЦА) – не просто добрые соседи, но и испытанные временем партнеры. Наши народы связаны многовековой общей историей, культурным наследием, а главное – чувствами дружбы и взаимной симпатии.

Российская политика на центральноазиатском направлении лишена скрытых повесток и двойных стандартов. Мы не рассматриваем регион через призму геополитического противоборства, как арену для игр с «нулевой суммой». Не ставим его государства перед искусственным выбором – либо с нами, либо против нас. Не политизируем ту помощь и поддержку, которую мы оказываем странам региона. Выстраиваем сотрудничество со всеми без исключения странами ЦА на прочной основе международного права, принципах равноправия, взаимного уважения и поиска баланса интересов. Данная философия заложена и в успешно стартовавший формат «Центральная Азия плюс Россия» («5+1»), в рамках которого в нынешнем году уже состоялись две неформальные встречи на уровне министров иностранных дел центральноазиатской «пятерки» и Российской Федерации.

Мы не одобряем действия тех внерегиональных игроков, которые пытаются  в русле архаичной теории т.н.«Большой игры» повлиять на внешнеполитический курс государств региона в нужном для себя ключе, навязать его народам рецепты, модели развития и поведения. К чему может привести такая политика, видно на печальном примере Украины. Эта страна, которую заставили делать ложный выбор – с Европой или с Россией, стала жертвой спровоцированного извне государственного переворота, попала под внешнее управление при прошлом режиме и в итоге оказалась отброшенной далеко назад, лишилась мощнейшей индустриальной базы. Еще только предстоит урегулировать конфликт на Донбассе, преодолеть глубочайший раскол украинского общества. Россия как участница Контактной группы и «нормандской четверки» будет делать все от нее зависящее, чтобы помочь преодолению внутриукраинского кризиса на основе полного выполнения Минских договоренностей.

Мы выстраиваем политику России на всех направлениях исключительно в созидательном русле. В рамках сотрудничества с центральноазиатскими партнерами созданы и успешно функционируют более 10 тыс. отечественных и совместных предприятий, которые реально способствуют развитию их экономики. Российские инвестиции в регионе составляют порядка 20 млрд долл. В России трудятся свыше 4 млн граждан государств ЦА – и это тоже мощная прибавка к их ВВП.

Продолжаем оказывать содействие модернизации инфраструктуры и социальной сферы центральноазиатских партнеров. С 2008 г. совокупный объем нашей безвозмездной помощи превысил 6 млрд долл. – как по двусторонним каналам, так и по линии многосторонних институтов. Если посмотреть на наши отношения в этой сфере с Киргизией, то мы выделили через Всемирную продовольственную программу ООН более 70 млн долл. Общий объем российских грантов на поддержку киргизского госбюджета за последние семь лет составил 311 млн долл. В прошлом году был полностью списан долг Киргизии перед Россией в размере 240 млн долл.

Через Трастовый фонд Россия-Программа развития ООН (ПРООН) осуществляются специализированные проекты в водно-экологической сфере в вашей стране, а также в Таджикистане и Узбекистане. Готовы и далее продвигать такое взаимодействие, включая поддержку, содействие, консультативную помощь при решении вопросов водопользования в регионе.

Важным объединительным фактором остаются тесно взаимосвязанные транспортные системы России и стран ЦА. Это позволяет к общей выгоде развивать международные коридоры Восток-Запад и Север-Юг, используя технические стандарты, обеспечивающие единство транспортной системы СНГ.

Общим интересам отвечает и укрепление единого культурно-гуманитарного пространства. В регионе функционируют совместные высшие и средние учебные заведения, расширяется представленность российских вузов. В частности, ведется работа по открытию филиала МГУ им. М.В.Ломоносова в вашей стране. Порядка 170 тыс. граждан ЦА получают высшее образование в России, из них около 60 тыс. – за счет средств российского федерального бюджета.

По линии минобороны и спецслужб способствуем укреплению оборонного потенциала наших союзников и партнеров по ОДКБ и СНГ, помогаем в упрочении погранбезопасности, борьбе с терроризмом, наркотрафиком и трансграничной преступностью, готовим кадры для силовых структур. Высокий уровень координации был наглядно продемонстрирован в ходе стратегических командно-штабных учений ОДКБ «Центр-2019» и «Нерушимое братство-2019». Важным фактором региональной безопасности остаются российские военные базы в Киргизии и Таджикистане.

