4.10.1509:19

Интервью заместителя Министра иностранных дел России И.В.Моргулова южнокорейскому информагентству «Ёнхап», 4 октября 2015 года

1890-04-10-2015

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Вопрос: В этом году исполняется 25 лет с момента установления дипломатических отношений между Российской Федерацией (точнее, СССР) и Республикой Корея. Как Вы оцениваете результаты сотрудничества между двумя странами и нынешнее состояние отношений?

Ответ: Действительно, 30 сентября 1990 года в Нью-Йорке было подписано соглашение об установлении дипломатических отношений между СССР и Республикой Корея, а спустя два года Российская Федерация и РК заключили Договор об основах отношений. Не будет преувеличением сказать, что для обеих стран это был действительно эпохальный разворот друг к другу, заложивший основу для взаимовыгодного сотрудничества в различных областях, которое отвечает коренным интересам народов России и Республики Корея, является важным фактором поддержания мира и стабильности в Северо-Восточной Азии.

Как гласит корейская пословица, «за 10 лет меняются реки и горы». За прошедшие 25 лет ландшафт российско-корейских отношений кардинально изменился, приобрел многоплановый характер. Республика Корея вошла в число приоритетных партнеров России в АТР. Ключевую роль в этих процессах играет интенсивный политический диалог на высшем уровне.

Важнейшее значение имел официальный визит Президента В.В.Путина в Сеул в ноябре 2013 года, в ходе которого было принято Совместное заявление России и Республики Корея. В этом документе отражены приоритетные направления развития российско-южнокорейских связей на ближайшую и среднесрочную перспективу с прицелом на максимальную реализацию потенциала и повышение эффективности двустороннего сотрудничества.

Лидеры двух стран также встречались «на полях» саммитов АТЭС в Пекине и «Группы двадцати» в Брисбене в ноябре 2014 года и в ходе торжественных мероприятий по случаю окончания Второй мировой войны в Пекине 3 сентября этого года.

Между Россией и Республикой Корея налажено плодотворное взаимодействие по линии правительств и советов безопасности, регулярно проводятся межмидовские консультации. Буквально на прошлой неделесостоялся визит в Сеул межведомственной делегации во главе с Секретарем Совета Безопасности Российской Федерации Н.П.Патрушевым, в рамках которого обсуждались ситуация в Северо-Восточной Азии и вопросы двустороннего сотрудничества в сфере безопасности.

Заметное место в поступательном развитии российско-корейских отношений занимают межпарламентские контакты. В мае Председатель Государственной Думы С.Е.Нарышкин побывал с визитом в Республике Корея. Примечательно, что в эти дни, когда мы отмечаем 25-летие двусторонних дипотношений, проходит ответный визит в нашу страну Спикера Национального собрания (НС) РК Чон Ый Хва. В последнее время в Москве также побывали председатель Комитета по объединению и международным делам НС На Гён Вон и председатель Корейско-Российского межпарламентского совета Ким Хан Гиль. Рассчитываем, что парламентарии двух стран будут и впредь всемерно содействовать углублению многопланового двустороннего сотрудничества.

Поступательно развиваются российско-корейские гуманитарные контакты, в том числе в области образования. Ежегодно в Республике Корея по различным образовательным программам находится около 100 российских студентов, преподавателей и ученых. В настоящее время за счет средств федерального бюджета в России обучаются около 60 граждан РК, еще примерно 600 корейцев постигают науки на условиях полной компенсации расходов.

С удовлетворением отмечаем рост взаимного интереса россиян и корейцев к культурно-историческому достоянию друг друга. Этому в немалой степени способствуют введение с 1 января 2014 года безвизового режима для граждан двух стран, работа по упорядочению правовой базы деятельности культурных центров,проведение Годов взаимных визитов в 2014-2015 годах.

Важным каналом взаимодействия по линии неправительственных, молодежных, спортивных и других организаций является «Диалог Россия – Республика Корея», ведущийся под эгидой Санкт-Петербургского государственного университета и университета Корё.

О высоком уровне российско-корейских торгово-экономических отношений свидетельствует позитивная динамика двустороннего товарооборота: в 2014 году его объем превысил 27 млрд. долл. США. Республика Корея прочно утвердилась в «тройке» ведущих азиатских внешнеторговых партнеров России.

Объем накопленных корейских инвестиций в российскую экономику достиг 2,5 млрд. долл. США.Примерами успешного инвестиционного сотрудничества служат эффективно работающие автосборочное предприятие «Хёндэ Мотор» в Санкт-Петербурге, завод по производству бытовой техники «Самсунг Электроникс» в Калужской области, завод «Эл Джи Электроникс» в г.Рузе Московской области, гостинично-торговый комплекс «Лоттэ Групп» в Москве.

Но мы, конечно же, не должны останавливаться на достигнутом. Следует, прежде всего, добиваться оптимизации структуры взаимной торговли. Нужно активнее налаживать кооперацию в инновационных и высокотехнологичных отраслях в соответствии с Российско-Корейской Совместной программой партнерства в целях модернизации и инновационного развития, поощрять средний и малый бизнес к работе на рынках двух стран.

Уверен, что нет такой сферы, в которой бы не могли сотрудничать наши страны. Мы заинтересованы в дальнейшем развитии отношений, основанных на принципах дружбы, добрососедства и обоюдной выгоды.

Вопрос: Насколько известно, Россия прилагает большие усилия для того, чтобы развивать Восточную Сибирь и Дальний Восток. Как Вы думаете, каким образом Корея может участвовать в проектах, связанных с разработкой этих регионов?

Ответ: Комплексное развитие Восточной Сибири и Дальнего Востока России подразумевает активную интеграцию этой огромной территории в систему мировых хозяйственных связей, создание благоприятной деловой среды и условий для развития. Задача грандиозная по масштабам, но ее решение призвано принести весомую отдачу. Нет сомнений в том, что подъем экономики Сибири и Дальнего Востока окажет влияние на многоплановые интеграционные процессы как в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так и во всем мире.

Республика Корея – один из ближайших соседей России в АТР, обладающий высоким инвестиционным и технологическим потенциалом – является нашим естественным партнером в продвижении соответствующих планов. Основные направления двустороннего взаимодействия в этой области обозначены в упомянутом Совместном заявлении от 13 ноября 2013 года. В нем, в частности, предусмотрено участие инвесторов двух стран в осуществлении практических проектов в рамках Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года и других федеральных целевых программ; продвижение сотрудничества в сфере инфраструктуры, сельского хозяйства  и промышленности; активизация экономического взаимодействия регионов двух стран на двусторонней и многосторонней основе, в частности в рамках Расширенной Туманганской инициативы; совместное изучение возможностей модернизации и использования портовой и транспортно-логистической инфраструктуры на Дальнем Востоке Российской Федерации.

В документе также прописан конкретный инвестиционный механизм развития Дальнего Востока, предусматривающий создание российским Внешэкономбанком и корейским Эксимбанком, а также Российским фондом прямых инвестиций и Корейской инвестиционной корпорацией совместных инвестиционно-финансовых платформ (каждая объемом до 1 млрд. долл. США). Важно, чтобы этот механизм начал функционировать в самое ближайшее время, оказывая финансовую поддержку российским и корейским компаниям в реализации проектов на Дальнем Востоке России.

Мы заинтересованы в углублении кооперации с южнокорейскими партнерами в топливно-энергетическом комплексе, судостроении, в том числе в совместном создании судостроительных кластеров, осуществлении инвестиционных проектов в рыбопереработке.

Эти и другие вопросы поднимались на Восточном экономическом форуме, прошедшем в сентябре с.г. Продолжим их предметное обсуждение в ходе намеченных на октябрь во Владивостоке двусторонних мероприятий, в том числе 14-го заседания Российско-Корейской Совместной комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству, встреч по линии Подкомитета по Сибири и Дальнему Востоку и Российско-Корейского Делового совета.

Вопрос:  Какие российско-корейские экономические проекты Вам представляются наиболее перспективными? Трехсторонние проекты между Россией и двумя Кореями, такие как проекты по использованию реконструированной железной дороги Раджин-Хасан, строительство газопровода в Южную Корею через территорию Северной, экспорт российского дальневосточного электричества в Южную Корею через Северную не продвигаются так быстро, как хотелось бы. Как Вы думаете, в чем заключается проблема? Что нужно сделать для преодоления этих преград?

Ответ: Россия неизменно заинтересована в налаживании взаимовыгодного торгово-экономического взаимодействия на Корейском полуострове, основой для которого могла бы послужить реализация упомянутых Вами трехсторонних энергетических и транспортных проектов.

Главный приоритет – завершение проекта Хасан-Раджин, который изначально задумывался как пилотная часть программы соединения Транскорейской железной дороги с Транссибом в целях ускорения транспортировки контейнерных грузов из Азии в Европу и в обратном направлении. Успех на железнодорожном направлении послужил бы стимулом для продвижения электроэнергетической и других трехсторонних проектов. Мы приветствуем инвестиционное участие, в том числе южнокорейских деловых кругов, в этих начинаниях.

К сожалению, существенным сдерживающим фактором в реализации совместных программ по-прежнему остается непростая военно-политическая обстановка на Корейском полуострове, порой скатывающаяся к опасной грани военной конфронтации между Югом и Севером. В то же время в современной мировой истории можно найти немало примеров успешной реализации крупномасштабных международных проектов, участники которых сумели подняться над политическими и идеологическими барьерами и сконцентрироваться на решении практических задач, связанных с обеспечением стабильного развития.

Убежден, что трехсторонние проекты вполне реалистичны. Россия успешно сотрудничает с КНДР по железнодорожному проекту Хасан-Раджин. Республика Корея также развивает совместный с северокорейцами проект – Кэсонский промышленный комплекс, который продолжает функционировать, несмотря на периодические обострения в отношениях Юга и Севера. Так почему бы не перевести сотрудничество в трехсторонний формат? Уверен, что от этого все только выиграют.

Кстати, в Пхеньяне к такому взаимодействию готовы. Северокорейцы неоднократно подтверждали заинтересованность в реализации трехсторонних экономических проектов на территории полуострова. Одним словом, предпосылки для взаимовыгодного интеграционного взаимодействия налицо. Главное, повторю, отказаться от зашоренности.

Вопрос: Переговоры по ядерной проблеме Корейского полуострова (ЯПКП) уже долгое время не возобновляются. Как, по Вашему мнению, сдвинуть процесс переговоров с мертвой точки?

Ответ: Пауза в шестисторонних переговорах, увы, продолжается уже седьмой год, и когда их удастся возобновить, пока сказать сложно. Для этого мы предложили их участникам подумать о новых подходах к урегулированию ЯПКП.

Сразу скажу, признание де-факто ядерного статуса КНДР для нас категорически неприемлемо, это просто несовместимо со статусом России как одного из архитекторов и депозитариев ДНЯО.

Вопрос в другом – нужно правильно понять первопричины возникновения ядерной проблемы. В начале девяностых годов прошлого века КНДР осталась фактически «один на один» с военными альянсами США с РК и Японией, не скрывающими своего, мягко говоря, недружественного отношения к Северной Корее. На наш взгляд, именно опасения за свою безопасность лежали в основе «ядерного выбора» руководства КНДР в начале 1990-х годов.

Основываясь на таком видении проблемы, полагаем, что ее реальное решение возможно только в контексте общей военно-политической разрядки в регионе Северо-Восточной Азии, что подразумевает формирование надежных гарантий безопасности всех расположенных здесь государств, включая КНДР. Это исключит саму потребность Пхеньяна в обладании оружием массового поражения. Убеждены, что такая модель не только наиболее достоверно отражала бы региональные реалии, но и полностью лежала бы в русле международных усилий по укреплению режима ядерного нераспространения. Будем продолжать последовательно разъяснять наш подход остальным участникам шестистороннего процесса.

Вопрос: Как Вы думаете, какую роль может играть Россия в обеспечении безопасности и укреплении мира в регионе СВА и в вопросе урегулирования ЯПКП?

Ответ: Вклад России в обеспечение мира и стабильности в регионе общеизвестен. Достаточно вспомнить опасное обострение обстановки весной-осенью 2010 года, когда во многом благодаря предпринятым Россией усилиям удалось избежать военного конфликта на Корейском полуострове. В этом же ряду – многочисленные инициативы российской стороны, направленные на разблокирование шестисторонних переговоров.

Отдельного внимания заслуживает концептуальный вклад нашей страны в формирование общего видения перспективной архитектуры системы региональной безопасности. Имею в виду наработки, созданные в Рабочей группе по механизму мира и безопасности в Северо-Восточной Азии, которую Россия возглавляет в рамках шестистороннего переговорного процесса. Именно российским председательством был подготовлен проект Руководящих принципов мира и безопасности в СВА, по принципиальному содержанию которого был достигнут консенсус на заседании Группы в феврале 2009 года, кстати, последнем на сегодняшний день официальном мероприятии «шестисторонки».

Значение сделанного тогда трудно переоценить: впервые в шестистороннем формате удалось договориться по общим контурам взаимоприемлемой конфигурации многосторонних институтов, призванных сформировать в СВА обстановку мира, стабильности и взаимовыгодного сотрудничества.

Созданные заделы актуальны и сегодня. Убеждены, что они могут сыграть роль своего рода «трамплина», отталкиваясь от которого можно было бы перезапустить шестисторонний процесс в целом.

Подчеркну, что обеспечение мира в СВА – общая ответственность региональных государств, что предполагает отказ от односторонних претензий и обвинений, движение навстречу друг другу и поиск общего знаменателя, а не игру «мускулами» и проведение новых разделительных линий. Трудно говорить о мире и безопасности в условиях, когда регион превращается в подобие «укрепрайона», в котором стороны смотрят друг на друга через перекрестье прицелов.

Хотел бы остановиться еще на одном моменте. Нами позитивно воспринята «Инициатива мира и сотрудничества в СВА» Президента РК Пак Кын Хе. Ее идеи и российские подходы во многом созвучны и носят взаимодополняющий характер, что, безусловно, расширяет поле взаимодействия России и Республики Корея в сфере региональной безопасности.

 

x
x
Дополнительные инструменты поиска