31.10.1717:07

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Республики Суринам И.Д.Поллак-Бигли, Москва, 31 октября 2017 года

2084-31-10-2017

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели  очень содержательные переговоры с Министром иностранных дел Республики Суринам И.Д.Поллак-Бигли. Переговоры были посвящены всем аспектам наших отношений, которые насчитывают уже более сорока лет. Тем не менее, это первый визит главы суринамского внешнеполитического ведомства в нашу страну.

Рассматриваем Суринам как перспективного партнера России в регионе Латинской Америки и Карибского бассейна. С удовлетворением отметили динамичное развитие наших отношений в различных областях. Высказались в пользу их дальнейшего наращивания. Мы бы хотели, и это наше общее мнение, чтобы торгово-экономическое, инвестиционное взаимодействие приблизилось к тому уровню политического диалога, который между нами достигнут.

У нас есть целый ряд направлений, по которым мы можем наращивать экономическую составляющую наших отношений. Среди успешных примеров – работа российской компании «ИНСЭТ», которая  сооружает  в Суринаме мини-гидроэлектростанции. За последние месяцы состоялся целый ряд контактов, которые позволяют говорить о накоплении дополнительных проектов, представляющих интерес для обеих сторон.

Отмечу участие в Санкт-Петербургском международном экономическом форуме в июне этого года делегации Суринама во главе с Министром торговли, промышленности и туризма Ф.Велвин, а также посещение Российской Федерации в сентябре этого года Министром финансов Республики Суринам Ж.Хуфдраадом, который присутствует здесь в составе делегации г-жи И.Д.Поллак-Бигли. В этой же делегации – генеральный директор Почтово-сберегательного Банка Суринама, что также позволяет делегации в ее составе наметить перспективные проекты для последующей реализации.

Упомяну также состоявшийся в октябре этого года визит в Суринам российской бизнес-миссии. По ее итогам наметились вполне конкретные проекты для последующего практического осуществления. В целом мы видим хорошие перспективы в энергетике, в т.ч. в возобновляемых источниках энергии, сельском хозяйстве, судостроении и судоремонте. Хороший потенциал есть в геологоразведке, рыболовстве, в создании туристической инфраструктуры. Будем  содействовать прямым контактам между деловыми кругами наших стран.

У нас очень неплохо продвигается работа по пополнению договорно-правовой базы. На завершающей стадии ратификация подписанного в прошлом году Договора об основах отношений. На прошлой неделе он был одобрен Государственной Думой, и на следующей - должен быть одобрен Советом Федерации. Завершается работа по подготовке соглашения о взаимных безвизовых поездках. С его подписанием безвизовый режим между Россией и нашими партнерами охватит всю Южную Америку.

У нас также есть проекты, являющиеся предметом переговоров, об оказании взаимной правовой помощи по уголовным делам, о выдаче, программа культурного сотрудничества. Есть хорошие перспективы в сфере образования, гуманитарных связей. Сегодня мы отметили взаимный интерес наших военных  к установлению контактов. 

Рассмотрение региональной проблематики и глобальной повестки дня выявило близость и в большинстве случаев совпадение наших подходов.  И мы, и наши суринамские друзья подчеркивают необходимость уважения центральной, координирующей роли ООН, соблюдение принципов ее Устава,  включая невмешательство во внутренние дела, мирное урегулирование споров политико-дипломатическими методами. Отметили очень неплохую координацию действий наших делегаций в ООН и на других многосторонних площадках. Договорились наращивать эту координацию, в том числе по таким важным для Российской Федерации и Суринама вопросам, как реализация программы «Повестка-2030» по выполнению целей устойчивого развития, а также дальнейшая работа по выполнению решений Парижской конференции по климату.