С центральноазиатскими друзьями мы также плодотворно взаимодействуем в ЕАЭС и ШОС.

Сегодня Евразийский экономический союз с совокупным ВВП свыше 2,2 трлн долл. и общим количеством потребителей более 182 млн человек – неотъемлемая часть глобального ландшафта. Функционируют общие рынки товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Увеличиваются объемы взаимной торговли, растет товарооборот с третьими странами. Углубление интеграции способствует повышению уровня жизни граждан. К преимуществам ЕАЭС присматриваются и те государства ЦА, которые не являются его членами.

На площадке ШОС мы совместно работаем над обеспечением безопасности, укреплением торгово-экономических связей, развитием транспортной инфраструктуры, гармонизацией национальных стратегий развития и интеграционных процессов на всем евразийском континенте.

В нынешнем высококонкурентном мире следует по максимуму использовать очевидные стратегические преимущества нашего общего региона. На этот счет  Президент России В.В.Путин выдвинул инициативу по формированию Большого Евразийского партнерства с участием стран ЕАЭС, ШОС, АСЕАН, других заинтересованных государств Азии и Европы. Работа в этом направлении уже началась, в том числе через сопряжение планов развития ЕАЭС и китайского проекта «Один пояс – один путь». Буквально месяц назад, 25 октября с.г. вступило в силу соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР.

Продвижение по всем этим направлениям не только будет способствовать комплексному развитию наших государств, но и позволит заложить основу для построения пространства мира, стабильности, равной и неделимой безопасности на огромном евразийском пространстве – от Лиссабона до Джакарты.

Дорогие друзья,

Будущий год пройдет под знаком 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. Будем рады видеть делегацию Киргизской Республики среди участников юбилейных мероприятий в Москве 9 мая 2020 года. Именно народы бывшего СССР внесли решающий вклад в разгром нацизма, ценою неимоверных усилий и многомиллионных жертв спасли цивилизацию от ужасов «коричневой чумы». Наша общая победа заложила международно-правовые основы современного миропорядка, воплощенные в Уставе ООН. Мы едины в неприятии попыток пересмотра итогов Второй мировой войны, фальсификации истории. Сохраняя память о героическом подвиге наших предков, мы будем последовательно продолжать коллективные усилия по предотвращению войн и конфликтов и в нашем регионе, и во всем мире.

В наших общих интересах – опираясь на накопленный совместный опыт, максимально задействовать потенциал отношений между Россией и странами Центральной Азии на благо наших граждан. Уверен, что будущие выпускники Дипакадемии МИД Киргизии, где бы они ни трудились, будут вносить свою лепту в работу на этом направлении.

Вопрос: Вступление Узбекистана в ЕАЭС - это присоединение к существующим договоренностям в ЕАЭС или особые условия?

С.В.Лавров: По этой теме Россия не может высказываться единолично. Есть ЕАЭС, есть государства, которые являются его полноправными членами. ЕАЭС носит открытый характер. Любое обращение – от Узбекистана или от какой-то другой страны, – должно рассматриваться теми органами, которые обеспечивают деятельность ЕАЭС. Это – Высший экономический совет, Комиссия ЕЭАС, межправительственные структуры. Мы заинтересованы в том, чтобы все страны, особенно те, которые нам близки, с которыми мы столетиями живем бок о бок, долгое время существовали в рамках одного государства, присматривались к нашему опыту. Есть возможность получить статус наблюдателя в ЕАЭС. Такой возможностью, например, воспользовалась Республика Молдова. Это не накладывает на данном этапе никаких обязательств, но позволяет поближе ознакомиться с работой ЕЭАС и понять, какие преимущества сулит объединение усилий в рамках интеграционных процессов. Мне кажется, здесь не должно возникать никаких особых проблем, потому что в любом случае, если будет подано заявление какой-либо страны о желании присоединиться к ЕАЭС, должны вестись переговоры, опираясь на уже одобренные базовые уставные документы ЕАЭС.

Вопрос: Каковы реальные шансы открытия Академии ОДКБ в Киргизии?

С.В.Лавров: Здесь опять же надо обращаться к членам Организации. Есть множество структур на нашем общем пространстве, в том числе созданных по линии ОДКБ, СНГ, ШОС, ООН. Есть Центр превентивной дипломатии, который расположен в Туркменистане. Есть Региональная антитеррористическая структура (РАТС) при ШОС, которую мы хотим не то, чтобы перепрофилировать, а сделать более всеохватывающей, включить в мандат этой структуры не только борьбу с террористическими угрозами, но и с наркотрафиком и с прочими вызовами, которые представляет сегодня организованная преступность. Есть уже конкуренция за то, где разместить такой новый центр или создать дополнительный филиал. Понимаю, что, наверное, интересно и престижно быть страной-хозяйкой той или иной структуры международной организации. Но надо взвешивать все «за» и «против», финансовую сторону дела, насколько та или иная географическая локация будет оптимальна с точки зрения стоящих задач. Честно говоря, не слышал, чтобы вопрос о создании Академии ОДКБ уже вошел в практическую плоскость, но любая страна имеет полное право вносить конкретные предложения. Могу Вас заверить, мы будем рассматривать их конструктивно, искать общеприемлемые договорённости, консенсус.

Вопрос: Совместимы ли цели и задачи ЕАЭС и инициативы «Один пояс – один путь»? Почему эта инициатива не приобрела широкого одобрения в России?

С.В.Лавров: Вы так вопрос задаете, как будто уже знаете ответ. Я бы не делал таких заключений, что инициатива «Один пояс – один путь» не обрела широкого одобрения в Российской Федерации. В своем вступительном слове я упомянул очень интенсивную работу по сопряжению тех процессов, которые развиваются в рамках ЕАЭС и китайской инициативы «Один пояс – один путь». И там, и там есть возможности рассматривать и совершенствовать вопросы, касающиеся транспортной инфраструктуры, логистики. От коридоров, которые будут создаваться и совершенствоваться между востоком и западом нашего евразийского континента, будут выигрывать центральноазиатские страны. КНР предложила Киргизии проложить дорогу в Узбекистан через киргизскую территорию. Этот проект сейчас обсуждается. Нам важно при рассмотрении такого рода инициатив учитывать задачи развития киргизской экономики. Мы считаем, что такая железная дорога должна максимально связывать между собой населенные пункты вашей страны, а не просто проходить по безлюдной местности, потому что это не будет иметь эффекта подъема экономического развития тех территорий, где эти шпалы и рельсы будут проложены. Идет процесс. Это один маленький пример, как эти возможности можно состыковывать. Уверен, что будет найдено общеприемлемое решение, исходя из тех принципов, на которых зиждется транспортная система  ЕАЭС и СНГ.

В принципиальном плане нет никаких противоречий между тем, чем занимаемся мы в рамках ЕАЭС, и тем, что предлагает КНР. Конечно, есть большое преимущество от использования китайских финансовых возможностей, китайского опыта в создании целого ряда современных и эффективных  предприятий, реализации инфраструктурных проектов. Самое главное, есть полное понимание на уровне лидеров ЕЭАС, включая Россию, Киргизию, с одной стороны, и КНР с другой, что эти проекты будут гармонизированы и во всех практических действиях именно это будет главным критерием. Есть четко зафиксированное понимание, что между ними не должно быть каких-то конкурентных подходов. Соглашение об экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР, о котором я упомянул, закладывает кирпичик в создание большого фундамента, вокруг которого мы будем развивать и то, что я назвал проектом Большого Евразийского партнёрства, о котором говорил Президент России В.В.Путин. Ведь евразийский континент охватывает и страны АСЕАН. Многие из них континентальные государства, есть и островные, но это часть нашего общего континента. Страны Евросоюза и другие европейские страны, которые не входят в ЕС, тоже находятся на евразийском материке. Нет никаких противопоказаний в отношении того, что можно между всеми этими региональными структурами, проектами, не нанося ущерба обязательствам по каждому из этих региональных объединений, устанавливать связи и идти «от жизни». Не просто задать какую-то конкретную цель, разложив и расписав все по полочкам, а идти «от жизни» и смотреть, где можно выгодно объединять наши усилия. Именно такой подход сейчас применяется во взаимоотношениях между ЕАЭС и КНР. Думаю, что он является единственно верным.

