28.04.2115:00

Конвенция о запрещении химического оружия

Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (далее – КЗХО или Конвенция) была открыта к подписанию Генеральным секретарём ООН (депозитарий) в Париже 13 января 1993 года и вступила в силу 29 апреля 1997 года (через 180 дней после сдачи на хранение 65-й ратификационной грамоты, статья XXI КЗХО). Россия, имевшая самые крупные запасы химоружия в мире (порядка 40 тыс. тонн), стала полноправным участником Конвенции 5 декабря 1997 года.

КЗХО – международно-правовой документ, направленный на решение двух важных задач. Первая – ликвидация целого класса опасного вида оружия массового поражения под строгим международным контролем (разоружение), вторая – запрещение производства и применения химоружия (предотвращение его распространения). Конвенция является бессрочной.

Для контроля за осуществлением КЗХО государства-участники учредили Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО), её штаб-квартира расположена в г. Гааге, Нидерланды. ОЗХО является международной площадкой для обсуждения всех вопросов, касающихся выполнения Конвенции.

Участниками КЗХО в настоящее время являются 193 государства. В 2015 году к Конвенции присоединились Мьянма и Ангола, в 2018 году – Государство Палестина. Вне её правового поля остаются Египет, Израиль (подписал КЗХО до её вступления в силу, но не ратифицировал), КНДР и Южный Судан.

 

Руководящие органы ОЗХО

В качестве руководящих органов ОЗХО учреждены: Конференция государств-участников (КГУ), Исполнительный совет (ИС) и Технический секретариат (ТС).

  • КГУ состоит из всех 193 государств-членов ОЗХО. Конференция собирается на очередные сессии ежегодно. Кроме того, раз в пять лет проводятся конференции по обзору действия КЗХО. Четвёртая Обзорная конференция состоялась 21-30 ноября 2018 года.
  • ИС подотчётен КГУ и состоит из 41 члена, которые избираются сроком на два года по принципу ротации. Его возглавляет председатель, избираемый на один год. При формировании состава ИС особое внимание уделяется справедливому географическому распределению, значимости химической промышленности стран, а также политическим интересам и интересам в сфере безопасности. Места в ИС распределены между региональными группами: африканская и азиатская – по 9, восточноевропейская – 5, группа государств Латинской Америки и Карибского бассейна – 7, западноевропейские и другие страны – 10. Также имеется одно место, которое каждые два года поочерёдно занимают страны латиноамериканской и азиатской групп. ИС проводит регулярные сессии три раза в год.
  • ТС (подотчётен ИС) возглавляет Генеральный директор, назначаемый КГУ по представлению ИС сроком на четыре года с возможным продлением на один четырехлетний период. С 25 июля 2018 года Гендиректором ТС является испанец Фернандо Ариас Гонсалес (срок окончания полномочий 24 июля 2022 года).

Для содействия выполнению предмета и целей Конвенции в состав ТС входят инспекторы, научные, технические и административные сотрудники различной квалификации. ТС осуществляет проверочно-инспекционную деятельность в государствах-участниках для подтверждения выполнения положений КЗХО, оказывает содействие КГУ и ИС в реализации их функций и занимается другими задачами, порученными ему этими руководящими органами ОЗХО.

 

Сроки ликвидации химоружия

В соответствии с положениями КЗХО все запасы химоружия в мире должны были быть уничтожены через 10 лет после её вступления в силу – 29 апреля 2007 года. По решению государств-участников этот срок был продлен на 15 лет – до 29 апреля 2012 года (пункты 24-28 Приложения к КЗХО по осуществлению и проверке).

Основываясь на вышеуказанных положениях, на 11-й сессии КГУ (декабрь 2006 года) для России и США срок ликвидации национальных химарсеналов перенесён на 2012 год. В соответствии с решениями 46-й (июль 2006 года) и 48-й (март 2007 года) сессий ИС продлены сроки уничтожения химоружия, оставленного Японией на территории Китая по окончании Второй мировой войны, и ликвидации Италией «старого химического оружия» (определение дано в КЗХО, п. 5 Статьи II).

Япония и Китай представили на 67-й сессии ИС (февраль 2012 года) план ликвидации оставленного японского химоружия, в соответствии с которым его уничтожение «предпочтительно» завершить не позднее конца 2016 года, за исключением захоронения в районе г. Хаэрбалинь, где процесс уничтожения продлится до 2022 года. По некоторым оценкам, в Китае захоронено от 700 тыс. до 2 млн. единиц «оставленных» боеприпасов.