Только что мы подписали Совместное заявление о неразмещении первыми оружия в космосе. Таким образом, Республика Суринам пополнила ряд наших двусторонних партнеров (их уже немало), с которыми подписаны такие совместные заявления. На эту же тему неразмещения первыми оружия в космосе каждый год ГА ООН по нашей инициативе принимает соответствующую резолюцию. Мы признательны Суринаму за согласие войти в число соавторов этого важного документа.

Мы обменялись мнениями относительно положения дел в Латинской Америке и Карибском бассейне. Удовлетворены тем, как развиваются отношения Российской Федерации с Сообществом стран Латинской Америки и Карибского бассейна (СЕЛАК), в рамках которых создан постоянный механизм политического диалога и сотрудничества, разработана соответствующая «дорожная карта». Россия также является наблюдателем или партнером  других субрегиональных организаций в этой части земного шара, включая КАРИКОМ, другие структуры. 

Я думаю,  что мы сегодня должны отметить и такой аспект наших отношений как взаимодействие по линии дипломатических академий. Вчера г-жа Министр посетила Дипломатическую Академию МИД России. Был подписан меморандум о сотрудничестве, которое, я уверен, будет  насыщенным, конкретным и реально поможет дальнейшему укреплению нашей внешнеполитической координации.  Суринамские друзья передали предложение о том, чтобы заключить меморандум о сотрудничестве между двумя министерствами иностранных дел. Мы его поддерживаем и в ближайшее время, я убежден, сможем его согласовать и подписать.

Повторю, в целом переговоры были очень полезными, подтвердили взаимную готовность, заинтересованность в дальнейшем расширении взаимодействия на благо наших народов.

Благодарю г-жу Министра и членов ее делегации за эту совместную работу и передаю слово моей коллеге.

Вопрос: Компания «Гугл» обвиняет Россию якобы в попытках воздействовать на выборы США посредством миллионов фальшивых аккаунтов в социальных сетях «Фейсбук», «Твиттер» и так далее. Какова реакция МИД России?

С.В.Лавров: Вы знаете, я предпочту ограничиться реакцией самого «Гугла». Я не слышал, чтобы «Гугл» нас обвинял в том, о чем Вы сейчас сказали. Я слышал, что от «Гугла» требовали, чтобы он разобрался. Эти обвинения выдвигались с тем, чтобы «Гугл» их подтвердил или опроверг.

Буквально сегодня я получил сообщение о том, что ни «Раша Тудей», ни какая другая российская структура не злоупотребляла «Гуглом», включая «Ютьюб», в том числе в период проведения кампании по выборам Президента США в прошлом году. Заявил об этом Р.Сальгадо, как следует из сообщения, которое было распространено самим «Гуглом», который является директором по вопросам соблюдения закона и обеспечения информационной безопасности «Гугла». Было сообщено о размещении в двух аккаунтах нескольких рекламных объявлений, за что заплатили чуть меньше пяти тысяч долларов. Страшная сумма, конечно, для американской президентской кампании. Ни в одном из этих рекламных объявлений не было обнаружено ничего, что говорило бы о нацеленности этих материалов на какую-то политическую или географическую группу с какими-то нелегитимными целями. Вот ответ, который я буквально процитировал, на основе того, что сказал «Гугл». Надеюсь, Вы об этом напишите.

Вопрос: В Астане в преддверии нового раунда переговоров по Сирии в Женеве впервые заговорили о Конгрессе национального диалога народов Сирии. Что из себя представляет данный формат? Чем он будет отличаться от уже действующих в Астане, Женеве в свете более компромиссной позиции США относительно сирийских властей, в частности, сирийского Президента? Ряд наблюдателей отмечает некую тенденцию к увеличению числа переговорных площадок по сирийской проблематике. Существует ли данная тенденция и если да, то с чем она связана?