Вопрос: В 2020 г. мы будем праздновать 75-летие Победы. Какие совместные мероприятия будут проводить Российская Федерация и Киргизская Республика, чтобы почтить подвиг тех, кто внес большой вклад в нашу Победу?

С.В.Лавров: В СНГ и в ОДКБ у нас есть целый перечень одобренных мероприятий. Завтра на саммите ОДКБ этой теме тоже будет уделено дополнительное внимание. Есть решение в рамках СНГ о том, чтобы отчеканить памятную медаль для всех ветеранов по количеству заявок, которые уже поступили от каждой страны. Это будет сделано в торжественной обстановке, в каждом государстве. Надеюсь, что мы все вместе 9 мая следующего года в Москве на Параде с участием зарубежных гостей, включая многих глав государств, достойно вспомним о том, какой вклад внесли все ветераны на фронте и в тылу, и всегда будем воспитывать подрастающее поколение в уважении к этому подвигу. 

Вопрос: Каково Ваше мнение о перспективе социализации трудовых мигрантов в Российской Федерации?

С.В.Лавров: Это прежде всего зависит от самих трудовых мигрантов. Если они заинтересованы работать в России, есть целый ряд шагов, которые необходимо предпринять, включая и подготовку к знаниям российских реалий, российской правовой системы, русского языка. Мне очень приятно, что в Киргизии русский язык традиционно находится на очень хорошем уровне. Были разговоры о том, чтобы Россия внесла вклад в переподготовку и повышение квалификации преподавателей. Мы сейчас занимаемся такой программой, будем ее совершенствовать. Безусловно, мигранты социализируются через языковую среду, если они в ней себя спокойно чувствуют.

Вторым главным требованием является законопослушность. К сожалению, в любой трудовой миграционной диаспоре есть проявления правонарушений. Здесь нужно проводить профилактическую работу и в стране исхода, откуда трудовые мигранты направляются в Россию. Главное управление по вопросам миграции МВД России налаживает со своими коллегами обучающие семинары для желающих организованно направиться в Российскую Федерацию. Организованные направления всегда намного надежнее для самого человека, потому что, если поехать на свой страх и риск, можно оказаться в бесправной ситуации, когда зарплата платится от случая к случаю, когда даже бывает, что просят оставить паспорт на всякий случай. Поэтому организованный набор – единственно надежный.

Вопрос: Как Вы оцениваете перспективу ввода единой валюты в рамках ЕАЭС?

С.В.Лавров: Забегать вперед не стоит. Сейчас у ЕАЭС есть конкретные планы по углублению интеграции, включая формирование общих рынков вплоть до общего рынка энергоносителей. На данный момент особое внимание уделяется совершенствованию валютных расчетов с упором на все большее  использование национальных валют стран ЕАЭС. На данном этапе реализуются эти цели. Если на каком-то этапе страны-члены будут заинтересованы в том, чтобы обсудить упомянутый Вами вариант, это будет обсуждаться.

Вопрос: Какой вариант, по Вашему мнению, наиболее приемлем для разрешения ситуации с санкциями Запада в отношении России? Как данный вопрос будет отражаться на странах-союзниках России?

С.В.Лавров: Наилучший способ прекратить эту ненормальную ситуацию – это отказаться от имперских замашек, от привычек из прошлых веков диктовать всем свою волю и  становиться судьей всему и вся.

Как вы знаете, санкции были введены под предлогом событий на Украине. Наши западные коллеги говорят нам сейчас, чтобы мы сделали что-нибудь по Украине, выполнили Минские договорённости, а они тогда с облегчением и радостью будут снимать санкции. Мы не можем выполнить Минские договорённости, потому что Россия в них даже не упомянута. Россия как член «нормандской четверки», где также представлены Украина, Германия и Франция, сформировала рамки, которые легли в основу Минских договорённостей. Они предполагают решение всех вопросов через прямые переговоры между Киевом, Донецком и Луганском. Это зависит, прежде всего, от этих сторон, конфликтующих на Востоке Украины. Мы слышали от прошлой администрации на Украине, от прошлого режима, что они никогда не будут вести прямые переговоры с Донецком и Луганском. Слышали уже от представителей новой администрации Президента Украины В.А.Зеленского подобные высказывания, равно как и другие заявления, которые не то что ставят под вопрос, а означают отказ выполнять Минские договорённости. Обо всем этом будем говорить на саммите «нормандского формата» 9 декабря в Париже. Эта дата подтверждена. Думаю, там Президент Украины В.А.Зеленский должен будет очень подробно изложить, как он сам видит свои действия по выполнению Минских договорённостей. Им нет альтернативы. Об этом говорят все наши партнеры, включая ЕС, США и многих других. В этом вся суть.

Когда сейчас проходят наши контакты с европейцами, они «нашептывают» нам, чтобы мы сделали что-то первыми, и тогда они начнут какое-то движение. Мы возвращаем их все время к истокам украинского кризиса. Они предпочитают рассматривать украинскую проблему, начиная с момента, когда Крым высказался на свободном референдуме подавляющим большинством голосов жителей за воссоединение с Россией, возвращение в Российскую Федерацию. Россия, естественно, приняла крымчан, в том числе севастопольцев, назад в «родную гавань», как об этом сказал В.В.Путин.

Все знают, почему это произошло. В феврале 2014 г. на Украине состоялся антигосударственный переворот. Первым актом путчистов, захвативших власть, было решение отменить закон, гарантировавший права русскоязычного меньшинства, как и других национальных меньшинств. Эта же группа людей, захвативших власть, делала заявления о том, что нужно изгнать русских из Крыма, потому что они никогда не будут говорить по-украински, думать по-украински и чтить героев Украины, при этом прямо назывались Бандера, Шухевич и прочие фашистские прихвостни. Звучали не просто заявления, в Крым направлялись т.н. «поезда дружбы» с хорошо вооруженными боевиками. Была прямая попытка захвата здания Верховного совета тогда еще Автономной Республики Крым. Но о том, как развивалась ситуация, начиная с госпереворота и последующей откровенно русофобской политики путчистов, захвативших власть, почему-то наши европейские коллеги предпочитают не говорить.

Переворот состоялся 22 февраля, на утро после того, как накануне было подписано соглашение об урегулировании между тогдашним президентом Украины В.Ф.Януковичем и оппозицией, засвидетельствованное министрами иностранных дел Германии, Польши и Франции. Мы спрашиваем наших партнеров, почему они не дают оценку той истории, когда их практически и в грош не поставили, а их подписи не стоили даже цены бумаги, на которой они были поставлены. В ответ – стыдливо молчат. Я говорю об этом не для того, чтобы начать копаться в прошлом. Но забывать об этом тоже нельзя. Когда все наши западные коллеги встают на сторону Киева в противостоянии с Донбассом, они тоже забывают, что поддерживают операцию, которая называется антитеррористической. Ее сейчас переименовали, но она была объявлена как «антитеррористическая операция». Хотя никакого, ни единого террористического акта со стороны донецких и луганских жителей Украины никто не может зафиксировать и привести какие-то доказательства. Более того, когда состоялся переворот, восточные районы Украины просто сказали, что не признают действий путчистов, и попросили оставить их в покое. Они хотели понять, что будет происходить дальше, ни на кого не нападали, не двинули свои вооруженные подразделения на территорию остальной Украины, а просто попросили тех, кто совершил антиконституционную акцию, оставить их на время в покое. За это их объявили террористами. Когда об этом напоминаем нашим европейским друзьям, они тоже не хотят высказывать оценки тем событиям. Вот, в чем все дело.

Санкции были объявлены за то, что мы не смогли оставить русский народ и все остальные народы Крыма, которые живут там с русскими бок о бок, в беде, и защитили их от прямых угроз. Сейчас в Крыму все спокойно, он развивается. Приезжайте, смотрите. Все больше западных парламентариев, политиков лично видят, что все разговоры о том, что в Крыму происходит какая-то жуткая катастрофа с правами человека – это бред и вымыслы.

Точно так же речь идет о том, чтобы Донбасс был полностью гарантирован с точки зрения безопасности, прав русского языка и других прав, записанных в Минских договорённостях. Мой долгий исторический экскурс к тому, что европейские и американские санкции (мы сейчас говорим о Европе) связаны именно с событиями, которые последовали за государственным переворотом в качестве реакции на него. А сказать нашим западным партнерам о том, что они молчаливо «проглотили» эту ситуацию, и почему так произошло, получается, нечего. Хочу закончить на позитивной ноте, потому что есть Минские договорённости, которые никто не отрицает, их надо выполнять. С этим все согласны, в том числе европейцы. Посмотрим, насколько реальны надежды, которые многими возлагаются на парижскую встречу 9 декабря.

Вопрос: В этом году отмечается 27 лет со дня установления дипломатических отношений между Россией и Киргизией. Какие приоритеты на сегодня в отношениях между двумя странами?

С.В.Лавров: У нас самые тесные отношения во всех сферах человеческого общения. Это и экономика, в том числе двусторонние проекты (их немало) и развитие экономических связей в контексте интеграционных процессов в ЕАЭС. Это и оборона, и безопасность. Здесь мы также по двусторонним каналам реализуем целый ряд программ, включая наши усилия по обеспечению обороноспособности киргизских вооруженных сил, подготовке кадров для военного ведомства, силовых структур. Это необходимо, в том числе для борьбы с терроризмом, пресечения маршрутов наркотрафика, который, к сожалению, сохраняется в регионе и во многом подпитывается нерешенностью проблем Афганистана. Это и культура, гуманитарные связи, образовательные обмены. Практически все, чем занимаются люди в своей жизни.

Наши отношения – это отношения союзников, стратегических партнеров. Думаю, что на нынешнем этапе они весьма зрелые. Завтра состоится очередная встреча Президента России В.В.Путина и Президента Киргизии С.Ш.Жээнбекова. «На полях» саммита ОДКБ они «сверят часы» и посмотрят, как выполняются поручения, вытекающие из их договоренностей на прошлых встречах в верхах. По этим поручениям будем сверять свои дальнейшие действия.

Вопрос: В последнее время активно расширяется география ЕАЭС. В этом отношении создание зоны свободной торговли с Ираном выглядит интересным решением. Какие возможности будет иметь Иран на пространстве ЕАЭС? Как это поможет Ирану оправиться от негативных эффектов западных санкций?

С.В.Лавров: Об этом прежде всего должны думать наши иранские соседи и коллеги, просчитывать выгоды для себя от тех или иных договорённостей с внешними партнёрами. ЕАЭС достаточно  активно развивает отношения с третьими странами. Уже есть соглашения о зоне свободной торговли с Вьетнамом, Сингапуром, ряд других стран-членов АСЕАН стоят в очереди. Сама АСЕАН как международное объединение тоже заинтересовано в начале таких переговоров. Подписано соглашение с Сербией. Есть промежуточное соглашение с Ираном, которое является шагом к полноценной договорённости о зоне свободной торговли. Израиль заинтересован и уже вступил в контакт с Евразийской экономической комиссией. Страны латиноамериканского региона, Египет проявляют большой практический интерес. Это очень перспективный процесс, позволяющий получать максимальную выгоду на взаимной основе из объединения усилий, снятий торговых, тарифных и прочих барьеров.

При этом страны ЕАЭС, как я понимаю и знаю, просчитывают возможные риски от создания зоны свободной торговли и всегда стремятся договариваться с теми странами, с которыми можно делать это именно на основе взаимной выгоды, а не за счет создания угроз нашим собственным рынкам и производителям товаров и услуг. Думаю, что иранцы просчитали достаточно конкретно все преимущества, которые они получат от создания зоны свободной торговли. При всех обстоятельствах облегчение торговых связей со своими традиционными партнерами за счет снятия барьеров будет благотворно сказываться на экономике Ирана и любой другой страны, которая вступит в такие отношения с ЕАЭС. Немаловажным является то, что и в этом случае все больший упор делается на расчеты в национальных валютах, чтобы обходить все каналы, связанные с долларом, поскольку он доказал свою ненадежность и подверженность конъюнктурным, политическим колебаниям в Вашингтоне.

Вопрос: Известно, что внешняя стратегия США направлена на сдерживание Китая и снижение влияния России непосредственно в странах ЦА. Мы видим, что за последнее время усиливаются темпы вовлеченности игроков в «большую игру» вокруг ЦА. Как Вы рассматриваете усиление роли России через призму событий, происходящих сейчас на Ближнем Востоке: палестино-израильский конфликт, сирийский вопрос, возможное перетекание очагов конфликтов на территорию Северного Афганистана, – террористическое усиление деятельности ближе к границам ЦА? Какая будет основная стратегия внешней политики России в отношении стран ЦА в этих условиях? Некоторые страны ЦА не являются членами ни Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), ни Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Есть тенденции, что США будут работать на афганском направлении с такими большими странами ЦА как Узбекистан.

С.В.Лавров: США уже давно работают со всеми странами ЦА. Вам это хорошо известно. При этом, когда вовлечено немалое количество людей в эти процессы, тайное никогда не удерживается. Мы знаем наверняка, что наши американские коллеги, к сожалению, подходят к ЦА с позиции игры с нулевым результатом – «или-или». Знаем, что они напрямую отговаривают страны ЦА от дальнейшего развития отношений с Россией, несмотря на то, что большинство из них – наши военно-политические союзники. Мы этого никогда не делали. Наоборот, мы считаем, что ЦА, как любой другой регион мира, не должна становиться ареной противоборства крупных государств, будь то Ближний Восток, Сирия, Ливия, Афганистан, Йемен и т.д. Всегда можно найти возможности сотрудничать с той или иной страной к обоюдной выгоде, продвигая свои интересы, а не пытаясь ущемить законные интересы этой же страны развивать сотрудничество и с третьими партнерами.

К сожалению, такая линия у США есть. Она проявляется не только в отношении Киргизии. Вашингтон проводит ее практически со всеми нашими зарубежными партнерами в Азии, в Латинской Америке, в Африке. Мы обращаем на это внимание наших американских коллег, когда с ними встречаемся. Считаем, что это неправильно, что нам нужно сотрудничать. По целому ряду направлений такое сотрудничество развивается, в т.ч. и в Сирии, несмотря на то, что США и возглавляемая ими коалиция находятся на территории страны незаконно. Но мы не хотим лишних проблем для сирийского народа. Не хотим, чтобы создавались угрозы для наших военнослужащих, работающих там по просьбе законного правительства, помогая в борьбе с терроризмом и в обеспечении стабильности. Есть канал между военными России и США, который профессионально работает, обеспечивает устранение рисков непреднамеренных инцидентов.

Более конкретно мы с США работаем и по Афганистану. Есть формат «Россия-США-Китай», к которому присоединился Пакистан. Формат рассматривает практические шаги, позволяющие продвинуть диалог между всеми афганцами, создать условия для прямой переговорной процедуры между правительством и талибами. Вопрос очень сложный, там есть свои нюансы. По крайней мере, здесь разговор идет достаточно позитивно, честно по отношению друг к другу.

В целом ряде других случаев США не хотят взаимодействовать. Сейчас у них новая мода вешать на нас все грехи в связи с тем, что происходит в Ливии. Хотя сами США пытаются встречаться ровно с теми же людьми, с которыми работаем мы. С кем-то они встречаться не хотят. У России практически в любом кризисе, в т.ч. на Ближнем Востоке и в любой другой точке мира, где мы, так или иначе, участвуем в политических усилиях, есть контакты со всеми сторонами без исключения. Мы никого не пытаемся изолировать, не делаем ставку на одну внутриполитическую силу и не пытаемся каким-то образом оказывать давление на ее противников. Наоборот, мы всех призываем садиться за стол переговоров и искать развязки.

Это справедливо для любой ситуации, включая и палестино-израильский конфликт. К сожалению, США делают все, чтобы подорвать и разрушить международно-правовую основу регулирования этого застарелого арабо-израильского конфликта, уже единогласно одобренную и имеющую юридически обязывающий характер. Например, их одностороннее решение о переносе посольства США в Иерусалим; признание Голанских высот не оккупированными Израилем, но исконно израильской территорией, а израильских поселений на Западном берегу р.Иордан – легитимными, хотя, с точки зрения всех решений Совета Безопасности Генеральной Ассамблеи ООН, они являются незаконными. Это прямой шаг к одобрению аннексии этих земель, что поставит крест на урегулировании на основе т.н. двугосударственного решения – создания палестинского государства и государства Израиль, которые будут жить бок о бок в мире и безопасности между собой и со всеми своими соседями.

Это отражение линии, которая носит уже стратегический характер и у США, и у их ближайших союзников. Они последовательно игнорируют, подрывают международное право, предполагающее юридически обязывающие, универсальные, всеми согласованные подходы (в виде конвенций и т.д.). Они даже не употребляют термин «международное право» – говорят «миропорядок, основанный на правилах». Вроде бы то же самое, но на практике получается, что правила, о которых они говорят, изобретаются ими под себя, от случая к случаю. Потом они выдают их за истину в последней инстанции, а от всех других требуют их выполнять. Например, в палестино-израильском урегулировании на словах и практическими делами перечеркнуто все, что связано с международно-правовым подходом к решению этой проблемы. Вместо этого – свои правила: ситуация вокруг Иерусалима, Голанских высот, Западного берега реки Иордан и т.д.

Второй пример – Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по урегулированию вокруг иранской ядерной программы. План был одобрен резолюцией Совета Безопасности ООН, имеющей обязательный характер, и тем самым стал частью международного права. США вышли из этой договоренности. Они не просто отказались ее выполнять, а запретили всем остальным странам торговать с Ираном. Хотя Резолюция Совета Безопасности ООН и СВПД прямо предполагали, что именно торговля с Ираном является вкладом международного сообщества в решение этой проблемы в ответ на отказ Ирана от многих видов деятельности в сфере ядерной энергетики. Более того, сейчас США, выйдя из СВПД, запрещают всем остальным делать то, что Ирану положено получать. При этом они требуют от Ирана выполнения своих обязательств. Это какой-то уже парадокс, еще одни правила, выдуманные вместо международного права. Таки примеров множество.

По поводу севера Афганистана. Там не только угроза появления плохих людей – они там уже есть, в частности игиловцы. По-прежнему остаются без ответа вопросы и наши, и многих афганских лидеров, губернаторов провинций. Периодически из центральной части Афганистана на север перемещаются вертолеты без опознавательных знаков. Есть подозрения, что туда перебрасывают и боевиков, и оружие. Мы спрашиваем у американцев, поскольку именно они контролируют воздушное пространство. Ответа пока нет. Тоже диалектический пример.

У нас неплохой контакт по процессам подготовки условий для политического урегулирования, а по ситуации «на земле», по выявлению конкретных террористических угроз, потоков наркотрафика мы пока не можем добиться от наших американских коллег взаимности. Нас это интересует не по абстрактным причинам. Во-первых, это угроза, если террористы окопаются на севере Афганистана (их там уже несколько тысяч). Они особо не скрывают, что хотят создать там плацдарм для продолжения экспансии в ЦА. Мы хотим, чтобы и наши союзники, и Россия чувствовали себя в безопасности. Между нами нет границ – если они пройдут в ЦА, в одну из соседних с Афганистаном стран, это будет плохо для всех нас. Поэтому столь необходимы и важны все наши структуры, призванные заниматься безопасностью, включая прежде всего ОДКБ. Завтрашнее заседание будет рассматривать в т.ч. и дальнейшие шаги по укреплению наших общих границ с Афганистаном.

Вопрос: В каких сферах экономики российско-киргизские отношения имеют наибольший прогресс и развитие? Какую экономическую отрасль стоит развивать нашим странам?

С.В.Лавров: Этот вопрос, наверное, лучше задать специалистам, непосредственно занимающимся экономическим взаимодействием. У нас много проектов. Я бы выделил водно-энергетическую сферу. Она важна, потому что достаточно остро стоит в отношениях между центральноазиатскими странами, странами верхнего и нижнего течения. Мы все знаем об этом.

В свое время при СССР было много проектов, исследований, которые на научной основе определяли, как лучше регулировать воду, в т.ч. и для целей сельского хозяйства, энергетики. Нам кажется, что участие российских специалистов могло бы помочь странам ЦА находить оптимальные решения и избегать односторонних шагов, вызывающих достаточно серьезное напряжение. В этой связи есть Международный Фонд спасения Арала. Россия уже достаточно давно обратилась с просьбой быть принятой в качестве наблюдателя, но пока не все готовы к этому. Считаю, что было бы правильно сделать нам такой шаг. Ненавязчиво, используя ту экспертизу, которая накопилась в нашей стране, когда мы все были частью СССР, поискать обоюдоприемлемые решения.

 

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

Показывается результатов: 1.
x
x
Дополнительные инструменты поиска