Во исполнение решения 16-й сессии КГУ в ходе 68-й сессии ИС (май 2012 года) государства-обладатели представили подробные планы уничтожения химоружия, остающегося у них после 29 апреля 2012 года Россия объявила конечной датой завершения своей программы химразоружения 31 декабря 2015 года, США – 30 сентября 2023 года, Ливия – 31 декабря 2016 года.

В ходе 19-й сессии КГУ (декабрь 2014 года) принято решение о завершении уничтожения химического оружия в Российской Федерации не позднее 2020 года.

 

Ход ликвидации химоружия в государствах-обладателях

Российская Федерация на три года раньше установленного срока под международным контролем завершила уничтожение национальных запасов химического оружия. Последний химический боеприпас по указанию Президента Российской Федерации В.В.Путина ликвидирован 27 сентября 2017 года на объекте «Кизнер» (Удмуртская Республика). В общей сложности Россия уничтожила 39 тысяч 967 тонн отравляющих веществ.

В США, присоединившихся к Конвенции 29 апреля 1997 года и имевших в арсенале 31,500 тыс. тонн отравляющих веществ (являлись вторым крупнейшим обладателем запасов химоружия), процесс ликвидации национальных запасов химоружия не завершён. К декабрю 2019 года было уничтожено порядка 95,75% запасов отравляющих веществ. Работы осуществляются на введённом в эксплуатацию в сентябре 2016 г. объекте в г. Пуэбло (штат Колорадо). Ещё один объект (г. Блю-Грасс, штат Кентукки) введён в эксплуатацию в январе 2020 года. Процесс полной химдемилитаризации США должен завершиться лишь в 2023 году.

Ливия, ставшая членом КЗХО в 2004 году, к февралю 2014 года уничтожила 31,1 тонн иприта и начала подготовку к ликвидации менее опасных химикатов. В 2016 году Триполи заявил о невозможности уничтожения запасов химоружия в установленный срок (декабрь 2016 года). Ввиду того, что ситуация в сфере безопасности в Ливии оставалась непростой, во избежание попадания оставшихся ливийских запасов химоружия в руки террористических группировок было принято решение об их вывозе за пределы страны для уничтожения за рубежом. При этом Россия настояла на том, чтобы данное решение соответствовало положениям КЗХО и осуществлялось по «сирийскому сценарию», то есть с обязательным принятием на этот счёт резолюции СБ ООН (№ 2298 от 22 июля 2016 года). В 2017 году под контролем ОЗХО завершено уничтожение на германском химпредприятии «ГЕКА» (г.Мюнстер) вывезенных в 2016 году с территории Ливии порядка 500 тонн прекурсоров химоружия.

Ирак, присоединившийся к КЗХО в 2009 году, представил в ОЗХО предварительную информацию о составе и структуре объявленных запасов только в октябре 2011 года. Методом сплошного бетонирования ликвидированы два бункера по хранению химоружия времен С.Хусейна.

Сирия стала участником КЗХО 14 октября 2013 года. К 23 июня 2014 года из Сирии были вывезены все имевшиеся на её территории компоненты химоружия. Они были уничтожены в конце 2015 года. ОЗХО удостоверила их уничтожение в январе 2016 г.

Во исполнение требований КЗХО и соответствующего решения ИС с конца 2014 года при содействии Управления по обслуживанию проектов ООН (UNOPS) велись работы по ликвидации 12 сирийских бывших объектов по производству химоружия (7 авиационных ангаров и 5 подземных бункеров). В конце декабря 2017 года уничтожены 7 ангаров и все подземные бункеры.

 

Сирийское «химдосье»

В рамках «сирийского досье» Гендиректор ТС учредил две специальные миссии. Первая - Миссия ОЗХО по уточнению первоначального объявления Сирии по Статье III КЗХО – МООС (создана в апреле 2014 года с согласия Сирии и под давлением западных государств). Её задача – прояснение ситуации с якобы неполным декларированием части военно-химического потенциала Сирии. Несмотря на то, что сирийцы проявляют беспрецедентную открытость в сотрудничестве с МООС, что неоднократно подтверждалось в документах ОЗХО и ООН, малообоснованные претензии к ним со стороны ТС и ряд стран Запада по-прежнему сохраняются.

Вторая - Миссия по установлению фактов применения химоружия в Сирии – МУФС (создана в апреле 2014 года). В круге ведения МУФС определено, что её целью является установление фактов, имеющих отношение к случаям предполагаемого применения химического оружия в Сирии. В настоящее время обе миссии продолжают свою работу.

