16.12.1514:39

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Королевства Бахрейн Х.Аль Халифой, Москва, 16 декабря 2015 года

2472-16-12-2015

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели переговоры с моим коллегой и другом Министром иностранных дел Королевства Бахрейн Х.Аль Халифой. Мы начали наши переговоры с поздравления в адрес наших бахрейнских друзей по случаю Национального дня Королевства, который отмечается сегодня. Мы рады, что наши коллеги проводят этот праздник вместе с нами.   

В ходе переговоров основное внимание мы уделили рассмотрению хода реализации договоренностей, которые были достигнуты во время состоявшихся в прошлом году визитов в Российскую Федерацию Короля Бахрейна Х.Аль Халифы и Наследного принца Бахрейна С.Аль Халифы с руководством Российской Федерации.

Мы едины в том, что хорошие заделы, которые были созданы в сфере энергетики, банковского дела, инвестиционной области должны быть как можно скорее переведены в практическую плоскость. Возможности для этого есть. Уже есть практические результаты сотрудничества между Российским фондом прямых инвестиций и бахрейнской инвестиционной компанией «Mumtalakat». В конкретном плане обсуждается перспектива взаимодействия ПАО «Газпром» с бахрейнскими партнерами по конкретным направлениям. Договорились содействовать этим усилиям, а также усилиям других российских компаний, которые заинтересованы в развитии сотрудничества с Бахрейном. Важным этапом станет качественная подготовка к очередному заседанию Российско-Бахрейнского делового Совета, который состоится в Королевстве в феврале следующего года.

Мы укрепляем договорно-правовую базу. Сегодня, до нашей встречи с Министром иностранных дел Королевства Бахрейн Х.Аль Халифой, в Министерстве юстиции Российской Федерации было подписано Соглашение о передаче лиц, осужденных к лишению свободы. Только что мы подписали Соглашение о взаимной отмене визовых требований для владельцев дипломатических, служебных и специальных паспортов. По предложению наших друзей договорились продолжить усилия по облегчению визового режима, в частности, для бизнесменов двух стран. С удовлетворением отметили завершающийся процесс ратификации подписанных ранее соглашений, двух очень важных документов: Соглашения о взаимной защите и поощрении инвестиций и Межправительственного соглашения о военно-техническом сотрудничестве.

Наши контакты с Бахрейном, помимо сугубо двустороннего измерения, являются еще и составной частью стратегического диалога между Россией и Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Механизм нашего стратегического сотрудничества предполагает регулярные встречи на министерском уровне, состоялось уже 3 таких раунда. Следующий, четвертый раунд пройдет в Российской Федерации. Мы рады, что наши друзья из Бахрейна поддерживают такой подход.  Так же как и с ССАГПЗ, у нас есть механизм стратегического диалога Россия – Лига арабских государств (ЛАГ). Очередной министерский раунд диалога России – ЛАГ намечен к проведению в Москве в начале 2016 года. Об этом мы сегодня тоже говорили, прежде всего, в контексте качественной подготовке к этому мероприятию. Такие разветвленные механизмы многостороннего сотрудничества России со странами региона наряду с доверительными двусторонними контактами, которые осуществляются на регулярной основе, помогают предметно и откровенно рассматривать все ключевые проблемы, конфликтные ситуации, к сожалению, сохраняющиеся и даже обостряющиеся в регионе Ближнего Востока и Северной Африки.  

Сегодня состоялся именно такой товарищеский разговор, который позволил подтвердить совпадение или близость позиций между Россией и Королевством Бахрейн по большинству региональных проблем.  Это касается формирования максимально широкого единого фронта для борьбы с терроризмом, усилий по урегулированию кризисов в Сирии, Йемене на основе организации общенационального диалога под эгидой ООН, нашей общей заинтересованности в нормализации ситуации в других странах, включая Ирак, Афганистан. Конечно же, это касается и нашей неизменной позиции, которую полностью разделяет Бахрейн, о необходимости вывода из тупика такого застарелого конфликта, как палестино-израильская проблема. Мы договорились продолжать совместными усилиями искать пути продвижения к урегулированию всех этих и других проблем как по линии продолжающихся двусторонних контактов на высшем и высоком уровнях, так и в рамках региональных структур, о которых я упомянул, и, конечно же, в рамках ООН, где наши делегации весьма плодотворно сотрудничают.

Я весьма признателен моему другу, коллеге за то, что он принял наше приглашение и за состоявшиеся полезные переговоры.

Вопрос (адресован Х.Аль Халифе): Какова программа реальных действий коалиции исламских государств?

С.В.Лавров (добавляет после Х.Аль Халифы): Хотел бы добавить, что мы тоже с большим вниманием восприняли инициативу Саудовской Аравии. Сейчас мы анализируем ее содержание и место, которое призвана занять эта инициатива в общей антитеррористической борьбе. Особое значение имеет аспект, который сейчас подчеркнул мой коллега и друг Х.Аль Халифа, о том, что ее неотъемлемой частью будет идеологическое измерение, призванное не допустить одурманивание молодежи путем спекулирования на величайших принципах ислама. Считаю это чрезвычайно важным моментом, учитывая роль Саудовской Аравии и лично Короля Сальмана как хранителя двух главных мусульманских святынь. Рассчитываем, что эта инициатива послужит стимулом для того, чтобы все без исключения мусульманские страны, возможно, через Организацию исламского сотрудничества (ОИС), встали в один ряд против любых проявлений терроризма и попыток спекулировать на религиозном факторе. Россия всегда будет открыта к диалогу с любыми государствами и группами государств в контексте начинаний по мобилизации дополнительных усилий на борьбу с террором. Это касается региона Ближнего Востока и Севера Африки в свете антитеррористических задач, которые решает там Российская Федерация по просьбе сирийского Правительства, а также наших действий по согласованию усилий в этой борьбе с возглавляемой США коалицией. Безусловно, мы бы предпочитали и рассчитываем, что возможно проводить эту работу при координирующей роли ООН в рамках тех универсальных и глобальных решений, которые принимались Организацией Объединенных Наций.

Думаю, что инициатива Саудовской Аравии вполне может стать отправной точкой для рассмотрения возможности созыва под эгидой ООН глобальной конференции, посвященной роли всех мировых религий в борьбе с террором. Мы будем готовы к предметному разговору на этот счет с нашими друзьями из Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), включая Бахрейн, Саудовскую Аравию и все другие страны, заинтересованные в том, чтобы победить это зло.

Вопрос: Рассматривался ли сегодня вопрос обновленного варианта российской концепции о коллективной безопасности в регионе Персидского залива? Что нового в этом варианте? Какая роль отведена Ирану? Предпринимаются ли шаги со стороны России по нормализации отношений Ирана как с Бахрейном, так и с другими странами Персидского залива?

С.В.Лавров: Мы выдвинули концепцию безопасности в районе Персидского залива еще в начале 90-х гг. и исходили из того, что все прибрежные государства этого важнейшего водоема, конечно же, должны жить в мире, согласии и взаимовыгодно сотрудничать. Это важно не только для непосредственно стран региона, но и для большинства других государств мира, учитывая роль Персидского залива в мировых экономике и политике.

Продвигая эту инициативу, естественно, мы действовали аккуратно и хотели поначалу через доверительный диалог понять, насколько реальны по сути и срокам шаги, которые мы хотели бы предложить странам Залива  – арабам и Ирану – сделать навстречу друг другу. Мы исходили из того, что в случае заинтересованности и реальных возможностей, можно начать двигаться по этому пути. К поддержке этого процесса могли бы быть привлечены и пять постоянных членов СБ ООН, ЛАГ, ЕС. Такой подход стал вырисовываться в первое десятилетие нынешнего века и был с симпатией встречен целым рядом стран-участниц ССАГПЗ, включая наших друзей из Бахрейна. Мы не форсировали этот процесс, а стремились сделать так, чтобы непосредственно вовлеченные в перспективу такого взаимодействия страны сами созрели для того, чтобы заняться этим напрямую.

Сегодня мы с г-ном Х.Аль Халифой пришли к общему выводу, что прошедшие годы изменили ситуацию в пользу ускорения начала такого диалога. С одной стороны, резко обострилась угроза терроризма – общего врага как для арабских государств Персидского залива, Ирана и для всех нас. С другой стороны, совершен радикальный качественный прорыв в урегулировании одной из сложнейших проблем современности – ситуации вокруг иранской ядерной программы (ИЯП). Эта договоренность важна и с точки зрения обеспечения законных интересов Ирана, и с точки зрения гарантий снятия всяческих рисков для режима нераспространения ядерного оружия. Она нам важна и для того, чтобы более эффективно подходить к решению целого ряда региональных проблем, включая создание зоны, свободной от оружия массового уничтожения на Ближнем Востоке и продвижение концепции безопасности в регионе Персидского залива. С учетом этих новых моментов развития обстановки, конечно, концепция такой возможной схемы безопасности должна обновляться. Мы сегодня с г-ном Министром сошлись во мнении, что оптимально было бы начать этот процесс с участием стран региона и «внешних игроков», в частности, как я уже сказал, «пятерки» постоянных членов Совета Безопасности ООН, на уровне экспертов и академических кругов. Думаю, что это было бы полезно сделать в одной из стран региона.

Вопрос: Как Вы оцениваете перспективу принятия на переговорах МГПС проекта резолюции по Сирии и последующего внесения его в Совет Безопасности ООН? Что может этому, на Ваш взгляд, воспрепятствовать?

С.В.Лавров: Мы уже с самого начала появления идеи собраться в Нью-Йорке не раз говорили о том, что будем готовы собираться в Нью-Йорке, как и в любой другой точке при понимании, что встреча будет посвящена реализации договоренностей, достигнутых в рамках Венского формата 30 октября и 14 ноября с.г. Вчера мы обсуждали этот вопрос на переговорах с Государственным секретарем США Дж.Керри, учитывая, в частности, то обстоятельство, что Россия и США вместе со специальным посланником Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистурой являются сопредседателями МГПС. В качестве сопредседателей этой Группы мы пришли к мнению, что было бы полезно придать достигнутым МГПС в Вене договоренностям международно-правовой статус и одобрить их в резолюции Совета Безопасности ООН, как в свое время там было одобрено Женевское коммюнике от 30 июня 2012 г. Считаем это важным, поскольку принятие резолюции, одобряющей Венские договоренности, позволило бы придать обязательный характер выдвинутым МГПС инициативам в том, что касается необходимости выработки единого подхода к борьбе с террористическими структурами и содействия ООН в формировании представительной делегации оппозиции для переговоров с Правительством Сирии на конструктивной платформе. Учитывая, что инициативы МГПС по списку террористов и формированию делегации оппозиции прямо предполагают, что окончательное слово по обоим этим вопросам должно принадлежать ООН, тем более логично закрепить эти понимания в резолюции Совета Безопасности ООН. МГПС уже была универсально признана всем международным сообществом как ключевой механизм, который обеспечивает консенсус всех основных внешних игроков в отношении создания необходимых условий для начала сирийского политического процесса. Но все-таки эта Группа не имеет официального статуса, и принимаемые ею решения получают дополнительный вес и международно-правовое измерение в рамках Совета Безопасности ООН. Этим подходом мы и будем руководствоваться. 

Что может помешать принятию резолюции? Я думаю, что это очень маловероятно, но помешать может попытка кого бы то ни было переписать Венские договоренности в рамках резолюции Совета Безопасности ООН, принизить их значение или в целом ослабить роль, которую все согласились видеть в деятельности МГПС. Учитывая, что в этой группе присутствуют все пять постоянных членов Совета Безопасности ООН, я практически уверен, что никто не попытается ломать уже достигнутый консенсус.

Еще раз хочу подчеркнуть, что речь ни в коем случае не идет о переписывании того, о чем договорились в Вене, а о том, чтобы через резолюцию Совета Безопасности придать дополнительный международно-правовой вес достигнутым в Вене договоренностям. Все это мы вчера сразу по завершении переговоров с Государственным секретарем США Дж.Керри подробно разъяснили через наших послов в соответствующих странах. Я убежден, что правильное понимание того, чем мы собираемся заниматься в Нью-Йорке, присутствует.

 

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска