4.07.1914:24

Ответы директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России В.И.Ермакова на вопросы российских СМИ

1397-04-07-2019

  • en-GB1 ru-RU1

Вопрос: Какие встречи состоялись у Вас в Вашингтоне? Началось ли обсуждение вопросов реализации поручений, отданных президентами России и США по итогам их встречи в Осаке? Прояснили ли американцы, как именно они видят «модель разоружения и контроля над вооружениями XXI века»? Как будет теперь выстраиваться двусторонний диалог по стратегической стабильности? Что показали нынешние контакты с американцами по ДСНВ? Появилась ли ясность насчёт того, готовы ли они пойти на продление этого Договора? Продемонстрировали ли они готовность приступить к решению вопросов, которые ставит Россия в контексте американских обязательств по ДСНВ?

Ответ: 1-2 июля у нас состоялись рабочие встречи в Госдепартаменте на уровне заместителя Госсекретаря США. Эти контакты носили «пристрелочный» характер в контексте дальнейшего стратегического диалога, возобновить который поручено президентами двух стран. Есть договорённость, что полноформатные консультации по стратегическим вопросам с подключением представителей профильных ведомств состоятся во второй декаде июля в Женеве. Продолжаем формирование повестки дня. Ни мы, ни американцы не чертим каких-либо «красных линий». Настраиваемся на откровенный углубленный диалог. На наш взгляд, открывается хорошая возможность вернуться к взаимоуважительным конструктивным переговорам по всему комплексу стратегической повестки дня.

С учётом достигнутых на высшем уровне пониманий обсуждались и вопросы выполнения ДСНВ, а также его перспективы в целом. Мы вновь заострили российскую озабоченность тем, как данное соглашение соблюдается американцами. Намерены добиваться урегулирования имеющихся проблем в ходе дальнейших контактов, в т.ч. в формате Двусторонней консультативной комиссии, очередная сессия которой намечена на ноябрь.

Что касается продления Договора, то каких-либо прорывных идей в Вашингтоне не прозвучало. Насколько мы понимаем, американской стороне всё ещё требуется дополнительное время на выработку своих подходов. Мы видим, что ключевые решения на этот счет в Вашингтоне пока не приняты. Актуальность этого вопроса по мере приближения срока истечения Договора (5 февраля 2021 г.) будет только нарастать, и мы, естественно, будем и далее его обсуждать. Российская позиция на этот счёт хорошо известна: в случае снятия российских озабоченностей, связанных с нелегитимным односторонним выводом США из засчёта по Договору значительной части своих СНВ, которые американцы объявили «переоборудованными», соглашение стоило бы продлить хотя бы для того, чтобы сохранить на ближайшую перспективу хоть какую-то стратегическую предсказуемость и выиграть время для выстраивания в конструктивном русле дальнейшего диалога.

Вопрос: Обсуждались ли вопросы сохранения ДРСМД и продления ДСНВ? Если да, то о каких следующих шагах удалось договориться? Как Вы оцениваете заседание рабочей группы по созданию условий для ядерного разоружения? Помогло ли оно каким-то образом продвинуться в вопросе обсуждения стратегической стабильности? Будет ли Россия участвовать в дальнейших заседаниях группы, если видит в этом смысл?

Ответ: В ходе рабочих встреч в Госдепартаменте тема ДРСМД действительно затрагивалась, но принципиальные расхождения во взглядах на причины и существо кризиса вокруг этого Договора сохраняются. Вернуться к предметному обсуждению путей урегулирования встречных претензий в контексте ДРСМД не получается. Мы по-прежнему готовы решить проблему на основе мер взаимной транспарентности и обсуждать возможные пути стабилизации ситуации и обеспечения предсказуемости в данной сфере после 2 августа, когда завершится запущенная Вашингтоном процедура по выходу из Договора, однако интереса к такому разговору с американской стороны мы пока не видим.

Что касается мероприятий в рамках инициативы США по «созданию благоприятной среды для ядерного разоружения», то по предложению американских организаторов обсуждение происходит в режиме, не предполагающем на данном этапе разглашения характера и существа дискуссий. Нам не хотелось бы нарушать имеющиеся на этот счёт понимания.

С формальной точки зрения мы, конечно же, приветствуем то, что американские коллеги, наконец, поддержали последовательно и настойчиво выдвигаемую нами последнее десятилетие идею создания благоприятных предпосылок для возможных дальнейших шагов в области ядерного разоружения. Мы видим, что именно наша идея легла в основу разворачиваемой Вашингтоном инициативы о «формировании среды для ядерного разоружения». Однако реальное значение имеет не форма выдвижения этой инициативы, а её содержательное наполнение. Другими словами, все будет зависеть от того, удастся ли нам всем вместе пойти по пути создания благоприятных условий для ядерного разоружения, или некоторые страны по-прежнему будут на словах говорить одно, а на деле предпринимать усилия, которые будут и далее перечеркивать саму возможность совместного выстраивания дальнейших шагов в области ядерного разоружения. За последние два десятилетия, к сожалению, как мы все знаем, превалировала обратная тенденция: развал договора по ПРО, отказ от ратификации ДВЗЯИ, выход из СВПД, наращивание планов по выводу ударных вооружений в космическое пространство, продолжение так называемых «совместных ядерных миссий» с неядерными государствами НАТО и т.п. Если в Вашингтоне будет принято решение выйти из этого «порочного круга», то мы это, конечно же, приветствовали бы. Это тогда и могло бы означать «создание среды для ядерного разоружения».

По нынешнему же мероприятию у нас, естественно, сохраняются вопросы в плане его содержания и практической отдачи. Тем не менее, прошедшее в достаточно неформальном ключе обсуждение небесполезно: определённые оценки и выводы мы для себя, безусловно, сделаем.

 

x
x
Дополнительные инструменты поиска