С 13 ноября 2015 года начал свою работу Совместный механизм ОЗХО-ООН по расследованию случаев применения химоружия в Сирии (СМР), созданный на основании резолюции СБ ООН 2235 (2015). В 2016 году его мандат был продлён ещё на год (резолюция СБ ООН 2319 от 17 ноября 2016 года). Цель его работы заключалась в определении виновных в соответствующих преступлениях и представлении своих выводов в Совет Безопасности ООН.

Первые два доклада в основном носили общий информационный характер. 24 августа 2016 года СМР выпустил третий доклад, в котором сделал совершенно неубедительные выводы, основанные на недостоверных и зачастую сфальсифицированных фактах в отношении причастности сирийских военных к двум инцидентам с применением хлора (н.п. Талменес – 21 апреля 2014 года и н.п. Сармин – 16 марта 2015 года) и о виновности ИГИЛ в использовании иприта (н.п. Мареа – 21 августа 2015 года), что, в отличие от первых двух случаев, не вызывает сомнения.

21 октября 2016 года вышел четвертый доклад, в котором вина за ещё один «хлорный инцидент» возлагалась на правительственные силы (н.п. Кменас – 16 марта 2015 года). По ещё пяти инцидентам СМР пришел к выводу, что представленная информация либо является противоречивой, либо её недостаточно, в связи с чем дальнейшее расследование по ним было прекращено.

Исходя из необходимости консолидации усилий по антитеррору в контексте применения в Сирии и Ираке химоружия, Россия согласилась на принятие резолюции СБ ООН 2319 (2016), предусматривавшей продление деятельности СМР на один год. При этом исходили из важности расширения действия мандата Механизма на сопредельные с Сирией страны и придание ему отчетливой антитеррористической направленности.

13 февраля 2017 года вышел пятый доклад, в котором фактически были подтверждены выводы двух предыдущих.

Шестой доклад СМР был представлен 23 июня 2017 года. Документ носил в основном технический характер, поскольку после продления мандата Механизма и смены его руководства он несколько месяцев фактически бездействовал, формируя новую команду экспертов.

4 апреля 2017 года после химинцидента с применением зарина в сирийском н.п. Хан-Шейхун США, Соединённое Королевство и Франция обвинили вооружённые силы Сирии в «новой» химической атаке. В итоге Вашингтон в обход СБ ООН нанёс ракетный удар по авиабазе «Шайрат», на которой базировались сирийские самолеты, якобы применившие в Хан-Шейхуне химбоеприпасы.

Целью седьмого доклада, вышедшего 26 октября 2017 года, являлось установление виновных в предполагаемом применении химоружия в двух случаях: в н.п. Хан-Шейхун (4 апреля 2017 года) и в н.п. Марат Умм-Хош (16 сентября 2016 года). В результате СМР возложил ответственность за применение зарина в н.п. Хан-Шейхун на сирийские власти, иприта в н.п. Умм-Хош – на ИГИЛ. В своей работе СМР опирался главным образом на результаты деятельности МУФС, которая пришла к заключению о том, что в Хан-Шейхуне действительно использовался зарин. Это было сделано во многом на основе данных, предоставленных сирийской вооруженной оппозицией.

За два с лишним года своей деятельности СМР так и не смог создать экспертный потенциал и технический инструментарий для проведения профессиональных и объективных расследований случаев применения химоружия в Сирии. 17 ноября 2017 года истёк срок действия мандата СМР. Нежелание США и их союзников деполитизировать и оптимизировать его деятельность не позволило продлить функционирование этой структуры. Россия заблокировало его продление в СБ ООН.

7 апреля 2018 года с подачи сирийских оппозиционных структур стала поступать информация о том, что правительственные войска якобы нанесли удар с использованием химического оружия по удерживаемым боевиками территориям в г. Дума (Восточная Гута). В социальных сетях получил распространение отснятый аффилированной с тергруппировками НПО «Белые каски» видеоролик, запечатлевший оказание первой помощи местным жителям, будто бы пострадавшим от химатаки.

Место предполагаемого химинцидента в г. Дума оперативно обследовали российские военные эксперты – никаких подтверждений применения отравляющих веществ обнаружено не было. 10 апреля 2018 года сирийские власти официально обратились к ТС с просьбой направить на место предполагаемого инцидента экспертов для установления всех обстоятельств произошедшего. Сформированная Гендиректором ТС экспертная группа МУФС отправилась в Сирию 12 апреля 2018 года, однако прибыла в Дамаск только 15 апреля 2018 года.

Тем не менее уже 14 апреля 2018 года США, Великобритания и Франция, не дожидаясь завершения расследования, нанесли ракетный удар по Научно-исследовательскому центру в г. Барза и другим сирийским объектам военной и гражданской инфраструктуры, где якобы хранилось химическое оружие, применённое в Восточной Гуте.

26 апреля 2018 года совместно с Дамаском в ОЗХО были организованы брифинг и пресс-конференция с участием сирийских граждан, якобы пострадавших от химатаки в г. Дума и показанных в псевдорепортаже «Белых касок». Большинство стран Запада отказались присутствовать на брифинге.

6 июля 2018 года вышел предварительный доклад МУФС по химинциденту в Думе, в котором говорится об отсутствии следов нервно-паралитических веществ во всех отобранных экспертами ОЗХО пробах.

1 марта 2019 года ТС распространил окончательный доклад МУФС по итогам расследования происшествия в Думе. Его ключевым выводом является то, что баллоны с хлором, обнаруженные на месте предполагаемого инцидента, были сброшены с воздуха. Таким образом, вина за произошедшее косвенно возлагается на сирийские правительственные силы, которые являются единственной стороной конфликта, использующей авиацию.

Российские специалисты, изучив раздел доклада о сброшенных с высоты баллонах с хлором, пришли к выводу о крайне малой вероятности такого сценария.

В середине мая 2019 года в открытом доступе появился инженерный отчет одного из экспертов ТС, участвовавшего в расследовании, который свидетельствует о постановочном характере этого инцидента.. Вместо того чтобы добросовестно разобраться с этой ситуацией руководство ОЗХО зпустило проверку в связи с утечкой внутреннего документа.

Кроме того, с критикой доклада МУФС выступил ряд международных обозревателей. В частности, группа британских учёных под руководством П.Робинсона подготовила аналитический материал, опровергающий ключевые выводы этого документа.

Ситуация с докладом получила широкий общественный резонанс в связи с публикацией порталом Wikileaks серии материалов, прямо указывающих на фальсификацию руководством ОЗХО доклада по Думе. По российской инициативе в 2020-2021 гг. состоялась серия встреч членов Совета Безопасности ООН по «формуле Арриа», в которых приняли участие бывший инспектор МУФС, готовивший первоначальный инженерный отчет, а также ряд независимых журналистов и экспертов, проводивших собственные расследования данного эпизода.  Накануне первой встречи в январе 2020 г. Генеральному секретарю ООН А.Гуттеррешу передано письмо видных представителей западных общественно-политических и научных кругов с просьбой от НПО “Courage Foundation” вмешаться в ситуацию для воссоздания истинной картины произошедшего в Думе и восстановления репутации ОЗХО, которое осталось без ответа.

 

Атрибуция

26-27 июня 2018 года в Гааге состоялась специальная сессия КГУ (созвана по инициативе Великобритании при поддержке Австралии, Болгарии, Германии, Канады, Новой Зеландии, Польши, Румынии, США, Франции и Японии).

Великобритании, США и их союзникам путем простого голосования удалось продавить свой проект решения о наделении Технического секретариата ОЗХО не свойственными ему полномочиями «по определению виновных» (атрибуция) в применении химоружия первоначально в Сирии. За это нелегитимное «атрибутивное» решение проголосовало меньшинство государств-участников КЗХО – 82 голоса, 111 государств его не поддержало. Оно выходит за рамки КЗХО и вторгается в сферу исключительных полномочий Совета Безопасности ООН. Решение было принято в обход процедуры внесения поправок в Конвенцию (Статья XV), которая предусматривает два обязательных на этот счёт условия – их рассмотрение только на отдельной Конференции по рассмотрению поправок и принятие в случае, если ни одно из государств-участников КЗХО не выступило против.

В 2019 году Россия и Сирия направили в Техсекретариат уведомления, в которых подтверждено принципиальное неприятие всех решений, связанных с «атрибуцией».

Россия и Китай отказались оплачивать «атрибуцию», удержав при выплате ежегодных взносов за 2019 и 2020 годы часть средств, которую Техсекретариат ОЗХО планировал направить на функционирование ГРИ, и не поддержали принятие бюджета ОЗХО, в котором заложены средства на «атрибуцию».

Состав ГРИ был сформирован в июне 2019 года. В производство взяты инциденты, в отношении которых сделала ангажированные и фактически ничем не подкрепленные выводы МУФС.

8 апреля 2020 г. руководство Техсекретариата ОЗХО распространило первый доклад ГРИ по химинцидентам в н.п. Аль-Латамна (Сирия) 24, 25 и 30 марта 2017 г. с обвинениями сирийского военно-политического руководства в применении химоружия. Неприемлемые методы расследования, недостоверность изложенных в докладе сведений и необоснованность соответствующих выводов наглядно продемонстрировали стремление западных стран во главе с США использовать надуманное сирийское «химическое досье» для реализации своих геополитических замыслов в Сирии и на Ближнем Востоке в целом.

Оценка выводов ГРИ дана в распространённом в преддверии 94-й сессии Исполнительного совета ОЗХО (7-10 июля 2020 г.) российском  национальном документе. Кроме того, в ходе сессии 19 государств-участников КЗХО выступили с совместным заявлением с критикой доклада и деятельности ОЗХО на сирийском направлении.

На этой сессии странам Запада также удалось всего с преимуществом в два голоса продавить проект, по сути, карательного решения, нацеленного на легитимизацию вмешательства во внутренние дела Сирии с целью отстранения от власти Б.Асада.

Согласно данному решению Сирию обязали в течение 90 дней:

  • объявить объекты, на которых разрабатывалось, производилось, накапливалось и хранилось в целях доставки химическое оружие, якобы применявшееся в ходе инцидентов 24, 25 и 30 марта 2017 г. в Аль-Латамне;
  • объявить всё имеющееся химическое оружие, объекты по его производству и другие соответствующие объекты;
  • урегулировать нерешённые вопросы, касающиеся первоначального объявления своих запасов и программы химического оружия.

При этом нужно отметить, что Техсекретариат ОЗХО неоднократно подтверждал ликвидацию всего военно-химического потенциала Сирии, включая компоненты химоружия и объекты по его производству и хранению.

Необоснованные выводы доклада ГРИ по Аль-Латамне и обоснованный отказ Сирии выполнять вышеуказанные требования легли в основу принятого 21 апреля 2021 г. решения 25-й сессии КГУ КЗХО о поражении Дамаска в правах и привилегиях по Конвенции.

Согласно данному решению Сирию лишили права:

  • голосовать на КГУ и в Исполсовете;
  • баллотироваться на выборах в Исполсовете;
  • занимать какую-либо должность в составе КГУ, Исполсовета или каких-либо вспомогательных органов.

Деятельность ГРИ по сирийскому «химдосье» продолжается. 12 апреля 2021 г. руководство Техсекретариата ОЗХО распространило второй доклад ГРИ по химинциденту в н.п. Саракиб (Сирия) 4 февраля 2018 г. с обвинениями сирийского военно-политического руководства в применении химоружия. Доклад получился таким же предвзятым, непрофессиональным и технически недостоверным, как и первый.

 

Антироссийская кампания в ОЗХО

В марте 2018 г. Великобритания обвинила Россию в причастности к инциденту с отравлением 4 марта 2018 г. в г. Солсбери бывшего полковника ГРУ, двойного агента С.Скрипаля и его дочери Ю.Скрипаль нервно-паралитическим веществом, получившим на Западе название «Новичок». При этом никаких доказательств представлено не было.

Ни Техсекретариат ОЗХО, ни британская лаборатория в Портон-Дауне не смогли определить страну принадлежности химикатов, использованных в Солсбери, а затем и Эймсбери.

При этом замалчивается факт того, что синтез веществ семейства «Новичок» осуществлялся в целом ряде государств, прежде всего в самом Соединённом Королевстве, а также США, Чехии, Швеции и других. Только в США выдано более 140 патентов, связанных с боевым применением отравляющих веществ этого типа и защитой от них.

В контексте «дела Скрипалей» страны Запада вышли с инициативой по включению в контролируемые по КЗХО Списки химикатов двух семейств токсичных веществ так называемых «Новичков». При этом они попытались проигнорировать более раннее предложение России, охватывающее порядка 400 химических соединений аналогичной рецептуры, НИОКР по которым проводились в странах НАТО и Евросоюза.

Несмотря на противодействие американцев, использовавших, в т.ч., процедурные манипуляции, всё же удалось добиться консенсусного принятия на 24-й сессии КГУ (25-29 ноября 2019 года) решения по двум взаимодополняющим предложениям – западному и российскому.

20 августа 2020 г. российский блогер Алексей Навальный был экстренно госпитализирован в Омске. С момента госпитализации в информационном пространстве западных стран продвигается версия о его преднамеренном отравлении с целью физической нейтрализации как лидера российской несистемной оппозиции. Ещё до оглашения заключения омских медиков о причинах госпитализации, его окружением, а также западными источниками, стал пробрасываться тезис о том, что заказчиком якобы совершённого преступления могут быть российские государственные структуры. Уже 2 сентября правительство ФРГ заявило об обнаружении специалистами Бундесвера следов отравления «боевым веществом из группы «Новичок» в анализах А.Навального и намерении связаться с ОЗХО. Выводы наших врачей, не обнаруживших в организме блогера следов отравляющих веществ, были c порога голословно отвергнуты как ложные и ангажированные.

На Российские обращения к германской шведской и французской стороне (Генпрокуратура России направила шесть запросов в Берлин, а также по одному в Париж и Стокгольм) о налаживании взаимодействия, в т.ч. по линии правоохранительных органов и по дипломатическим каналам были получены формальные отписки. При этом откровенно игнорировались положения КЗХО. Берлин, а затем Париж и Стокгольм решили пойти по пути Лондона, выдвигая необоснованные обвинения в жанре «мегафонной дипломатии» с подключением к этой антироссийской кампании других евроатлантических союзников.

23 сентября 2020 г. Постпредство Российской Федерации при ОЗХО направило Постредству ФРГ ноту, в которой потребовало, со ссылкой на п. 2 ст. IX КЗХО, предоставить информацию в связи с делом А.Навального. Немецкая сторона, согласно положениям КЗХО, должна была отреагировать на наше обращение в 10-дневный срок, т.е. до 2 октября 2020 г. Однако Берлин уклонился от прямого ответа, сославшись на то, что уже выполнил свои обязательства, когда 2 сентября 2020 г. Посол России в Германии был вызван в МИД ФРГ.

На 95-й сессии Исполнительного совета (6-9 октября 2020 г.) Техсекретариат ОЗХО выпустил записку, в которой говорится о том, что группа специалистов Организации посетила больницу «Шарите» и отобрала биопробы А.Навального в рамках оказания технической помощи Германии уже 6 сентября 2020 г. Как было заявлено, результаты анализа демонстрируют, что А.Навальный подвергся воздействию токсичного химиката, не входящего в контрольные списки Конвенции, но схожего по структуре со списочными веществами, классифицируемыми Западом как «Новички».

Всё это только укрепляет наше убеждение в том, что страны Запада не заинтересованы в прояснении обстоятельств произошедшего, а вся эта история с А.Навальным, как и «дело Скрипалей», используется с целью закрепления за Россией образа «нарушителя» КЗХО для оправдания заранее спланированных в отношении нашей страны санкционных мер.

С учётом деструктивной позиции Германии Российская Федерация воспользовалась своим правом по КЗХО и 1 октября 2020 года пригласила экспертов Техсекретариата ОЗХО с тем, чтобы прояснить весьма неоднозначные обстоятельства произошедшего. Постоянный представитель Российской Федерации при ОЗХО А.В.Шульгин направил Генеральному директору Техсекретариата Ф.Ариасу шесть писем с нашими конкретными предложениями по параметрам такого взаимодействия. В итоге российская сторона была вынуждена констатировать отказ Техсекретариата от сотрудничества в рамках предложенных российской стороной модальностей. (Переписку постпреда России и Гендиректора Организации прилагаем).

 

ЦНС-химикаты

В ходе 96-й сессии Исполсовета ОЗХО (9-12 марта с.г.) американцы продавили голосованием «понимание» о запрете аэрозольного применения в правоохранительных целях химикатов, воздействующих на центральную нервную систему, которое должно быть утверждено на 26-й сессии КГУ в ноябре – декабре с.г. Все действия американцев – от самого термина «понимание» до отказа от предметного обсуждения данного вопроса на экспертном уровне и неприятия императива внесения соответствующей  поправки в Конвенцию, меняющей сферу охвата последней – противоречат Ст.XV КЗХО и сложившейся практике рассмотрения подобной проблематики. Данная политизированная инициатива идет вразрез с положениями Конвенции и игнорирует мнение многих государств-членов Организации. Подобные «инновации» если и могут быть привнесены в Конвенцию, то только через поправки в строгом соответствии с её Статьёй XV, предполагающий абсолютный на этот счёт консенсус.

x
x
Дополнительные инструменты поиска