С.В.Лавров: Что касается Конгресса национального диалога народов Сирии, то смысл его заключается в следующем. Как вы знаете, начиналась работа по урегулированию сирийского кризиса через формирование так называемого женевского процесса. Была создана по российско-американской инициативе еще при администрации президента США Б.Обамы Международная группа поддержки Сирии, куда вошли все без исключения внешние игроки, которые хоть как-то мало-мальски могут влиять на ситуацию в этом конфликте. Эта группа собиралась несколько раз на министерском уровне. Она поощряла спецпредставителя Генсекретаря ООН С.Мистуру, его команду на формирование повестки дня женевского процесса. Эта группа создала две подгруппы, которые встречаются до сих пор каждую неделю. Одна занимается вопросами обеспечения соблюдения режима прекращения огня, вторая — гуманитарными аспектами сирийского кризиса, необходимостью доставлять гуманитарную помощь нуждающимся людям, где бы они не находились в Сирийской Арабской Республике.

Что касается женевских переговоров, то поначалу оппозиция, которую дружно поддержали все западные страны, требовала признать легитимными только тех представителей оппозиции, которые выступают за немедленный уход Президента Сирии Б.Асада. По понятным причинам, эта нереалистичная конфронтационная оппозиция не возобладала. В резолюции, которая была принята Советом Безопасности ООН говорится о необходимости объединения всех групп оппозиции, включая «московскую», «каирскую», «эр-риядскую» и другие группы.  Женевский процесс во многом стопорился из-за того, что радикальные элементы среди оппозиционеров отказывались как объединяться с другими группами, занимающими более конструктивную позицию, так и от прямых переговоров с делегацией сирийского Правительства. Во многом по этой причине с апреля прошлого года женевский процесс был скорее мертв, чем жив. Российско-американская договоренность о размежевании патриотической оппозиции, «Джабхат ан-Нусры» и ИГИЛ, потому что американцы не смогли обеспечить выполнение взятого на себя обязательства организовать такое размежевание. После этого  российская сторона решила, что лучше выбирать партнеров, которые не только имеют влияние «на земле», но и являются договороспособными. Так родился астанинский процесс. Когда было объявлено о проведении первой встречи в Астане, то это означало качественные изменения в усилиях по урегулированию, потому что в Астане собрались три страны – Россия, Турция и Иран, которые взяли на себя обязательства служить гарантами этого процесса. Сам процесс, который начался в Астане, включал в себя делегацию Правительства и делегацию вооруженной оппозиции - тех кто, воевал в то время с Правительством «на земле». Это было прорывом, потому что до того времени все попытки наладить переговоры в Женеве предполагали лишь участие, прежде всего, тех оппозиционеров, которые давно уже живут не в Сирии, в европейских и региональных столицах. Фактически они не руководят тем, что происходит на поле боя. Для того, чтобы придать этим переговорам более предметный характер, чтобы разговаривать с теми, кто реально принимает и осуществляет решения «на земле», был задуман астанинский процесс. Он доказал свою эффективность. Как Вы знаете, были созданы зоны деэскалации на основе договоренности между Правительством и вооруженной оппозицией. Три страны – Россия, Иран и Турция выступают гарантами этих зон. Сейчас реализуется договоренность о том, как обеспечить присутствие военной полиции, вооруженных подразделений стран-гарантов по периметрам этих зон деэскалации. Вы знаете, что одна из этих зон была сформирована на юге Сирии с участием другой тройки — России, США и Иордании. Для нас сейчас важно консолидировать этот процесс. Буквально в эти часы в Астане  проходит очередная международная встреча по Сирии. Одним из главных вопросов является согласование всех деталей по обеспечению зон безопасности вокруг районов деэскалации.

Женевский процесс, который с апреля прошлого года «дремал», «проснулся» после того, как было объявлено о начале астанинского процесса, и мы это приветствуем. Мы отмечаем в позитивном плане, что это стимулировало и представителей ООН на то, чтобы они активизировали свои усилия по формированию какого-то консенсуса о прямых переговорах между Правительством и всей оппозицией. Это стимулировало наших коллег, партнеров из Саудовской Аравии, которые взяли на себя, как я считаю, очень важную и нужную миссию по объединению всех оппозиционеров на платформе прямых переговоров с Правительством, то есть на платформе, которую радикальные элементы в оппозиционных эммигрантских кругах до настоящего времени отвергали. Мы активно поддерживаем эту саудовскую инициативу и хотим ей всячески способствовать.

Второй момент, который нужно иметь ввиду. После начала астанинского процесса в ряды оппозиции, которая должна участвовать в женевских переговорах, включены и представители вооруженных формирований, которые присутствуют на переговорах с Правительством в Астане. Это тоже было шагом в сторону того, чтобы женевский процесс стал более приближенным к реалиям и не был бы столь абстрактным и теоретическим, каким он был некоторое время.

Что касается нынешнего этапа урегулирования, мы опять видим небольшое, да в общем-то уже и значительное, замедление усилий в рамках женевских переговоров. Пока их новая дата так и не объявлена. Мы считаем, что здесь тоже нельзя медлить, ждать, пока кто-то что-то за кого-то решит. В этом смысле идея созыва Конгресса национального диалога народов Сирии нацелена на то, чтобы сделать следующий шаг к расширению круга сирийских участников процесса урегулирования. Ровно этого требует резолюция 2254 СБ ООН, где говорится о необходимости обеспечения инклюзивного характера переговоров между Правительством и всем спектром оппозиции, политических и этно-конфессиональных сил в Сирии. Если в Астане была добавлена стоимость в том, что  касается привлечения к прямым переговорам с Правительством вооруженной оппозиции, чего до Астаны не было, то Конгресс задуман как шаг к расширению числа участников переговорного процесса за счет включения и представителей племен, всех этнических и конфессиональных групп, проживающих в Сирийской Арабской Республике. Это обогатит спектр сил, который представлен на переговорах, и сделает максимально легитимными договоренности, которые они смогут достичь. Так же, как Астана стимулировала возобновление женевских переговоров в январе прошлого года, инициатива созыва Конгресса и его проведение подтолкнет всех, кто заинтересован в урегулировании, к тому, чтобы более активно работать в направлении создания условий для достижения договоренностей между Правительством и оппозицией. Тогда стоящая перед всеми нами задача по выполнению резолюции 2254 СБ ООН будет выполнена. Мы не видим в этой инициативе какую-то конкурирующую, уводящую в сторону от решений ООН идею. Наоборот, она направлена на то, чтобы все решения ООН максимально полно и добросовестно выполнялись.

Вы упомянули тенденцию к созданию новых переговорных площадок по Сирии помимо Конгресса.  Я слышал еще только об одной инициативе – французской, предполагающей создание Контактной группы по Сирии на основании утверждений о том, что все остальные форматы чуть ли не провалились. Во-первых, мы не думаем, что они провалились. Во-вторых, мы готовы обсуждать любые инициативы, которые нацелены на содействие выполнению резолюции СБ ООН и которые имеют добавленную стоимость. Сейчас я рассказал, какую добавленную стоимость нес и продолжает в себе нести астанинский процесс, какую добавленную стоимость имеет Конгресс национального диалога народов Сирии.

Что касается французской идеи, мы подробно разговаривали с Министром иностранных дел Франции Ж.-И.Ле Дрианом. Он приезжал в Россию и рассказывал  про нее, сейчас подтверждает ее публично. Пока она заключается только в том, чтобы пять постоянных членов СБ ООН собрались и решили, что делать дальше. Мы бы все-таки думали, что более целесообразно делать шаг не назад, а вперед. С большим трудом на протяжении уже примерно трех с половиной лет, когда стали предприниматься усилия по созданию неких форматов для сирийского урегулирования, мы прошли путь от объединения в группу поддержки Сирии всех внешних игроков до контактов через посредников между Правительством и оппозицией, которая расположена за пределами Сирии. Следующим шагом стал переход к прямым переговорам между Правительством и вооруженной оппозицией в рамках астанинского процесса. Сейчас, если мы реализуем идею Конгресса, мы вовлечем в переговоры с Правительством еще более широкий спектр тех, кто представлен «на земле» в различных районах САР. Мы идем от непрямых переговоров к прямым с расширением числа их участников. Собираться в составе пяти постоянных членов СБ ООН, наверное, можно всегда, учитывая особую ответственность «пятерки» в соответствии с Уставом ООН за поддержание международного мира и безопасности. «Пятерка» и так регулярно собирается и может обсуждать любые вопросы. Если вести речь о  Контактной группе, о новом формате, нам бы очень хотелось все-таки услышать более конкретные детали этой французской инициативы. Мы будем готовы ее рассматривать.

В любом случае, мы считаем, что новые форматы или развитие существующих должны опираться на уже достигнутое и развивать его. А достигнуто уже немало. Прежде всего, считаю важнейшим достижением создание условий, которые позволили начать прямые переговоры между Правительством и оппозицией. Очень надеюсь, что любые новые идеи не будут означать отход назад от этого важного качества в наших усилиях по урегулированию, которое было достигнуто. Прошу прощения за злоупотребление временем, но Вы задали такой вопрос.   

Вопрос: Успели ли в МИД России ознакомиться с текстом обвинительного заключения в отношении Дж.Пападопулоса? Там упоминается некий контакт в МИД. Как мы знаем из публикации «Вашингтон пост», под ним подразумевается Иван Тимофеев из РСМД. РСМД заявлял в августе, что к ним обращался Дж. Пападопулос, но никакой встречи не было. Связывался ли РСМД с МИД России? Был ли МИД в курсе того, что сотрудники Д.Трампа ищут встречи с официальными лицами в России?

С.В.Лавров: РСМД создавался для того, чтобы развивать диалог с партнерами за рубежом по вопросам международной политики. Это очевидная вещь. Так же, как и Совет по международным отношениям, который меня регулярно приглашает выступить то в Нью-Йорке, то в Вашингтоне. Надеюсь, я не делаю ничего предосудительного, когда принимаю эти приглашения, прихожу и все откровенно рассказываю.

Можно, конечно, и это считать попыткой обработать американское общественное мнение и продвигать российскую пропаганду, но то, что делают такого рода структуры, как Совет по международным отношениям США, как РСМД или аналогичные объединения в Германии, Франции, Италии и где угодно еще, я думаю, не должно быть предметом какого-нибудь государственного контроля.

Они соблюдают все законы, приглашают интересных людей, откликаются на просьбы принять кого-то из зарубежных партнеров для той или иной дискуссии. Я не вижу в этом абсолютно ничего заслуживающего какого-то внимания со стороны даже информагентств, которые пытаются усмотреть в этом нечто предосудительное или идущее вразрез с международными нормами.

Я не знакомился с этими обвинительными заключениями, но если г-н Дж. Пападопулос хотел встретиться с г-ном Тимофеевым (я лично не знаком ни с тем, ни с другим) и эта встреча предполагалась на тему российско-американских отношений, то я не знаю, что здесь может быть нелегитимного, противозаконного, противоправного.

В принципе я уже слежу с достаточным скептицизмом, с чувством потери интереса за поступающими сообщениями о продолжающихся в США изысканиях на тему, каким образом Д.Трамп победил на президентских выборах. По-моему, ответ очевиден. Ни единого факта теми, кто говорит о российским вмешательстве,  приведено не было. Последнее подтверждение этому только что заданный «Франс Пресс» вопрос в отношении «Гугл». Голословные обвинения не делают чести тем, кто эту кашу заварил и, по-моему, не знает, как из нее выбраться.

Нашли «украинский след» в отношении г-на Манафорта и какого-то его сотрудника. Наверное, «украинский след» нужно расследовать через Украину. Им тоже есть, что рассказать о том, какую позицию они занимали в ходе предвыборной кампании президента США.

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска