22.10.2114:54

О ситуации с героизацией нацизма, распространении неонацизма и других видов практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости

  • en-GB1 ru-RU1

 

 

Доклад Министерства иностранных дел
Российской Федерации

Москва

2021

 

 

 

Список аббревиатур, встречающихся в тексте

 

ADL (англ. Anti-Defamation League) – неправительственная организация «Антидиффамационная лига»

ADV (нидерл. AntiDiscriminatie Voorzieningen) – муниципальная антидискриминационная службы (Нидерланды)

CEPOL (фр. Collège européen de police) – Европейский полицейский колледж

CIDI (нидерл. Centrum Informatie en Documentatie Israel) – Центр информации и документации Израиля

C-REX (англ. The Center for Research on Extremism) – Центр по изучению правого экстремизма, преступлений на почве ненависти и политического насилия

ECCAR (англ. European Coalition of Cities against Racism) – Европейская коалиция против расизма

EU MIDIS II (англ. Second European Union Minorities and Discrimination Survey) – Второе исследование ЕС о положении меньшинств и дискриминации

HELP (англ. Human Rights Education for Legal Professionals) – Европейская программа обучения в области прав человека для представителей юридических профессий

NIHR (англ. The National Institution for Human Rights) – Национальный институт по правам человека (Нидерланды)

NIOD (нидерл. Nederlands Instituut voor Oorlogsdocumentatie) – Институт военной документации Нидерландов

SIAN (норв. Stopp islamiseringen av Norge) – организация «Остановим исламизацию Норвегии» (Норвегия)

 

АдГ – партия «Альтернатива для Германии»

АОПЧ – Агентство ЕС по основным правам человека

АПС – Австрийская партия свободы

АТО – Антитеррористическая операция (официальное именование киевскими властями внутреннего вооружённого конфликта на востоке Украины)

БДИПЧ ОБСЕ – Бюро по демократическим институтам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе

БНП – Британская национальная партия

БФФ (нем. Bundesamt für Verfassungsschutz, BfV) – Федеральное ведомство по защите конституции ФРГ (служба внутренней безопасности и контрразведки ФРГ)

ВКСОРС – Всеукраинский координационный совет организаций российских соотечественников

ДФНР – Демократический форум немцев Румынии

ЕКРН* – Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью

ЕСПЧ – Европейский Суд по правам человека

ИМИ – Институт массовой информации (Украина)

ИНП (польск. Instytut Pamięci Narodowej – Komisja Ścigania Zbrodni przeciwko Narodowi Polskiemu (IPN) – Институт национальной памяти – Комиссия по расследованию преступлений против польского народа

КК РКЗНМ* – Консультативный комитет Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств

КЛДЖ** – Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин

КЛРД** – Комитет по ликвидации расовой дискриминации

КНПЭ – Консервативная народная партия Эстонии

КПП** – Комитет против пыток

__________________________

* Функционирует в рамках Совета Европы.

** Функционирует в рамках ООН.

КПР** – Комитет по правам ребенка

КПЧ** – Комитет по правам человека

КЭСКП** – Комитет по экономическим, социальным и культурным правам

НДПГ – Национал-демократическая партия Германии

НМПЧУ – Наблюдательная миссия по правам человека на Украине

НПНС – Народная партия «Наша Словакия»

НРЛ – Национально-радикальный лагерь

НСЖУ – Национальный союз журналистов Украины

ОУН – Организация украинских националистов

ПЦУ – Православная церковь Украины

СБ – французское националистическое движение «Социальный бастион»

СБСЕ – Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе

СДС – Северное движение сопротивления

СОВНОБ – Союз объединений ветеранов в поддержку ценностей народно-освободительной борьбы в Словении 1941-1945 гг.

СПЦ – Сербская православная церковь

СПЧ – Совет ООН по правам человека

УГП – Уполномоченный по гражданским правам в Польше

УИНП – Украинский институт национальной памяти

УПА – Украинская повстанческая армия

УПО – Универсальный периодический обзор (процедура, функционирующая в рамках Совета ООН по правам человека)

УПЦ – Украинская православная церковь

ХДНП – Христианско-демократическая народная партия (Венгрия)

ШДС – Шведское движение сопротивления

ЭЛАМ – партия «Национальный народный фронт» (Кипр)

 

Предисловие

Настоящий доклад является продолжением усилий Министерства по привлечению внимания к проявлениям в зарубежных странах различных форм героизации нацистского движения, неонацизма, расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости.

С сожалением приходится констатировать, что в 2020 г. человечество вместо того, чтобы сообща отметить памятную дату – 75 лет Победы над нацизмом во Второй мировой войне – оказалось свидетелем беспрецедентных по своей циничности кампаний по переписыванию и фальсификации периода истории, связанного с той войной.

Досадно и то, что такими же, и даже более активными попытками и примерами «исторической агрессии» отмечен текущий 2021 г., который знаменует собой юбилей важной вехи в развитии современного международного права. В октябре этого года отмечается 75-летие вынесения приговора Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси (Нюрнбергского трибунала). Этот приговор признал вне закона военные преступления и преступления против человечности, которые совершили нацисты и их приспешники, а также осудил главарей нацистского режима. Наследие Нюрнберга имеет большое значение для отстаивания исторической правды, аргументированного противостояния попыткам ревизии итогов Второй мировой войны и противодействия героизации нацистских преступников. Именно по этой причине предпринимаются попытки стереть его из памяти народов.

Конечно, подобные усилия прилагаются рядом стран далеко не первый год. И используемая в неблаговидной деятельности аргументация также новизной не отличается. Всё это сводится к системной политике фальсификации и искажения истории, попыткам ревизии итогов Второй мировой войны и умалению, а порой и извращению роли и места СССР в Победе над нацизмом и фашизмом. Довольно показательна в этом плане ситуация с навязываемым тезисом об уравнивании ответственности нацистского режима, признанного Нюрнбергским трибуналом преступным, и государства, являвшегося одним из основных участников антигитлеровской коалиции и учредителей ООН. Такая риторика встречается в словаре зарубежных политиков весьма часто. Одновременно идёт избирательное цитирование прошлого, выборочно опускаются такие неприглядные эпизоды истории Европы, как аншлюс Австрии, Мюнхенский сговор и нападение Германии на Польшу, приведшие к началу Второй мировой войны.

Самую серьёзную озабоченность вызывает усиливающееся в отдельных странах – членах Европейского союза, США, Канаде и на Украине циничное обеление военных преступников и их пособников – тех, кто создавал и воплощал на практике теорию расового превосходства. Сотрудничавших с нацистами коллаборационистов объявляют участниками национально-освободительных движений, боровшихся за «независимость» своих стран (при этом известны обратные единичные примеры, когда подобных «деятелей» привлекают к ответственности уже в наши дни). Кроме того, властными кругами ряда европейских стран предпринимаются шаги по разрушению исторической памяти путём сноса памятников, мемориалов и знаков благодарности красноармейцам, погибшим в боях за освобождение этих стран от нацистов.

Принимаются подобные меры и в образовательной сфере. При таком подходе к оценке истории войны акцент в основном делается на «страданиях при советской оккупации». Молодёжи также насаждают образцы для подражания: в учебной программе прославляется «подвиг» добровольных участников национальных легионов СС, воевавших за гитлеровскую Германию и принимавших участие в многочисленных массовых убийствах мирных жителей. В целом ряде стран открыто ведётся пропаганда нацистских идей и ценностей, поднимают голову национал-радикалы, которые зачастую становятся главными исполнителями вышеупомянутой кощунственной «войны» с памятниками советским воинам-освободителям.

Фиксируются и возрастающие в отдельных странах попытки расколоть общество по национальному и языковому признакам, которые вызывают устойчивый рост числа ксенофобских и расистских инцидентов, проявлений агрессивного национализма, шовинизма, других форм расовой и религиозной нетерпимости. Принимаемые властями ряда государств активные меры по героизации пособников нацистов и формированию моноэтнических обществ на основе титульных этносов заметно обостряют проблему защиты прав национальных меньшинств и этнических групп, в первую очередь языковых и образовательных. Эти действия не могут быть охарактеризованы иначе как дискриминационные. Следует отметить, что наиболее тревожная ситуация сложилась в государствах Прибалтики и на Украине.

Усиливает тревогу в этом контексте то, что бездействие в отношении проявлений расизма и нетерпимости (в отношении определённых групп населения) оправдывается властями ссылками на якобы абсолютный характер права на свободу выражения мнения. Такая кощунственная и дискриминационная практика развивается в ряде государств, несмотря на выработанные и функционирующие в рамках ООН, ОБСЕ и Совета Европы правовые механизмы, отрицающие, осуждающие и не допускающие проявления героизации нацизма, расизма, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости.

Цель при этом одна – затушевать тёмные страницы коллаборационизма  с нацистами, ввести в заблуждение подрастающие поколения.

К чему приведут подобные безответственные, кощунственные и несовместимые с международными обязательствами действия, если уже сейчас в Европе и Америке появились поколения, не знающие правду о самой страшной войне в истории человечества, в том числе о предназначении организации «СС» и её подразделений, признанных Нюрнбергским трибуналом преступными, и их многочисленных военных преступлениях?

Со своей стороны хотели бы сделать акцент на следующем. Реальные факты истории нельзя игнорировать – вне зависимости от отношения к освободившему в те годы мир от коричневой чумы Советскому Союзу и к нашей стране сегодня. Тема священного подвига старшего поколения в войне не должна превращаться в пространство псевдоисторических инсинуаций, имеющих под собой сиюминутные политические цели. Считаем, что сегодня здравомыслящие люди должны сделать всё, чтобы не позволить предать забвению тот подвиг наших отцов и дедов. Нельзя, чтобы современная молодёжь забывала, к чему приводит национальный эгоизм, разобщённость, попустительство любым проявлениям шовинизма, ксенофобии и агрессивного национализма. Крайне важно не допустить пересмотра международно-правовых итогов Второй мировой войны, включая решения Нюрнбергского трибунала.

Мы всегда будем хранить память о том, что в Победе над нацизмом решающую роль сыграли все народы Советского Союза. Значимость этого эпохального события для всего человечества трудно переоценить.

В русле усилий по сохранению исторической правды о событиях Второй мировой и Великой Отечественной войн Россия совместно с рядом соавторов ежегодно вносит на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН тематическую резолюцию «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости», на положениях которой основан настоящий доклад.

Показательно в этом плане, что абсолютное большинство членов мирового сообщества разделяет наши подходы. В 2020 г. соавторами документа, принятого в ходе 75-й сессии Генассамблеи ООН, стали 59 государств, включая Россию. Резолюцию поддержало подавляющее большинство стран – 130. Как и в предыдущие годы, против выступили лишь делегации США и Украины, а 51 страна (включая государства – члены ЕС) при голосовании воздержались.

Напомним: резолюция осуждает прославление нацистского движения и бывших членов организации «Ваффен-СС», в том числе путём открытия памятников и мемориалов, а также проведения публичных демонстраций в целях прославления нацистского прошлого, нацистского движения и неонацизма. Особо подчёркивается, что возведение монументов в честь эсэсовцев, проведение их шествий и другие подобные действия оскверняют память бесчисленных жертв фашизма, негативно воздействуют на подрастающее поколение, являются абсолютно несовместимыми с обязательствами государств – членов ООН. Соавторы резолюции не могут игнорировать и то, что в некоторых странах тех, кто сражался против Антигитлеровской коалиции или сотрудничал с нацистами, упорно пытаются возвести в ранг национальных героев и героев национально-освободительных движений. Российская Федерация и наши единомышленники убеждены, что речь идёт не о политкорректности, а о самом откровенном цинизме и кощунстве по отношению к тем, кто освободил мир от ужасов национал-социализма.

Хотели бы подчеркнуть, что важнейшими нормативно-правовыми рамками противодействия соответствующим негативным явлениям и основой развития многостороннего сотрудничества являются положения международных договоров по правам человека и, прежде всего, Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Её участниками является подавляющее большинство государств – членов ООН, в том числе те страны, которые голосуют против или воздерживаются по российской инициативе.

В соответствии со статьёй 4 государства – участники Конвенции, в частности, обязаны:

- осуждать всякую пропаганду и все организации, основанные на идеях расового превосходства или пытающиеся оправдать или поощрять расовую ненависть и дискриминацию в какой бы то ни было форме;

- объявлять караемым по закону уголовным преступлением всякое распространение идей, основанных на расовом превосходстве или ненависти;

- объявлять противозаконными и запрещать организации, а также организованную и всякую другую пропагандистскую деятельность, которые поощряют расовую дискриминацию и подстрекательство к ней, и признавать участие в таких организациях или в такой деятельности преступлением, караемым законом.

Эта статья является одним из ключевых положений Конвенции. Важность её заключается, прежде всего, в том, что она устанавливает чёткую грань между уголовно наказуемыми деяниями и правом на свободу собраний и ассоциаций и на свободу мнения и его выражения. Именно поэтому нельзя принимать ссылки отдельных государств на то, что шествия ветеранов «Ваффен-СС», разного рода коллаборационистов, факты возведения монументов нацистам и другие проявления являются якобы лишь реализацией указанных свобод. В этой связи убеждены в необходимости скорейшего отзыва государствами оговорок к этому договору, включая оговорки к статье 4.

Несколько слов о структуре доклада. Она в этом плане традиционна. В основу настоящего доклада заложены положения упомянутой выше ежегодно принимаемой по инициативе России резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» (текст резолюции и таблица с итогами голосования на 75-й сессии Генассамблеи включены в качестве приложений).

На основе данных из международных и национальных источников в документе обобщена фактологическая информация о новых проявлениях в любых формах героизации нацистского движения, неонацизма, расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости в фокусных странах, а также дополнительные примеры наилучшей практики по борьбе с этими явлениями на законодательном и практическом уровнях. Учтены и рекомендации международных универсальных и региональных механизмов в области прав человека, в частности договорных органов (комитетов) и региональных (в особенности европейских) правозащитных институтов в адрес рассматриваемых государств. Также в работе использованы и исследования организаций гражданского общества по этой тематике. В этом плане хотели бы отметить кропотливую работу по выявлению бывших участников нацистских подразделений и коллаборационистких структур. Эти ценные сведения оказываются востребованы и правоохранительными органами ряда стран, примеры чему приведены в настоящем докладе.

В целом основной акцент в документе делается на наблюдаемом в ряде стран Европы, США и Канаде росте неонацизма, в некоторых случаях при активном поощрении со стороны государственного руководства, а также усилении дискриминации и расизма в отношении отдельных этнических групп.

В рамках усилий, направленных на утверждение Победы как общего достояния народов государств – членов ООН, недопущения в русле положений резолюции Генассамблеи ООН по противодействию героизации нацизма разрушения или осквернения памятников и мемориалов борцам с нацизмом, внимание в настоящем докладе также уделяется ситуации с отношением и сохранностью в европейских странах памятников, монументов и мемориальных комплексов, посвящённых бойцам Красной Армии, освобождавшим Европу от коричневой чумы, воинам-антифашистам, участникам Движения Сопротивления.

Кроме того, в докладе отражена тема и случаи дискриминации русского языка в сфере образования в Прибалтике и на Украине, а также в более общем плане – дискриминация в указанных государствах национальных меньшинств, прежде всего, русского и русскоязычного населения, и притеснения в отношении СМИ, также основанные на мотивах расовой дискриминации.

В ряде страновых разделов подсвечены эпизоды, связанные с расовой дискриминацией и дискриминацией национальных меньшинств в связи с распространением новой коронавирусной инфекции, в частности усиление в отдельных странах антикитайских и / или антисемитских настроений.

В Российской Федерации во всех этих проявлениях видят прямую угрозу основополагающим ценностям демократии и прав человека, серьёзный вызов международной и региональной безопасности и стабильности. По-прежнему убеждены, что наиболее актуальной задачей на направлении борьбы с героизацией нацизма и иными видами деятельности, способствующими проявлению расизма и расовой дискриминации, сегодня остаётся объединение усилий стран в деле недопущения восстановления ложных «ценностей» превосходства или исключительности одной расы или нации, её религии и культуры над другими народами и культурами.

 

 

Австралия

В австралийском обществе сложились достаточно объективные представления о ходе и результатах Второй мировой войны. На государственном уровне не отмечено стремления принизить вклад Красной Армии в разгром нацизма или оправдать агрессию Германии и её союзников. Правительства штатов поддерживают увековечивание памяти сражавшихся на стороне антигитлеровской коалиции войск. С их стороны поощряется деятельность различных ассоциаций ветеранов и жертв нацистской агрессии, в том числе организованных выходцами из СССР. Например, основанная в Мельбурне в 1982 г. «Ассоциация ветеранов Второй мировой войны – выходцев из бывшего СССР» зарегистрирована в Австралийской комиссии по благотворительным и некоммерческим организациям, которая с 2012 г. занимается регулированием деятельности подобных структур и выделением им денежных грантов. Согласно официальным данным в 2020 г. Ассоциация получила финансирование в размере 15 тыс. долл. США, 96 % из которых поступили от правительства штата Виктория. Случаев препятствования проведению подобными организациями памятных акций со стороны властей или группировок радикалов не отмечено.

Тем не менее при голосовании в Генеральной Ассамблее ООН по ежегодно вносимому Россией совместно с другими соавторами проекту резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» Австралия воздерживается.

Вместе с тем оправданием преступлений Украинской повстанческой армии занимаются правонационалистические объединения украинской общины, в первую очередь Австралийский союз украинских организаций во главе с С.И.Романивым, который одновременно является лидером Организации украинских националистов (бандеровцев) и НКО «Украинская демократическая инициатива».

Каких-либо постоянных контактов с правыми националистическими силами на западе Украины у австралийских группировок не отмечено. В ряде СМИ сообщалось о том, что житель штата Квинсленд И.Тиллинг участвовал в боевых действиях в составе «Грузинского национального легиона» («Georgian National Legion») в 2018 г. Ранее он в течение полугода состоял в брисбенском отделении австралийской организации «Правое сопротивление» («Right Wing Resistance»). По словам активиста, он покинул эту ячейку (насчитывавшую трёх человек) перед поездкой на Украину. Кроме того, проживавший в штате Виктория Дж.Бэннет, отслуживший пять лет в Австралийских королевских военно-воздушных силах, также по данным СМИ, в 2016 г. воевал на Востоке Украины в составе группы «Правый сектор».

В целом же праворадикальные настроения в Австралии формировались ещё с момента образования федеративного государства в начале XX столетия. Тогда на законодательном уровне был принят комплекс мер, поощряющих приток в страну исключительно представителей европеоидной расы. Такая иммиграционная избирательность была связана с преобладавшей в австралийском обществе в то время враждебностью по отношению к выходцам из Азии и тихоокеанских островов, а также большим влиянием местных профсоюзов, препятствовавших появлению конкурентной рабочей силы.

Несмотря на то, что в современном австралийском обществе «политика белой Австралии» уступила место принципам мультикультурализма, неприязненное отношение к выходцам из азиатских и ближневосточных стран сохраняется. Так, согласно социологическим опросам, 47 % респондентов негативно относятся к австралийцам китайского происхождения, более половины – к выходцам из Ирака и Судана, 37 % – к исповедующим ислам. В то же время 39 % лиц, имеющих азиатские корни, отмечают проявление дискриминации к ним на бытовом уровне, которая усилилась во время пандемии коронавирусной инфекции[1].

В последние несколько лет националистические настроения в австралийском обществе получили новый импульс. Одним из поводов стал захват заложников в кафе «Линдт» в Сиднее в 2014 г. беженцем иранского происхождения Х.Монисом. В ходе теракта погибли двое мирных жителей. Это спровоцировало волну критики в адрес иммиграционной политики государства. Также определённое влияние оказало избрание в ноябре 2016 г. президентом США Д.Трампа, чья предвыборная платформа отличалась правыми взглядами. Очередной подъём националистического движения в Австралии был связан с прошедшими в августе 2017 г. в американском Шарлоттсвиле массовыми демонстрациями расистов, а также терактом в новозеландском Крайстчёрче в 2019 г., совершённом выходцем из Австралии.

Рост, в том числе в политических дебатах и в СМИ, проявлений расизма, расовой дискриминации и ксенофобии, мишенями которых чаще всего становятся мигранты, особенно арабы, мусульмане и лица африканского происхождения, а также представители коренных народов, отмечал Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) по итогам рассмотрения в ноябре 2017 г. 18-го – 20-го периодических докладов Австралии[2], а также Комитет по правам человека (КПЧ) при рассмотрении 6-го периодического доклада в октябре 2017 г. [3]

В настоящее время в стране действует порядка 70 организаций, политических партий или зарегистрированных протестных движений, стоящих на праворадикальных позициях. Многие из них стремятся получить доступ к процессу принятия политических решений в высших эшелонах власти, участвуя с этой целью в федеральных выборах в парламент страны. Между тем единственной правой партией, представленной в законодательной ветви власти, является «Одна нация Полин Хансен», получившая по результатам всеобщих выборов в мае 2019 г. два сенатских мандата.

В Австралии условно выделяются три общественно-политические группы, исповедующие праворадикальные взгляды. Это патриоты, националисты и расисты.

Представители гражданского патриотического движения  придерживаются идей и концепций, близких большинству австралийских граждан. Так, они выступают за устойчивое развитие светского общества, его гражданских институтов и морально-общественных ценностных ориентиров, при этом именно гражданство (а не расовая, этническая или религиозная принадлежность) остаётся основополагающим элементом и признаком идентичности. Приверженцы данного течения допускают возможность иммиграции в Австралию людей, не являющихся европейцами и христианами, при условии их обязательной ассимиляции в австралийскую систему социальных ценностей. Вместе с тем «гражданские патриоты» единогласно сходятся во мнении, что исламские фундаменталисты в силу своей традиционной религиозной ориентации, будучи неспособными интегрироваться в секулярное общество, являются «пятой колонной», стремящейся к исламизации Австралии. Часть представителей течения стоит на более жёстких позициях, обличая ислам в целом в качестве империалистической и тоталитарной идеологии, ущемляющей права немусульман. В то же время «гражданские патриоты» не являются антисемитами, а, напротив, называют Израиль единственным «оплотом свободной западной цивилизации» на Ближнем Востоке.

К гражданскому патриотическому движению причисляют себя «Партия за свободу» («Party for Freedom»), «Партия за процветание Австралии» («Rise Up Australia Party»), протестное движение «За сильную Австралию» («Reclaim Australia»), «Европейско-австралийская лига гражданских прав («European Australian Civil Rights League»), организации «Люби Австралию или уезжай» («Love Australia or Leave»), «Возродить Австралию» («Restore Australia»), «Националистическая республиканская защита» («Nationalist Republican Guard»).

Более праворадикальным является течение националистов, которое стоит не только на исламофобских, но и на антисемитских позициях. Националисты ставят во главу угла расовую и этническую, а не гражданскую принадлежность. Хотя основная деятельность националистов связана с противостоянием мусульманам, в их идеологии также имеет место неприятие иных национальных и религиозных меньшинств, которое, тем не менее, выражается не так публично и открыто из-за опасений потерять популярность и сторонников.

Основными активистами националистического движения в Австралии являются протестные движения «Националистическая альтернатива» («Nationalist Alternative»), «Национально-демократическая партия Австралии» («National Democratic Party of Australia»), организации «Христианская идентичность» («Christian Identity») и «Патриоты рабочего класса» («Patriot Blue»).

В том или ином виде международные связи имеют такие организации этого течения, как «Единый патриотический фронт» («United Patriots Front») и «Австралийская лига обороны» («Australian Defence League»).

«Единый патриотический фронт» выражал солидарность с греческой ультраправой националистической партией «Золотая заря». По размещенной на веб-сайте организации информации, в 2017 г. он был реструктурирован и переименован в «Общество приятелей» («Lads Society»), о наличии международных контактах которого неизвестно.

«Австралийская лига обороны» основана в 2009 г. в Сиднее и является филиалом действующей в Великобритании организации «Английская лига обороны» («English Defence League»).

Наиболее радикальным воплощением правых взглядов в австралийском обществе стало движение расистов, для которого принадлежность к европеоидной расе выступает ключевым детерминантом идентичности. Австралийские расисты придерживаются идеи социального дарвинизма – концепта, относящего представителей различных рас и этносов к разным уровням разработанной иерархической цепочки в соответствии с их моральной, физической и психологической совместимостью. Австралийские расисты враждебно относятся ко всем иммигрантам неевропейского происхождения. При этом в качестве главной угрозы позиционируется еврейское сообщество. В то же время, в отличие от первых двух течений, расисты не всегда настроены негативно по отношению к мусульманам, что отражает исторический факт сотрудничества нацистской Германии и некоторых исламских государственных лидеров во время Второй мировой войны. Данный политический спектр в Австралии в основном состоит из неонацистов, придерживающихся идей антисемитизма и превосходства белой расы, а также концепции «белого геноцида».

Представителями данного течения являются организации «Батальон 88» («Battalion 88»), «Клуб «Нация» («Club «Nation»), «Изгоняя Паразитов» («Expel the Parasite»), «Австралийская сеть сопротивления» («Australians Resistance Network»), «Национал-социалистическая сеть» («National Socialist Network»).

Международные связи разной степени интенсивности имеют следующие группировки движения расистов: «Кровь и честь» («Blood&Honour»), «Солдаты Одина» («Soldiers of Odin»), «Женщины за арийское единство» («Women for Aryan Unity»), «Правое сопротивление» («Right Wing Resistance»).

«Кровь и честь» – слабо функционирующее австралийское отделение британской организации с идентичным названием.

«Солдаты Одина» зарегистрирована как НКО в штате Виктория в 2016 г. Является австралийским филиалом аналогичной, образованной на севере Финляндии в 2015 г. структуры, которая представлена также в Бельгии, Канаде, Германии, Нидерландах, Дании, Норвегии, Швеции, Эстонии, США, Великобритании, Португалии и Испании. Согласно открытым источникам австралийские «Солдаты Одина» не ведут активную деятельность с 2016 г.

«Женщины за арийское единство» – образованная в 1990 г. в США группировка с отделениями в Австралии, Аргентине, Италии и Испании.

«Правое сопротивление» – действующая в Австралии организация, основная штаб-квартира которой находится в Новой Зеландии.

В последнее время ключевой расистской группировкой в Австралии стало движение «Сопротивление антиподов» («Antipodean Resistance») – единственное в стране, неприкрыто использующее нацистскую символику и призывающее легализовать убийство еврейского населения. Эта структура создана в 2016 г. и вдохновляется действиями известных праворадикальных групп: английской «Национальное действие» («National Action»), скандинавской «Нордическое движение сопротивления» («Nordic Resistance Movement») и американской «Атомный дивизион» («Atomwaffen Division»). Неизвестно, поддерживает ли она с ними какие-либо непосредственные связи.

Праворадикальное движение в Австралии не отличается сплочённостью или многочисленностью. Подавляющее большинство организаций, причисляющих себя к патриотам, националистам или расистам, включает в себя не более нескольких сотен человек. Кроме того, данные элементы не обладают достаточными административными и финансовыми ресурсами, поэтому их основная деятельность представлена спорадическими акциями протеста, которые носят главным образом вербальный характер без активных насильственных или иных противоправных действий. Так, наиболее крупным мероприятием на праворадикальном направлении за последнее время оказалась масштабная стачка националистов, прошедшая в апреле 2015 г. в 16 городах Австралии (в том числе в Сиднее, Мельбурне и Брисбене) и получившая название «За сильную Австралию» («Reclaim Australia»). Однако даже на ней численность протестующих в общей сложности не превысила одной тысячи человек. В большинстве случаев праворадикальная экстремистская деятельность получает воплощение в медиапространстве, в социальных сетях и на профильных националистических форумах, где ведётся активная пропаганда правых взглядов и идей.

В частности, для лоббирования и продвижения протестных акций повсеместно используется сеть «Facebook». Так, в 2014 г. националисты использовали её для сбора подписей за отмену строительства мечети в Бендиго, штат Виктория. Активно эксплуатируются медиаресурсы австралийско-американского праворадикального форума «Ежедневный штурмовик» («The Daily Stormer») и информационного портала «База» («The Base»), знакомящие интернет-аудиторию с идеями неонацистов. Наибольшей популярностью до недавнего времени пользовался веб-сайт «Железный Марш» («Iron March»), заблокированный в 2017 г. в связи с крайне реакционными воззрениями и массовыми призывами к насилию.

Несмотря на то, что праворадикальные движения в Австралии не представлены единым центром и не могут стать серьёзной угрозой общественному и государственному правопорядку, в стране наблюдается определённая активизация их деятельности. Так, в феврале 2020 г. освещение в СМИ получил съезд членов «Национал-социалистической сети», устроенный на празднование Дня Австралии в парке недалеко от Мельбурна. Около 40 людей в полувоенной форме демонстрировали символику Третьего Рейха и приветствовали прохожих нацистским салютом. В том же месяце лидер названной организации Т.Сьюэл устроил драку в редакции телеканала, ранее показавшего его соратников в новостном выпуске. В ноябре 2020 г. за подготовку теракта против НПО левой ориентации в Мельбурне к 12 годам лишения свободы был приговорён Ф.Галеа. В марте 2021 г. в Австралийском национальном университете неизвестными были расклеены агитплакаты за «белую Австралию».

Данная активность является предметом озабоченности властей страны. В феврале 2020 г. директор Австралийской организации по безопасности и разведке (АСИО) М.Бёрджес заявил, что в Австралии растёт угроза, исходящая от праворадикальных экстремистов. Эту позицию в июле 2020 г. поддержал Главный комиссар австралийской федеральной полиции Р.Киршоу. Подобные высказывания всё чаще звучат в речах официальных представителей силовых ведомств страны, которые отмечают активизацию праворадикальных структур на фоне пандемии COVID-19. Согласно данным АСИО, по состоянию на сентябрь 2020 г. 40 % контртеррористических операций ведомства направлены на борьбу с праворадикалами (в 2016 г. подобные акции составляли лишь 10-15 %).

В конце 2020 г. в австралийском парламенте были начаты слушания в объединённом комитете по безопасности и разведке на предмет роста угроз, исходящих от экстремистских организаций, в том числе праворадикальных группировок. Профильный парламентский комитет штата Виктория 2 марта 2021 г. рекомендовал законодательно запретить использование нацистской свастики на территории региона. Данное решение было поддержано премьером штата Д.Эндрюсом, а представители его правительства ранее запрашивали содействие Посольства и Министерства юстиции Российской Федерации в получении информации о законодательных особенностях запрещения нацистской символики в России. Соответствующие данные были переданы австралийским партнерам 4 февраля 2021 г.

В марте 2021 г. министр внутренних дел Австралии П.Даттон объявил о включении британской неонацистской группировки «Дивизия Зонненкриг» («Sonnenkrieg Division») в национальный список террористических организаций. Это первый случай внесения в данный перечень структуры праворадикального толка в Австралии. На сайте МВД Австралии отмечено, что австралийцы напрямую не вовлечены в её деятельность и она не представляет непосредственной угрозы стране. Однако её враждебная мультикультурным обществам идеология может вдохновлять местных экстремистов, а террористические атаки потенциально опасны для австралийских граждан за рубежом. Членство в организации, связи с ней или финансовая поддержка будут квалифицированы как уголовное преступление с наказанием в виде лишения свободы до 25 лет. Экспертное сообщество и оппозиционная Лейбористская партия Австралии приветствовали этот шаг, но при этом указали на необходимость добавить в список запрещённых организаций те группировки, которые ведут деятельность непосредственно на территории страны.

Среди потенциальных «кандидатов» АСИО выделяет американскую структуру «База», пытавшуюся в 2019-2020 гг. вербовать сторонников в местных националистических объединениях. Правоохранительные органы ссылаются на узкие рамки местного законодательства, позволяющего признавать террористическими только те организации, которые прямо или косвенно вовлечены в подготовку, планирование террористических актов либо пропагандируют их совершение.

Особую значимость для австралийского общества имеет тема отношения населения к аборигенам. Восстановлению прав последних уделяется значительное внимание во внутриполитической повестке основных партий Австралии. Ведётся целенаправленная работа по выведению коренного населения на современный цивилизационный уровень. В рамках государственной программы «Сокращение отставания» улучшается доступ аборигенов к дошкольному, среднему и высшему образованию, предпринимаются шаги по увеличению продолжительности жизни, минимизации детской смертности и борьбе с безработицей. Вместе с тем коренное население остаётся самой бедной и социально незащищённой частью общества[4] и де-факто подвергается дискриминации. Комитет по правам инвалидов в своих заключительных замечаниях по итогам рассмотрения объединённых 2-го и 3-го периодических докладов Австралии отметил, что неполучение поддержки, нищета и изоляция, в которых пребывают аборигены и жители островов Торресова пролива, в особенности инвалиды, провоцируют появление у них суицидальных настроений[5].

Инициатива «Сокращение отставания» критикуется правозащитниками  за то, что в ней отсутствуют практические предложения по выправлению ситуации. Разочарование экспертов связано также с отказом от привлечения к работе организаций, возглавляемых аборигенами, в частности, Австралийского образовательного фонда для коренного населения. В целом, речь идет о необходимости формирования моделей принятия решений с более широким участием местных сообществ. При этом основной акцент сделан на необходимости учесть обращение коренных жителей к австралийскому правительству («Заявление Улуру от всего сердца» от 2017 г., призывающее к закреплению в Конституции Австралии прав аборигенов на представительство в парламенте страны). Однако правящая коалиция неуклонно отказывается давать ход этой инициативе.

Сохраняется устойчивая предвзятость к коренномму населению со стороны сотрудников правоохранительных органов. Хотя представители аборигенов составляют всего 3 % населения страны, на их долю приходится более четверти от общего числа совершеннолетних заключённых. Нередки случаи несоразмерного применения насилия со стороны полицейских.

Встречается пренебрежительное отношение бизнеса к аборигенским культовым объектам. Так, в мае 2020 г. получило резонанс уничтожение священного места Джуукан в результате горнорудных работ компании «Rio Tinto».

Бедственное положение коренных жителей Австралии, в том числе проблемы в области участия в политической жизни, отсутствие защиты их права на землю, дискриминацию в социально-экономической сфере, непропорциональность насилия в отношении женщин из числа коренных народов, а также чрезмерно высокий уровень представленности этой категории населения в уголовной системе, особенно детей, отмечали также КЛРД[6] и КПЧ[7]. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам в дополнение к вышеназванным проблемам выражал обеспокоенность высоким уровнем неблагополучия среди коренных народов по всем социально-экономическим показателям, а также несоблюдением принципа свободного, предварительного и осознанного согласия коренных народов при разработке политики в области добычи полезных ископаемых на землях, находящихся в их традиционном пользовании[8].

Под влиянием массовых протестов в США в связи с убийством афроамериканца Дж.Флойда в крупнейших городах Австралии в июне 2020 г. состоялись многотысячные митинги против проявлений расизма, в том числе по отношению к представителям коренного населения страны.

Таким образом, в настоящее время наиболее проблемным моментом в области борьбы с проявлениями нетерпимости и ксенофобии в австралийском обществе остаётся системная дискриминация аборигенов. Вместе с тем в последние годы на повестке дня всё чаще оказываются случаи расизма и национализма, свидетельствующие о росте в обществе крайне правых настроений. Данная тенденция, несомненно, требует самого пристального внимания правительства страны, продвигающего культуру мультикультуализма в качестве одного из стержней национальной идентичности австралийцев.

 

 

Австрия

После окончания Второй мировой войны в Австрии, освобождённой от гитлеровской оккупации, остро встал вопрос о создании эффективных правовых механизмов, способных предотвратить возрождение фашизма. При этом ставилась первоочередная цель не допустить возобновления в стране деятельности объединений и партий фашистского, нацистского или неонацистского толка или иных разновидностей фашизма.

Международно-правовые обязательства Вены по борьбе с нацизмом вытекают из положений Государственного договора о восстановлении независимой и демократической Австрии от 15 мая 1955 г., в соответствии со статьями 9 и 10 которого государство обязалось стереть все следы нацизма в политической, экономической и культурной жизни, предотвратить возрождение таких организаций в любой форме, а также всякую нацистскую и милитаристскую деятельность и пропаганду на территории страны.

Временное правительство Австрийской Республики в первом после его формирования заявлении в апреле 1945 г. объявило о введении уголовного преследования за преступления нацистского режима. В этих целях уже 8 мая 1945 г. был принят Конституционный закон «О запрете Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП)» («Запретительный закон»), а 26 июня 1945 г. – Конституционный закон «О военных преступлениях и других злодеяниях национал-социалистов» («Закон о военных преступлениях»). Эти законы продолжают действовать с некоторыми поправками, вносившимися по мере совершенствования национального послевоенного законодательства.

Согласно данному акту, «ставятся под запрет НСДАП, её военные формирования (СС, СА и другие), организационные структуры и присоединённые объединения, все без исключения национал-социалистические организации и учреждения, а также возобновление их деятельности». Их имущество отчуждается в пользу государства.

В параграфе 3 упомянутого закона конкретизируется, что запрету подлежит любого вида деятельность от имени НСДАП, даже если в действительности она проводится вне этой организации. Лица, продолжающие членство в партии или поддерживающие её цели, объявляются виновными в совершении преступления с наказанием в виде смертной казни и конфискации всего имущества. При наличии серьёзных смягчающих обстоятельств смертная казнь может быть заменена тюремным заключением на срок от 10 до 20 лет и конфискацией всего имущества.

В 1992 г. в «Запретительный закон» были внесены изменения, ужесточающие уголовную ответственность за любые попытки воссоздать или поддержать деятельность запрещённых нацистских организаций. При этом нижняя граница наказания была опущена. Поправки ужесточили наказание за пропаганду нацистской идеологии путём распространения публикаций или художественных произведений, а также ввели новый состав преступления – отрицание нацистского геноцида и преступлений против человечности или приверженность идеям национал-социализма.

В отношении нацистских преступников могут применяться и положения Закона «О военных преступлениях». В австрийских источниках приводятся сведения, что в послевоенный период в соответствии с данным законом было вынесено 13 607 обвинительных приговоров, 43 из которых предусматривали наказание в виде смертной казни, 29 – в виде пожизненного заключения. Вместе с тем, по мнению еврейских объединений Австрии, сегодня закон фактически не работает. Иерусалимский Центр Симона Визенталя в своём годовом отчете за 2017/2018 гг. критикует Австрию за то, что за последние 30 лет в стране не был наказан ни один нацистский преступник. Несмотря на то, что в 2011 г. с целью их поиска был создан Исследовательский центр послевоенной юстиции, его деятельность до сих пор не принесла никаких результатов.

На борьбу с наиболее распространёнными в Австрии деяниями правоэкстремистского толка направлен Закон «О знаках отличия» 1960 г., в соответствии с которым не допускается публичное использование символики (знаков, эмблем, форменной одежды и т.п.) запрещённых организаций фашистской и нацистской направленности, включая схожую с ней и употребляемую в качестве замены. Подобное правонарушение носит административный характер и наказывается штрафом до 4 тыс. евро или арестом сроком до 1 месяца (исключение составляют театральные и художественные произведения, а также выставочные экспонаты и печатная продукция, если использование такой символики не является их существенным элементом и не преследует целей пропаганды или одобрения нацизма). С марта 2019 г. в Австрии запрещена символика 13 организаций, рассматриваемых Веной как экстремистские, в том числе хорватских фашистов – усташей, объединения «Братья-мусульмане», организации и политической партии «Хизбалла», движения ХАМАС, Рабочей партии Курдистана, а также организации турецких националистов «Серые волки». Наказанием служит штраф в размере 4 тыс. евро, а в случае повторного  правонарушения – до 10 тыс. евро.

В австрийском законодательстве не принято отдельных нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы противодействия экстремистским проявлениям. Также в национальной юридической практике нет чёткого определения самого понятия «экстремизм». Поэтому преступные деяния, которые могли бы подпадать под это понятие, регулируются вышеупомянутыми «Запретительным законом» и Законом «О знаках отличия», а также Уголовным кодексом и Кодексом об административных правонарушениях.

В соответствии со статьёй 283 Уголовного кодекса Австрии уголовно наказуемыми считаются экстремистские действия (подстрекательство к насильственным действиям, нанесение телесных повреждений, угрозы жизни и здоровью и т. п.) и иные деяния (например, повреждение имущества) в отношении лиц, группы лиц, религиозного или церковного объединения по факту расовой, языковой, национальной, религиозной, мировоззренческой, государственной, этнической, половой, возрастной, сексуальной принадлежности. Согласно статье 33 Уголовного кодекса Австрии проявление расизма (в первую очередь в отношении лиц, указанных в статье 283) при совершении противоправных действий является отягчающим обстоятельством.

Положения Кодекса об административных правонарушениях применяются в том случае, если определённые деяния экстремистского толка не попадают под действие уголовного законодательства в силу отсутствия серьёзных негативных последствий для общества или незначительности ущерба. В частности, пункт 4 статьи 1 раздела III устанавливает наказание в виде денежного штрафа за распространение национал-социалистических идей.

Официальные власти Австрии прилагают значительные усилия по отслеживанию, предупреждению и предотвращению деятельности деструктивно настроенных правых сил. С 2013 г. в государстве действует «Национальный план действий по борьбе с правоэкстремизмом», который предусматривает комплексный подход к противодействию различным правоэкстремистским и неонацистским проявлениям.

В 2017 г. Австрийская Республика специальным законом национализировала дом в г. Браунау-ам-Инн (федеральная земля Верхняя Австрия), в котором родился Гитлер, с целью не допустить его превращения
в «место поклонения» неонацистов (до этого, начиная с 1972 г., МВД Австрии снимало его в аренду за 5 тыс. евро в месяц). Владелице была выплачена компенсация в размере 310 тыс. евро, однако она посчитала сумму недостаточной. В 2019 г. МВД Австрии объявило, что общая сумма компенсации составила 812 тыс. евро. В 2020 г. после долгих общественных дискуссий с участием политиков, представителей гражданского общества, историков, экспертов в области строительства было принято решение
о перестройке здания для превращения его в полицейский участок.  Предполагается, что фирма «Марте», выигравшая тендер на проведение работ, завершит их до конца 2022 г., а их общая стоимость составит
5 млн. евро.

Свой вклад в мониторинг активности правоэкстремистов и неонацистов в Австрии вносят Документальный архив австрийского сопротивления и НПО «Австрийский комитет Маутхаузена», проводящие исследовательскую и просветительскую работу и размещающие на Интернет-сайтах тематические материалы. «Австрийский комитет Маутхаузена» регулярно обновляет свою брошюру «Правоэкстремизм», информирующую, в первую очередь, издателей литературы о запрещённых символах и отличительных знаках нацистского толка. На официальном сайте комитета существует возможность анонимно сообщить о случаях проявления правого экстремизма.

Вместе с тем в некоторых сферах всё ещё остаются проявления неонацизма и расовой нетерпимости. Так, на территории Австрии, несмотря на протесты австрийских антифашистских организаций, проводятся ежегодные «памятные мероприятия», организуемые церковными структурами или НПО местного значения, связанными с праворадикальной средой. С 1950-х гг. в г. Блайбурге (федеральная земля Каринтия) в мае проходит ежегодная хорватская акция в память о так называемой «Блайбургской бойне» 1945 г., в ходе которой югославские партизаны Й.Тито устроили массовые расстрелы бежавших в Австрию хорватских усташей и словенских коллаборационистов. В акции участвуют высокопоставленные политики, общественные деятели и священнослужители из Хорватии, (в 2002 г. – премьер-министр И.Рачан, а в 2004 г. – его преемник на этом посту И.Санадер). Неоднократно отмечались случаи посещения  Блайбурга организованными группами, носившими отличительные знаки усташей, выкрикивавшими фашистские приветствия. После решительных действий полиции против этих лиц число их резко уменьшилось, а подобные эксцессы стали редким явлением. В 2020 г. в связи с коронавирусными ограничениями мероприятия не состоялись в широком формате, однако имели место отдельные возложения венков, а в национальной прессе в связи с очередной годовщиной встречались рассуждения о «вопросе, разделяющем европейские народы».

Кроме того, в г. Лиенце (федеральная земля Тироль) 31 мая − 1 июня  проводится день памяти так называемой «лиенцской трагедии» (выдача британскими оккупационными войсками Советскому Союзу 1 июня 1945 г. казаков, служивших в 15-м кавалерийском казачьем корпусе СС) с участием представителей городских властей, НПО «Австрийский чёрный крест», клириков Русской православной церкви заграницей. В 2020 г. в связи с пандемией панихида была отменена, однако на Интернет-ресурсе www.dolomitenbank.at была размещена памятная онлайн-выставка, организованная двумя профессорами университета Инсбрука, рассказывающая о «нелёгкой судьбе стремившихся к свободе людей».

Большую общественную дискуссию вызвал в Австрии представленный в канун католического Рождества 2019 г. доклад исторической комиссии Австрийской партии свободы (АПС), сформированной для изучения её истории и «тёмных пятен» после череды потрясших партию в 2018-2019 гг. скандалов, связанных со ставшими достоянием общественности фактами близости ряда функционеров и рядовых партийцев к праворадикальным и неонацистским кругам, а также с проявлениями антисемитизма в рядах АПС. Большинство экспертов и журналистов сошлись во мнении, что доклад стал попыткой «подретушировать» неудобные страницы истории партии и обелить нацистское прошлое её основателей.

Во многих городах Австрии по-прежнему присутствуют названия улиц и площадей, связанные с нацистским прошлым. Так, работавшая в Граце в 2016-2019 гг. специальная комиссия историков во главе с профессором Ш.Карнером (сопредседатель Российско-Австрийской комиссии историков) изучила 790 названий и пришла к выводу, что почти каждое восьмое из них имеет такую «привязку». Городские власти приняли критикуемое местными НПО решение − вместо их переименования повесить в течение 10 лет «разъяснительные» таблички в начале и в конце таких улиц. Установка табличек продолжается и время от времени обсуждается в австрийской прессе.

В австрийском обществе продолжают периодически обсуждаться темы, так или иначе связанные с нацистским прошлым. В ноябре 2018 г. группа деятелей искусств «Memory Gaps» предложила «переосмыслить» сохранившиеся в Вене «балконы Гитлера» (помимо известного балкона на площади Хельденплатц, с которого фюрер выступал спустя 3 дня после «аншлюса» Австрии в марте 1938 г., специально для него был сооружён балкон на Венской ратуше). В декабре 2018 г. австрийские НПО потребовали переименовать один из самых известных местных сортов красного винограда «Цвайгельт», поскольку выведший его Ф.Цвайгельт был «пламенным нацистом» (при том, что сам селекционер назвал новый сорт «ротбургер», переименование произошло только через 10 лет после его смерти, в 1975 г.).

Правоэкстремистская среда в стране весьма неоднородна, отличается по числу и составу участников, ресурсной базе и идеологической ориентации (антидемократические, расистские, исламофобные, антисемитские и ревизионистские течения). В докладе за 2019 г. Федерального ведомства по защите конституции и борьбе с терроризмом, в компетенцию которого среди прочего входит противодействие проявлениям экстремизма и неонацизма, отмечается, что деятельность праворадикальных групп представляет потенциальную угрозу общественному порядку и национальной безопасности страны.

По организационной структуре представители правых сил объединены, как правило, в так называемые «идейные» партии, союзы, «кружки единомышленников» либо «товарищества», могут состоять из отдельных активистов ревизионистского толка, которые отрицают ответственность Германии за развязывание Второй мировой войны и Холокост, преуменьшают другие преступления национал-социалистического режима. При этом в качестве «идейной базы» используются «труды» псевдоисториков-ревизионистов из Германии, США, Канады и Великобритании. Поскольку местным законодательством подобная агитация запрещена, она проводится из-за границы, в том числе с активным использованием возможностей сети Интернет.

Другую часть правоэкстремистского спектра составляют группы молодёжной «субкультуры» (в основном региональные), неонацистские «товарищества» (в том числе виртуальные), движение скинхедов, активисты-одиночки, представляющие маргинальные слои общества, а также  хорошо организованные объединения спортивных фанатов. Для упомянутых структур идеологическая составляющая играет второстепенную роль, при этом они имеют высокий мобилизационный потенциал и ярко выраженную склонность к насилию.

К правоэкстремистским объединениям Австрии относится  «Австрийское движение идентитаристов» (Identitäre Bewegung Österreich) – часть зародившегося во Франции европейского движения против унификации традиционных «коренных» культур, политики мультикультурализма и процессов глобализации, а также капитализма и американского доминирования. Австрийское отделение, близкое к правопопулистской АПС, с 2014 г. проводит ежегодные антимиграционные кампании, включающие протестные акции и пропаганду в Интернете, призывает отказаться от политики интеграции, провести репатриацию мигрантов и беженцев, законодательно закрепить понятие «ведущей культуры», проводить политику защиты института семьи и традиционных этнокультурных групп Австрии. Оно поддерживает тесные контакты с «партнёрскими» организациями в ФРГ, Франции и Италии.

После того, как в 2019 г. стало известно, что Б.Таррант – террорист, устроивший стрельбу в мечетях Крайстчёрча в Новой Зеландии, направлял пожертвования этому австрийскому движению, канцлер С.Курц поручил изучить юридические основания для его запрета. В 2020 г. «Идентитаристы» столкнулись с отказом крупнейших социальных сетей размещать их материалы. После теракта в Вене в ноябре 2020 г. в рамках ужесточения мер по борьбе с терроризмом и религиозным экстремизмом, была запрещена символика «Идентитаристов». На этом фоне в начале 2021 г. предпринята попытка преобразования движения: его лидер М.Зельнер основал консервативно-патриотическую гражданскую платформу «Die Österreicher – DO5» (отсылка к австрийскому движению сопротивления против нацизма O5), которая полностью повторяет повестку «Идентитаристов».

Другое правоэкстремистское объединение – «Рабочее сообщество в интересах демократической политики» (Arbeitsgemeinschaft für demokratische Politik/AFP) – зарегистрировано в качестве политической партии, однако в выборах участия не принимает. Оно включает незначительное число активистов и рассматривается в качестве платформы для налаживания контактов между представителями праворадикальной сцены Австрии с зарубежными единомышленниками.

Молодёжным отделением «Рабочего сообщества» является «Союз свободной молодёжи»/ «Молодёжное действие» (Bund freier Jugend, BfJ/ Junge Aktion), конспиративно действующее на территории федеральной земли Верхняя Австрия. Оно также объединяет лиц, придерживающихся националистических взглядов, в частности идей национал-социалистов, испытывающих ненависть к иностранцам по национальному и расовому признаку.

На волне сопротивления коронавирусным ограничениям возникли такие движения, как «Querdenken», «Bewegung 2020», «Platform Respekt», которые выступают против жёстких «антиковидных» мер, требуют соблюдения основных конституционных прав и свобод. Хотя упомянутые группы декларируют политическую неангажированность и приверженность демократическим ценностям, на деле они выступают точкой притяжения других радикально настроенных правых сил. Ярким тому примером стала прошедшая 16 января 2021 г. в столице массовая антиправительственная демонстрация (по данным МВД Австрии, в ней приняли участие более 10 тыс. человек), в которой было задействовано большое количество правоэкстремистских элементов: от «Идентитаристов» и АПС до футбольных ультрас, членов неонацистских группировок и бывших членов запрещённой в Австрии Национал-демократической партии.

Определённое влияние в Австрии имеют правые студенческие союзы («Олимпия», «Арминия Черновиц»), которые местные НПО считают праворадикальными. Их членами являются политические деятели федерального и регионального уровня из АПС. Функционируют также немногочисленные региональные праворадикальные ячейки: «Товарищество немецко-австрийских братьев по крови» (Kameradschaft Deutsch-Österreichische Blutsbrüder), «Сопротивление Браунау» (Widerstand Braunau), «Объект 21» (Objekt 21, с 2013 г. незаконно), «Свободные товарищества» (Freie Kameradschaften). Члены братств занимают 20 из 51 депутатского места АПС в Национальном совете (нижней палате австрийского парламента). Согласно данным Архива документации Австрийского сопротивления, это «рекордный показатель в истории Второй Австрийской республики»[9].

Для пропаганды своих взглядов правоэкстремисты используют митинги, демонстрации и уличные шествия, зачастую не санкционированные властями. В качестве медиаплатформы для распространения праворадикальных идей задействуют возможности печатных изданий «Актовый зал», «Феникс», «Новый порядок», «В настоящее время», «Эккарт» и др. Интернет и социальные сети всё активнее используются правоэкстремистскими группами для пропаганды своих «идей». Местные НПО относят к праворадикальным такие «альтернативные» Интернет-порталы, как «unzensuriert.at» и «alles roger?». Для обработки целевой аудитории, прежде всего молодёжи, активно задействуется неонацистская музыка, записи которой можно приобрести через Интернет.

Австрийская правоэкстремистская среда поддерживает связи с крайне правыми Германии, Италии, Испании, Швейцарии, Венгрии, Чехии, Норвегии, Швеции, Бельгии. Организованные группы и отдельные активисты регулярно участвуют в демонстрациях и шествиях в других странах, прежде всего, в Германии.

Тем не менее реальных политических перспектив у австрийских праворадикалов  в нынешних условиях нет. Число их активных сторонников невелико, а основную часть поднимаемых ими проблем («засилье мигрантов», «исламизация» и пр.) здесь традиционно представляет оппозиционная правопопулистская АПС. При этом последняя получила на досрочных парламентских выборах, прошедших 29 сентября 2019 г., всего 16,2 % голосов избирателей, что на 10 % меньше, чем на прошлых выборах 2017 г. (26,5 %)[10].

Эксперты отмечают растущую в последние годы агрессивность и «военизированность» экстремистских групп.  В декабре 2020 г. правоохранительные органы Австрии в ходе совместной спецоперации с немецкими коллегами обнаружили склад с оружием, принадлежащий местным неонацистским группировкам и предназначавшийся для создания незаконных вооружённых формирований в Германии.

Австрия в целом добросовестно выполняет свои обязательства по уходу за советскими воинскими захоронениями, большинство из которых находится в хорошем состоянии. 14 апреля 2020 г. при содействии МВД Австрии и финансовой поддержке российской компании «Газпром Нефть Трейдинг» и Фонда «Вольное Дело» на Центральном кладбище Вены были установлены памятные стелы с именами 170 красноармейцев, ранее считавшихся пропавшими без вести. В 2020-2021 гг. австрийской стороной было проведено облагораживание территории вокруг стел: были посажены кустарники,  пострижен газон, границы мемориала выложены мелким камнем.

Вместе с тем в последние годы имели место и случаи осквернения различных советских  военно-мемориальных объектов времён военного времени. Так, монумент погибшим при освобождении Вены советским воинам на площади Шварценбергплатц подвергался нападениям вандалов дважды в 2019 г. (25 апреля и 8 мая), трижды в 2018 г.
(10 января, 6 марта, 5 июля), 16 января 2017 г. и 23 февраля 2015 г., когда его фасадный цоколь был залит краской. 1 мая 2018 г. также имела место попытка осквернения памятника: группа неизвестных лиц попыталась забросать цоколь сосудами с краской, однако была вовремя остановлена туристами из России. Из-за отсутствия на площади полиции вандалам удалось скрыться. Несмотря на то, что ещё в апреле 2019 г. австрийские власти установили у памятника две камеры наблюдения, монумент пострадал вновь 2 июля 2020 г., когда неизвестный залил памятную табличку свечным воском.

С актами вандализма неоднократно сталкивалось и мемориальное кладбище в Лаа-ан-дер-Тайе (федеральная земля Нижняя Австрия). В 2019 г. с ряда могил были сбиты красные звёзды, а ранее − поломаны надгробные камни. В феврале 2020 г. неизвестными были украдены массивные железные ворота, которые должны были быть установлены у входа в православный храм, составляющий с захоронением единый мемориальный комплекс. МВД Австрии предполагало, что имела место обыкновенная кража, однако до настоящего момента не удалось установить ни виновников преступления, ни их мотивы.

Официальные власти Австрии с уважением относятся к памятникам воинам-антифашистам и жертвам Второй мировой войны, в том числе Холокоста. Создаются также и новые мемориальные места. В 2017 г. в Бадене (федеральная земля Нижняя Австрия) был открыт памятник евреям – жертвам национал-социалистического террора (совместный проект городских властей и еврейской общины Бадена при поддержке федеральной земли, Фонда будущего Австрийской Республики и Национального фонда Австрийской Республики). В марте 2018 г. правительство Австрии выступило в поддержку идеи НПО «Мемориал стены имён» о сооружении в Вене памятника австрийским евреям с именами всех 66 тыс. погибших в 1938-1945 гг. на территории Австрии (идея подобного монумента обсуждается с 1997 г.). Также было заявлено о готовности принять закон об упрощении порядка приобретения австрийского гражданства (при сохранении имеющегося) потомками еврейских беженцев, покинувших страну в 1930-е годы.

Следует отметить, что австрийские власти, политические силы и общественные движения не препятствуют проведению мероприятий, посвящённых чествованию героев-красноармейцев и памяти жертв войны. Незаконных эксгумаций/переноса останков воинов-антифашистов не зафиксировано.

Важную роль в воспитании населения, в духе осознания и неприятия преступлений национал-социализма играет государственный мемориальный комплекс на территории бывшего концентрационного лагеря Маутхаузен. Созданным в январе 2017 г. федеральным учреждением «Мемориальный комплекс Маутхаузен» проводится образовательно-воспитательная работа с молодёжью в целях поддержания памяти о войне и недопущения повторения ужасов нацизма. НПО «Австрийский комитет Маутхаузена» организует в мае каждого года, в годовщину освобождения лагеря, поминальные мероприятия
с участием представителей австрийского руководства, общественности, зарубежных гостей, венского дипкорпуса, собирающие, как правило, значительное число участников, в том числе по линии гражданского общества. В тёплое время года в мемориальном комплексе молодые люди на добровольной основе ухаживают за многочисленными памятниками, расположенными на его территории, в том числе за советскими.

В то же время на международной арене Австрия следует в русле общей линии ЕС. Так, австрийцы регулярно воздерживаются при принятии Генеральной Ассамблеей ООН ежегодной резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости». Не стало исключением и голосование по данному документу в декабре 2020 г.

По данным МВД Австрии, в 2020 г. зафиксировано 853 противоправных действия человеконенавистнического  характера (в 2019 г. – 922). Наблюдается снижение правонарушений правоэкстремистского толка (697; в 2019 г. – 797) при росте расистских (104; на 15 случае больше в сравнении с предыдущим периодом), антисемитских (36; на 6 случаев больше) и исламофобских (16; на 9 случаев больше) преступлений.  

Официальные данные властей на этот счёт значительно ниже статистики, приводимой правозащитными организациями. Согласно данным правозащитной НПО «ZARA» («Гражданское мужество и деятельность против расизма») в 2019 г. в стране было зарегистрировано
1950 нарушений прав человека на расовой почве (в 2018 г. – 1920, в 2017 г. – 1162), при этом более половины из них зафиксировано в сети Интернет. Результаты проведённого в конце 2020 г. исследования центра «BanHаte» показывают рост на 76 % (более чем на 3 тыс.) числа «ненавистнических» сообщений в сети в сравнении с 2019 г. Значительная часть из них имеет правоэкстремистский подтекст, связанный, как правило, с ксенофобскими (22 %), национал-социалистическими (21 %) и антисемитскими (9 %) взглядами. В рамках борьбы с «ненавистью в сети» 1 января 2021 г. в Австрии вступил в силу пакет законодательных мер, существенно ограничивающий размещение соответствующего контента в Интернете.

Отмечается некоторая поляризация взглядов в обществе на миграционную проблему. Согласно опросам общественного мнения (март 2018 г.), 67 % респондентов высказались за то, что Австрия должна помогать беженцам, но при этом 74 % согласились с высказыванием о существовании в государстве параллельного общества мигрантов. По мнению правозащитников, не последнюю роль в росте числа подобных проявлений сыграло активное использование АПС в составе федерального правительства Австрии (декабрь 2017 – май 2019 гг.) концепции нулевой терпимости к мигрантам-правонарушителям.

Уровень интеграции иностранцев в целом и беженцев в частности остаётся для австрийских властей и местного общества крайне важным показателем. На волне неослабевающей мигрантофобии полицией фиксируется рост числа правонарушений и со стороны местного населения, в первую очередь в отношении учреждений временного содержания мигрантов (нанесение ущерба имуществу, поджоги и т.п.).

На эти проблемы, связанные с ситуацией вокруг мигрантов, указывали и международные контрольные органы по правам человека. Так, Комитет по правам человека в октябре 2015 г. выражал обеспокоенность тем, что, несмотря на принимаемые австрийскими властями меры, мигранты, иностранцы и этнические меньшинства, в особенности цыгане, сталкиваются с проблемой нетерпимости и дискриминации. В частности, зафиксировано усиление пропаганды расовой или религиозной ненависти по отношению к мигрантам и соискателям убежища, а также цыганам, мусульманам, евреям; рост числа не всегда пресекаемых ненавистнических высказываний политических деятелей, а также пропаганда ненависти к людям другой веры со стороны радикальных исламистских проповедников. Отмечен рост числа ненавистнических высказываний в Интернете и в онлайновых форумах. Комитет также указал в этой связи на низкую представленность этнических меньшинств в политической и общественной жизни страны, в том числе в законодательных и исполнительных органах[11].

Обеспокоенность в связи с преступлениями на почве ненависти и нападениями на беженцев и соискателей убежища, в том числе женщин и девочек, выражал также Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ) в июле 2019 г.[12]

В марте 2019 г. австрийское правительство заявило о планах открытия «Документационного центра политического ислама» с целью борьбы с проявлениями антисемитизма, прежде всего в среде мигрантов. Согласно исследованию, проведённому в 2018 г. венским Институтом эмпирических социальных исследований по заказу парламента Австрии, 10 % австрийцев являются «стойкими антисемитами», в особенности антисемитские настроения распространены среди турецкоязычных и арабоязычных жителей страны (от 50 % до 70 % из их числа).

По данным проведённого в начале 2019 г. по заказу Национального совета Австрии исследования по распространению антисемитизма в стране, около 10 % населения поддерживают антисемитские настроения. По данным австрийского Института эмпирических социальных исследований, антисемитизм более распространён среди людей, говорящих на турецком и арабском языках. С утверждением «если государство Израиль исчезнет, то на Ближнем Востоке установится мир», согласились 10 % респондентов, в то время как среди арабоязычного населения с таким тезисом солидарны более 70 %, а среди турецкоязычного – 50 %. Согласно исследованию Агентства ЕС по основным правам человека (АОПЧ), 24 % респондентов-евреев считают антисемитизм очень серьёзной проблемой в Австрии, в то время как 49 % – относительно серьёзной[13].

Результаты совместного исследования НПО «Форум против антисемитизма» и Еврейской общины Вены показали, что количество происшествий с антисемитским подтекстом увеличивается с каждым годом: в 2019 г. выросло до 550, то есть на 10 % в сравнении с 2017 г. (503). Заметный рост числа инцидентов фиксировался в начале пандемии коронавируса, когда в адрес еврейского населения поступали обвинения в распространении COVID-19. Среди них преобладают: оскорбительное обращение, прежде всего, в онлайн-пространстве (239 случаев), порча имущества (78), нападения (6), которые, как правило, совершались праворадикально настроенными лицами либо представителями исламского мира.

В апреле – мае 2019 г. венская выставка под открытым небом, посвящённая жертвам Холокоста, трижды подвергалась нападениям со стороны вандалов. В октябре 2019 г. в Вене было совершено нападение на члена Совета еврейской общины со стороны местного автомобилиста, который предположительно, выкрикивая антисемитские оскорбления, нанёс несколько ударов по лицу потерпевшего. В августе 2020 г. с разницей в несколько дней неизвестные напали на президента еврейской общины Граца Э.Розена, а также изрисовали граффити стены и разбили стёкла городской синагоги.

В ходе состоявшейся по следам инцидентов рабочей встречи министра по делам Евросоюза и Конституции Австрии К.Эдтштадлер с Э.Розеном обсуждался проект «дорожной карты» по борьбе с антисемитизмом. Помимо принятия в будущем Национальной стратегии по противодействию антисемитизму, они договорились об учреждении в Ведомстве Федерального канцлера специального подразделения в целях мониторинга подобных правонарушений и поддержания более тесной координации с еврейскими общинами страны.

В соответствии с решением австрийского правительства, с 1 сентября 2020 г. депортированные в годы Второй мировой войны с территории Австрии евреи (более 100 тыс. чел.) и их потомки могут ходатайствовать о получении австрийского гражданства без необходимости отказа от уже имеющегося (в Австрии двойное гражданство предоставляется только в исключительных случаях). По оценкам властей, на первом этапе ожидается более 50 тыс. обращений. Глава еврейской общины Австрии О.Дойч назвал это решение «не подарком, а «формальным устранением несправедливости».

По данным общества «Dokustelle Wien», количество случаев исламофобии в 2019 г. достигло 1051 (в 2018 г. – 540). Согласно «интеграционному барометру» Австрийского интеграционного фонда, отношение австрийских граждан к мусульманской части населения с каждым годом ухудшается. По мнению 62 % из 1 тыс. респондентов, совместную жизнь с мусульманами можно охарактеризовать как «плохую». Соответствующий настрой подтверждается выводами очередного доклада Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) по Австрии, согласно которому в государстве «существует высокая степень исламофобии, и общественный дискурс становится все более ксенофобским, особенно в отношении мусульман и беженцев»[14].

Дискриминационные последствия, по мнению КЛДЖ, для проживающих в Австрии мусульманок и приезжающих женщин и девочек – мигранток имеет решение властей о запрете на ношение в общественных местах одежды, скрывающей лицо. Данное законодательное положение, по мнению экспертов, ограничивает право на свободу мысли, совести и религии представительниц этой категории населения, которые носят соответствующую одежду в силу религиозных убеждений, а также содействует их социальной изоляции[15].

Поводом для критики стал ряд инцидентов, произошедших с начала 2019/2020 учебного года в школах Вены. С момента вступления в силу в мае 2019 г. запрета на ношение в начальных школах мусульманских головных платков-никабов до конца ноября 2019 г. зафиксировано 8 случаев нарушений. Во всех случаях родителям после получения юридической консультации пришлось принять решение властей (в случае отказа им грозил штраф до 440 евро). В январе 2020 г. Исламское сообщество Австрии подало в Конституционный суд Австрии жалобу на эту ограничительную меру, считая, что она нарушает основные права человека, такие как свобода вероисповедания и право на воспитание родителями.

Примечательно, что сам запрет в Законе «О школьном образовании» сформулирован в общем виде: ученики в возрасте до 10 лет не должны носить покрывающую голову одежду, отражающую религиозные или идеологические убеждения. Однако впоследствии парламентский подкомитет по образованию выпустил пояснительный комментарий по этому поводу, разъяснив, что под ограничение подпадают лишь такие головные уборы, которые скрывают либо волосы целиком, либо большую их часть. Таким образом, из-под действия закона было выведено ношение ермолок и паток – детских головных уборов сикхов. Это делает ещё более очевидной направленность данного шага против девочек-мусульманок, что, по мнению экспертов ЕКРН, может вылиться в маргинализацию этой группы учащихся и негативно сказаться на осуществлении ими права на образование[16].

Отмечаются случаи расового профилирования со стороны сотрудников полиции в отношении определённых лиц из-за их внешности, цвета кожи и этнической принадлежности[17]. Так, в январе 2019 г. в ходе плановой проверки документов в районе Фаворитен (Вена) двое полицейских избили 28-летнего чеченца. Шестеро находившихся рядом стражей правопорядка безучастно наблюдали за этими противоправными действиями. Только после того, как потерпевший предоставил видеодоказательства происшествия, в отношении сотрудников полиции была начата рабочая проверка, по итогам которой они были временно освобождены от занимаемых должностей. В настоящее время дело рассматривается по линии Федерального ведомства по борьбе с коррупцией.

По информации ЕКРН, несмотря на действующий в Австрии законодательный запрет на расовое профилирование, до настоящего времени в судебном порядке были разрешены лишь два дела, в которых поднималась указанная проблема. Отсутствуют также какие-либо данные о рассмотрении жалоб на подобное обращение Управлением уполномоченного по правам человека в Австрии, несмотря на то, что тематика расового профилирования отнесена к его компетенции[18].

Согласно статистике Института «SORA» лица с миграционным прошлым либо исламской религиозной принадлежностью испытывают дискриминацию в два раза чаще (62 % и 78 %), чем лица без миграционного происхождения (37 %) либо христианского вероисповедания (39 %). По приведённым в докладе АОПЧ данным социологического исследования, в Австрии 45 % опрошенных считают, что мусульмане не должны обладать такими же правами, как все остальные жители страны[19].

Специфической для австрийской правовой системы проблемой остаются сложность и фрагментарный характер антидискриминационного законодательства. Причина этому кроется в разделении компетенции между федеральным правительством и землями. Различия между Законом «О равном обращении» и законами каждой из земель, заключающиеся в предоставлении различной степени защиты в зависимости от оснований дискриминации, приводят к правовой неопределённости и путанице при применении нормативных положений[20].

В марте 2020 г. Комитет по правам ребёнка поприветствовал принятые Австрией меры по борьбе с ненавистническими высказываниями и проявлениями неонацизма, расизма, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости, такие как создание в прокуратурах специальных подразделений для расследования случаев разжигания ненависти и включение вопросов расизма, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости в учебные программы австрийских школ[21].

В целом следует отметить, что значительное число группировок праворадикального толка является результатом нацистского прошлого страны, однако их реальное влияние на внутриполитическую повестку дня Австрии невелико. Вместе с тем в государстве по-прежнему имеют место такие формы проявления нетерпимости, как расизм, антисемитизм, исламофобия, мигрантофобия. В разрешении этих проблем в последние годы прогресс так и не наметился, несмотря на неоднократные замечания и рекомендации международных мониторинговых структур на этот счёт.

 

Албания

В годы Второй мировой войны Албания была оккупирована фашистскими итальянскими, а затем нацистскими германскими войсками, освободить от которых территорию своего государства в 1944 г. албанцы смогли, не прибегая к прямой иностранной помощи. После этого в стране на 40 лет установился режим коммунистической диктатуры, из-за чего сегодня правительство социалистов, желая продемонстрировать как западным союзникам, так и албанской общественности, что не имеет ничего общего с предшественниками своей партии, всё чаще заявляет о необходимости пересмотра истории антифашистской борьбы албанского народа.

В 2005-2013 гг. находившаяся у власти Демократическая партия продвигала на практике идею «равной ответственности тоталитарных режимов» за начало Второй мировой войны. Одним из ярких примеров ревизионистской деятельности стало переименование топографических объектов, носивших имена коммунистов – борцов с фашизмом.

В конце 2018 г. в центре Тираны состоялось перезахоронение останков «национального героя» М.Фрашери – лидера коллаборационистской антикоммунистической организации «Национальный фронт», находившейся у власти в годы военной оккупации Албании. Осуждение этой акции членами Организации ветеранов антифашистской национально-освободительной борьбы албанского народа и Организации семей патриотов, отдавших жизнь за Родину, властями было проигнорировано.

Попытки героизации самих нацистов и проведения неонацистских маршей и митингов в стране не отмечаются. В то же время в стране осуществляется выпуск печатных изданий, представляющих события военных лет в однобокой прозападной трактовке. Создана правительственная комиссия по подготовке новой версии албанской истории для учебных заведений, в которой за корректировку раздела, посвящённого событиям 1940-50-х гг., отвечают немецкие эксперты.

Ветераны-антифашисты негативно относятся к подобной скрытой пропаганде властей, расценивая её как попытку реакционных сил умалить заслуги патриотов в освобождении страны, вычеркнуть из истории роль партизан-коммунистов и обелить албанских пособников нацистов.

На подобном фоне не вызывает удивления позиция, занимаемая делегацией Албании при рассмотрении в рамках Генеральной Ассамблеи ООН ежегодно вносимой Россией и другими соавторами резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости». Являясь кандидатом на вступление в Европейский союз, Албания следует заданному им курсу и воздерживается при голосовании.

В стране фиксируются отдельные проявления неонацизма. Эта идеология распространена в среде болельщиков футбольного клуба «Тирана», в частности среди участников объединений Tirona Fanatics и Capital Crew. И те, и другие открыто демонстрируют свою ненависть к коммунистам, особенно в ходе матчей, в которых «Тирана» играет против футбольного клуба «Партизан». В 2014 г. заместитель премьер-министра Э.Браче назвал болельщиков фашистами за то, что те скандировали антикоммунистические «переклички» и вывесили адресованный команде-противнику плакат с надписью: «Для вас мы вновь откроем Освенцим». Албанская общественность по большей части с осуждением отнеслась к данному поступку. Однако отдельные Интернет-пользователи в комментариях  к освещающим указанные события статьям высказывали мнение о том, что Германия в действительности всегда являлась союзником албанского государства, а сформированная из албанских коллаборационистов 21-ая горнопехотная дивизия СС, которой было присвоено имя национального героя Скандербега, боролась за этническую Албанию[22].

Наряду с этим на своей странице в социальной сети Facebook объединение Capital Crew регулярно выкладывает изображения, содержащие нацистскую или фашистскую символику. Так, на одном из рисунков можно увидеть двух человек с татуировками в виде свастики и кельтского креста, избивающих обладателя татуировки с серпом и молотом. Распространены также фото, на которых болельщики воспроизводят римский салют. Используют они и изображение орла как символа Третьего рейха, печатая его на футболках. Члены Tirona Fanatics в свою очередь используют флаг с белым двуглавым орлом на чёрном фоне, очень незначительно отличающийся от того, что был у дивизии СС «Скандербег»[23].

Идеи национализма и экстремизма популярностью в стране не пользуются. Единственным относительно крупным ультраправым формированием являлось общественное объединение «Красно-чёрный альянс», сформированное на основе нескольких групп футбольных фанатов. В 2012 г. оно было преобразовано в политическую партию, идеология которой строилась преимущественно на грекофобии и призывах к созданию «Великой Албании» путём присоединения населённых албанцами земель соседних стран. Поскольку данное устремление всегда находило отклик у значительной части населения, руководство альянса приняло решение использовать его в электоральных целях. Тем не менее парламентские выборы 2013 г. стали для партии провальными. Если в декабре 2012 г. поддержать её готовы были 14 % опрошенных, то в итоге свои голоса за неё отдали лишь 1,7 % избирателей. После этого деятельность «Красно-чёрного альянса», в том числе в Интернет-пространстве, стала значительно менее активной.

Несмотря на это, 2 июня 2014 г. партия отметилась проведением акции, направленной против присутствия представителя Сербской православной церкви на открытии православного храма в Тиране. На церковной ограде протестующие развесили плакаты с надписью: «Сербский патриарх против Албании». Демонстрация была разогнана полицией[24].

Кроме того, националистические призывы звучали на мероприятии, организованном партией в столице с целью почтить память князя Скандербега, вождя антиосманского восстания, объединившего албанцев в XV в.[25]

Хотя проблема развития ультраправого движения на сегодняшний день стоит в Албании не столь остро, нормативно-правовое регулирование на сегодняшний день не позволяет ликвидировать его окончательно. Оно не объявляет вне закона расистские организации и не устанавливает уголовную ответственность за участие в них. На это указывал, в частности, Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) в декабре 2018 г.[26]

В то же время пункт 2 статьи 9 основного закона страны запрещает создание партий, чья деятельность способствует разжиганию расовой, религиозной, региональной или этнической ненависти. Согласно статье 3 Конституции Албании государство принимает на себя обязательство уважать и защищать национальное равенство, религиозное сосуществование, сосуществование и взаимопонимание албанцев с национальными меньшинствами. Равенство всех религий дополнительно закреплено в статье 10 документа. Правам национальных меньшинств посвящена статья 20, устанавливающая право представителей нетитульных народов выражать свою этническую, культурную, религиозную и языковую самобытность, обучать и учиться на родном языке, объединяться в организации и общества по защите своих интересов и своей самобытности.

Согласно статье 18 основного закона Албании в государстве запрещена дискриминация по признакам пола, расы, вероисповедания, национальности и иных подобных признаков. Однако часть 3 этой статьи содержит оговорку, согласно которой запрет этот действителен лишь в том случае, «если нет обоснованных и объективных причин» для его несоблюдения.

Уголовный кодекс Албании также содержит ряд норм, направленных против дискриминации и нетерпимости. Так, криминализована дискриминация со стороны официальных лиц на основе происхождения, пола, состояния здоровья, религиозных или политических ценностей, профсоюзной деятельности или из-за принадлежности к особой этнической группе, стране или религии. В соответствии со статьёй 253 Уголовного кодекса указанное деяние карается штрафом или лишением свободы на срок до пяти лет.

Наряду с этим борьбе с преступлениями на почве ксенофобии посвящены статья 265 («Разжигание ненависти или вражды») и статья 266 («Призывы к разжиганию межнациональной ненависти»). Совершение преступления по мотиву расовой ненависти, а также на почве нетерпимости к людям определённого цвета кожи, этнической принадлежности и в силу иных подобных признаков, в соответствии с пунктом j статьи 50, является отягчающим обстоятельством.

Помимо этого, в 2010 г. был принят Закон Албании «О защите от дискриминации». Этот нормативно-правовой акт содержит подробный перечень потенциальных оснований для дискриминационного отношения, включая, помимо национальности, расы, цвета кожи и прочих традиционных признаков, беременность, семейное состояние, состояние здоровья, генетическую предрасположенность и т.д.

В Албании проводится политика намеренного сокрытия статистики, связанной с преступлениями на почве ненависти. На это обращал внимание КЛРД, выразив озабоченность в связи с отсутствием достоверной информации о числе расследований, судебных преследований и обвинительных приговоров по делам об актах расовой дискриминации. Также Комитетом была озвучена критика в связи с продолжающимся использованием государственными и общественными деятелями ненавистнических высказываний в публичных выступлениях[27].

В Албании сохраняется высокий уровень толерантности по признаку культурной и религиозной принадлежности. Не фиксируется ущемление прав верующих всех представленных в стране конфессий.

Тем не менее имеются сложности с обеспечением прав национальных меньшинств. Наиболее уязвимой группой из их числа являются цыгане, подвергающиеся дискриминации в сфере доступа к занятости, образованию, здравоохранению, жилью и различным услугам.

В докладе Комиссара Совета Европы по правам человека Д.Миятович, подготовленном по итогам визита в Албанию, отмечается, что уязвимые группы населения по-прежнему имеют затруднённый доступ к правосудию. Результаты проведённого в 2017 г. ПРООН исследования по данному вопросу продемонстрировали высокий уровень правовой неграмотности, особенно среди цыган, и отсутствие доверия к системе правосудия среди албанцев. Согласно исследованию, для цыган, малоимущих, лиц с низким уровнем образования, инвалидов, жертв насилия в семье и детей из интернатных учреждений добиться справедливости гораздо труднее, чем для среднестатистического албанского гражданина. Многие из них являются жертвами множественной дискриминации и испытывают финансовые затруднения, что делает для них недоступным получение более качественных услуг. В результате некоторые из них оставляют все попытки решить свои правовые вопросы[28].

По мнению функционирующего в рамках Совета Европы Консультативного комитета Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств (КК РКЗНМ), принятый в 2017 г. Закон Албании «О защите национальных меньшинств в Республике Албании» содержит декларативные положения, направленные на защиту, сохранение и развитие культурной самобытности и языков национальных меньшинств. Он определяет собственную сферу применения по кругу лиц и права тех, кто принадлежит к национальным меньшинствам. Как отметил КК РКЗНМ, данный нормативно-правовой акт является очень общим и программным по своему характеру. Во многих важных областях он делегирует урегулирование конкретных вопросов Совету министров. Вместе с тем для того, чтобы сделать законодательные положения эффективными, необходимо обеспечить принятие подзаконных нормативных актов в виде решений Совета министров. Эти решения не были приняты в установленный законом срок в шесть месяцев, что лишило лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, доступа к их правам. Кроме того, решения Совета министров имеют подчинённый правовой статус, что в результате обеспечивает меньшую степень защиты прав[29].

В 2018 г. в указанный закон были внесены изменения: для нацменьшинств окончательно закреплён ценз в 20 % от числа проживающего в муниципалитетах населения для возможности получения школьного образования на родном языке.

Тем не менее, КК РКЗНМ в своём мнении по Албании отметил отсутствие прогресса в плане обеспечения обучения на языках национальных меньшинств или языкам национальных меньшинств. Школы, преподающие на греческом языке, продолжают функционировать в Гирокастре, Саранде, Дельвине и Корче, а обучение на македонском языке ведётся исключительно в Корче. Помимо ограниченного преподавания цыганского языка, обучение на других языках национальных меньшинств или другим языкам национальных меньшинств так и не было введено. Новый закон о национальных меньшинствах создаёт возможности для преподавания на языках всех национальных меньшинств в албанских школах. Вместе с тем в проекте решений Совета министров были сформулированы ограничительные критерии для создания в учебных заведениях соответствующих классов[30].

Многие представители меньшинств – рома и балканские египтяне –  подвергаются принудительному выселению в рамках крупных инфраструктурных проектов, в частности строительства кольцевой дороги вокруг столицы. Приветствуя ряд мер по обеспечению права на жилище, включая принятие Закона Албании «О социальном жилье», КЛРД с озабоченностью отметил необходимость полномасштабного применения введённых этим новым актом гарантий в контексте запланированных выселений[31].

Женщины и дети из цыганской общины составляют несоразмерно большое число среди жертв торговли людьми, особенно в целях сексуальной и трудовой эксплуатации, а также принуждения к попрошайничеству[32]. Кроме того, женщины из числа рома и ашкали по-прежнему имеют ограниченный доступ к первичной медико-санитарной помощи и к услугам по охране сексуального и репродуктивного здоровья, зачастую даже не знают о существовании таких услуг. Они также сталкиваются с препятствиями на пути к участию в политической и общественной жизни, в том числе в осуществлении своего права голоса. Доступ к официальному рынку труда для таких женщин тоже ограничен. На все эти факторы обращал внимание Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин в июле 2016 г.[33] Помимо этого, эксперты с обеспокоенностью указали на ограниченность доступа к образованию девочек из числа рома и ашкали в связи с низким качеством школьной инфраструктуры и нехваткой учителей[34].

Положительно следует оценивать тот факт, что власти страны прилагают усилия по исправлению ситуации. В Албании функционируют институты народного защитника и уполномоченного по защите от дискриминации. После вступления в силу Закона Албании «О защите национальных меньшинств» государственный комитет по вопросам меньшинств получил новый мандат и находится в процессе реструктуризации, а также создается фонд для национальных меньшинств[35].

В Албании насчитывается около 4900 апатридов или лиц, которым угрожает безгражданство, многими из которых являются цыгане, не имеющие документов, удостоверяющих личность, а также дети цыган или дети, родившиеся за границей и не имеющие регистрации рождения. Ещё одной группой лиц, которым угрожает безгражданство, являются албанские эмигранты, которые выехали за границу и добровольно отказались от своего гражданства и/или не получили гражданства страны назначения[36]. В результате пересмотра закона «О статусе гражданина» была исключена вероятность получения детьми статуса «негражданина».

Подводя итог анализу ситуации с распространённостью в Албании ультраправых идеологий и дискриминационных практик, следует констатировать, что за отчётный период она не претерпела существенных изменений. С одной стороны, идеи нацизма, фашизма, неонацизма не пользуются широкой поддержкой среди населения. С другой стороны, албанским руководством, причём и социалистами, и демократами, последовательно проводится курс на пересмотр итогов Второй мировой войны. Кроме того, фиксируется определённый комплекс проблем, связанный с проявлениями ненависти по признаку этнической принадлежности. Одной из наиболее проблемных сфер правозащитного досье Албании остаётся дискриминация в отношении представителей национальных меньшинств.

 

Бельгия

Бельгия не входит в число стран, где остро стоят проблемы героизации нацизма и ревизии итогов Второй мировой войны.  

Правовую основу для борьбы с проявлениями неонацизма, расизма и ксенофобии создают законы «О предупреждении действий, совершённых на почве расизма и ксенофобии», «О недопущении отрицания, минимизации или оправдания геноцида, совершённого немецким режимом во время Второй мировой войны» и «О пресечении некоторых форм дискриминации».

В целом в Бельгии уважительно относятся к памяти борцов Сопротивления и жертв нацизма, поддерживают в должном состоянии посвящённые им мемориалы и кладбища, на которых захоронены в том числе погибшие в боях на территории страны бойцы Красной Армии, участвовавшие в партизанском движении. Крупнейшими из мемориалов являются комплекс «Форт Бреендонк» – бывший нацистский концентрационный лагерь близ Мехелена, через который прошли тысячи заключённых перед депортацией в Освенцим, – и музей Холокоста в казарме «Доссен», расположённый неподалеку.

В стране проводятся торжественные мероприятия в связи с окончанием Второй мировой войны и освобождением страны от нацистов. Крупнейшие акции проходят в Брюсселе, Льеже и Антверпене с участием руководства этих городов, представителей региональных и федеральных властей, а также королевского дворца. Над ратушей Антверпена традиционно в День освобождения от нацизма, 6 сентября, поднимают флаги стран антигитлеровской коалиции, включая российский. В ходе церемоний бургомистр Б.Де Вевер, представитель «Нового фламандского альянса», традиционно отмечает роль Красной Армии в деле Победы над немецко-фашистскими захватчиками.

Представители бельгийских властей, ветеранских организаций, общественности регулярно выступают инициаторами совместных памятных мероприятий с участием российской стороны. В марте 2019 г. в Комблен-о- Поне по предложению местного военно-исторического кружка была установлена плита в память о герое Бельгийского сопротивления майоре Е.Доценко. В октябре 2019 г. в Ребеке состоялось торжественное открытие национального мемориала у могилы красноармейца, участника движения Сопротивления В.Талды в честь всех советских бойцов, сражавшихся в рядах бельгийских партизан. В церемонии участвовали бельгийские официальные лица, включая губернатора провинции Валлонский Брабант Ж.Майе.

Неизменно благожелательным и заинтересованным остаётся отношение официальных властей к проводимым Посольством России в Бельгии памятным мероприятиям, включая церемонии возложения цветов к могилам погибших солдат, акции «Бессмертный полк» в ряде городов.

Также отмечаются факты проявления в гражданском обществе несогласия с общеевропейской линией на размывание роли Красной Армии и СССР в Победе над нацизмом. Видные бельгийские историки и публицисты на страницах центральных газет раскритиковали текст принятой Европарламентом 19 сентября 2019 г. резолюции «О важности сохранения исторической памяти для будущей Европы», указав на явные искажения фактов, попытки реабилитации нацистского режима и навязывания ревизионной трактовки истории.

Тем не менее, декларируя неприятие идей нацизма, неонацизма и идеологии ненависти, Бельгия следует в русле ЕС и воздерживается при голосовании в Генеральной Ассамблее ООН по ежегодно принимаемой по инициативе России и других соавторов резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Одновременно в Бельгии фиксируются отдельные проявления нацизма и расизма. Так, значительную известность получил случай установки памятника в честь латвийских легионеров «Ваффен-СС» в сентябре 2018 г. в Зуделгеме (Западная Фландрия) на месте бывшего британского лагеря военнопленных, где после Второй мировой войны содержались латвийские эсэсовцы (данная акция была осуществлена в сотрудничестве с латвийским «Музеем оккупации Латвии»). В ответ на обращение активистов Бельгийской федерации русскоязычных организаций к руководству коммуны бургомистр А.Вермеулен сообщила, что памятник был установлен с учётом «исторических связей» этого бельгийского города с Латвией, чтобы «вспоминать о бывших легионерах с чисто человеческих позиций» и «в целях пропаганды современного искусства».

Тревожным симптомом является то, что на «блошиных рынках» в Бельгии продаётся военная атрибутика с нацистскими символами. Министр внутренних дел в 2014-2018 гг. Я.Ямбон признавал в этой связи, что Уголовный кодекс Королевства не содержит положений, запрещающих подобную практику. Преследование, в том числе уголовное, предусматривается лишь за активное выражение приверженности идеям нацизма, отрицание Холокоста, пропаганду незаконной дискриминации.

Вместе с тем правовые нормы, касающейся демонстрации нацистской символики, в будущем могут быть скорректированы. На рассмотрение Палаты представителей Федерального парламента Бельгии внесён ряд законопроектов, один из которых предполагает введение запрета на её использование в пропагандистских целях. Другой направлен на криминализацию любых деяний, основанных на принадлежности к нацистской и подобным идеологиям, включая учреждение и участие в функционировании соответствующих ассоциаций или объединений. Ещё одна инициатива касается корректировки Закона «О запрете частных военизированных формирований». Предполагается распространить его действие на любые «антидемократические» организации, созданные для продвижения человеконенавистнических идеологий.

В регулярных докладах спецслужб о ситуации в сфере безопасности фиксируется некоторый рост популярности крайне правых сил, что объясняется миграционным кризисом и общим ухудшением ситуации на данном направлении после терактов в марте 2016 г. Действующие в настоящее время в стране группировки неонацистского толка (как правило, с незначительным числом активистов) являются маргинальными и не оказывают заметного влияния на внутриполитическую ситуацию. К таким структурам можно отнести, например, бельгийское отделение международной неонацистской организации «Кровь и честь», «Фламандское сопротивление», «Щит и друзья». Их акции подвергаются критике представителей властей страны и попадают в поле внимания правоохранительных органов. Бельгийские СМИ, как правило, также реагируют на подобные события. Например, скандалом обернулся карнавал во фламандском Алсте в феврале 2020 г. из-за насмешек ряда участников над еврейской общиной. Инцидент поднял волну общественного возмущения в связи с очевидными признаками антисемитизма. Бельгийские власти, включая премьер-министра страны, осудили данную выходку. «Центр по обеспечению равенства возможностей и борьбе с расизмом» выступил в качестве посредника в контактах по данному сюжету между администрацией Алста и еврейскими объединениями.

В марте 2019 г. была поставлена точка в резонансном преступлении против представителей еврейской общины Бельгии (тогда в результате нападения 24 мая 2014 г. в Еврейском музее в Брюсселе погибло 4 человека; преступление вызвало в Бельгии и по всей Европе волну возмущения, негодования и сочувствия к еврейской общине страны). Виновный был приговорён судом присяжных к пожизненному заключению. Суд также отметил в своём решении антисемитский характер нападения[37].

Другой пример общественного неприятия подобных практик – ситуация вокруг движения «Щит и друзья». Против его основателя, депутата федерального парламента Д.Ван Лангенове, заведено уголовное дело в связи с подозрениями в нарушении законодательства в сфере владения оружием и оправдания преступлений нацизма. 18 марта 2021 г. он был лишён депутатского иммунитета.

Комитет по правам человека (КПЧ) в 2019 г. и Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) в 2021 г. сообщали о своей обеспокоенности в связи с тем фактом, что Брюсселем до сих пор не принят национальный или межфедеральный план действий по борьбе с расизмом[38]. Соответствующее обязательство Бельгия взяла на себя ещё в 2001 г. в рамках Всемирной конференции против расизма в Дурбане (ЮАР).

Работа на данном направлении сдвинулась с мёртвой точки совсем недавно: в феврале 2020 г. состоялось первое заседание профильной конференции с участием заинтересованных членов федерального и региональных правительств, а в сентябре 2020 г. был согласован текст концептуальной записки, которая послужит основой для дальнейших переговоров.

Между тем отмечается тенденция к ухудшению отношений между различными этническими и религиозными группами бельгийского общества. Наглядной иллюстрацией существующей напряжённости могут служить оживленные дебаты по вопросу о ношении головных платков. Несмотря на то, что решение об их полном запрете в учреждениях высшего образования было отменено Государственным советом, никаких принципиальных изменений на практике за этим не последовало. Вузы оставили в силе правила внутреннего распорядка, запрещающие ношение религиозной символики, вне зависимости от специфики конкретного учреждения.

В своём последнем докладе эксперты функционирующей в рамках Совета Европы Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) рекомендовали властям обеспечить условия для того, чтобы решения, принимаемые школами и высшими учебными заведениями относительно установления запрета на ношение религиозных символов или одежды, отвечали принципу законности и принимались на недискриминационной основе[39].

В свою очередь КПЧ подверг критике законодательство о ношении паранджи в общественных местах. Тот факт, что оно предусматривает в качестве санкции наложение штрафа или тюремное заключение, по мнению экспертов, свидетельствует о несоразмерном вмешательстве в свободу исповедовать свою религию или убеждения. Кроме того, Комитет обеспокоен запретом на ношение религиозных символов на работе, в некоторых государственных органах, а также учителями или учащимися государственных школ, что может привести к дискриминации и маргинализации некоторых лиц, принадлежащих к религиозным меньшинствам[40].

В стране фиксируются случаи расового профилирования среди сотрудников правоохранительных органов в отношении этнических меньшинств. Существование этой проблемы отмечалось в докладе Агентства ЕС по основным правам человека за 2020 г. со ссылкой на данные исследования, проведённого в июне 2019 г. Антверпенским университетом. Согласно ему, молодых людей – представителей этнических меньшинств полицейские останавливают для проверки в три раза чаще, чем остальных граждан. В работе делается вывод, что подобная практика подрывает доверие этой группы населения к органам правопорядка[41].

Задержание в марте 2021 г. мигрантки из Конго в Льеже породило очередную волну общественного недовольства и вылилось в проведение демонстрации в защиту лиц африканского происхождения под лозунгом «Black Lives Matter». Женщина обвинила полицейских в расизме и насилии. Начавшаяся мирно стихийная акция протеста закончилась столкновениями митингующих с полицией[42].

Ранее аналогичная ситуация имела место в январе того же года в Брюсселе, где массовые беспорядки вспыхнули после того, как в полицейском участке погиб 23-летний выходец из Гвинеи. Он был задержан после отказа представить стражам порядка документы и попытки бегства. В участке ему стало плохо, он потерял сознание и умер[43].

Кроме того, 11-12 апреля 2020 г. в мигрантском районе Брюсселя Андрелехт также имели место массовые выступления. Поводом к тому послужила гибель молодого человека в результате столкновения с автомобилем при попытке убежать от полицейского патруля. Стычки с полицией закончились применением водомётов и массовыми задержаниями.

Отмечается высокий процент безработных и лиц, выполняющих низкоквалифицированный труд, среди лиц африканского происхождения. Эта категория населения подвержена расовой дискриминации не только в сфере трудоустройства, но и в области образования и жилья, а также недопредставлена в сфере государственного управления, в СМИ, в культурной, научной, университетской среде[44].

ЕКРН в своем последнем докладе по Бельгии отмечала, что уголовное законодательство этой страны не содержит понятий, разграничивающих дискриминацию и насилие на почве ненависти. Было акцентировано, что любое нарушение антидискриминационных законов, составляющих уголовное преступление, обычно классифицируется полицией или прокурором как «дискриминация». В базах данных полиции или прокуратуры не указано, является ли конкретный инцидент насилием, мотивированным ненавистью, или другой формой дискриминации. В этой связи Бельгии было рекомендовано включить в статистическую отчетность данные об отягчающих обстоятельствах правонарушений, чтобы преступления на почве ненависти могли быть более легко идентифицированы[45].

В практическом плане главным документом, координирующим усилия правоохранительных органов на направлении борьбы с дискриминацией и нетерпимостью, является совместный циркуляр Министерства юстиции, Министерства внутренних дел и Коллегии генеральных прокуроров от 17 июня 2013 г. В нем, в частности, предусмотрено, что в каждом судебном округе должен быть назначен особый прокурор, расследующий в приоритетном порядке данный вид преступлений.

Важным инструментом контроля за соблюдением основных прав является созданный при Палате представителей бельгийского парламента и подотчётный ей «Комитет П», контролирующий работу полиции. Граждане, которые считают себя ущемлёнными в своих правах в результате действий силовых структур, могут обращаться в эту структуру напрямую. Любые претензии по превышению полномочий, неисполнению обязанностей, включая недобросовестное расследование проявлений расовой нетерпимости, становятся предметом соответствующих разбирательств.

Мониторинг общей ситуации возложен на межрегиональный Центр по обеспечению равенства возможностей и борьбе с расизмом. За 2020 г. этот орган открыл 956 дел по вероятным проявлениям расизма (рост на 0,5 % по сравнению с предыдущим годом). В основном речь идёт о расовой дискриминации в сферах труда и занятости, оказания услуг, а также о человеконенавистнической риторике в Интернете, преимущественно в соцсетях Facebook и Twitter.

Значительное внимание уделяется проведению информационных кампаний, адресованных преимущественно молодежи, направленных на предотвращение бытовой дискриминации во всех сферах жизни, недопущение ненавистнических высказываний, развенчание расовых предрассудков и стереотипов. Соответствующие программы реализуются как на федеральном уровне (последняя запущена в марте 2019 г.), так и силами регионов.

С началом пандемии COVID-19 участились случаи совершения правонарушений на почве ненависти, направленных, в частности, на лиц азиатского происхождения. Отмечено учащение использования языка ненависти, в особенности антисемитского и исламофобского характера, а также ужесточение в Интернете и в социальных сетях риторики в отношении мигрантов, беженцев и соискателей убежища.

Подводя итог, следует отметить, что с точки зрения борьбы с расизмом и дискриминацией Бельгия является одной из относительно благополучных европейских стран. Тем не менее определённые проблемы на данном направлении не получают разрешения уже не первый год и требуют значительно большего внимания со стороны официальных властей. Что же касается политики Брюсселя в вопросах сохранения памяти о Второй мировой войне, она в целом отличается в лучшую сторону от политики ряда других государств ЕС.

 

Болгария

Проявления крайнего национализма, неофашизма и ксенофобии в Болгарии не являются редкостью. Здесь действует ряд структур, откровенно пропагандирующих идеи национал-социализма, в частности расовую ненависть и нетерпимость к проживающим на территории страны нацменьшинствам. Среди них можно выделить «Болгарский национальный союз» (лидирующее неонацистское движение Болгарии, созданное в 2001 г. и зарегистрированное в качестве НПО, позиционирующее себя как наследник Союза болгарских национальных легионов), болгарское отделение международной неонацистской организации «Кровь и честь» (создана в 1987 г. в Великобритании) в Пловдиве, ультраправую организацию «Национальное сопротивление» (создана в 2008 г.) и Националистическую партию Болгарии (основана в 2013 г.).

21 апреля 2019 г. в Софии состоялся учредительный конгресс структуры «Крепость Европа», в котором приняли участие представители крайне правых европейских НПО. Болгария на нём была представлена членами «Болгарского национального союза».

Вместе с тем маловероятна перспектива вхождения представителей болгарских националистических организаций в состав законодательных и исполнительных органов власти. Тенденции к увеличению их числа также не наблюдается. Более того, 10 февраля 2020 г. Софийская городская прокуратура подала в Софийский городской суд исковое заявление об отмене регистрации НПО «Болгарский национальный союз».

Последняя стоит в авангарде распространения идей крайнего национализма. Именно она выступала организатором и идейным вдохновителем факельного шествия «Луков марш» (проводилось в 2003-2018 гг.) в память о генерале Х.Лукове (1887-1943 гг.) – идеологе болгарского нацизма времён Второй мировой войны, стороннике альянса с фашистами, лидере Союза болгарских национальных легионов[46]. Участники акции используют военную форму, националистическую атрибутику и лозунги соответствующего содержания. По их инициативе в 2005 г. на фасаде дома, где жил Х.Луков, была установлена мемориальная доска.

В последние годы столичная администрация неоднократно пыталась запретить проведение «Лукова марша», однако националистам удавалось в суде отстаивать свои права, прикрываясь положениями Закона Республики Болгарии «О собраниях, митингах и манифестациях». В 2021 г. местные власти приняли беспрецедентные меры по ограничению масштаба этого мероприятия. Мэр Софии Й.Фандыкова издала распоряжение о запрете проведения факельного шествия в центре столицы 13 февраля 2021 г.[47], которое было подтверждено решением Верховного административного суда Болгарии. Желающим почтить память коллаборациониста позволили лишь собраться у места гибели Х.Лукова. В МВД Болгарии в этой связи заявили о намерении не допустить нарушения законных предписаний столичной мэрии неонацистами, после чего передвижение их групп по городу было взято под плотный контроль. В свою очередь Союз «Антифашистское действие – Болгария» организовал митинг против «Лукова марша». Протестующие прошли по центру столицы с плакатами антифашистского содержания.

Несмотря на декларируемое властями неприятие идей нацизма, неонацизма и идеологии ненависти, а также усилия по противодействию проведению таких мероприятий, Болгария следует в русле ЕС и воздерживается при голосовании в Генеральной Ассамблее ООН по резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

В октябре 2019 г. евродепутат и кандидат на пост мэра Софии от партии «Внутренняя македонская революционная организация» А.Джамбазки в прямом эфире программы «Панорама» на Болгарском национальном телевидении заявил, что полностью поддерживает проведение в столице «Лукова марша».

В форме факельного шествия проходит также чествование другого болгарского пособника фашистов – военного летчика Д.Списаревского. Оно проводится каждое 20 декабря в селе Долни-Пасарел Софийской области.

Ежегодно 30 апреля, в годовщину смерти А.Гитлера, по улицам Софии и области расклеиваются листовки с восхвалением вождя нацистов. На стены зданий часто наносятся граффити со свастикой или логотипом отрядов СС. В свободной продаже можно найти сувениры с изображениями нацистских знаков, «Mein Kampf» А.Гитлера, опусы зарубежных и болгарских отрицателей Холокоста, например Р.Харвуда, А.Панайотова, Б.Станкова и др.

Демонстрация фашистской символики регулярно фиксируется на стадионах во время футбольных матчей между национальными клубами, часть фанатов которых не скрывают свою принадлежность к неонацистским движениям. Так, в октябре 2019 г. в ходе футбольного матча квалификационного этапа Евро-2020 между сборными Болгарии и Англии болгарские болельщики выкрикивали расистские лозунги и демонстративно поднимали руки, имитируя нацистское приветствие. Инцидент получил широкий резонанс в Европе. В результате руководство Болгарского футбольного союза было вынуждено подать в отставку.

Примечательно, что в национальном законодательстве «распространение фашистских идеологий» приравнено к насильственному свержению конституционного строя (статья 108 Уголовного кодекса Республики Болгарии), однако случаев уголовного преследования по данному основанию не зафиксировано.

Несмотря на всё вышеперечисленное, официальная София не гнушается обвинять Российскую Федерацию в «фальсификации исторических событий» военного периода. В частности, в 2020 г., в 75-ую годовщину окончания Второй мировой войны, Болгария присоединилась к декларации, возлагающей на СССР и гитлеровскую Германию равную ответственность за величайшую трагедию XX века. Под текстом заявления свои подписи поставили также представители США и ряда восточно-европейских государств. В том же году вице-премьер и министр иностранных дел Е.Захариева при обсуждении вопроса о границах и репарациях Болгарии пыталась принизить усилия советской дипломатии на Парижской мирной конференции 1946 г.

Вызывает тревогу ситуация с обеспечением неприкосновенности памятников советским воинам. Хотя до настоящего времени фактов разрушения и демонтажа соответствующих мемориалов в Болгарии не зафиксировано, в стране периодически имеют место акты вандализма.

Наиболее частым посягательствам подвергаются главные советские воинские мемориалы: величественный памятник Советской Армии в центре Софии, памятник советскому солдату-освободителю в Пловдиве («Алёша») и братская могила красноармейцев в столичном квартале «Лозенец».

Так, в ночь на 13 января 2020 г. полицией была пресечена попытка двух школьниц нанести рисунки на памятник Советской Армии, а в ночь на 30 января 2020 г. были облиты красной краской и исписаны словами «не забыли» и «не простим» боковая часть «Алёши» и экспозиция с барельефом перед ним.

13 февраля 2020 г. факт вандализма также был зафиксирован в ходе регулярного осмотра братской могилы советских воинов в софийском «Лозенце»: у двух воинов из барельефной скульптурной группы советских солдат оказались сколоты носы и повреждены головы. В мае того же года, в канун Дня Победы, глава района К.Павлов предложил вовсе избавиться от мемориала.

В ночь на 9 апреля 2020 г. в городском парке Добрича нападению вандалов подвергся памятник на братской могиле 45 советских офицеров и солдат. На 7-метровой скульптуре и 12-метровом пилоне правонарушители синей краской нанесли надписи: «Смерть СССР», «Смерть России», «Болгария сама по себе», «Смерть оккупанту», «Смерть Алёшам», «Смерть коммунизму» и «Довольно самоунижения».

В ночь на 11 августа 2020 г. вновь был осквернён памятник Советской Армии в Софии: на центральную мемориальную доску «Советской Армии-освободительнице от благодарного болгарского народа» чёрной краской нанесена надпись: «Бойко, Лукашенко, прочь». Два месяца спустя, 13 октября, на той же мемориальной доске чёрной краской была выведена нацистская символика СС в виде сдвоенной руны «зиг» и под ней число 700, служащее обозначением противотанковой бригады СС, состоявшей из 700 болгарских добровольцев. 17 февраля 2021 г. братская могила в «Лозенце» вновь была осквернена путём нанесения различной символики.

Фактов незаконной эксгумации или переноса останков советских солдат на территории Болгарии не выявлено.

Попыток привлечения к ответственности болгарских ветеранов, сражавшихся на стороне Болгарской Народной Армии[48], партизанских отрядов и боевых групп, а также Движения Сопротивления, не отмечено. Не зафиксировано и фактов введения запретов на использование символики и знаков отличия Красной Армии и СССР, препятствования проведению памятных мероприятий по случаю Победы в Великой Отечественной войне, а также противодействия деятельности ветеранских организаций и НКО, борющихся против неонацизма и героизации нацизма.

Распространение неонацистских идей осуществляется посредством Интернет-сайтов организации «Болгарский национальный союз»[49] и факельного шествия «Луков марш»[50], где помимо прочего можно найти онлайн-лекции по ультраправой тематике. Для агитации и сбора средств активно используется социальная сеть «Facebook». На улицах Софии можно встретить расклеенные листовки и граффити со свастикой или логотипом отрядов СС.

Распространение риторики нетерпимости в адрес нацменьшинств имеет место в основном на бытовом уровне. Наличие националистических настроений в Болгарии эксперты связывают со сложной демографической ситуацией и прогрессирующим дисбалансом между количеством новорождённых детей у болгарского и цыганского населения (по неофициальным подсчётам примерно 1:4). Турецкое нацменьшинство также обгоняет болгар по этому показателю.

Вместе с тем в стране беспрепятственно функционируют партии и НПО, защищающие интересы турецкого и цыганского населения. Однако предметом пристального внимания СМИ периодически становятся носящие яркую националистическую окраску высказывания отдельных политиков, в основном на предмет роста преступности и неграмотности среди цыганского этноса.

Международные мониторинговые структуры, в частности Комитет по ликвидации расовой дискриминации[51] и Комитет по правам человека[52], высказывали обеспокоенность в связи с сообщениями об увеличении случаев использования ненавистнической риторики и совершении преступлений на почве ненависти в отношении турок, цыган, мусульман, евреев, лиц африканского происхождения, мигрантов, беженцев и соискателей убежища.

Эксперты указывают на недостаточность усилий властей по интеграции цыганского меньшинства. В отношении его представителей, включая детей, широко распространены стигматизация и дискриминация, что приводит к насилию и ненавистническим высказываниям в их адрес. На это указывал, в частности, функционирующий в рамках Совета Европы Консультативный комитет Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств (КК РКЗНМ)[53].

С целью обеспечения трудоустройства цыган разработаны специальные программы («Национальная стратегия по интеграции 2014-2020», «Национальная стратегия по интеграции цыган 2012-2020», «Развитие человеческих ресурсов 2014-2020»). Однако на практике большинство членов этой диаспоры не имеют постоянных и законных источников заработка.

В своём заключении КК РКЗНМ констатировал также ухудшение ситуации с обеспечением права меньшинств на участие в общественной жизни в течение контрольного периода. Многие организации, работающие с цыганами, а также организации, представляющие турецкое меньшинство, либо вышли из состава участников Национального совета, либо не стали вновь подавать заявление на получение такого статуса, заявив о своей неудовлетворённости его работой[54].

Отрицательной оценки заслуживает тот факт, что лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам, не предоставлено право использования родного языка при взаимодействии с исполнительной властью и что никакие меры не были приняты для оценки того, насколько велик спрос на его использование в таких ситуациях.

КК РКЗНМ отметил также и то, что в Болгарии традиционные местные топографические наименования не дублируются на языки национальных меньшинств. Более того, в 2018 г. местные власти Стара-Загоры приняли решение о замене топонимов турецко-арабского происхождения переводами на болгарский язык и неологизмами[55].

В то же время в 2019 г. в болгарских школах были введены пособия для преподавания турецкого языка как родного в 1 – 7 классах. В настоящее время разрабатываются материалы для преподавания в качестве родного языка армянского, цыганского и иврита. В сфере СМИ на языках меньшинств при поддержке Национального совета по сотрудничеству в сфере проблем этнических меньшинств и интеграции публикуются некоторые новостные бюллетени. На Болгарском национальном телевидении выходят ежедневные десятиминутные новостные передачи на турецком языке. В 2015 г. появился первый в Болгарии цыганский телеканал[56].

Официальные власти отказываются вступать в диалог с лицами, идентифицирующими себя в качестве македонцев и требующими признания в качестве национального меньшинства. В 2019 г. Апелляционный суд Софии в очередной раз подтвердил занятую 20 лет назад Болгарией позицию об отсутствии на её территории «македонского этноса»[57].

Имеется информация о затруднениях в области обеспечения функционирования религиозных структур. Так, сообщается, что ущемлёнными в правах чувствуют себя и духовные лидеры ислама. На местном уровне игнорируются инициативы возведения духовных училищ для религиозного просвещения детей и издание мусульманской литературы. Принятие поправок в Закон «О вероисповеданиях» существенно ограничило источники финансирования религиозных организаций из-за рубежа. В соответствии с другим утверждённым нормативным актом запрещается носить в общественных местах все виды «плотной или полупрозрачной ткани, которая прикрывает или скрывает лицо», включая платки, маски и другие части одежды. Исключение сделано только для тех, кто закрывает лицо в силу профессии или из-за проблем со здоровьем. Всем остальным носить паранджу и никаб разрешено только в религиозных учреждениях и дома.

Отмечены также случаи вандализма в отношении мест отправления религиозных культов. Расследования таких дел редко приводят к установлению и привлечению виновных к ответственности.

Суммируя вышеперечисленное, остаётся сделать вывод о том, что для Болгарии проблема постепенного возрастания популярности движений крайне правого толка сохраняет актуальность. Вместе с тем нельзя обойти вниманием и отдельные победы на пути борьбы с героизацией нацизма, в частности успешный запрет проведения факельного шествия «Луков марш» второй год подряд. Одновременно государству присущи и другие формы проявления ксенофобии и нетерпимости: прогрессирует бытовой национализм, порождающий ненависть к «чужеродному элементу» – туркам, цыганам и ряду других представителей нетитульного этноса.

 

Босния и Герцеговина

В Боснии и Герцеговине (БиГ) в целом признаётся ключевое значение Победы над нацизмом, давшей народам Европы свободу. В стране регулярно проводятся памятные мероприятия, связанные с борьбой югославского народа с оккупантами, отмечаются значимые даты, в первую очередь Битва на Сутеске (15 мая – 15 июня 1943 г.), Битва на Неретве (16 февраля – 15 марта 1943 г.), Игманский марш (январь 1942 г.), освобождение Сараево и Баня-Луки, концлагеря «Ясеновац» (апрель 1945 г.).

На государственном уровне в БиГ не было зафиксировано случаев и фактов героизации нацистского движения, сооружения памятников и мемориалов, посвящённых нацистам или их пособникам. В ходе 75-ой сессии ГА ООН делегация Боснии и Герцеговины поддержала выдвинутый Россией и соавторами проект резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Вместе с тем проживающие на территории страны народы (сербы, хорваты и бошняки-мусульмане) не могут прийти к единому мнению относительно того, какой вклад внесли их представители в освобождение мира от коричневой чумы, а также расходятся в оценках понесённых жертв. Подобная «фрагментация» исторической памяти является следствием вооружённого конфликта в БиГ в 1992-1995 гг.

Так, представители бошнякской политической элиты продвигают тезис о борьбе с оккупантами и «внешней агрессии» как в годы войны, так и в 90-е годы, делая акцент на том, что в обоих случаях боснийцам удалось отстоять «единую и неделимую» Боснию и Герцеговину. Местные сербы вспоминают жертв концлагерей профашистского государственного образования на территории нынешней Хорватии и БиГ – так называемого «Независимого государства Хорватия» (НГХ) (1941-1945 гг.)[58], подчёркивая решающий вклад сербского народа в борьбу с нацизмом, однако при этом нередко записывая представителей двух других народов в лагерь гитлеровских приспешников[59]. В свою очередь хорваты склонны занижать количество жертв среди сербского и еврейского населения в годы войны, продвигая при этом тезис о необходимости помнить всех погибших представителей своего народа, включая как воевавших в рядах партизан, так и сторонников НГХ. «Кровавый режим И.Б.Тито» они при этом подвергают безжалостной критике за расправу над последними по окончании войны. Хорватские правящие круги регулярно принимают участие в соответствующих памятных мероприятиях. К примеру, в мае 2020 г. в кафедральном соборе Святейшего Сердца Иисуса в Сараево по инициативе кардинала В.Пулича отслужили мессу в память о расстрелянных усташах. Это вызвало негативную реакцию представителей других народов страны и ветеранских организаций. Прославление военных преступников осудил Председатель Еврейского сообщества в БиГ Я.Финци[60]. Митрополит Дабробоснийский Хризостом объявил о прекращении сотрудничества с главой католической церкви в БиГ Верхнебоснийским архиепископом кардиналом В.Пуличем[61].

На сегодняшний день на государственном уровне нацистское движение в БиГ не героизируется, а неонацизм не поощряется и не пропагандируется. Тем не менее, отдельные неонацистские проявления дают о себе знать. В частности, в мусульмано-хорватской Федерации БиГ (ФБиГ) отмечаются попытки «обеления» пособников нацистов при попустительстве местной политической элиты. Примером тому может служить переименование улиц в Мостаре в 90-е годы в честь усташских преступников – М.Будака[62], Ю.Францетича, Л.Вокича, И.Зеленике, Д.Спужевича. Кроме того, у местных хорватов имеются планы по возведению в пригороде Мостара в районе села Били «мемориала мира», где предполагается установить несколько тысяч крестов с именами погибших в годы Второй мировой войны хорватов из Герцеговины, в том числе тех, кто был на стороне НГХ[63].

В городах с преимущественно бошнякским населением в последующий после вооружённого конфликта в БиГ период ряд улиц были также переименованы в честь приспешников нацистов. В Сараево были изменены 152 названия. При этом когда город входил в состав Республики Югославии, все эти улицы носили имена югославских партизан и антифашистов[64]. Вместе с тем появились улицы, названные в честь идеологов панисламистского движения «Молодых мусульман» М.Бусуладжича[65], А.Сердаревича[66] и В.Чурчича, командующего частями НГХ в годы оккупации Сараево С.Пачариза[67], председателя Мусульманского благотворительного общества «Мерхамет», впоследствии командующего мусульманским отрядом М.Панджы[68], директора Хорватского государственного театра в период НГХ А.Наметака[69]. В июне 2016 г. средняя школа в Горажде (Федерация БиГ) была названа в честь имама Хусейна эфенди Джозо[70], состоявшего при прославившейся своими карательными рейдами на Балканах в годы Второй мировой войны дивизии СС «Хаджар», формировавшейся преимущественно из бошняков-мусульман. В 2018 г. широкую медийную огласку получило наименование сараевской школы в честь М.Бусуладжича. Все вышеперечисленные лица после войны были приговорены военными трибуналами Югославии к расстрелу.

В конце 2020 г. депутат «Нашей партии» Д.Арнаут в парламенте БиГ выступил с инициативой о переименовании улиц и объектов, названных в честь нацистских пособников[71]. Бошнякское издание «Ослободженье», позиционирующее себя в качестве хранителя «антифашистских традиций», поддержало данную инициативу, посвятив цикл статей преступлениям коллаборационистов в годы Второй мировой войны, а также обвинило власти кантона Сараево в «заматывании» данной инициативы.

Расположенные в Федерации БиГ Еврейское сообщество БиГ и его культурное общество «Беневоленсия» являются авторитетными хранителями антифашистских традиций в стране и на регулярной основе проводят мероприятия с целью утверждения правдивого видения событий военных лет и воспитания новых поколений в духе гуманизма. В 2020 г. в еврейском музее Боснии и Герцеговины (Сараево) в сотрудничестве с российской стороной прошла выставка «По дорогам Победы» об освобождении стран Юго-Восточной Европы Красной Армией при поддержке народно-освободительных движений от нацистской оккупации в 1944-1945 гг.

Руководство и население Республики Сербской и боснийско-сербское население БиГ в целом не склонны к ревизионизму и пересмотру итогов Второй мировой войны, активно пропагандируют идеи антифашизма. В боснийско-сербском энтитете с каждым годом набирают обороты акции «Бессмертный полк» и «Георгиевская ленточка» (в 2020 г. в связи с распространением коронавирусной инфекции акции прошли в онлайн-формате). По инициативе Правительства Республики Сербской в образовательные программы энтитета с 2018/2019 учебного года включены расширенные лекции о преступлениях и геноциде в отношении сербов и о Холокосте в НГХ. В 2019 г. по инициативе властей сербского энтитета сформировано общество «7 февраля 1942 года», целью которого является сбор информации о преступлениях усташей против гражданского сербского населения в деревнях Дракулич, Шарговац и руднике Раковац, когда за день с особой жестокостью было убито более 2,3 тыс. человек.

При этом для местных сербов характерно особое восприятие роли Сербии во Второй мировой войне, в частности правительства в изгнании и его вооружённых сил на Балканах. В июне 2019 г. в Билече был установлен памятник предводителю четнического движения Д.Михайловичу, принимавшему участие в боевых действиях не только против нацистов, но и против партизан народно-освободительной Армии Югославии. Имеются планы по возведению аналогичного памятника в Биелине (Республика Сербская). Данная инициатива была негативно воспринята бошняками, назвавшими её «провокацией в городе, в котором проживает 30 тыс. бошняков». Кроме того, ежегодно в день ареста Д.Михайловича (10 марта 1946 г.) сторонники четнического движения организуют памятные мероприятия в Вишеграде.

Деятельность ассоциаций участников Второй мировой войны в БиГ опирается на традиции существования в составе Социалистической Федеративной Республики Югославия. Преемник югославского СУБНОР Социалистической Республики БиГ (Союз обществ ветеранов Народно-освободительной войны) – САБНОР БиГ (Союз обществ антифашистов и ветеранов Народно-освободительной войны) и СУБНОР РС – после вооружённого конфликта 1992-1995 гг. объединил все первичные ветеранские организации и имеет разветвлённую сеть представительств по всей стране, действуя практически на общественных началах.

Имеют место акты вандализма в отношении памятников югославским партизанам. Так, на Партизанском кладбище в Мостаре (хорватская часть) ежегодно 10 апреля (в годовщину создания НГХ) неонацисты разрушают памятники и наносят на них оскорбительные граффити.

Однако в целом ситуацию с поддержанием мемориальных комплексов, посвящённых жертвам народно-освободительной борьбы на территории БиГ, можно оценить как удовлетворительную. Местные ветеранские организации и власти прикладывают усилия по уходу за ними. Памятников бойцам Красной Армии в стране нет.

Организованная активность националистических или ультраправых группировок в БиГ не фиксируется. Некоторые из них функционируют в Интернет-пространстве в виде профилей в соцсетях, как, например, созданное еще в 2010 г. так называемое «Боснийское движение национальной гордости»[72], которое до настоящего времени ничем себя не проявило.

В то же время в феврале 2020 г. в Мостаре произошло нападение группы ультранационалистов из числа местных хорватских футбольных фанатов на шествие по случаю годовщины освобождения города от нацистских захватчиков[73].

Попыток привлечения к ответственности и других инцидентов в отношении ветеранов народно-освободительного движения на территории Югославии в годы Второй мировой войны не отмечается.

Что касается ненавистнической риторики в отношении лиц, принадлежащих к этническим и религиозным меньшинствам, то она выражается в негативных комментариях под материалами на Интернет- порталах боснийских СМИ (например, ведущие в Федерации БиГ информационные порталы klix.ba и faktor.ba), но за рамки онлайн-пространства пока не выплёскивается.

Сохраняются проблемы в сфере образования, где до сих пор не устранена сегрегация по этническому принципу. В районах мусульманско-хорватской Федерации БиГ (ФБиГ) со смешанным населением всё ещё встречаются «две школы под одной крышей» – заведения, где дети разных национальностей обучаются не только по отдельным программам, но и в разные смены.

Из-за специфики Конституции БиГ, являющейся частью Дейтонского мирного соглашения 1995 г. и сфокусированной на урегулировании взаимоотношений между тремя государствообразующими народами, представители других этносов, объединённые в категорию «остальные граждане Боснии и Герцеговины», не могут быть избраны в высший орган государственной власти (состоящий из трёх членов Президиум) и верхнюю палату Парламентской ассамблеи БиГ.

В 2006 г. общественный деятель Д.Сейдич (по национальности – цыган) и Председатель Еврейского сообщества Я.Финци подали иск в Европейский Суд по правам человека против Боснии и Герцеговины в целях устранения дискриминации и обеспечения пассивного избирательного права остальным гражданам Боснии и Герцеговины в Президиум и Палату народов Парламентской ассамблеи БиГ.

В декабре 2009 г. ЕСПЧ вынес решение в их пользу, предписав БиГ предусмотреть механизм участия нацменьшинств в упомянутых госструктурах путём внесения соответствующих изменений в Конституцию и избирательное законодательство. Процесс имплементации вердикта ЕСПЧ пока не принёс результатов ввиду отсутствия согласия ведущих политических сил страны по данному вопросу. Согласно исследованию НПО «Европейская академия по образованию и дальнейшему обучению», в БиГ насчитывается более 100 законов с аналогичными ограничительными формулировками.

Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) также отметил, что в Конституции и избирательных законах БиГ и в соответствующих актах на уровне энтитетов, несмотря на постановление ЕСПЧ по делу «Сейдич и Финци против Боснии и Герцеговины», всё ещё содержатся дискриминационные положения, которые не позволяют «другим» баллотироваться в качестве кандидатов в члены Президиума и депутаты Палаты народов. Помимо этого, Комитет с озабоченностью указал на сохраняющиеся дискриминационные положения в некоторых законах и регламентах, которые дают государствообразующим народам в Федерации Боснии и Герцеговины и Республике Сербской особые привилегии по сравнению с «другими»[74].

В связи с этим КЛРД рекомендовал БиГ принять конкретные меры, направленные на достижение более интегрированного общества на основе ценностей равенства и недискриминации, в котором участвовали бы все граждане вне зависимости от их этнической, этнорелигиозной или национальной принадлежности[75].

По оценкам представителей хорватской общины, сохраняется тенденция дискриминационного отношения бошнякского большинства в отношении законных прав хорватского народа в БиГ. Отмечается, что по результатам состоявшихся осенью 2018 г. всеобщих выборов в БиГ боснийские хорваты вновь не получили своего легитимного представителя в Президиуме.

Таким образом, Босния и Герцеговина в целом твёрдо стоит на антинацистских позициях. Между тем в боснийском обществе наблюдаются эпизодические расхождения в оценках роли различных народов Югославии во Второй мировой войне, что приводит к попыткам обеления отдельных нацистских преступников и их пособников, а также их героизации как борцов за национальную независимость и свободу.

 

Великобритания

Движение националистов в Великобритании имеет глубокие корни, уходящие в историческое прошлое этого государства. Первые организации крайне правого толка, в том числе с антисемитским уклоном, появились в стране ещё в 30-е гг. XX в. И хотя с началом войны все они были запрещены, вскоре их сменили новые группировки. Так, основанное известным британским националистом О.Мосли (лидер организации «Британский союз фашистов») в 1947 г. «Юнионистское движение» объединило более 50 небольших крайне правых организаций и групп.

Отметились ультраправыми наклонностями (в том числе связями с нацистами) и некоторые монаршие особы. Так, британский король Эдуард VIII в 1937 г. нанёс визит А.Гитлеру. Известна фотография, на которой он исполняет нацистское приветствие.

Очередным этапом формирования идеологической основы, на которую опираются современные британские националисты, стал распад колониальной системы, послуживший причиной «засилья» мигрантов. Так в фокусе внимания праворадикальных групп оказалось стремление сохранить традиционный образ жизни британцев – тема, остающаяся для них в числе ключевых по сегодняшний день.

В последние годы к этим факторам добавилась проходившая в стране дискуссия о членстве в Евросоюзе, апогеем которой стал состоявшийся 23 июня 2016 г. референдум о выходе Великобритании из ЕС.

Современная британская политкорректность во многом предпочитает игнорировать болезненный вопрос деятельности в стране организаций неонацистского толка. В свою очередь крайне правые, склонные называть себя «истинными консерваторами», продолжают ратовать за сохранение единства Великобритании как наследницы Империи в территориальном, культурном и расовом смысле, что весьма импонирует значительной части британских граждан.

Несмотря на общность идеологической базы, ультраправый фланг британского политического ландшафта нельзя назвать единым. Британские организации националистического толка в основном имеют ярковыраженный маргинальный характер и не оказывают существенного влияния на общественно-политические процессы в стране. Их численность, как правило, не превышает нескольких сотен человек. В своей деятельности они делают упор на активности в Интернет-пространстве, а также на осуществлении резонансных публичных акций в крупных городах (Лондон, Бирмингем, Манчестер, Ливерпуль, Белфаст). Характерно, что с целью интеграции в партийно-политическую систему страны ряд таких организаций предпринимал попытку отказаться от наиболее радикальных лозунгов, однако результатом становилось не пополнение электората, а отток наиболее радикальных сторонников.

Наиболее заметной ультраправой структурой до недавнего времени являлась основанная в 1982 г. лидером неонацистского движения Дж.Тиндалом «Британская национальная партия» (БНП). Она всегда выступала против массовой миграции в страну и резко критиковала создание «федерального сверхгосударства в Европе», под которым подразумевался ЕС. В числе провозглашаемых БНП целей продолжительное время фигурировали такие, как объединение мирового и, прежде всего, европейского лагеря ультраправых, сохранение ценностей «белой» британской семьи, полное закрытие границы для иммигрантов и репатриация уже прибывших в страну. Нередко сторонники партии выдвигали антисемитские тезисы, в частности называя Холокост исторической мистификацией.

Хотя БНП пытается претендовать на лидерство в лагере британских националистов, по причине внутрипартийных разногласий численность официально зарегистрированных членов партии сократилась с 13,5 тыс. человек в 2009 г. до 500 человек в 2020 г. При этом, по утверждениям самих представителей объединения, количество его сторонников на 2019-2020 гг. составляло около 3 тыс. человек.

За всё время своего существования партия ни разу не проходила в парламент Великобритании. На выборах 2019 г. за единственного кандидата было отдано всего 510 голосов. Самым заметным электоральным достижением БНП стало получение двух мандатов в Европарламент в 2009 г. Тем не менее уже на очередных выборах в 2014 г. они были потеряны.

Заслуживает внимания и основанная в 2011 г. ультраправым политическим активистом Дж.Доусоном и выходцами из БНП организация «Британия превыше всего», некоторое время функционировавшая как политическая партия и выступающая против исламизации Великобритании и массовой миграции в страну. В качестве главной цели её существования декларируется «защита традиционного британского жизненного уклада, этнокультурного наследия и христианского вероисповедания». Сторонники организации ратовали за скорейший выход Великобритании из Евросоюза «для спасения общества от господствующего там политкорректного мультикультурного безумия». «Британия превыше всего» имеет в своей структуре «боевое крыло», именующее себя «партийными силами обороны».

Данная структура привлекла к себе внимание в 2014 г., отметившись рядом провокационных акций в отношении мусульман в Лондоне, Глазго и Лутоне: нападениями на мечети, принудительной раздачей пропагандистских антимусульманских буклетов, организацией акций протеста в непосредственной близости от мест проживания лидеров местных общин. В столице также были организованы «христианские патрули» численностью до 12 активистов с целью «противодействия исламскому экстремизму» (их действия подверглись осуждению религиозных деятелей, представляющих как мусульманскую общину, так и англиканскую церковь).

В 2016 г. организацию обвинили в причастности к убийству депутата Палаты общин Парламента Великобритании Дж.Кокс. Утверждалось, что исполнитель преступления 52-летний Т.Мэйр, бывший пациент психиатрической клиники, в ходе выступления прокричал «Британия превыше всего». Сама праворадикальная группировка выпустила официальное заявление, в котором отрицала свою причастность к убийству.

Руководители организации неоднократно привлекались к ответственности за высказывания националистического характера и нанесение оскорблений на религиозной почве. Так, в октябре 2019 г. глава «Британии превыше всего» П.Голдинг был задержан полицией по подозрению в терроризме по возвращении из России, где он встречался с представителями фракции ЛДПР в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации. Основанием для задержания стало то, что в аэропорту Хитроу П.Голдинг отказался предоставить органам правопорядка доступ к находящимся при нём электронным устройствам. В мае 2020 г. он был в этой связи признан виновным в нарушении контртеррористического законодательства, хотя действий, непосредственно составляющих террористическую угрозу, выявлено не было.

Определённый вес среди объединений националистического толка имеет «Лига английской обороны», возникшая стихийно в виде уличного движения в марте 2009 г. как протестная реакция на организованные исламской группой «Аль Мухаджирун» выступления против проходивших в Лутоне парадов возвращавшихся домой из Афганистана британских военнослужащих. Её лидером является ультраправый активист Т.Аблитт. Это неформальное, преимущественно молодёжное движение открыто выступает против «исламизации» страны. Главной формой его деятельности является проведение маршей и демонстраций, организация общественных протестов против строительства новых мечетей и навязываемых британцам атрибутов исламской культуры.

15 марта 2019 г. городские власти Веллингтона (графство Шропшир) объявили о приостановке запланированного «Лигой английской обороны» на 16 марта 2019 г. «национального шествия» против исламизации страны (в акции ожидалось участие порядка 50 активистов) в знак уважения к лицам, погибшим 15 марта 2019 г. в результате теракта в Новой Зеландии, и их родственникам. В результате шествие перенесли на 13 апреля 2019 г. На мероприятии появилось чуть более 10 националистов и свыше 100 противников «национального шествия».

С 2020 г. популярность набирает организация «Патриотическая альтернатива», основанная в 2019 г. занимавшим до этого руководящие должности в БНП М.Коллетом. Её деятельность в первую очередь направлена на подростков и молодёжь и опирается на использование Интернета и современных технологий: общение между участниками осуществляется через социальные сети и мессенджеры, для привлечения «рекрутов» используются компьютерные игры, пропагандирующие насилие. Эксперты предполагают, что в условиях домашнего обучения, применявшегося в Великобритании на протяжении большей части 2020 г. и первого квартала 2021 г., несовершеннолетние лица оказывались особенно уязвимы к такому негативному воздействию.

Некоторые местные ультраправые группы включены МВД Великобритании в список запрещённых террористических организаций[76] согласно Закону «О борьбе с терроризмом» 2000 г.[77].

Из них наиболее заметна организация «Национальное действие» (создана в 2013 г., запрещена в декабре 2016 г.), классифицируемая властями как «расистская неонацистская группа». Её идеология строится на убеждённости в неизбежности «расовой войны» и применении насилия в отношении этнических меньшинств, а также «предателей белой расы». Распространяемые организацией в Интернете материалы выражают поддержку терроризму и одобрение совершённых правыми экстремистами преступлений.

МВД Великобритании рассматривает в качестве «альтернативных наименований» организации (и в этой связи также подпадающих под запрет) ещё три группировки: «Шотландский рассвет», «НС131/Национал-социалистическое антикапиталистическое действие» и «Сеть сопротивления системе». За последние годы несколько человек, в том числе военнослужащие британской армии (примечательно, что в одном случае речь идет о выходце из Финляндии), приговорены к тюремным срокам от 5,5 до 8 лет за причастность к «Национальному действию».

С февраля 2020 г. запрещена деятельность группы c характерно германоязычным названием «Sonnenkrieg Division», отколовшейся в 2019 г. от «Национального действия» и во многом действовавшей по его образцу. В 2019 г. несколько участников группы осуждены за призывы к терроризму и хранение материалов, которые могли бы быть использованы при подготовке терактов.

С июля 2020 г. состоит вне закона организация «Feuerkrieg Divison». Будучи схожей по идеологии с двумя указанными выше, эта сетевая структура носит международный характер.

В апреле 2020 г. в список запрещённых организаций была внесена группа «Atomwaffen Division», созданная в США, но воспринимаемая британскими ультраправыми экстремистами как пример для подражания. В качестве её «альтернативного наименования» властями будет рассматриваться «Национал-социалистический порядок».

Ежегодно 23 сентября, в день смерти основателя международной неонацистской группировки «Кровь и честь» Й.С.Дональдсона, в Великобритании проводится концерт, посвященный его памяти. Концерт 2008 г. в Редхилле (графство Суррей) получил широкое освещение со стороны «Би-Би-Си», радио и печатных СМИ. Мероприятие, организованное в 2013 г., стало крупнейшим среди подобных в Великобритании за последние 15-20 лет. Его посетили, согласно различным оценкам, от 1 000 до 1 200 радикалов со всей Европы[78].

Одним из наиболее ярких проявлений неонацизма за последнее время стал скандал вокруг ситуации с использованием нацистской символики военнослужащими королевской морской пехоты в июне 2019 г.: в ходе «посвящения в морпехи» на грудь одного из сослуживцев они нанесли изображение свастики, а затем разместили соответствующие фотографии в социальных сетях. Примечательно, что это не первый случай демонстрации нацистской символики представителями британских вооружённых сил: в 2013 г. было опубликовано фото, на котором двое британских военнослужащих, проходивших службу в Афганистане, предстают на фоне флага своей страны с руками, вскинутыми в нацистском приветствии.

Что касается нормативно-правового регулирования, британское законодательство не содержит запретов на существование ультраправых организаций. Их деятельность может быть принудительно прекращена лишь в случае признания их террористическими согласно упомянутому выше Закону «О борьбе с терроризмом». При этом террористической организация признаётся в том случае, если британские власти полагают, что она «замешана в террористической деятельности», а именно «совершает теракты или участвует в их совершении, осуществляет подготовку к совершению теракта, продвигает и поощряет террористические настроения [включая незаконное прославление терроризма] или другим образом связана с террористической деятельностью». С момента признания организации запрещённой принадлежность к ней (или признание такой принадлежности), оказание содействия (обращение с призывом с целью оказать содействие), а также демонстрация символики такой организации, включая одежду, являются преступлениями и наказываются лишением свободы на срок от 6 месяцев до 10 лет и/или штрафом.

С точки зрения правоприменительной практики и анализа тенденций в британском обществе примечателен тот факт, что в последние годы среди привлекаемых к ответственности за терроризм последовательно растёт число принявших неонацистскую идеологию лиц. Подобный рост объясняется как увеличением количества радикализированных лиц, так и криминализацией причастности к деятельности упомянутых экстремистских организаций.

В то же время ультраправая идеология признана серьёзным источником террористической угрозы в правительственном Комплексном обзоре безопасности, обороны, международного развития и внешней политики[79], представленном в марте 2021 г. По данным МВД Великобритании[80], из 209 человек, находившихся 31 декабря 2020 г. в заключении за преступления, связанные с терроризмом, носителями крайне правой идеологии считались 42 человека (рост в сравнении с 2019 г. на 18 %). Для сравнения, количество «исламистов» составило 156. Третий год подряд (с 2018 г.) белые являлись наиболее представленной группой среди лиц, задержанных по подозрению в терроризме: 89 из 185 (48,1 %). Их доля возросла по сравнению с 2019 г. (117 задержанных из 282, или 41,5 %), хотя абсолютные показатели задержаний сократились.

В этой связи особо примечательны два резонансных дела, которые велись в период 2020-2021 гг. В марте 2021 г. к двум годам «перевоспитания» за хранение и распространение «террористических материалов» был приговорён 16-летний подросток, предполагаемый руководитель британской ячейки упомянутой выше «Feuerkrieg Divison» (как было установлено, соответствующей незаконной деятельностью занимался с 13 лет). Решение судьи воздержаться от тюремного заключения аргументировалось тем, что малолетний преступник «встал на путь исправления», но было раскритиковано представителями мусульманской общественности, ссылавшимися на то, что в аналогичной ситуации последователь ислама был бы приговорён к лишению свободы. В апреле 2021 г. был признан виновным в терроризме сотрудник лондонской полиции. 22-летний британец несколько лет состоял в запрещённой организации  «Национальное действие», хранил информационные материалы, которые могли бы использоваться для подготовки терактов, и не указал это при поступлении на службу. Вместе с тем, отмечается, что соответствующая анкета, заполняемая кандидатами на должность, содержит упоминание лишь разрешенной БНП.

Наряду с этим в Соединённом Королевстве наблюдаются попытки распространения ответственности за экстремизм на ненасильственную сферу. 7 октября 2019 г. правительственная Комиссия по противодействию экстремизму Великобритании опубликовала доклад «Борьба с ненавистническим экстремизмом», где определяется новая категория экстремистского поведения помимо терроризма и насильственного экстремизма, - «экстремизм ненависти». Он определяется как поведение, которое подразумевает разжигание ненависти, или проявление стойкой ненависти, или двусмысленные высказывания по поводу насилия и изложение моральных оснований для насилия; которое основано на ненавистнических, враждебных или расистских убеждениях, направленных против чужой группы, которая воспринимается как угроза благополучию, выживанию или успеху внутренней группы; которое причиняет или может причинить вред отдельным лицам, сообществам или обществу в целом[81].

В целом в Великобритании бережно хранят память о союзничестве с нашей страной времён Второй мировой войны, признают решающий вклад советского народа в разгром нацизма. В последние годы здесь также активно популяризируется советско-британское военное сотрудничество в рамках организации Северных конвоев. В Великобритании, как и в других западных странах, получили распространение стереотипы о «равной ответственности Германии и СССР за развязывание войны» и «договорённостях по разделу Польши». Вместе с тем, здесь широко признается неблаговидная роль самой Британии в череде событий, приведших к войне. Подавляющее большинство местной профессуры предпочитает не заниматься публичным пересмотром исторических событий, связанных со Второй мировой войной, а также подвергать ревизии её итоги. 

Не зафиксировано случаев препятствования со стороны официальных властей проведению памятных мероприятий и общественных акций, организуемых представителями российских общественных организаций («Волонтёры Победы», «Наследники Победы», «Бессмертный полк»), российскими соотечественниками и диаспоральными структурами.

В то же время на международной арене делегация Великобритании воздерживается при голосовании по ежегодно вносимой Россией и другими соавторами резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Борьба с расовой дискриминацией и ксенофобией в Великобритании осуществляется на основе Закона «О публичном порядке» 1986 г. Он запрещает разжигание расовой ненависти и предусматривает наказание – лишение свободы от 6 месяцев до 7 лет и/или штраф – за умышленное разжигание ненависти в отношении расовой группы, распространение расистских материалов, выступление с речами подстрекательского характера, создание расистских сайтов в Интернете, распространение информации в отношении лица или этнической группы с целью распространения расового недовольства. 

Закон «О борьбе с расовой и религиозной ненавистью» 2006 г. впервые вводит в британское законодательство понятие правонарушений, связанных с разжиганием ненависти по религиозным причинам (наказываются лишением свободы на срок до 7 лет и/или штрафом). Положения данного акта применимы, если «словесные формулировки, поведение, письменные материалы, видео- и звукозаписи, а также программы» «несут в себе угрозу» и «нацелены на религиозную ненависть». Дискриминационные действия на основе религиозных убеждений на рабочем месте при определённых обстоятельствах также могут представлять собой правонарушение.

На этом фоне интерес представляют проведённых агентством «Опиниум» и опубликованных изданием «Гардиан» в мае 2019 г. опросов общественного мнения среди представителей нацменьшинств, согласно которым 71 % респондентов сталкивались со случаями расовой дискриминации (для сравнения в январе 2016 г. – 58 %). При этом каждый четвёртый сотрудник африканского, азиатского или иного этнического происхождения был свидетелем расово мотивированных притеснений или издевательств со стороны руководителей в течение последних двух лет[82].

Ещё одним нормативно-правовым актом, направленным на борьбу с дискриминацией, является Закон «О равноправии» 2010 г. Он запрещает оскорбление, преследование и какую бы то ни было дискриминацию на рабочем месте, в том числе по признакам расы и религиозных убеждений.

В феврале 2021 г. действующей при правительстве Великобритании Комиссией по противодействию экстремизму был опубликован доклад «Действуя безнаказанно. Экстремизм на почве ненависти: необходимость правовой базы»[83], согласно которому существующая законодательная база недостаточна для эффективного пресечения преступлений на почве ненависти (в том числе связанных с ультраправой идеологией). Отмечается, что полностью искоренить их невозможно и что при попытке урегулирования данной проблемы всегда будет вставать вопрос о соблюдении свободы выражения мнения. Однако при этом в докладе делается вывод, что ужесточение и актуализация (в том числе с учётом развития цифрового пространства) законодательства в этой сфере необходимы.

На наднациональном уровне Соединённое Королевство является участником Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств 1995 г. (ратифицирована в 1998 г.). Представители официального Лондона декларируют «уважение прав национальных меньшинств, проживающих в стране», заявляют о «предпринимаемых на постоянной основе усилиях по борьбе с дискриминацией, поддержке развития культуры и идентичности меньшинств», всячески подчёркивают «предоставляемые государством гарантии их прав и свобод, в том числе касательно обеспечения доступа к образованию и СМИ, защиты языков нацменьшинств, а также их участия в общественной жизни».

Однако вопреки официальным декларациям выходцы из африканских и азиатских стран, представители этнических меньшинств, а также цыгане сталкиваются с расовой дискриминацией при осуществлении своих прав в таких областях, как здравоохранение, занятость, образование, социальное обеспечение, а также при задержаниях и обысках, в системе уголовного правосудия. Среди представителей этих групп населения фиксируется высокий уровень безработицы, а также профессиональная сегрегация, в результате которой эти люди заняты главным образом на небезопасных и низкооплачиваемых работах.

Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) в августе 2016 г. отмечал, что эти общины по-прежнему сталкиваются с отчуждением и являются объектом негативных стереотипов и стигматизации в средствах массовой информации. КЛРД отмечал сохранение дискриминации в вопросах доступа к медицинским услугам и качества оказываемой медицинской помощи. Также было указано, что вышеупомянутые категории населения по-прежнему составляют непропорционально большую долю среди лиц, проходящих по уголовным делам. Кроме того, этнический состав большинства подразделений полиции в Великобритании не является репрезентативным для общин, которые они обслуживают, особенно в Шотландии. Ещё одной причиной обеспокоенности Комитета стали расистские издевательства и притеснения в школах Великобритании[84].

В октябре 2020 г. Управлением национальной статистики Великобритании были опубликованы статистические данные, которые свидетельствовали о том, что у лиц африканского происхождения в восемнадцать раз больше шансов подвергнуться расовому профилированию. Кроме того, в Британии впервые в Европе возникла проблема, связанная с осуществлением полицией институционального профилирования с помощью технических средств, а именно пробного использования технологии распознавания лиц и поиска[85].

С 2020 г. в обществе идёт особенно острая дискуссия о расизме в современной Великобритании, а также о колониальном наследии страны. В значительной степени она спровоцирована распространением массового движения «Жизни чернокожих важны» (Black Lives Matter), но предпосылки для неё возникли значительно раньше. Примечательно, что обсуждение идёт преимущественно в ключе бескомпромиссной критики любых (в том числе явно мнимых) проявлений «белого превосходства» и сопровождается массовыми акциями, протестами, сносами памятников историческим фигурам, заподозренным в связях с работорговлей. Происходит также переименование учреждений (в первую очередь учебных), названных в честь подобных деятелей, изменяются топонимы. От преподавания в школах и вузах отстраняются преподаватели, в тезисах которых обнаруживают намёки на расизм (в некоторых резонансных случаях речь шла конкретно об антисемитизме). В целом в Великобритании распространяется практика применения мер дисциплинарной ответственности (увольнение, отстранение от работы) по отношению к лицам, якобы допустившим расистские или иные оскорбительные высказывания, которые при этом в силу своей малозначительности не могут рассматриваться как правонарушения.

Значительный резонанс в Великобритании вызвала публикация 18 августа 2016 г. подготовленного независимой Комиссией по вопросам равенства и прав человека Великобритании доклада о нарушении прав этнических меньшинств[86].

В документе, который местные эксперты называют «самым объёмным обзором ситуации с обеспечением равноправия в стране за всю её историю», отмечается, что представители этнических меньшинств (в первую очередь афробританцы) становятся жертвами преступлений в среднем в три раза чаще, чем белые британцы. Уровень безработицы среди представителей национальных диаспор составляет 12,9 %, что вдвое выше среднего показателя по стране. Отмечена дискриминация на рабочих местах: зарплата чернокожих британцев, имеющих высшее образование, на 23 % ниже среднестатистических окладов. При этом лишь 6 % выходцев из Африки и стран Карибского бассейна поступают в какой-либо из 24 ведущих вузов Великобритании (среди представителей коренного населения этот показатель составляет 12 %, в китайской диаспоре – 11 %). Кроме того, указывается на дискриминацию этнических меньшинств при приёме на работу в судебные и правоохранительные органы. В целом в документе делается вывод, что положение представителей национальных диаспор за последние несколько лет значительно ухудшилось.

Глава Комиссии Д.Айзек в связи с публикацией доклада заявил, что «дискриминация по расовому признаку прочно укоренилась в Великобритании». Отмечено, что у представителей нацменьшинств «зачастую складывается ощущение проживания в другой стране», в результате чего они «не идентифицируют себя в качестве британцев, интегрированных в общество».

На этом фоне 16 марта 2021 г. представлен итоговый доклад независимой Комиссии по расовому и этническому неравенству[87]. Комиссия была учреждена из числа видных представителей образования, науки, бизнеса, сферы здравоохранения и охраны правопорядка, причём 9 из 10 авторов, в том числе председатель, представляли национальные меньшинства по поручению премьер-министра Б.Джонсона летом 2020 г.

В отличие от доклада о нарушении прав этнических меньшинств, подготовленного по запросу британского правительства в 2016 г. и рисовавшего довольно удручающую картину в этой области, новый документ содержит более оптимистичные оценки. В частности, делается вывод о том, что хотя «пост-расовое» общество в Великобритании ещё не сформировано, благодаря достигнутому за последние десятилетия успеху в обеспечении равенства в образовании и экономике, страна стала ориентиром в вопросах прав меньшинств для других государств с преимущественно белым населением. Соединённое Королевство, согласно докладу, больше не является страной, «целенаправленно настроенной против этнических меньшинств». При этом сохраняющийся во многих сферах общественной жизни диспаритет объясняется не расовыми предрассудками, а такими факторами, как география проживания, состав семьи, социально-экономическое положение, культура и религия.

В документе признаётся, что «неприкрытый расизм» по-прежнему распространён в Великобритании, а новой сферой его проявления становится Интернет-пространство. Отмечается, что в руководящих кругах ряда отраслей экономики национальные меньшинства практически не представлены. Вместе с тем в документе проводится мысль о том, что некоренному британскому населению следует занимать активную и конструктивную позицию, обеспечивая своё участие во всех общественных процессах. Более того, авторы обращают внимание на вредность «антирасистского дискурса», сводящего все сложности некоренного населения к расистским явлениям, отмечая, что активисты движения «Жизни чернокожих важны» на самом деле отталкивают от диалога «умеренные слои населения».

Подразумевающие снижение значимости расистских настроений в жизни страны выводы вызвали крайне негативную реакцию в некоторых слоях общества, особенно со стороны организаций, представляющих национальные меньшинства.

С выводами Комиссии не согласились члены Рабочей группы по вопросам лиц африканского происхождения и Специальный докладчик Совета ООН по правам человека по современным формам расизма Е. Тендаи Ачиуме. Эксперты с возмущением отметили, что в подготовленном правительственной Комиссией исследовании полностью игнорируется роль, которую в обществе сыграло социально сконструированное понятие расы, особенно в том, что касается нормализации расовых злодеяний[88].

С точки зрения конкретных цифр ситуация действительно противоречивая. Так, согласно официальным данным  британской полиции (учёт ведется отдельно по Англии и Уэльсу[89], Шотландии[90], Северной Ирландии[91]) за период с апреля 2019 г. по март 2020 г. наблюдался рост количества зарегистрированных полицией  преступлений, совершённых на почве ненависти. Всего за это время было зафиксировано 111,9 тыс. таких правонарушений (за 2018-2019 гг. – 103,7 тыс., за 2017-2018 гг. – 92,7 тыс.). Из них подавляющее большинство – 79,7 тыс. (71,3 %) – совершены на почве расовой ненависти. Для сравнения, в 2018-2019 гг. на их долю пришлось 72,9 %, в 2017-2018 гг. – 74,1 %. Вместе с тем наблюдающийся рост зарегистрированных преступлений не обязательно может быть связан с увеличением количества действий такой направленности. Речь может идти о большей, чем раньше, расположенности пострадавших сообщать о совершённых против них преступлениях, а также о готовности полиции принимать такие заявления.

Другим аспектом расового и этнического неравенства, который был особенно ярко высвечен в 2020-2021 гг. – в период пандемии COVID-19, – стало положение меньшинств с точки зрения здоровья. По данным национального статистического ведомства[92], с марта по июль 2020 г. показатели смертности, связанной с коронавирусной инфекцией, у представителей всех этнических меньшинств, кроме китайского, оказались выше, чем у белого населения. Среди мужчин наиболее значительная диспропорция – превышение в 2,7 раза – по сравнению с белыми британцами отмечена у лиц «чёрного африканского происхождения», похожие показатели были у афрокарибского населения и бангладешцев. Среди женщин в наиболее уязвимом положении (превышение в 2 раза) оказались британки с афрокарибскими корням, за которыми следовали женщины из группы «чёрных африканцев» и пакистанки. Следует отметить, что после учёта географического и социально-экономических (уровень доходов, образования и т.д.) факторов, статистический разрыв сокращается, но всё равно заметен. Аналитики склонны объяснять это самыми разнообразными причинами, в том числе следствием проявлений расизма.

5 апреля  2020 г. стало известно о том, что контртеррористическое подразделение полиции Лондона расследует попытки британских крайне правых группировок использовать критическую ситуацию с коронавирусом в стране для разжигания ненависти к мусульманскому населению.

Так, основатель и бывший лидер «Лиги английской обороны» Т.Робинсон опубликовал в соцсетях видео, на котором была показана группа мусульман, выходящих из «секретной мечети» в Бирмингеме в разгар эпидемии, несмотря на требования британских властей не собираться в группы. Ролик быстро набрал более 10 тыс. просмотров и негативные комментарии. Впоследствии полиция опровергла временной период этих кадров, отметив, что они были сняты ещё до объявления карантина.

Однако не все проявления ксенофобии на фоне распространения коронавирусной инфекции являются следствием организованной деятельности радикальных группировок. Совершение правонарушений на почве национальной и расовой ненависти во многих случаях вызвано охватившими население паническими настроениями и стремлением возложить на определённые социальные группы ответственность за происходящее.

Несмотря на активное общественное порицание и широкое медийное освещение антисемитизма в Великобритании, правозащитники оценивают ситуацию в этой области как крайне негативную. Согласно докладу британской НПО «Community Security Trust» («Объединение за безопасность общины»), в 2018 г. был побит рекорд по количеству антисемитских инцидентов. Всего за указанный период было зафиксировано 1 652 случая проявления антисемитизма – на 16 % больше, чем в 2017 г. При этом подавляющее большинство инцидентов произошло в Лондоне и Манчестере, где проживают крупнейшие еврейские общины страны[93].

Случаям проявлений антисемитизма членами Лейбористской партии посвящен доклад правозащитной организации «Лейбористы против антисемитизма», переданный на рассмотрение Комиссии по вопросам равенства и прав человека[94].

Следует отметить, впрочем, что позиция, занимаемая по этому вопросу партийным руководством, предполагает безоговорочное осуждение антисемитизма. 27 января 2020 г. в заявлении, сделанном по случаю Дня памяти жертв Холокоста и опубликованном на странице в социальной сети «Facebook», лидер партии Дж. Корбин указал, что «потеря единства общества позволяет сегодня расистским политическим движениям настраивать одни общественные группы против других». Он подчеркнул, что День памяти жертв Холокоста – это повод «задуматься об ужасах прошлого, пороках нацизма, геноцида и антисемитизма»[95].

На масштабы проблемы антисемитизма в стране указала спецдокладчик Совета ООН по правам человека по современным формам расизма Е.Т.Ачиуме в докладе 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН о современных проявлениях расизма и борьбе с героизацией нацизма, подготовленном во исполнение резолюции 73/157 Генассамблеи ООН[96].

В целом в Великобритании пропагандируется разнообразие общества. Следует отметить, что во властных кабинетах национальные меньшинства представлены достаточно широко: министр финансов Р.Сунак имеет индийское происхождение, министр внутренних дел П.Пател – из семьи индийских мигрантов из Уганды, родители министра по делам предпринимательства, энергетики и промышленной стратегии К.Квартенга прибыли в страну из Ганы,  мэр Лондона С.Хан – сын иммигрировавших в Великобританию пакистанцев.

Политика найма представителей национальных меньшинств проводится во всём госсекторе. Британская полиция с 1999 г. старается привлекать их на службу с тем, чтобы этнический состав силовых структур пропорционально соответствовал группам населения, в интересах которого осуществляется работа. Однако в 2020 г. лишь 7,3 % (в 2019 г. – 6,9 %, в 2018 г. – 6,3 %) личного состава полиции Англии и Уэльса являлись представителями этнических меньшинств (при том что они составляют 14 % населения). Примерный паритет обеспечен только в одном из 43 территориальных управлений (графство Линкольншир – 2,3 % сотрудников, 2,4 % жителей); наибольшая диспропорция наблюдается в крупнейшем управлении – лондонском: к национальным меньшинствам здесь относятся 15,5 % сотрудников правопорядка по сравнению с 40 % населения. На руководящих должностях полиции Англии и Уэльса доля некоренного населения ниже, чем в среднем по личному составу, – 4,3 %, хотя также наблюдается её рост за последние годы (в 2019 г. она составила 4 %, в 2018 г. – 3,7)[97].

То обстоятельство, что деятельность на этом направлении продвигается крайне медленно, является предметом критики самих представителей силовых ведомств. Так, по оценкам главы Национального совета руководителей полиции (координирует работу правоохранительных органов в Великобритании) С.Торнтон, в лучшем случае прогресс в этом вопросе наметится не раньше 2052 г.[98]

Деятельность средств массовой информации регламентируется рядом законодательных актов, главным из которых является Закон «О коммуникациях» 2003 г. Им устанавливается запрет на использование СМИ, а также социальных сетей, относящихся к тем или иным СМИ, для распространения языка ненависти, пропаганды расовой дискриминации, ксенофобии и других видов нетерпимости. Основной структурой, регулирующей работу местных телекомпаний и радио, является формально независимый Офис по коммуникациям, руководителем которого является М.Дэйвс; большинство печатных СМИ участвуют в независимых органах саморегуляции – Независимой организации стандартов прессы и Независимом контролёре прессы.

На правительственном уровне деятельность средств массовой информации относится к компетенции Министерства по делам цифровых технологий, культуры, СМИ и спорта (министр О.Доуден). В правительстве вопросами взаимоотношений со СМИ ведает пресс-служба премьер-министра Великобритании (пресс-секретарём премьер-министра с октября 2020 г. является А.Страттон).

Вместе с тем, как отмечалось выше, именно социальные сети, мессенджеры и Интернет-пространство в целом становятся наиболее активно используемой крайне правыми организациями и отдельными лицами средой для распространения своей идеологии. В упомянутом докладе Комиссии по противодействию экстремизму за 2021 г.[99] признаются «шокирующие объём и содержание» экстремистских материалов (в том числе расистских, антисемитских, антиисламских) в британском цифровом пространстве и невозможность успешно бороться с их распространением по причине отсутствия соответствующей законодательной базы. В этой связи правительству Великобритании даётся рекомендация проработать принятие соответствующих актов.

Таким образом, Соединённое Королевство надлежит относить к числу государств, в которых вопрос распространённости ксенофобских настроений среди населения стоит наиболее остро. Предрассудки в отношении определённых этнических и религиозных групп и склонность к продвижению идеи превосходства белой расы плотно укоренились в общественном сознании и обусловлены среди прочего историческим прошлым страны. Тем не менее официальные власти Великобритании уделяют значительно большее внимание «ретуши» существующих в их государстве проблем, а не поиску эффективных решений.

 

Венгрия

Правоконсервативное руководство Венгрии проводит последовательную линию на жесткое пресечение любого рода ксенофобии, включая распространение идеологии нацизма, антисемитизма, любых иных форм религиозной нетерпимости. В период с 2010 г. зафиксировано значительное снижение негативного фона, связанного с местным и международным еврейским сообществом. В мониторинговых докладах ключевых международных НПО по ситуации с проявлениями ксенофобии в Венгрии отмечалось, что проявления антисемитизма (равно как и цыганофобии) носят эпизодический, зачастую сугубо бытовой характер, не сопряжены с физическим насилием или массовыми акциями праворадикальных групп.

Не проводятся в стране факельные шествия и слеты бывших солдат «Ваффен-СС». Не зафиксированы и попытки привлечения к ответственности ветеранов, служивших в Красной Армии. Правящим правоконсервативным альянсом ФИДЕС-ХДНП в целом эффективно проводится работа по профилактике нетерпимости на расовой основе.

В Венгрии законодательно запрещены организации неонацистского толка и связанная с ними атрибутика. Отсутствует здесь и какая-либо их поддержка со стороны правительства. Среди существовавших же ранее и распущенных по решению суда группировок наиболее крупными являлись «Кровь и честь», «Бетяршерег» («Разбойничья армия»), «Национальная гвардия – Карпаты и отечество», «Национальная самооборона», «Венгерская национальная гвардия» и движение «За лучшее будущее».

Еще одна заметная организация ультраправого толка, объединение «64 области» (по количеству комитатов, входивших до 1918 г. в состав Венгерского королевства), столкнувшись с реальной угрозой роспуска, оперативно изменило устав, избавилось от законодательно запрещенной символики (нилашистские кресты, свастики и руны СС) и в настоящее время позиционирует себя как «спортивно-патриотическое движение за сохранение традиций». По сути же, именно «64 области» вобрала в себе основную массу неонацистски настроенной молодежи, в том числе и из вышеупомянутых запрещенных группировок.

Особое место в венгерской общественно-политической жизни занимает представленная в Госсобрании национал-популистская партия «Йоббик – За лучшую Венгрию», ранее активно взаимодействовавшая с ультраправыми группировками, но в ходе своего первого парламентского цикла (2010-2014 гг.) заметно зачистившая свои ряды от маргиналов и фактически отказавшаяся от ксенофобской риторики. В настоящий момент эта структура выступает с позиций евроскептицизма.

Следует отметить, что спецификой Венгрии является конституционное закрепление тезиса о прерывании государственного суверенитета с 19 марта 1944 г. (ввод гитлеровских войск в рамках операции «Маргарита», утверждение режима нилашистов во главе с Ф.Салаши) по 2 мая 1990 г. (образование первого правительства после смены строя), то есть фактически идеи «двойной оккупации» страны нацистской Германией, а затем СССР. На официальном уровне настойчиво культивируется посыл о полной тождественности коммунистического и нацистского режимов с точки зрения «вины за преступления против человечности». Наряду со свастикой, эсесовскими руническими знаками, нилашистскими скрещенными стрелами запрещено публичное ношение красной звезды, серпа и молота.

В то же время правительство ФИДЕС-ХДНП стремится не муссировать данную проблематику и всячески ретуширует расхождения в российских и венгерских оценках истории военного и послевоенного периода, склоняясь к нецелесообразности излишней политизации темы исторического прошлого. Не препятствуют официальные власти проведению мероприятий по празднованию Победы во Второй мировой войне и других памятных дат войны, связанных с освобождением страны от нацистских захватчиков.

Не вызывает опасений и ситуация с расположенными в Венгрии российскими военно-мемориальными объектами разных исторических периодов. На сегодняшний день их правовой статус урегулирован Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Венгерской Республики об увековечении памяти павших военнослужащих и гражданских жертв войн и о статусе захоронений от 6 марта 1995 г. Успешно работает механизм непосредственной реализации Соглашения – смешанная российско-венгерская межправительственная комиссия по воинским захоронениям. В 2020 г. и первом квартале текущего года случаи осквернения или самовольного сноса советских военно-мемориальных объектов не фиксировались.

В плане проявлений расизма и расовой дискриминации международные правозащитные структуры предъявляют венгерским властям претензии в связи с положением цыганского населения страны, подавляющее большинство которого имеет низкий социальный статус и в силу этого якобы является объектом различных форм дискриминации. В материалах правозащитных НПО регулярно отмечается, что лишь каждый четвертый трудоспособный цыган имеет более-менее постоянную работу. В докладах венгерского Уполномоченного по правам человека также неоднократно обращалось внимание на тяжелые условия жизни цыган и содержались призывы к правительству предпринять реальные шаги для улучшения ситуации в данной сфере, поскольку своими силами цыгане не в состоянии разорвать порочный круг нищеты. Также подчеркивалось, что в последние десятилетия в ряде районов Венгрии, прежде всего на северо-востоке, фактически образовались около ста цыганских гетто, не вполне контролируемых властями и не способствующих ни повышению жизненного уровня, ни социальной адаптации цыган. На проблемы цыганской общины обращали внимание Комитет по правам ребенка[100], Комитет по ликвидации расовой дискриминации[101], Комитет по правам человека[102], а также Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью[103] и Консультативный комитет Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств[104].

Международные и правозащитные структуры и НПО по-прежнему выражают осуждение принятых кабинетом В.Орбана решительных мер в целях противодействия наплыву беженцев по «балканскому» маршруту. Раздражение есовского руководства вызывает упорное нежелание венгерской стороны принимать у себя мигрантов в принципе. Из Брюсселя периодически раздаются угрозы применить в отношении Венгрии штрафные санкции в связи с этим, а также рядом других вопросов[105]. При этом многие правозащитные мониторинговые структуры признавали масштабный наплыв в Венгрию беженцев и соискателей убежища и то, что это спровоцировало кризисную ситуацию в стране.

Общий же анализ ситуации с правами человека в Венгрии позволяет констатировать, что официальный Будапешт в последние годы достиг ощутимых успехов в профилактике ксенофобии и расизма, а также поощрении прав национальных меньшинств на пользование и изучение родных языков. На положительные аспекты в сфере широких возможностей доступа к изучению родных языков и их использованию, в том числе при общении с органами исполнительной и судебной власти, а также на усилия властей по обеспечению преподавательскими кадрами, указывал, в частности КК РКЗНМ[106].

 

Греция

В Греции не отмечено случаев героизации нацизма, искажения либо переписывания истории Второй Мировой войны и её итогов со стороны официальных властей, включая сооружение памятников и мемориалов нацистам и их пособникам, примеров организации публичных демонстраций в целях прославления нацистов или распространения идей неонацизма, осквернения или разрушения памятников в честь борцов против нацизма в годы Второй мировой войны, эксгумации и переноса их останков, запрета символики СССР или Красной Армии и др. Руководство муниципалитетов положительно относится к празднованию российскими соотечественниками совместно с греками Дня Победы, включая проведение до пандемии коронавируса COVID-19 шествий «Бессмертного полка» в десятке городов страны. Местные власти уделяют большое внимание сохранению мемориалов воинам-антифашистам, в том числе памятников и мест захоронений погибших от рук оккупантов советских партизан, бойцов греческого Сопротивления и мирных жителей. Греческое общество отличается сравнительно высоким уровнем иммунитета к ультраправой риторике, не приемлет попыток ревизии истории и обеления нацистов и их приспешников. Это связано с исторически обусловленной значительной популярностью в стране «левых» взглядов, сохранением памяти о правлении диктаторского режима «чёрных полковников» в 1967-1974 гг. и об оккупации Греции странами «оси» в 1941- 1944 гг. Последняя стала причиной многочисленных жертв среди населения и огромного материального ущерба, вопрос о компенсации которого Афины до сих пор регулярно ставят перед Берлином. Согласно исследованиям общественного мнения, свыше 65 % греков выступают  против распространения неонацистских идей в  своей стране.

Знаковым событием в плане борьбы с распространением человеконенавистнической идеологии стало завершение в октябре 2020 г. длившегося с 2013 г. процесса против руководства националистической партии «Золотой рассвет» и её активистов (всего 60 чел.), обвинённых в том числе по статьям «убийство» и «незаконное хранение оружия». Организация была признана преступной группировкой, действующей под личиной политической организации, и фактически запрещена, а члены её верхушки были приговорены к длительным срокам лишения свободы. На парламентских выборах в июле 2019 г. партия не сумела преодолеть трёхпроцентный барьер и в состав законодательного органа не вошла.

При этом среди греческих неонацистских группировок в последние годы особую активность проявляли «Криптия», позаимствовавшая название от отрядов древней Спарты, совершавших убийства рабов илотов, и греческое отделение «Combat 18» (в названии организации в соответствии с нацистской традицией цифры 1 и 8 относятся к первой и восьмой буквам латинского алфавита – А и H, являющихся заглавными в имени А.Гитлера). Обе организации ответственны за десятки преступлений против мигрантов. В марте 2018 г. правоохранительным органам удалось в основном ликвидировать греческую ветвь «Combat 18».

В апреле 2021 г. была пресечена попытка обеления нацистских оккупантов путём проведения НПО «Европейский союз парашютистов»[107] так называемого «памятного мероприятия в честь 80-летия высадки десанта Третьего рейха на Крите и захвата острова» в мае 2021 г. После волны негодования в политических, общественных и журналистских кругах, возмущённых искажением истории, возвеличиванием гитлеровцев и попранием памяти четырёхсот критян, павших от рук захватчиков, акция была отменена.

По мнению экспертов, успешная борьба правоохранительных органов с «Золотым рассветом» стала толчком к падению уровня антисемитизма в стране на 17 %[108].

В настоящее время в г. Салоники реализуется долгосрочный проект по созданию Мемориального музея Холокоста и Образовательного центра по правам человека, направленных в том числе на преодоление в Греции расизма и  дискриминации по религиозному признаку[109].

Наряду с этим в октябре 2019 г. в том же городе состоялось открытие нового крыла Еврейского музея, часть экспозиции которого посвящена периоду 1912-1945 гг., когда местная еврейская община была почти полностью уничтожена. Бывший президент Греции П.Павлопулос в своей речи на торжественной церемонии открытия подчеркнул необходимость сохранения памяти о Холокосте как одном из наиболее жестоких преступлений против человечности. Он заявил также, что возрождение нацистских и фашистских организаций в Европе чревато повторением ужасов Второй мировой войны[110].

В феврале 2019 г. в соответствии с Резолюцией о борьбе с антисемитизмом (2017/2692 (RSP)) Европейского парламента правительство Греции приняло «рабочее определение» антисемитизма, которое использует «Международный альянс в память о Холокосте» (МАПХ), в рамках подготовки к председательству Афин в этой организации в 2021 г. Возглавляющий греческую делегацию в МАПХ Э.Лианос-Лиандис в апреле 2019 г. назначен спецпосланником по борьбе с антисемитизмом.

В то же время, несмотря на перечисленные положительные шаги в сфере противодействия героизации нацизма и искажению истории, при рассмотрении в рамках Генассамблеи ООН ежегодно вносимой Россией и другими соавторами резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» делегация Греции воздерживается, следуя в данном вопросе консолидированной позиции стран-членов Европейского союза.

В стране сохраняется целый ряд праворадикальных партий и организаций, которые в условиях краха «Золотого рассвета» получили шансы укрепить свои позиции на греческой политической арене. К таковым, в частности, относятся следующие.

«Народный православный призыв» (ЛАОС) – старейшая греческая националистическая партия, созданная в 2000 г. Сторонники партии выступают за насильственное возвращение на родину беженцев, которые не будут востребованы греческой экономикой.

«Народный греческий патриотический союз» (ЛЕПЕН) – партия, основанная в 2016 г. бывшими членами «Золотого рассвета» и возглавляемая региональным советником Западной Греции Х.Ригасом. Активно продвигает антимигрантские и антиисламские идеи вплоть до организации массовых акций против беженцев.

«Национальное народное сознание» (ЭЛАСИН) – ультраправая партия, основанная в 2019 г. В основном состоит из бывших членов «Золотого Рассвета». Разделяет идеалы ЛЕПЕН. В декабре 2020 г. объявила об объединении с этой организацией.

«Патриотический радикальный союз» (ПАТРИЕ) – ультранационалистическая партия, основанная в 2018 г. бывшим членом «Золотого Рассвета», депутатом Европарламента Э.Синадиносом. В 2019 г. было объявлено о её слиянии с партией ЛАОС.

«Греки за отечество» – ультраправая партия, созданная в апреле 2020 г. Одна из последних организаций, сформированных бывшими активистами «Золотого рассвета». Активно выступает против мультикультурализма и за неофашизм.

«Новые правые» – ультраправая националистическая партия, созданная в 2016 г. Ф.Кранидиотисом после его изгнания из партии «Новая демократия». Также открыто выступает против ислама, иммигрантов и беженцев. Лидер партии позиционирует себя и свою организацию как борцов против  «исламской колонизации» Греции и Европы.

«Греческое социалистическое сопротивление» – неонацистская организация. Использует эмблему Британского союза фашистов О.Мосли[111].

Бытовые проявления ксенофобии несколько участились на фоне наплыва соискателей убежища из региона Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА), достигшего пика в 2015-2016 гг. и вновь усилившегося в начале 2020 г. В социологическом исследовании «Дианесис 2020», опубликованном в марте 2020 г., 92 % опрошенных заявили, что количество иммигрантов в стране «слишком велико». Большинство респондентов полагает, что они увеличивают преступность, повышают уровень безработицы и оказывают негативное экономическое воздействие на страну, не помогают решать демографические проблемы и не обогащают культуру. 27,9 % выступают за срочную депортацию всех иммигрантов, в то время как за их полную интеграцию в греческое общество высказываются лишь 3,2%[112].

В марте 2020 г. греческая НПО «Сеть фиксации насильственных проявлений расизма», которая взаимодействует с местным представительством Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, констатировала случаи применения насилия со стороны жителей области Эврос на границе с Турцией в отношении прибывающих с территории этой страны мигрантов, а также общественных активистов и журналистов, защищающих их права. В октябре 2020 г. правозащитники привлекли внимание к вытеснению греческой береговой охраной соискателей убежища из БВСА за пределы границ Греции в Эгейском море обратно в акваторию Турции. В июне 2020 г. прокурор Верховного суда Греции инициировала расследование в этой связи[113].

Специальный докладчик Совета ООН по правам человека по правам мигрантов Ф.Г.Моралес выказал свою обеспокоенность в связи с применением насилия в отношении мигрантов, которое привело к увечьям и гибели людей, в том числе к смерти соискателя убежища из Сирии. Он также отметил рост враждебности в отношении гуманитарных сотрудников, правозащитников и журналистов, исполняющих свой долг в приграничных районах и на побережье Эгейского моря[114].

Сообщения о случаях проявления жестокости в отношении соискателей убежища побудили представителей функционирующего в рамках Совета Европы Европейского Комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП) предпринять экстренный пятидневный визит в Грецию. По его итогам правозащитная организация выпустила доклад, согласно которому условия содержания мигрантов в ряде учреждений в регионе Эврос и на острове Самос могут быть приравнены к бесчеловечному или жестокому обращению. Одновременно ЕКПП призвал греческие власти покончить с практикой содержания под стражей несопровождаемых детей и детей с родителями в отделениях полиции, помещая их вместо этого в центры приёма, которые отвечали бы их специфическим нуждам. Кроме того, Афинам рекомендовано принимать меры по предотвращению случаев насильственных возвращений мигрантов[115].

В марте 2020 г. греческим парламентом был принят новый законодательный акт, регламентирующий статус беженцев. В соответствии с новым регулированием было сокращено время рассмотрения ходатайств о получении статуса беженца, упрощена процедура экстрадиции, усложнён приём в государственные школы детей беженцев и увеличен срок получения разрешения на работу для зарегистрированных просителей.[116] На случаи проявления расизма и ксенофобии, в первую очередь в отношении прибывающих в Грецию беженцев, а также цыган, обращал внимание Комитет по правам человека (КПЧ) в декабре 2015 г.[117] и Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) в октябре 2016 г.[118] На факты дискриминации представителей рома и мигрантов, в частности чрезмерное применение силы при их задержании и жестокое обращение во время допросов, указывал и ЕКПП.[119].В феврале 2018 г. функционирующая в рамках Совета Европы Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) приветствовала создание Афинами во исполнение её рекомендаций от 2015 г. профильной рабочей группы в составе представителей госорганов, омбудсмена, Совета по правам человека Греции, НПО и профсоюзов для разработки стратегии по противодействию нетерпимости. Одобрив проект документа, принятый греками в сентябре 2017 г., ЕКРН вместе с тем отметила, что не все её предложения были учтены, и призвала уделить дополнительное внимание вопросу о полной имплементации антидискриминационных мер. По признанию греческих экспертов, греческое законодательство в этой части действительно требует определённой доработки, поскольку запрещает дискриминацию по признаку национальности, религии или иных убеждений, инвалидности, возраста или сексуальной ориентации, но только в области занятости и профессиональной деятельности, а не в таких сферах, как социальная защита, образование, доступ к товарам и услугам и т.д.[120]

С сентября 2014 г. в Греции действует закон «О борьбе с проявлениями расизма», в котором соответствующие деяния были выделены в отдельную группу преступлений. Этот акт ужесточил наказание за разжигание ненависти и подстрекательство к насилию против отдельных групп населения: теперь оно заключается в лишении свободы на срок до трёх лет и выплате штрафа в размере 20 тыс. евро.

В 2015 г. соотношение между официально поданными заявлениями о совершении преступлений на почве ненависти и возбуждёнными на их основании делами составило 45 %. В целом же вплоть до 2018 г. число вынесенных приговоров не превышало в этой стране 6. При этом только в 2017 г. общее число таких преступлений, по данным НПО, составляло более 300, из них насильственных – около 100[121].

В последние годы в этой области наблюдается положительная динамика. Так, в 2019 г., по данным полиции, было совершено 282 преступления на почве ненависти, по 232 из которых правоохранителями были инициированы уголовные дела. Для сравнения профильные НПО сообщили только о 108 известных им случаях подобных правонарушений[122].

Следует отметить, что в правоприменительной практике Греции практически отсутствуют примеры борьбы с распространением расистских, ненавистических и ксенофобских идей в СМИ и в Интернете. Прецедентом стало открытое в 2017 г. дело по обвинению в исламофобии в отношении писательницы С.Триандафиллу, допустившей в своем Интернет-блоге высказывания, расцененные как проявление ненависти на религиозной основе. Однако в 2018 г. этот процесс был закрыт в связи с отсутствием состава преступления.

Дискриминационных запретов на участие национальных меньшинств в политической жизни и управлении государством не зафиксировано, к ним свободно допускаются представители нетитульных этносов.

Не наблюдается системных притеснений или дискриминации в отношении российских соотечественников. В 2018 г. греческие центральные и местные власти оказали все возможное содействие для реализации российскими гражданами в Греции избирательных прав в ходе выборов Президента Российской Федерации, шли навстречу при организации голосования по внесению изменений в Конституцию России в июне 2020 г. и на выборах в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации в сентябре 2021 г.

Правозащитники указывают на сложности с обеспечением права на этническую и культурно-языковую самоидентификацию мусульманского населения области Фракия в северо-восточной части страны на границе с Турцией, а также некоторых островов Эгейского моря. Обеспокоенность тем, что греческие мусульмане могут быть лишены права на самоидентификацию, поскольку признаются только как религиозное меньшинство, но не относятся к этническим меньшинствам, выражали КПЧ[123] и КЛРД[124]. Сообщается о том, что мусульмане островов Кос и Родос в качестве представителей нацменьшинства официально не признаны и, в отличие от исповедующих ислам жителей Фракии, не имеют возможности посещать специализированные школы с обучением на турецком языке.

При этом позитивно оценивается работа греческих властей по сооружению новых мест отправления культа. В 2016 г. Государственный совет Греции принял положительное решение по обсуждавшейся свыше тридцати лет теме сооружения в Афинах первой в новейшей истории мечети. Её строительство завершилось в мае 2019 г., а официальное открытие состоялось 2 ноября 2020 г.[125] Отношение к этому событию в обществе противоречивое. Жители Афин неоднократно устраивали по этому поводу протестные акции, которые часто возглавлялись представителями «Золотого рассвета».

Среди мероприятий, поощряющих межконфессиональное взаимодействие, выделяются периодически проводимые МИД Греции конференции о мирном сосуществовании представителей разных религий на Ближнем Востоке, а также акции по линии благотворительной организации при Элладской православной церкви «Апостоли» и ряда епархий.

Подводя итог вышесказанному, следует констатировать, что официальными властями Греции принимаются значительные усилия по противодействию проявлениями неонацизма и неофашизма, расизма и иных форм нетерпимости в стране. Как представляется, преодоление существующих трудностей возможно по мере урегулирования непростой ситуации в миграционной сфере.

 

Грузия

В настоящее время попыток героизации нацистов и их пособников на государственном уровне в Грузии не наблюдается. В последние годы, за исключением трагического инцидента со сносом путём подрыва 19 декабря 2009 г. мемориального комплекса в г. Кутаиси, посвящённого сражавшимся в Великой Отечественной войне советским солдатам[126], не зафиксировано случаев осквернения посвященных Великой Отечественной войне памятников. Тем не менее со стороны властей демонстрируется довольно равнодушное отношение к поддержанию сохранности мемориалов и братских кладбищ военного периода. В некоторой степени проблему удается решать силами организаций соотечественников.

В частности, члены международного культурно-просветительского союза «Русский клуб» на регулярной основе занимаются уборкой территорий и приведением в порядок столичных Кукийского и Петропавловского кладбищ, на которых похоронены в общей сложности 3005 советских воинов. Что касается более отдаленных захоронений, то в своем большинстве они постепенно приходят в упадок. В качестве примера можно упомянуть расположенное под Тбилиси кладбище с.Кода, где покоятся советские военные летчики. Многие могилы на нем заброшены и неухожены, а из-за отсутствия надгробных табличек (как и архивных данных) невозможно идентифицировать захороненных (так, в связи с запросом председателя районной организации ветеранов с. Усть-Цильма Республики Коми Н.Г.Хозяиновой не удалось отыскать могилу младшего лейтенанта Н.Е.Носова).

Существующие в Грузии неонацистские группировки пропагандируют свои идеи преимущественно через социальную сеть «Фейсбук». Самая известная из них – официально незарегистрированная «Грузинская сила» (лидер – Г.Челидзе), поддерживаемая ультраправой группой «Грузинский марш» С.Брегадзе и некоторыми футбольными фанатами тбилисского «Динамо». К «Грузинской силе» примыкает не скрывающее симпатий к А.Гитлеру и Б.Муссолини «Национально-социалистическое движение   грузинское национальное единство». Антисемитские идеи распространяют такие группировки, как «Бергманн», «Эдельвейс» и «Красная таблетка». В целом какой-либо активности упомянутые структуры, объединяющие, по разным оценкам, от 100 до 200 человек, не проявляют и влияния на общественно-политическую жизнь в стране не оказывают.

К информационным ресурсам, занимающимся распространением искаженных трактовок истории в виде пропаганды против «советского прошлого», включая историческую память о Великой Отечественной войне, относятся «СовЛаб», грузинская служба «Радио Свобода», «Нетгазета», «Батумелеби», «Табула» (принадлежит Т.Черголешвили, жене председателя политсовета оппозиционной партии «Европейская Грузия – движение за свободу» Г.Бокерии) и основной антиправительственный рупор – телеканал «Мтавари архи».

Кроме того, в соцсетях против проведения в Грузии акции «Бессмертный полк» активно выступает созданное в июле 2018 г. НПО «Гражданское движение» (основатели Л.Иоселиани и А.Элисашвили). Данная структура, имеющая свои отделения в Батуми, Кутаиси и Телави, поддерживает тесные контакты с тбилисским офисом американского «Международного республиканского института».

В стране действуют неоднозначные нормативные акты, уравнивающие значение символов и знаков отличий нацистской Германии и Советского Союза. Принятые в 2013 г. парламентом Грузии дополнения к закону «Хартия свободы» фактически уравняли фашистскую и советскую символику, запретив их демонстрацию и применение «в целях пропаганды». Обращение в 2019 г. в министерство юстиции Грузии директора «Института Евразии», организатора «Бессмертного полка» в Тбилиси Г.Рцхиладзе за разъяснениями относительно запрета на ношение «георгиевской ленточки» как символа «советской оккупации» (что абсолютно неверно с исторической точки зрения) было оставлено без ответа.

Фиксируются отдельные факты препятствования проведению памятных акций, приуроченных к памятным событиями Великой Отечественной войны, и их организаторам.  Резонансный случай произошел 30 марта 2020 г. на контрольно-пропускном пункте «Дарьяли», где грузинские таможенники, руководствуясь буквой упомянутого закона, изъяли у местного гражданина Т.Пепии 290 памятных знаков (неофициальных) в честь Сталинградской битвы, предназначавшихся для вручения проживающим в стране ветеранам войны.

В то же время какого-либо непосредственного противодействия со стороны властей проведению мероприятий, посвященных памятным датам Второй мировой войны, не отмечается. Многие граждане страны, передавая «эстафету памяти поколений», торжественно отмечают 9 мая. Отдельные представители местного руководства возлагают венки и цветы к главному мемориальному комплексу столицы – могиле Неизвестного солдата в парке «Ваке».

Кроме того, в системе образования Грузии имели место попытки переписывания истории и итогов Второй мировой войны. Известен показательный факт, что в учебнике для 12-го класса участию 700 тыс. грузин в Великой Отечественной войне в рядах Красной Армии, половина из которых не вернулась с полей сражений, уделена лишь одна страница, тогда как «горстке» местных пособников, воевавших в частях Вермахта – значительно больший объем.

В целом официальные власти демонстрируют равнодушноотрицательное отношение к сохранению исторической памяти, избегая темы героического участия их предков и сограждан в победе над нацистской Германией. Результаты такого подхода уже сказываются на формировании мировоззрения части грузинской молодежи, оказывая негативное влияние как на общественные умонастроения внутри страны, так и на перспективы нормализации двусторонних связей с Россией.

Вероятно, в русле этой же логики, а также в целях демонстрации солидарности с есовской линией Грузия следует в кильватере ЕС при рассмотрении в Генеральной Ассамблее ООН российской резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и иными видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимостью».

Отмечается неудовлетворительное положение в Грузии национальных меньшинств. Международные и грузинские правозащитные НПО, а также Народный защитник Грузии (омбудсман) на регулярной основе выражают обеспокоенность в связи с изоляцией малых народностей и их отчужденностью от грузинского «большинства». Степень участия представителей наиболее многочисленных азербайджанской и армянской общин в общественной и политической жизни страны остается крайне низкой, что не позволяет им полноценно интегрироваться в грузинское общество. Препятствия для их участия в общественных делах представляет собой установленный статьей 23.3 Конституции Грузии запрет на создание политических партий по территориальному принципу. Венецианская комиссия Совета Европы неоднократно выносила отрицательные заключения в отношении этой конституционной нормы.

Главной проблемой национальных меньшинств по-прежнему остаётся незнание государственного грузинского языка. После «революции роз» грузинские власти ввели ряд законов, ограничивающих использование языков нацменьшинств и обязывающих некоренные этносы общаться с представителями власти на грузинском языке. Так, знание языка обязательно для трудоустройства в госучреждениях, сдачи единого экзамена в школах, получения лицензий на профессиональную деятельность.

Правозащитники отмечают, что при этом власти не создают необходимых условий для изучения грузинского языка. Положение меньшинств усугубляет отсутствие в Грузии эффективно действующих механизмов их правовой защиты. Проблемы национальных меньшинств отмечала и Народный защитник Грузии, делая, правда, при этом акцент на недостаточно эффективных мерах, которые принимают на этом направлении власти на местах, нехватку образовательных ресурсов, отсутствие качественных учебников и недостаточность профильной переподготовки преподавателей. В целом же грузинский омбудсмен признала, что, несмотря на действующие в стране программы по изучению государственного языка, число людей, знающих и использующих его, всё еще невелико[127].

При ратификации в 2005 г. Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств Грузия сделала ряд оговорок, согласно которым была подтверждена обязанность государства предоставить национальным общинам возможность изучения грузинского языка, однако не признаны обязательства властей по сохранению родных языков нацменьшинств.

Из-за того, что участие представителей нацменьшинств в политической жизни Грузии остается невысоким, представители национальных диаспор выражают стремление к большей независимости для того, чтобы самостоятельно принимать решения в сфере образования и культуры, иметь рычаги влияния на политику страны. На эту проблему обращали внимание КЛРД в мае 2016 г.[128] и Комитет по правам человека в июле 2014 г.[129]

Так, например, армянская община уже длительное время поднимает вопрос об автономии для Самцхе-Джавахети, а азербайджанцы из Квемо-Картли выступают с требованиями широкого представительства в местных органах власти, где все основные посты занимают грузины. Эти призывы не находят поддержки у руководства Грузии, расценивающего их как выражение сепаратистских настроений.

Евросоюз неоднократно выражал озабоченность положением нацменьшинств в Грузии. Выносились заключения, что защита некоренных этносов остается слабой, и с 1990-х годов меньшинства стали подвергаться преследованиям, дискриминации, вытеснению за пределы страны.

Консультативный комитет Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств указывал на то, что участие представителей нацменьшинств в политической, культурной, социальной и экономической жизни страны остается ограниченным. КК РКЗНМ также отмечал, что в грузинском обществе сохраняется недоверие к меньшинствам в контексте обеспечения государственной безопасности и национального строительства. В этой связи вопросы, связанные с осуществлением прав языковых и религиозных меньшинств, зачастую политизируются.[130]

Согласно проведенному в 2018 г. под эгидой КК РКЗНМ исследованию, 36 % граждан Грузии негативно относятся к этническому разнообразию, а 46 % – к религиозному. По словам опрошенных, разнообразие «угрожает культуре и традициям» (47 %), «ослабляет национальное единство» (17 %) и «подвергает риску безопасность страны» (13 %). 43 % опрошенных считают, что лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, не имеют права публично выражать протест, 39 % считают, что эти лица не имеют права быть избранными, 36 % считают, что они не имеют права участвовать в принятии решений по важным государственным вопросам, а 25 % считают, что не имеют права голоса.[131]

Распространённость негативных отношений к национальным меньшинствам приводит к неудовлетворительным результатам на практике. Международные мониторинговые структуры не раз указывали на то, что в Грузии имеют место случаи физического нападения на представителей этнических и религиозных меньшинств, фиксируются ксенофобские и дискриминационные заявления со стороны государственных должностных лиц и представителей политических партий, ненавистнических высказываний в средствах массовой информации и в Интернете, а также по поводу отсутствия завершенных расследований и судебных преследований в отношении лиц, виновных в совершении таких актов. Внимание на это обращали, в частности, Комитет по ликвидации расовой дискриминации в мае 2016 г. [132], а также КК РКЗНМ.

Достойно сожаления, что подобная практика не пресекается властями, систематические меры по запрещению языка ненависти не принимаются,  ксенофобские высказывания политиков не подвергаются незамедлительному и однозначному осуждению, наоборот – дискриминационные проявления усиливаются при попустительстве и даже согласии властей. Ярким примером подобного отношения может служить искусственное нагнетание русофобских настроений в стране, неприкрытое манипулирование общественным сознанием грузинского народа в политических целях, когда в июне 2019 г. радикалы напали на российских журналистов. В том же месяце срыв грузинскими радикалами проходившего в Тбилиси заседания 26-й сессии Генеральной Ассамблеи Межпарламентской ассамблеи православия под председательством депутата Госдумы С.А.Гаврилова вылился в грубую провокацию насильственного характера против российского парламентария[133].

Проявления русофобии отмечались и в текущем году. Так, в марте 2021 г. из-за устроенной местными русофобами протестной акции в отношении находившегося в стране с частным визитом тележурналиста В.В.Познера ему и его сопровождавшим пришлось в срочном порядке прервать поездку и вернуться в Москву[134].

В начале апреля 2021 г. в центре Тбилиси был осквернён памятник русскому дипломату и поэту А.С.Грибоедову, который похоронен на тбилисской горе Мтацминда в пантеоне выдающихся деятелей Грузии[135].

Отсутствуют признаки улучшения положения общины цыган, проживающей в нестабильных социально-экономических условиях, а также решения проблемы репатриации турок-месхетинцев в связи с тем, что Тбилиси не выполняет свои обязательства в данной области. Международные организации отмечают, что в процессе репатриации в Грузию турки-месхетинцы сталкиваются с массой трудностей, начиная от ряда ограничений и бюрократических условий, связанных с подачей ходатайств (в том числе – требование предоставить архивное подтверждение факта депортации). Мониторинговые органы Совета Европы (Консультативный комитет Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств и Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью) оценивали как недостаточную подготовку к переселению турок-месхетинцев и их интеграции в общество, рекомендовали в этой связи грузинским властям принять комплексные меры как на местном, так и национальном уровне, в отношении как репатриантов, так и принимающего населения. Эксперты указывали и на сохранение враждебности к туркам-месхетинцам со стороны грузинского населения. Обеспокоенность положением этой общины выражал и КЛРД[136]. При этом, по информации организаций гражданского общества, грузинские власти по-прежнему не принимают никаких мер для решения данного вопроса.

 

Дания

В период 2020 г. – начало 2021 г. в Дании не зафиксированы факты явной героизации нацистского движения, распространения неонацизма и прославления бывших членов нацистской организации СС, а также её составных частей. Не отмечено случаев осквернения / разрушения памятников в честь борцов против нацизма в годы Второй мировой войны, эксгумации останков воинов-антифашистов, привлечения к ответственности ветеранов, служивших в Красной Армии или сражавшихся на стороне антигитлеровской коалиции. Датские власти не препятствуют проведению в стране мероприятий, связанных с празднованием Дня Победы и других памятных дат, оказывают содействие в поддержании в надлежащем виде местных захоронений, расположенных на территории муниципальных кладбищ.

Тем не менее, при голосовании в рамках Генассамблеи ООН по вносимому ежегодно Россией и другими соавторами проекту резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» делегация Дании воздерживается, солидаризируясь в этом вопросе с другими странами-членами Европейского союза.

В то же время следует отметить, что в Дании действует ряд правонационалистических организаций неонацистского толка («Датский национальный фронт», «Датская лига обороны», «Датское национал- социалистическое движение», «Белая гордость»), Уровень их активности довольно низкий, что обусловлено главным образом нехваткой финансирования и небольшим числом последователей. Практическая работа концентрируется на распространении пропагандистских материалов в Интернете и социальных сетях, которые в основном отражают отношение этих организаций к проводимой правительством страны миграционной политике, а также призывают к нетерпимости в отношении проживающих в стране последователей иудаизма. При этом распространение коронавирусной инфекции, а также введенные правительством страны карантинные ограничения практически полностью перевели деятельность таких организаций на онлайн-формат.

Традиционно на общем фоне заметно выделяется праворадикальная неонацистская группировка «Северное движение сопротивления» (СДС, функционирует в Дании, Исландии, Норвегии, Швеции и Финляндии), которая в отличие от других подобных организаций имеет чёткую политическую программу (создание национал-социалистической республики, состоящей из стран Скандинавии, Финляндии и, возможно, стран Балтии, а впоследствии и распространение идеологии национал-социализма по всему миру), а также «боевое крыло», участвующее в насильственных акциях. В числе его последних резонансных действий – разгром еврейского кладбища г. Рандерс в ноябре 2019 г., приуроченный к годовщине Хрустальной ночи 1938 г. Тогда в результате действий радикалов были повреждены и осквернены 84 надгробия. В октябре 2020 г. к ответственности за эти действия были привлечены двое членов СДС (приговорены к одному году лишения свободы).

Уголовный закон Королевства не предусматривает наказания за использование нацистской символики. Согласно статье 27 (пункт 266 б) Уголовного закона, штраф или заключение под стражу на срок до двух лет грозит за публичные или предназначенные для последующего распространения заявления и сообщения, в которых содержатся угрозы или оскорбления группы лиц по признаку расы, цвета кожи, национальной или этнической принадлежности, вероисповедания или сексуальной ориентации. Отягчающим обстоятельством выступает пропагандистский характер подобных деяний. Вместе с тем на практике в соответствующих случаях приоритетное значение имеет статья 77 конституции страны, гарантирующая право граждан на свободу выражения мнения.

Вовлеченность экстремистских националистических партий, а также движений и групп расистского и ксенофобского толка в политическую жизнь Дании носит ограниченный характер. Так, праворадикальная политическая партия «Жесткий курс», получившая известность благодаря проведению провокационных акций, включая сожжение Корана в районах компактного проживания исповедующих ислам мигрантов и беженцев, не смогла преодолеть двухпроцентный барьер прохождения в Фолькетинг (парламент) на парламентских выборах в июне 2019 г, получив лишь 1,8 % голосов избирателей.

При этом в Дании продолжается рост преступлений на почве ненависти. По опубликованной в 2020 г. информации правоохранительных органов Королевства, в 2019 г. было совершено 569 преступлений на почве ненависти, что на 27 % больше показателей 2018 г.[137] В числе наиболее уязвимых религиозных групп – мусульмане и евреи (56 % и 23 % от общего числа таких преступлений соответственно). Согласно данным «национального интеграционного барометра», в Дании более половины представителей национальных меньшинств сталкиваются с дискриминацией в повседневной жизни. Особую озабоченность у датских властей вызывают ситуация в мусульманских общинах. В этой связи они достаточно плотно контролируются с тем, чтобы ислам был составной и гармоничной частью общества, не допуская превращение религии в инструмент любого рода манипуляции и давления.

Правозащитники повергают критике принятые в 2016 г. поправки в уголовное законодательство Дании, устанавливающие ответственность за оправдание незаконных насильственных действий в процессе религиозного воспитания («закон об имамах»). Наравне с этим в качестве ужесточения контроля за проповедниками в законодательство Дании были внесены поправки, позволяющие ограничивать финансирование некоторых религиозных организаций, а также запрещать въезд на территорию страны представителей духовенства, оправдывающих радикализацию.

Данная линия датских властей подтверждается и тем, что в опубликованном в марте 2020 г. Службой контрразведки Дании докладе об оценках уровня террористической угрозы указано, что основная угроза Королевству исходит главным образом со стороны радикального исламизма. На фоне увеличения частоты проведения правыми экстремистами насильственных акций в мире уровень угрозы, исходящей от соответствующих группировок, повышен от «ограниченного» до «общего». Спецслужбы не исключают возможность осуществления аналогичных акций в Дании.

Следует отметить, что в целом принятие таких мер в контексте борьбы с экстремизмом и терроризмом следует в русле общеевропейской практики, однако практика их применения в Дании вызывает критику правозащитников. Вместе с тем обращает на себя внимание тот факт, что аналогичные антиэкстремистские меры, принимаемые российскими законодателями, зачастую становятся в Дании поводом для обвинений России в якобы имеющих место попытках ограничения свободы выражения мнений и подавления гражданского общества.

Что касается проживающих в стране евреев, то, согласно результатам исследования Агентства ЕC по основным правам человека (АОПЧ), опубликованного в декабре 2018 г., 80 % из них постоянно (9 %), часто (32 %) или иногда (39 %) вынуждены избегать ношения или демонстрации вещей и предметов, позволяющих идентифицировать их как представителей еврейской национальности. 85 % опрошенных считают антисемитизм очень серьезной или достаточно серьезной проблемой (36 % и 49 % соответственно)[138]. В то же время крупнейшее объединение – Еврейское общество Дании традиционно предостерегает от публичной демонстрации соответствующих аксессуаров или одежды.

Более того, указанная организация с 2012 г. готовит и публикует доклады о проявлениях антисемитизма в Дании. По её данным, например, в 2017 г. было зарегистрировано 30 соответствующих случаев, включая нападения и физические посягательства (2), угрозы (3), антисемитские высказывания (24). При этом число инцидентов имеет тенденцию к увеличению: в 2016 г. было зарегистрировано 22 таких случая. К числу предполагаемых недоброжелателей относятся как лица, родившиеся в странах Ближнего Востока, так и этнические датчане.

По-прежнему сохраняется дискриминационное отношение к мигрантам. В законодательном плане это проявляется в том числе в том, что для мигрантов во втором и третьем поколении законодательством предусмотрены весьма ограниченные основания для получения гражданства Дании. Эта категория лиц, в особенности женщины, мало вовлечена в трудовую сферу[139]. Дискриминационное отношение к мигрантам и их потомкам, а также представителями национальных меньшинств подтверждают и результаты опросов общественного мнения. На это, в частности, указало АОПЧ[140].

В то же время имеются примеры, когда датские суды однозначно указывали на то, что отдельные заявления и выступления политических деятелей не подпадают под защиту свободы выражения мнения. В качестве примера АОПЧ приводит решение Восточного Высокого суда (Eastern High Court, дат. Østre Landsret) от 4 июля 2019 г. по делу S-1099, признавшего дискриминационными отдельные видео обращения основателя крайней правой партии «Жесткий курс», записанные на фоне дома, где проживал правозащитник африканского происхождения[141].

АОПЧ также зафиксировало, что и крайне правые, и проживающие в стране радикальные исламисты использовали распространение коронавирусной инфекции и связанные с этим ограничительные меры в качестве предлога для разжигания ненависти[142].

Ситуация складывается так, что в стране существует «параллельное общество» – социального явления, при котором значительная часть мигрантов из стран Ближнего Востока и Северной Африки ведет обособленный образ жизни, оставаясь вне датской языковой, культурной и правовой среды. Как правило, эта категория населения проживает в неблагополучных городских районах, в которых основной массив жилфонда приходится на муниципальное и социальное жилье и которые в связи с наплывом беженцев практически полностью оказались заселены мигрантами. Кроме того, на законодательном уровне с 2011 г. официально действует понятие «гетто» (помимо самой дискриминационной сути этого термина, входящие в его состав критерии также вызывают вопросы. В частности, одним из возможных оснований отнесения района к гетто является наличие криминального прошлого не менее чем у 2,7 % населения).

В марте 2018 г. правительство Дании под руководством Л.Лёкке Расмуссена представило пакет мер, направленных на искоренение этого «параллельного общества». Программа, получившая название «Дания без параллельного общества – избавимся от гетто к 2030 г.», предусматривает ряд ограничительных мер для корректировки национального состава жителей. Также документ вновь закрепил понятие «гетто».

С начала действия упомянутой программы по искоренению этнических гетто датским правоохранительным органам была обеспечена возможность устанавливать в гетто «зоны повышенной уголовной ответственности». Предполагается, что в случае совершения преступлений в упомянутых зонах в отношении виновного лица судом может быть назначено наказание, вдвое превышающее максимальную планку, предусмотренную для этой категории преступлений уголовным законом Дании. Если же за преступление в качестве максимального наказания предусмотрен штраф, то он может быть заменён лишением свободы. В качестве дополнительных мер охраны порядка правительством Королевства было также предложено усилить присутствие полиции в гетто, в том числе и за счёт размещения там мобильных полицейских комплексов. Кроме того, утверждён механизм выявления и последующего выселения из гетто рецидивистов и наиболее «влиятельных» представителей криминальной среды.

В 2019 г. на ситуацию в данной области обратил внимание Комитет по экономическим, социальным и культурным правам, который выразил глубокую обеспокоенностью в отношении «противоречащих датской конституции и международным обязательствам Дании» положений правительственной программы, «закрепляющих дискриминацию по национальному признаку, социальному статусу и месту жительства». В частности, КЭСКП расценил как дискриминацию отнесение конкретных районов к категории гетто по национальности проживающих в нём лиц (классификация районов как «гетто» определяется долей жителей из «незападных» стран), а также указал на нарушение права мигрантов свободно выбирать место жительства и определять учебные заведения для детей. Совокупность таких мер, по мнению Комитета по экономическим, социальным и культурным правам, не только приводит к дискриминации по признаку этнического происхождения и национальности, но и ведет к дальнейшей маргинализации жителей неблагополучных районов.[143] Кроме того, КЭСКП отметил, что власти приняли в последнее время много мер, прямо либо косвенно затрагивающих права беженцев и мигрантов в экономической, социальной и культурной областях. В числе этих мер Комитет указал на введение в 2016 г. градаций для воссоединения семей в различных ситуациях, запуск процедуры временного пребывания беженцев в 2018 г., согласно которой местные власти больше не обязаны предоставлять беженцам постоянное жилье, а также ограничение в 2019 г. предоставления бесплатных услуг переводчика при обращении в медицинские учреждения.

В феврале 2020 г. Датский институт прав человека в своем докладе в Комитет по ликвидации расовой дискриминации указал на отсутствие прогресса в части инкорпорирования положений Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г. в национальное законодательство[144].

Отмечается дискриминационный подход датских властей в отношении подданных Королевства, участвовавших в деятельности террористических структур. Так, принятые в 2019 г. парламентом Дании поправки позволяют заочно, в административном порядке лишать датского подданства лиц, нанёсших своими действиями «серьёзный ущерб жизненным интересам Дании» (приняты в связи с нежеланием датчан возвращать и судить своих иностранных террористов-боевиков (ИТБ) на территории Королевства). Кроме того, согласно этим нововведениям дети датских ИТБ лишаются права на автоматическое получение подданства Дании по праву гражданства родителей. Это положение идёт вразрез с обязательствами Копенгагена по сокращению безгражданства (по открытым данным датской контрразведки, сейчас в бывших подконтрольных запрещенной в России террористической группировке «Исламское государство» регионах Сирии и Ирака остаются 40 детей датчан). Помимо этого оставшимся за рубежом подданным Дании, участвовавшим в террористических организациях, может быть полностью отказано в оказании консульской помощи в датских загранучреждениях.

 

Ирландия

Попытки героизации нацистского движения, бывших членов нацистских организаций СС и её составных частей, включая «Ваффен-СС» (в том числе сооружение памятников и мемориалов таким деятелям и организациям, проведение в их честь публичных демонстраций с прославлением нацистского прошлого, нацистских движений, современных нацистских движений, объявление членов таких организаций и тех, кто сотрудничал с нацистских режимом, участниками национально-освободительных движений), в Ирландии не зафиксированы.

В принципиальном плане в период 2020 г. – первый квартал 2021 г. ситуация в стране изменений не претерпела и оставалась в целом удовлетворительной. Вместе с тем, несмотря на постоянный контроль со стороны правительства, парламента Ирландии и правозащитных НПО, власти признают, в том числе на высоком политическом уровне, что полной ликвидации проявлений расовой дискриминации добиться пока не удалось.

Так, антирасистские выступления в США летом 2020 г. послужили поводом для анализа обстановки в Ирландии, оценка которой была дана Президентом Ирландии М.Хиггинсом. Он отметил, что настроения против мигрантов и людей иного цвета кожи набирают силу в Ирландии, а национализм начинает угрожать ирландским демократическим устоям. Политическое руководство и общественность стали признавать, что беженцы, мигранты и другие группы нацменьшинств все чаще стали рассматриваться в некоторых частях ирландского общества как опасность «правам большинства». Под этим предлогом отдельные группы местных экстремистов перешли к активным криминальным действиям расистского и антисемитского характера.

Согласно данным  онлайн системы сообщений о расистских инцидентах iReport.ie, запущенной «Ирландской сетью против расизма», в 2020 г. зафиксировано 700 расистских инцидентов (в 2019 г. – 530 случаев), из них 159 уголовных преступлений. Также отмечен наибольший рост сообщений об проявлениях расизма в Интернете – 334 (в 2019 г. – 174), в том числе в социальных сетях и на страницах авторитетных радио- и печатных СМИ в социальной сети «Facebook», причем наибольшее число таких публикаций зафиксировано именно в «Facebook» (119 инцидентов). Отмечено, что это всё способствует увеличению ультраправого контента[145].

Кроме того, по мнению экспертов НПО, бытовой расизм при фактическом отсутствии эффективных законодательных норм и правоохранительных мер для его пресечения (соответствующие законы признаны устаревшими и практически не применяются) остается серьёзной проблемой для ирландского общества.

Официальный Дублин подвергается критике со стороны местной и международной правозащитной общественности за слишком либеральное отношение к некоторым организациям и лицам, свободно распространяющим в электронных средствах массовой информации публикации экстремистского и расистского содержания. Правозащитники указывают на то, что ирландские власти отказываются принимать в отношении распространителей экстремистских идей меры (в том числе блокировать контент), ссылаясь на право свободно высказываться по любому поводу, за исключением прямых призывов к насилию. Эту специфику ирландского законодательства используют адвокаты, опровергая в суде обвинения в распространении экстремистских идей.

В частности, то, что в ирландском обществе фиксируются проявления расизма, отметил Комитет по ликвидации расовой дискриминации в декабре 2019 г. Подтверждением служат большое количество случаев расового профилирования ирландской полицией («ГАРДА»), а также рост числа ненавистнических высказываний. Было указано на усиление расистской риторики и частые случаи её использования ирландскими политиками, особенно в ходе избирательных кампаний. КЛРД отметил в этой связи, что Закон о запрете подстрекательства к ненависти 1989 г. оказался неэффективным в борьбе с ненавистническими высказываниями, особенности в отношении публикуемых в Интернете[146].

Комитет с обеспокоенностью указал на значительное число преступлений на почве расовой ненависти в отношении представителей этнических меньшинств, отметив при этом, что в этих случаях зачастую проявляются и другие признаки дискриминации, такие как пол и религиозная принадлежность. Было отмечено, что в действующем уголовном законодательстве Ирландии не предусмотрено состава преступлений, в которых расовая ненависть являлась бы основным мотивом, это обстоятельство не прописано также в качестве отягчающего обстоятельства. По мнению экспертов КЛРД, это приводит к неправильной регистрации подобных преступлений, поскольку расистские мотивы их совершения систематически не принимаются во внимание в ходе уголовного производства. В контексте эскалации ультраправой риторики и роста числа преступлений, совершаемых против групп этнических меньшинств на почве расовой ненависти, Комитет также указал на отсутствие в стране правовых норм, запрещающих расистские организации[147].

Вместе с тем, в последние годы все же фиксируется рост активности ирландцев в отношении сообщения о фактах ненавистнических высказываний и публикаций. Упомянутая выше НПО «Ирландская сеть против расизма» отмечает экспоненциальный рост числа жалоб на оскорбительные публикации в ирландском же сегменте сети Интернет по мотивам ненависти. Для сравнения: в 2014 г. было зафиксировано 108 жалоб на соответствующие противоправные публикации онлайн, в 2019 г. – 174, по итогам 2020 г. их число достигло 334.

Для исправления сложившейся ситуации правозащитники делают акцент на рекомендациях Ирландской комиссии по правам человека и равенству, касающихся необходимости усовершенствовать Закон о запрете подстрекательства к ненависти 1989 г., разработать на государственном уровне всеобъемлющую нормативную базу для борьбы с ненавистническими высказываниями в Интернете, мониторинг соблюдения которой был бы поручен независимому государственному органу. Эксперты также указывают на неотложность принятия властями мер по повышению осведомленности общества в вопросе борьбы с расовой дискриминацией. Кроме этого, рекомендуется завершить в 2021 г. работу над законом, признающим преступлением заявления и высказывания по отрицанию Холокоста.

Следует отметить, что власти принимают определенные шаги в этом направлении. В апреле 2021 г. под давлением общественности министерство юстиции Ирландии приступило к разработке проекта закона «О преступлениях по мотивам ненависти» (Hate Crime Bill). Основная его цель – ужесточить меру пресечения за публичные оскорбления и агрессивные нападки, в том числе в Интернете, по признаку национальности, расы, цвета кожи, этнической принадлежности и ряда других отличий. Планируется, что этот проект пройдёт через парламент до конца текущего года.

По-прежнему как тревожную правозащитники оценивают ситуацию вокруг мусульманского сообщества в Ирландии, которое имеет тенденцию устойчивого роста (более 70 тыс. человек). Согласно докладу Комиссии по правам человека и равенства прав за 2019 г. (Report of the Commission on Human Rights and Equality, 2019) и докладу Иммиграционного совета Ирландии за 2019 г. (Immigrant Council of Ireland, 2019), количество проявлений расистского характера в отношении мусульман в целом остается на прежнем, довольно высоком уровне – около 40 % мусульман в Ирландии официально заявляли, что подвергались насилию (устным нападкам или физической агрессии) на работе, в учебных заведениях, в повседневной жизни по причине их вероисповедания. Однако эксперты указанных правозащитных органов отмечают, что на самом деле реальная цифра значительно выше – около 80 %.

Значительной проблемой для Ирландии остаются ненадлежащие условия жизни мигрантов, беженцев и соискателей убежища. Ирландское отделение «Международной Амнистии» указывало на дефицит и низкое качество предоставляемого государством этой категории граждан жилья, что, мол, негативно влияет на их «психическое состояние», а также приводит к «ущемлению достоинства» и невозможности обеспечить нормальную «частную жизнь».

К наиболее уязвимой части общества относятся мигранты и беженцы из стран Азии и Африки. Прибывшие в страну лица размещаются в центрах временного проживания, где ожидают оформления всех необходимых документов для нахождения на территории Ирландии. Однако неоправданно затянутый порядок легализации привёл к тому, что подавляющее большинство беженцев вынуждено проживать в таких центрах длительное время, что вызывает недовольство и среди местного населения. В 2019-2020 гг. некоторые из таких учреждений были подожжены, что в отдельных случаях привело к жертвам среди беженцев. По стране прокатилась волна акций протеста с требованиями к властям пересмотреть существующий порядок приёма беженцев. Новое коалиционное правительство Ирландии, сформированное в июне 2020 г., взяло на себя обязательство ликвидировать центры и разработать новый порядок приёма и обустройства беженцев.

На проблемное положение мигрантов в Ирландии обратили внимание Комитет по ликвидации расовой дискриминации[148] и Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью[149]. В этом контексте были названы длительные сроки рассмотрения ходатайств о предоставлении международной защиты, неоправданная продолжительность процесса получения разрешения на работу, длительные сроки проживания мигрантов в неадекватных условиях в центрах приёма, а также сокрытие случаев смерти людей в этих центрах. Отмечалось и распространение мигрантофобских публикаций в средствах массовой информации, включая основные ирландские СМИ.

ЕКРН со ссылкой на проведенное в 2017 г. исследование с обеспокоенностью отмечала, что 40 % мигрантов, работающих на ирландских рыболовецких судах, сообщили, что сталкивались на работе с оскорблениями и унижениями на почве расовой ненависти. Также были приведены данные опроса EU MIDIS II, продемонстрировавшего, что в Ирландии зафиксирован один из самых высоких уровней преследований на почве ненависти, с которыми сталкивались мигранты и потомки мигрантов из стран Африки южнее Сахары[150].

Вызывает вопросы и положение такой категории лиц, как «странствующие» (или кочевники, «travelers»), к которым в Ирландии относят также цыган и лиц без определенного места жительства. По оценкам ирландских правозащитников, официальное признание в 2017 г. таких людей этническим меньшинством в целом ситуацию кардинально не изменило. В настоящее время более 25 тыс. этих лиц (около половина от общей численности) по-прежнему проживают в бедности. От 30 до 50 % заключённых обоих полов в ирландских тюрьмах – представители данной группы общества. В общественных и правозащитных кругах Ирландии признают, что эффективный путь решения проблемы «странствующих» пока не найден, что в немалой степени обусловлено их культурой, в известной мере трудно совместимой с оседлым образом жизни и общественно-полезным трудом.

Эта проблема также попадала в поле зрения международных универсальных и региональных контрольных механизмов по правам человека, прежде всего, КЛРД и ЕКРН. В частности, отмечалось, что «странствующие» и цыгане наряду с лицами африканского происхождения в непропорционально высокой степени становятся жертвами расового профилирования со стороны полиции, а также составляют большинство лиц,   содержащихся в учреждениях пенитенциарной системы. Именно против этих уязвимых групп направлена расистская риторика в СМИ и Интернете. Указанные этнические меньшинства крайне низко представлены в ирландском госсекторе и на политических должностях всех уровней. Они ограничены в доступе к социальному жилью, сталкиваются с серьезной дискриминацией и неравенством при аренде в частном жилом секторе и как следствие несоизмеримо чаще подвергаются риску оказаться бездомными. Отмечено, что закон о жилье 2002 г. используется местными властями для оправдания принудительного выселения «странствующих». Кроме того, местные органы власти демонстрируют нежелание в полном объеме использовать заложенные в бюджете ассигнования на обеспечение таких лиц жильем. Среди «странствующих» и цыган крайне высок уровень безработицы, дети этих общин почти не охвачены школьным образованием. У всех представителей данных групп населения отмечается очень плохое состояние здоровья.

Проявления расизма отмечены также в сфере образования (несмотря на принятие нового закона, запретившего практику дискриминационного приема детей в школы в зависимости от религии их родителей) и в процессе усыновления/удочерения. На это, в частности, обращал внимание КЛРД, указывая на злоупотребления по расовым мотивам в ирландских домах матери и ребенка, а также злоупотребления физического, эмоционального и сексуального характера, в наибольшей степени от которых страдают дети смешанного расового происхождения[151].

При рассмотрении в рамках Генассамблеи ООН ежегодно вносимой Россией и другими соавторами резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» делегация Ирландии воздерживается, следуя в данном вопросе консолидированной позиции стран-членов Европейского союза.

 

Исландия

В Исландии сохраняется память о вкладе в формирование и сопровождение полярных конвоев в годы Второй мировой войны. Президент Исландии Г.Т.Иоханессон, в том числе и в силу профессионального исторического образования, регулярно участвует в мемориальных мероприятиях, посвященных памятным датам в истории войны. Случаи публичных попыток искажения истории, героизации нацизма и его современных форм на государственном уровне или осквернения памятников и мемориалов антифашистам не зафиксированы.

В то же время на международной арене Исландия присоединяется к общей линии ЕС и ежегодно воздерживается при принятии Генеральной Ассамблеей ООН резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

В последние годы в стране фиксируются отдельные проявления неонацистской деятельности, распространение неонацистской или ненавистнической идеологии. Правозащитники с озабоченностью указывали на рост в стране числа ненавистнических высказываний, особенно в отношении этнических и религиозных групп и иностранцев (мусульман), случаев подстрекательства к расовой ненависти и пропаганды идей расового превосходства и использования расистских стереотипов.

Правозащитные структуры выражали обеспокоенность в связи с тем, что принятые исландскими властями меры в области противодействия расизму оказываются недостаточными. Кроме того, предусмотренные законодательством Исландии меры наказания назначаются только в случае серьезных и неоднократных нарушений, что происходит нечасто. В результате это препятствует эффективному преследованию и наказанию виновных в распространении ненавистнических идей и высказываний.

На проблему распространения расизма в Исландии указывал, в частности, Комитет по ликвидации расовой дискриминации в августе 2019 г. Комитет отметил при этом, что преступления на почве расовой ненависти могут не доводиться до сведения компетентных органов[152].

На эту проблему ранее обращала внимание и Европейская комиссия по борьбе расизмом и нетерпимостью, которая акцентировала, что в политическом дискурсе распространена антимусульманская риторика. Обвинения мусульман (а также мигрантов) в связях с террористами, совершении актов агрессии и насилия часто использовались в ходе политических дебатов.[153]

Как правило, усилия по распространению в стране расизма и неонацизма осуществлялись и координировались из других государств. В 2018-2019 гг. шведские неонацисты из «Северного движения сопротивления» (СДС, известно также как «Движение северного сопротивления») предпринимали попытки привлечь в свои ряды исландцев, развернув агитационную кампанию в соцсетях и организовав акции с раздачей листовок[154]. В СМИ появились сообщения о вмешательстве полиции лишь в проведение акции в Акранесе, где неонацисты стояли у входа в торговый центр.[155] В сентябре 2019 г. в Исландии даже находился руководитель упомянутой организации швед С.Линдберг.

Несмотря на это в СМИ появлялась информация об открытии исландского отделения СДС (с собственным сайтом https://nordurvigi.is, на котором публиковались сообщения о первой акции исландских активистов СДС, распространявших листовки в центре исландской столицы).

Реакция исландской общественности была резко негативной. Жители столицы в сентябре 2019 г. провели антинацистский митинг с участием около 200 человек.

В 2020 г. нападкам исландских неонацистов подверглись проживающие в стране представители еврейской общины: возле синагог и еврейских учреждений распространялись антисемитские плакаты, отрицающие Холокост и обвиняющие евреев в жестоком обращении с женщинами и педофилии. При этом данная акция была организована СДС не только в Исландии, но также и в Дании, Норвегии и Швеции. Эти действия, организованные правыми радикалами во время празднования еврейской общиной праздника Йом Кипур, вызвали возмущение международных еврейских организаций. В октябре 2020 г. директор Центра С.Визенталя по международным отношениям Ш.Самуэльс направил в адрес премьер-министра Исландии К.Якобсдоттир письмо с выражением озабоченности относительно этих фактов (письма были также направлены руководству Дании, Норвегии и Швеции). В письме отмечалось, что при общей численности населения страны около 364 тыс. чел. неонацисты вряд ли могут оставаться неизвестными властям. К Рейкьявику был обращен призыв последовать примеру Финляндии, запретивший СДС в сентябре 2020 г., а также принять меры против зачинщиков антисемитской кампании.[156]

Отмечаются в Исландии проблемы в связи с пребыванием беженцев и мигрантов. В рамках выделяемых квот на прием беженцев исландские власти отдают приоритет особо уязвимой группе лиц, к которой главным образом относятся женщины и дети, прибывшие из стран, находящихся в состоянии вооруженного конфликта. Например, за последние 10 лет Исландия приняла 200 сирийцев.

По статистике Директората по вопросам иммиграции, в течение 2020 г. поступили 654 заявки на получение убежища от граждан 52 стран, что почти на четверть меньше числа заявок, поданных в 2019 г. Несмотря на сокращение общего количества обращений из-за пандемии коронавирусной инфекции, было одобрено беспрецедентно много – 528. Кроме того, убежище получили 103 чел. из числа родственников беженцев, в отношении которых было вынесено положительное решение. Таким образом, в 2020 г. Исландия предоставила убежище 631 чел. из 32 стран, в основном из Венесуэлы (130 чел.), Ирака (100 чел.) и Сирии (58 чел.).

Прием мигрантов и беженцев отразился на общих настроениях. Так, например, в 2015 г. в СМИ появлялись сообщения о протестах населения против строительства мечети в пригороде Рейкьявика, сопровождавшихся актами вандализма. По мнению экспертов, эти волнения связаны с опасениями исландцев, что этот религиозный объект будет способствовать распространению в стране исламского радикализма.

Правозащитные механизмы применительно к проблемам мигрантов называют также случаи торговли людьми (на это, в частности, указывал КЛРД[157]). Отмечается, что жертвами этих преступлений в большинстве случаев становятся выходцы из Восточной Азии и Южной Америки. В период с июня 2020 г. по апрель 2021 г. полицией Исландии было заведено 13 дел, связанных с торговлей людьми. Жертвами стали преимущественно женщины моложе 40 лет. Чаще всего организаторами преступлений являлись выходцы из африканских и азиатских стран, имеющие вид на жительство в Исландии.

Как правило, распространением мигрантофобии занимаются также ультраправые. В начале 2020 г. на фоне усиления активности таких структур в стране прошел ряд акций поддержки беженцев, находящихся на грани высылки из страны.

В исландском обществе предпринимаются попытки анализа ситуации, причин проникновения идей расизма и белого превосходства и их воздействия на умы людей. Отчасти такие процессы вызваны американским движением «Black Lives Matter». Помимо прочего отмечаются случаи «положительного расизма», когда компании и организации приглашают на мероприятия лиц, имеющих мигрантские корни. Делается это для того, чтобы продемонстировать участие в них неисландцев[158]. В частности, вопросам проявлений в Исландии расизма была посвящена онлайн-конференция, организованная в феврале 2021 г. в Университете Исландии университетским обществом «Международной Амнистии». В мероприятии участвовали и студенты неевропейского происхождения, столкнувшиеся лично с проявлениями бытового расизма[159].

 

Испания

Проблематика борьбы с нацизмом, неонацизмом, иными современными формами расизма, расовой дискриминации и связанной с ними нетерпимости прочно вошла в число приоритетов внутренней и внешней политики испанского руководства вне зависимости от его партийной принадлежности. В этой работе Мадрид опирается на многосторонние структуры, обладающие широкой международной легитимностью, гибко реагирует на соответствующие требования и рекомендации Совета ООН по правам человека, Совета Европы, ЮНЕСКО, Агентства по основным правам человека ЕС, правозащитных НПО («Международная амнистия», «Médecins Sans Frontières», «Human Rights Watch», «SOS Racismo», «Движение против нетерпимости» и другие). Испанские власти, как правило, с пониманием воспринимают российские озабоченности относительно опасности пересмотра истории, возрождения идеологии фашизма.

Следует отметить, что испанский правый национализм в первую очередь апеллирует к периоду франкизма (1939-1975 гг.). Несмотря на различия в подходах политических сил к оценкам этого периода истории страны, такой противоречивый вопрос, как участие испанской «Голубой дивизии» в боевых действиях на Восточном фронте в составе германского Вермахта обсуждается исключительно в рамках исторического научного дискурса.

Во взаимодействии с испанскими властями российским Посольством ведется мемориальная работа по сохранению исторической памяти о советских воинах-интернационалистах, павших в Испании в годы Гражданской войны. Проводится архивная и исследовательская деятельность по идентификации мест их захоронения, изготовлению памятников в их честь. Местные власти оперативно согласовывают и выдают необходимые разрешения на проведение в Мадриде и других испанских городах маршей «Бессмертного полка».

В Испании не отмечено фактов героизации нацистского движения, членов нацистской организации СС, сооружения памятников, посвященных нацистам. Напротив, Правительство Испании старается бороться со всеми формами дискриминации по национальному и конфессиональному признаку.

Несмотря на это, при рассмотрении в Генеральной Ассамблее ООН традиционной российской резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствует эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» Испания по-прежнему продолжает действовать в русле коллективной линии ЕС и воздерживается при голосовании.

В феврале 2021 г. особое внимание к себе привлек ежегодный марш сторонников «Голубой дивизии» в Мадриде. На этот раз акция сопровождалась неонацистскими и антисемитскими лозунгами и речёвками, что вызвало широкий общественный резонанс. Организаторы и участники марша подверглись острой критике и общественному порицанию, власти города и автономного сообщества резко осудили проведение данной акции, призвали прокуратуру приглядеться к участникам и проверить их высказывания на предмет «языка ненависти», «экстремизма» и т.д.

В последние годы в Испании были зафиксированы отдельные случаи осквернения памятников борцам с франкизмом и фашизмом в годы Гражданской войны в Испании 1936-1939 гг. В частности, отмечались факты нанесения изображения свастики на здание школы для детей-инвалидов в г. Фуэнлабрада 23 мая 2016 г., на памятники участникам Гражданской войны в Испании 1936-39 гг. (в том числе советским добровольцам) на мадридском кладбище Фуэнкарраль 29 августа 2017 г., на плакаты партий, выступающих против каталонских националистов в декабре 2017 г.

В целях противодействия распространению неонацизма в Испании действуют такие НПО, как «Глобальная платформа против войн», «Ассоциация антифашистской координации Испании», «Еврейская община Испании» и др.

Ситуация с проявлениями расизма и расовой дискриминации в стране в целом складывается непросто. МВД Испании, а также организации гражданского общества – НПО «Испанская обсерватория по борьбе с расизмом и ксенофобией», «Движение против нетолерантности» и «Гражданская платформа против исламофобии» – ведут постоянную статистику соответствующих преступлений и инцидентов. По опубликованной статистике МВД Испании, количество преступлений на почве ненависти (Уголовным кодексом страны за таковые предусмотрена ответственность до 4 лет лишения свободы) в 2019 г. по сравнению с прошлым годом увеличилось и таким образом составило 1706 (в 2018 г. – 1598), в том числе связанных с расизмом и ксенофобией – 515 (426), идеологией 596 (585), религиозной нетерпимостью – 66 (69), антисемитизмом – 5 (8). При этом речь идет исключительно о зарегистрированных случаях.

Основными жертвами подобных преступлений становятся мужчины (64 %) в возрасте от 26 до 40 лет (30,1 %), а несовершеннолетние пострадавшие составляют лишь 6,7 %. Примечательно, что 72,3 % жертв преступлений на почве ненависти являются гражданами Испании, 27,7 % – иностранцами, из которых 7,8 % – граждане Марокко. В 2019 г. подобные правонарушения чаще всего совершали мужчины (83 %) в возрасте от 18 до 40 лет (54,7 %). В большинстве это граждане Испании (84,7 %) и только 15,3 % – иностранцы (как правило, обладатели марокканских и румынских паспортов).

Правозащитная организация «Движение против нетолерантности» ежегодно регистрирует в стране более 4 тыс. подобных инцидентов, отмечая, что подавляющее большинство их жертв составляют, прежде всего, инвалиды, бездомные, цыгане, мигранты, которые не обращаются в полицию. Эта цифра включает в себя нападения на мусульман на улицах, оскорбления в сети Интернет, осквернение мечетей. Коэффициент раскрываемости подобных правонарушений составляет в среднем около 64 %, однако в случае с преступлениями на почве антисемитизма не превышает 30 %.

По сведениям той же НПО, испанские ультраправые группировки, в которых состоит более 10 тыс. человек, ежегодно проводят десятки массовых мероприятий по распространению своей идеологии, а в испанском сегменте сети Интернет зарегистрировано порядка тысячи сайтов, пропагандирующих неонацизм, расизм и ксенофобию.

НПО «Международная амнистия» и «SOS Racismo» обращают внимание на практику дискриминации по национальному признаку при рассмотрении испанскими властями заявлений беженцев из стран Африки и Ближнего Востока на предоставление убежища и предвзятого отношения к ним местной полиции.

Следует отметить, что нацизм, неонацизм, другие современные формы расизма, расовой дискриминации и связанной с ней нетерпимости рассматриваются испанской стороной в контексте правозащитной проблематики в целом. Таким образом, делаются попытки уравнять с жертвами неонацизма выделяемые в отдельные новые группы (считаемые в Испании уязвимыми) представителей ЛГБТ-сообщества, а также женщин, детей, инвалидов.

Проявления дискриминации отмечаются и применительно к ситуации с нелегальными мигрантами в Испании. Эта проблема по-прежнему остаётся одной из наиболее сложных для страны. Несмотря на некоторое снижение в 2020 г. числа прибывающих миграционных потоков, что объясняется закрытием границ в условиях пандемии коронавируса, уровень смертности прибывающих мигрантов остаётся высоким. В 2020 г. самым опасным стал «канарский» маршрут прибытия – к Канарским островам через территорию Марокко: примерно каждый двадцатый нелегал тонет в море (из 3269 человек, прибывших этим путем, погибло более 160 чел.)[160].

Серьезную обеспокоенность международных контрольных механизмов, правозащитников, независимых юристов и общественности по-прежнему вызывают жесткие меры правительства Испании по пресечению попыток нелегального проникновения в страну мигрантов (в том числе беженцев)[161]. В частности, указывается на опасную практику незамедлительного выдворения мигрантов, даже физически преодолевших испанскую границу, обратно в Марокко без проверки документов, оформления протокола и предоставления им права обращаться за предоставлением убежища (эти процедуры предусмотрены директивами ЕС, а также подписанными Испанией международными договорами). На необходимость законодательного отказа от такой практики Мадриду указывали эксперты Подкомитета по предотвращению пыток, а также Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ). Вместе с тем, в июне 2020 г. ЕСПЧ смягчил свою позицию и неожиданно признал правомерность действий испанских властей в нескольких случаях выдворения нелегальных мигрантов, упомянув «агрессивный характер действий африканцев»[162]. У правозащитных структур по-прежнему вызывает озабоченность положение в переполненных центрах временного размещения мигрантов.

Продолжают фиксироваться случаи непропорционального применения силы сотрудниками правоохранительных органов в отношении мигрантов и расового профилирования, причем не только в отношении упомянутой категории, но и представителей этнических меньшинств. В частности, данная проблема была упомянута в докладе Агентства ЕС по основным правам человека за 2020 г.[163].

Правозащитники также отмечают сохраняющуюся проблему цыганской общины в стране, в частности низкий процент посещаемости и окончания школы цыганскими детьми, несмотря на то, что испанские власти принимают меры на этом направлении[164].

 

Италия

В Италии проявления и восстановление фашизма законодательно запрещены – статья 48 Конституции Итальянской Республики 1947 г. запрещает воссоздание в любом виде фашистской партии, распущенной после поражения Италии во Второй мировой войне.

Также в стране имеется нормативная правовая база для запрета деятельности фашистских и нацистских организаций. Её основу составляют «закон Шельбы» (1952 г.) и «закон Манчино» (1993 г.). Первый устанавливает уголовную ответственность за организацию ассоциаций, движений или групп, имеющих присущие фашистской партии характеристики и ставящих своей целью её воссоздание. С принятием второго закона было введено уголовное наказание за «пропаганду идей, основывающихся на расовом превосходстве, расовой и этнической ненависти, а также восхваление деятелей, принципов, деяний и методов фашистского режима или же ее антидемократических целей».

На правом краю политического спектра в Италии действует ряд неофашистских организаций. Наиболее известными из них являются общенациональные ультраправые партии «Casa Pound» («Дом Паунда»), «Forza Nuova» («Новая Сила») и «Movimento Fascismo е Liberta – Partito Socialista Nazionale» («Движение «Фашизм и свобода» – Национальная социалистическая партия»). На региональном и местном уровнях существуют более мелкие объединения радикалов – например, «Lealta Azione» («Верность и действие», область Ломбардия), «Skin4Skin» (Милан), «Hammerskin» (Милан), «Generazione Identitaria» («Поколение личности», Милан), «Manipolo d’Avanguardia» («Передовой отряд», Бергамо), «Do.Ra.» (Варезе), «Militia» (Рим), «Avanguardia Nazionale» (Рим), «Rivolta Nazionale» (Рим), «Fortezza Europa» (Верона), «Veneto Fronte Skinheads» (Виченца) и др.

Эксперты указывают, что помимо относительно легально существующих общественно-политических объединений есть также законспирированные ячейки радикалов и одиночки, в распоряжении которых может иметься целый арсенал огнестрельного оружия, взрывчатых веществ и соответствующей экстремистской литературы.

Публичные акции радикалов включают мероприятия, приуроченные к «знаковым» датам (23 марта 1919 г. – создание «Итальянского союза борьбы», предшественника «Национальной фашистской партии», 29 июля 1883 г. – день рождения Б.Муссолини, 27-30 октября 1922 г. – поход «чернорубашечников» на Рим, 20 апреля 1889 г. – день рождения А.Гитлера, 28 апреля 1945 г. – день смерти Б.Муссолини), а также митинги в местах захоронений фашистских деятелей.

Согласно открытому докладу итальянских спецслужб[165] за 2020 г., в условиях пандемии COVID-19 итальянские ультраправые активизировали свою деятельность в виртуальном пространстве, используя доступный инструментарий социальных сетей для пропаганды расизма, антисемитизма, ксенофобии, неповиновения властям, а также для распространения теорий заговора и дезинформации.

В своей риторике ультраправые оперируют традиционными для них и понятными для населения лозунгами о защите национальной идентичности, традиционной семьи, противодействии миграции, мультикультурализму, исламизации, глобализации, общеевропейским институтам и НАТО.

При этом объединения радикалов используют усугубившиеся на фоне пандемии социально-экономические проблемы для привлечения в свои ряды новых сторонников из числа наиболее пострадавших слоев населения. Речь идет, как правило, о жителях городских окраин и молодежи. В целом за 2020 г. итальянские обозреватели фиксируют определённый рост в стране популярности ультраправых идей, отмечая при этом общеевропейский характер этого тренда.

В прошедший период ультраправые активно использовали лозунг о «санитарной диктатуре правительства» и выступали в качестве организаторов или активно участвовали в протестных акциях в городах Италии в связи с ограничительными мерами правительства, направленными на сдерживание распространения COVID-19.

Именно под предлогом борьбы с упомянутой «санитарной диктатурой» крупнейшая ультраправая непарламентская партия «Forza Nuova» («Новая сила»), имеющая отделения во всех областях страны, объявила в декабре 2020 г. о самороспуске и создании новой политической силы «Italia Libera» («Свободная Италия»), в состав которой вошли также движения «оранжевых жилетов» (сторонники полного национального суверенитета) и «безмасочников».

Тем не менее, объединения неонацистов и неофашистов по-прежнему остаются маргинальной силой в Италии и не имеют своих представителей в общенациональных органах власти.

Этому способствуют и принимаемые итальянскими властями меры противодействия. Так, в течение 2019 г. правоохранительные органы провели серию рейдов против сторонников неонацизма по всей стране, результатом которых стали аресты, изъятие огнестрельного оружия, патронов, пропагандистской нацистской литературы, нацистских флагов и символики войск СС. В рамках этих операций итальянскими правоохранительными органами была зафиксирована попытка создания «Итальянской национал-социалистической партии рабочих», декларировавшей нацистские, ксенофобские и антисемитские позиции[166]. 7 июня 2021 г. полиция ликвидировала праворадикальную организацию «Ordine Ario Romano» («Арийский римский порядок»), которая распространяла в соцсетях неонацистские и неофашистские идеи, пропагандировала антисемитизм, а также подстрекала своих последователей к совершению экстремистских акций. Кроме того, участники объединения разрабатывали планы по нападению на объект НАТО. По сообщениям СМИ, часть участников группы уже была известна правоохранительным органам своей экстремистской деятельностью и попадала в поле зрения в связи с различными экстремистскими действиями[167].

Стоит отметить также, что, согласно опубликованному в январе 2021 г. докладу института социально-политических исследований «Eurispes»[168], в 2020 г. в Италии отмечался рост числа тех, кто отрицает массовое уничтожение евреев нацистами – 15,6 %. (для сравнения – в 2005 г. таких насчитывалось всего 2,7 %). 16,1 % респондентов утверждают, что преследование евреев повлекло за собой «не так уж и много жертв». 61,7 % опрошенных считают, что имеющие место случаи проявления антисемитизма в Италии «носят единичный характер и не свидетельствуют о наличии проблемы». 19,8 % полагают, что «Б.Муссолини был великим лидером, который совершал некоторые ошибки».

Заметные усилия предпринимаются и по линии организаций гражданского общества. Так, например, Национальная ассоциация партизан Италии (итал. Associazzione Nazionale Partigiani d’Italia), имеющая отделения во всех регионах страны и являющаяся одним из ключевых общественно-политических институтов по профилактике возрождения нацифашизма на Апеннинах и мониторингу активности ультраправых в стране, опубликовала наглядную карту 4600 взаимосвязанных страниц неофашистской направленности в итальянском сегменте «Facebook» (данные на конец 2018 г.).

Уважительное отношение отмечается в Италии и в отношении мемориалов и памятников, установленных в честь борцов с нацизмом и фашизмом. Выявляются новые захоронения наших граждан, которые погибли на Апеннинах в годы войны, а также устанавливаются новые мемориальные объекты. В октябре 2020 г. в г. Кальдиеро (провинция Вероны) был открыт ещё один монумент советскому партизану В.Тулиско.

Несмотря на довольно активные усилия по противодействию неонацистским и расистским организациям, отмеченные выше, Италия в русле общеесовских подходов воздерживается при голосовании по российскому проекту резолюции Генассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Что касается проявлений ксенофобии в Италии, то, по мнению экспертов, большинство из них не связаны с деятельностью неофашистов и носят бытовой характер. Среди основных причин роста ксенофобских настроений в последние годы отмечаются ухудшение социально-экономического положения населения, высокий уровень безработицы среди молодежи и наличие значительного числа мигрантов из Африки и Азии, поскольку страна фактически стала одним из основных «перевалочных пунктов» на пути из Африки в другие страны Европы.

Увеличение числа мигрантов способствовало росту мигрантофобской риторики в политических дискуссиях, на что с обеспокоенностью указала ЕКРН[169]. Эксперты констатировали неэффективность и недостаток существующих в Италии финансовых, организационных и нормативных инструментов для борьбы с этим феноменом.

После принятия в 2018-2019 гг. изменений в миграционное законодательство, резко ограничивающих права мигрантов в Италии, включая меры по борьбе с нелегальной миграцией в мире и возможность применения мер против НПО, занимающихся спасением мигрантов на воде. официальный Рим подвергся критике международного сообщества, внутренних умеренных сил и правозащитных организаций. Комитет по правам ребенка, в частности, призвал итальянские власти принять меры, чтобы спасение мигрантов не считалось преступлением[170].

В контексте возникшего на фоне пандемии коронавирусной инфекции дефицита рабочей силы в Италии были приняты отдельные постановления по относительной либерализации миграционного режима и упрощению процедуры легализации незаконных мигрантов. Пришедшее к власти в феврале 2021 г. правительство «национального единства» во главе с М.Драги провозгласило, что в отношении мигрантов будет проводиться «сбалансированная и гуманная политика», предполагающая соблюдение основных прав человека и спасение мигрантов, оказавшихся в территориальных водах Италии. Одновременно с учётом того, что проблема нелегальной миграции продолжает усугубляться, правительством Италии было принято решение действовать по трём направлениям: усилить сотрудничество с Ливией и Тунисом, вновь вынести вопрос о содействии Италии в этом вопросе на уровень ЕС, ускорить разработку новой общеесовской системы приёма и распределения мигрантов.

Договорные органы ООН по правам человека довольно взвешенно подходят к рассмотрению миграционной ситуации в Италии. При этом неизменно указывается на необходимость обеспечения прав мигрантов и соискателей убежища, улучшения условий проживания в центрах первичной регистрации мигрантов, центрах приема мигрантов, а также специализированных «кризисных центрах» и центрах для несопровождаемых детей, прекращения практики содержания мигрантов под стражей более 48 часов. На это, в частности, обращали внимание Комитет по экономическим, социальным и культурным правам[171], Комитет по правам человека[172], Комитет по правам ребенка[173], Комитет против пыток[174] и Комитет по ликвидации расовой дискриминации[175].

Международные механизмы обращали внимание и на тяжелое положение мигрантов, оставшихся в стране. Значительная часть их привлекается для работ в аграрном секторе, который отличается непростыми условиями труда и низкими заработными платами. Они становятся жертвами расовой дискриминации, подвергаются эксплуатации. Одной из основных причин такого отношения называют географию стран происхождения мигрантов. Так, Специальный докладчик СПЧ по вопросу о современных формах рабства, включая его причины и последствия, У.Бхула по итогам визита в Италию 3-12 октября 2018 г. отмечала, что по состоянию на 2017 г. мигранты составляли 16,9 % всех занятых в сельском хозяйстве, а в некоторых итальянских регионах мигранты из Африки южнее Сахары и Азии практически полностью вытеснили мигрантов из стран Евросоюза (в основном из стран Южной Европы)[176]. На такой круг проблем указала и спецдокладчик СПЧ по вопросу о праве на питание Х.Элвер в 2020 г., отметив, что нелегальные мигранты в основном заняты в агрокомплексе. Со ссылкой на итальянские социальные службы она указала, что мигранты, работающие на легальных основаниях, составляют 35 % всей рабочей силы[177].

Комплекс проблем связывают с существованием в Италии поселений цыган. Речь идет, как правило, о незаконных постройках на окраинах поселений. Эти районы криминализированы, зачастую там процветает торговля наркотиками. Органы правопорядка регулярно совершают рейды в места проживания цыган, незаконные постройки периодически сносятся. Вместе с тем, леволиберальные СМИ и правозащитные организации используют эти факты для обвинения правительства в расизме и ксенофобии, а озвученное в 2018 г. тогдашним вице-премьером и главой МВД Италии М.Сальвини предложение о проведении переписи цыганского населения эксперты-правозащитники назвали не имеющим юридического основания. На важность урегулирования проблемы положения цыган, в том числе в жилищной сфере, доступа к социальным услугам и образованию, рынку труда, обращали внимание Комитет по экономическим, социальным и культурным правам в сентябре 2015 г., Комитет по ликвидации расовой дискриминации в декабре 2016 г., Комитет по правам человека в марте 2017 г. и Комитет по правам ребенка в январе 2019 г.

КЛРД сохраняет на контроле вопрос о защите прав мигрантов и соискателей убежища, а также вопрос о положении цыган в Италии. В своем последующем письме по итогам изучения предоставленной итальянскими властями информации по данному вопросу Комитет попросил специально включить в очередной периодический доклад Италии сведения по этим двум аспектам.[178]

 

Канада

Канада находится в авангарде стран, не прекращающих попыток фальсификации истории Второй мировой войны. Героизация нацистских преступников хотя пока и не закреплена в Оттаве на законодательном уровне, однако к памятникам всех тех, кто воевал против СССР на стороне гитлеровской Германии, здесь относятся с особой заботой и почтением.

Например, в Эдмонтоне (провинция Альберта) на кладбище Святого Михаила расположен мемориальный обелиск в виде креста с надписью «Борцам за волю Украины», где на табличках выведены аббревиатуры подразделений Сечевых стрельцов, Галицкой Армии Западно-Украинской Народной Республики, Украинской Повстанческой Армии Организации Украинских Националистов (УПА-ОУН) и 1-ой Дивизии Украинской Национальной Армии (сформирована из бывших частей 14-ой гренадёрской дивизии «Ваффен-СС» «Галичина»). На территории Центра украинского молодёжного единства в том же Эдмонтоне стоит бюст в честь основателя УПА-ОУН, заместителя командира батальона «Нахтигаль», командира 201-го шуцманшафт-батальона СС Р.Шухевича, организатора массовых убийств белорусов, поляков, евреев и украинцев во время Второй мировой войны. Другой пример – Оуквилль (провинция Онтарио), где на украинском кладбище Святого Владимира расположены два памятника, один из которых посвящён воинам ОУН-УПА, второй – членам карательной дивизии «Галичина», убитым в боях с Красной Армией за Броды 13-22 июля 1944 г.[179]

В качестве оправдания существованию таких памятников СМИ приводят высказывания пробандеровских лоббистов, открыто утверждающих, что «сражаться на стороне немцев не значит быть нацистом», особенно если служившие под началом гитлеровцев украинцы «боролись с коммунизмом»[180].

На сегодняшний день в Канаде проживает немало нацистских преступников. Согласно сведениям, приведённым в докладе «Пособники нацистских преступлений. 96 ветеранов Латышского легиона СС, которые ещё живы», подготовленном Фондом «Историческая память» совместно с Фондом поддержки и развития еврейской культуры, традиций, образования и науки, в Канаде по состоянию на 2020 г. проживали 16 бывших латышских легионеров СС, которые могли быть причастны к совершению военных преступлений и преступлений против человечности в годы Второй мировой войны[181]. Функционирует в этой стране и локальное отделение организации «Ястребы Даугавы», с членами которого во время своего официального визита в Канаду встретился министр иностранных дел Латвии Э.Ринкевич[182].

Следует отметить, что канадская сторона проявила заинтересованность в этой связи и обратилась к Российской Федерации с просьбой предоставить информацию о фигурантах доклада, чтобы провести в отношении них проверку в соответствии с программой расследования преступлений против человечности и военных преступлений. По заверениям представителей Министерства юстиции Канады, это ведомство совместно с пограничной и иммиграционной службами, а также с полицией работает над тем, чтобы те, кто лично участвовал в совершении военных преступлений, преступлений против человечности или геноцида, не получили убежище в Канаде[183].

Однако сложившаяся практика отношения (вернее, бездействие и попустительство) канадских властей к лицам, ответственным за массовые убийства мирных жителей на территории СССР, свидетельствует об обратном. Участников нацистских формирований старательно скрывают от правосудия, позволяя им мирно доживать свой век. В этом плане показателен пример бывшего члена 118-го карательного шуцманшафт-батальона СС В.Катрюка, ответственного за уничтожение белорусской Хатыни (скончался 22 мая 2015 г. на своей пасеке в провинции Квебек)[184].

Аналогичная тактика избрана властями и в отношении Г.Оберландера, 1924 г.р., уроженца УССР, служившего в годы Великой Отечественной войны «переводчиком» в составе карательного подразделения нацистов «Айнзатцкоммандо 10 А», который замешан в преступлениях на Кубани в 1942-1943 гг., в том числе в убийстве 214 воспитанников детского дома в Ейске. Дело о его депортации из Канады тянется с 2001 г., трижды решения судов о лишении гражданства отменялись по итогам апелляций. Только в декабре 2019 г. Верховный Суд Канады признал незаконным принятие его в гражданство в 1960 г. на основании того, что в поданных документах содержалась недостоверная информация. Тем не менее адвокаты и пробандеровские структуры всячески пытаются не допустить депортации Г.Оберландера в какую-либо страну, особенно в Россию, ссылаясь на «гуманитарные» соображения ввиду плохого состояния здоровья[185]. В апреле 2021 г. федеральный судья Д.Гаскон постановил отклонить апелляцию адвоката Г.Оберландера о бессрочной приостановке рассмотрения дела о его депортации в миграционном отделе Совета по иммиграции и беженцам[186]. В начале сентября 2021 г. слушания по делу возобновили, однако рассмотрение было вновь приостановлено из-за ухудешния состояния Оберландера. Затягивание процесса позволило нацистскому пособнику умереть, избежав депортации. Разочарование подобным подходом канадских властей выразили ряд организаций гражданского общества, включая Центр С.Визентала по изучению Холокоста и еврейскую общественную организацию «Бнай Брит».

Активную роль в обелении преступлений нацистов в годы Второй мировой войны играет Канадский украинский конгресс (КУК) и действующие под его началом многочисленные укробандеровские структуры, продвигающие идеи агрессивного национализма, антисемитизма и героизации нацистских коллаборационистов, сражавшихся за «самостийную Украину». При этом отрицаются очевидные факты прямого участия бандеровцев в истреблении мирного населения, организации массовых погромов еврейского населения, в частности во Львове в июне 1941 г., и поляков во время «Волынской резни».

Под давлением КУК в Канаде на официальном уровне ставится знак равенства между коммунизмом и фашизмом, а трагедия «голодомора» подаётся как акт геноцида против украинского народа без упоминания о том, что жертвами голода 1930-х гг. стали и другие народы Советского Союза. Преступления современных последователей нацизма на Украине замалчиваются, а картина происходящего сознательно искажается в пользу правящего режима в Киеве.

На этом фоне в стране отмечается рост активности неонацистских группировок и востребованности экстремистской идеологии: Northern Guard («Северная стража»), Canadian Coalition of Concerned Citizens («Канадская коалиция небезразличных граждан»), квебекская организация «La Meute» («Свора»), а также региональные отделения Soldiers of Odin («Солдатов Одина») и движения PEGIDA («Патриотичные европейцы против исламизации Запада»). Помимо этого замечена активность экстремистской организации Jewish Defense League of Canada («Канадская лига защиты евреев»), возникшей в качестве организации защиты от антисемитски настроенных жителей африканских и латиноамериканских кварталов канадских городов.

В то же время за последние несколько лет сошла на нет деятельность таких структур, как Storm Alliance («Штормовой альянс») и канадское отделение организации «Кровь и честь» (Canadian Blood and Honour). В этом контексте внимания заслуживает также факт внесения официальной Оттавой в феврале 2021 г. группировки Proud Boys («Гордые парни») в национальный список террористических организаций. Несколько месяцев спустя, в мае 2021 г., указанное объединение было распущено. Одновременно в мессенджере Telegram было опубликовано заявление членов Proud Boys, в котором утверждалось об их непричастности к террористической деятельности или идеям превосходства белой расы[187].

Одним из ярких вдохновителей и проводников идей «коричневой чумы» в Канаде уже долгие годы является П.Фром (возглавляет «Канадскую ассоциацию за свободу выражения мнения» и организацию «Граждане за реформу внешней помощи»), имеющий репутацию одного из самых известных неонацистов в стране, использующего «свободу слова» для прикрытия и оправдания экстремистской деятельности североамериканских праворадикалов. В декабре 2020 г. Интернет-издание «VICE» сообщило, что федеральная налоговая служба одобрила выплату организациям П.Фрома зарплатных субсидий в рамках программы поддержки граждан в период пандемии COVID-19[188].

Как и в других странах, канадские ультраправые взяли на вооружение неонацистскую символику, антимусульманские и антисемитские лозунги. В крупных городах страны на регулярной основе проходят манифестации, в том числе антиправительственной направленности. Новые сторонники активно вербуются в молодёжной среде. В социальных сетях и блогосфере проводится пропагандистская работа. На свои публичные акции неонацистам, как правило, удаётся мобилизовать до 200-300 чел.

В августе 2019 г. стало известно, что старший капрал инженерных войск резерва П.Мэтьюз, обученный по долгу службы работе с взрывчатыми веществами, вербовал в Босежуре (провинция Манитоба) своих сослуживцев в праворадикальную группировку The Base («Основа»), а позднее был вынужден бежать в США, где его вместе с американскими подельниками задержало ФБР[189].

Королевская канадская конная полиция (аналог американского ФБР) на постоянной основе ведёт мониторинг активности ультраправых и неонацистских группировок. Кроме того, их деятельность находится в поле зрения спецслужб США, поскольку некоторые активисты указанных объединений принимали участие в беспорядках в ряде американских городов. По данным правоохранительных органов, в настоящее время это движение в Канаде разрознено, не имеет явного лидера, состоит из нескольких десятков небольших организаций, которые преследуют схожие цели. Уровень угрозы общественному порядку в стране сейчас оценивается как низкий.

Вместе с тем в Канаде развито антифашистское движение. Оно также состоит из нескольких десятков небольших разрозненных групп. Активисты стараются пресекать любые публичные выходки ультраправых. Так, например, 30 сентября 2017 г. в центре канадской столицы в форме мирной манифестации прошел «Марш против расизма», одним из главных организаторов выступила НПО «Оттава против фашизма».

К сожалению, привычным явлением канадской жизни стала русофобия. Одним из ярких её примеров может служить провокация вокруг традиционного празднования русскоязычной общиной Оттавы Дня Победы у расположенного в Канадском военном музее танка «Т-34». В 2018 г. мероприятие попытался сорвать представитель КУК, который вышел на сцену с флагом Украины и стал выкрикивать антироссийские лозунги.

В опубликованном неделю спустя в социальной сети Facebook открытом письме оттавского отделения КУК на имя директора музея Дж.Флека было выражено возмущение поддержкой со стороны государственного музейного органа Канады «прославления советского режима». В качестве примеров «доказательств вины» СССР авторы привели набор русофобских обвинительных штампов, не имеющих какого-либо обоснования. При этом Знамя Победы упоминалось как свидетельство прославления «преступного советского режима», а изображению символа разгрома нацизма была противопоставлена картинка жёлто-голубого украинского госштандарта. Позднее в авторской колонке М.Кольги в газете «Оттава Ситизен» по этому поводу была опубликована заметка об «избитом украинце» и «распоясавшихся» русских.

В результате руководством музея было принято решение запретить российской общине проводить на его территории мероприятия по случаю Дня Победы. Этот случай стал показательным: в Канаде причиной ограничения в правах русскоязычных может стать любая провокационная выходка. При этом для местных властей характерно немедленно занимать антироссийскую позицию, не разбираясь в ситуации[190].

Стабильно высоким в Канаде остаётся общее число преступлений, совершаемых на почве ненависти. Согласно последнему отчёту канадской статистической службы[191], в 2019 г. было зарегистрировано 1 946 таких правонарушений, что на 7 % больше, чем в 2018 г. (1 817) Более 75 % случаев произошли в восьми крупных городах, из них самые высокие показатели на 100 тыс. населения – в Гамильтоне (15,7), Оттаве (10,8) и Квебек-сити (8,6). Почти половина (876) случаев была направлена против представителей той или иной расовой или этнической группы, на втором месте – оскорбления по религиозному признаку (608). Отмечается, что дискриминации подвергались в основном лица африканского (335), арабского (128) и азиатского (68) происхождения. По всем трём группам населения наблюдался рост по сравнению с предыдущими годами.

Чаще всего мишенью преступлений на почве расовой ненависти становятся канадцы африканского происхождения: на долю чернокожего населения приходится 44 % подобных деяний[192].

В то же время заметно усилилась агрессия против еврейской общины. По оценкам Центра Симона Визенталя, 2019 г. был непростым для канадской еврейской общины[193]: фиксировались случаи проявления антисемитизма в рамках студенческого сообщества университетов Йорка, Макгилла, Райерсона и Торонто[194]. Издание Edmonton Journal (провинция Альберта) было уличено в преднамеренной пропаганде ненависти в связи с публикацией оскорбительной карикатуры[195]. В социальных сетях появлялись призывы о бойкоте предприятий малого и среднего бизнеса, принадлежащих выходцам из Израиля[196]. Высказывания квебекского политика Х.Гиллета признаны руководством Либеральной партии проявлением нетерпимости по отношению к этнической группе[197]. Расистские граффити наносились на предвыборные плакаты депутатов еврейской общины[198]. Совершались нападения на людей[199], неоднократно озвучивались антисемитские заявления[200], происходили многочисленные случаи вандализма, в том числе с изображением нацистских символов[201].

В 2020 г. канадская НКО «Лига прав человека» сообщила, что в 2019 г. её эксперты фиксировали в среднем по шесть случаев проявления антисемитизма в день (всего 2 207). Таким образом, количество таких инцидентов растёт четвёртый год подряд (по сравнению с 2018 г. на 8 %). Резкий скачок атак на иудеев произошел в Онтарио (на 62, 8%) и Квебеке (на 12,3 %). По утверждению представителей организации, нападения на еврейскую общину уже стали нормой, а в Интернет-пространстве на 11 % увеличилось число оскорбительных сообщений от анонимных пользователей, отрицающих Холокост.

В ноябре 2020 г. премьер-министр Канады Дж.Трюдо, признав, что в Канаде и мире наблюдается рост антисемитизма, назначил спецпредставителя по сохранению памяти о Холокосте и борьбе с антисемитизмом[202]. Однако преступления в этой области не прекратились. К примеру, в январе 2021 г. широкий резонанс вызвал акт вандализма в синагоге Вестмаунта (провинция Квебек), где молодой человек раскрасил стены нацистской свастикой[203].

Примечательно, что в ходе предвыборной кампании в сентябре 2019 г. премьер-министр Канады Дж.Трюдо сам был обвинён в расизме после публикации архивных фотографий, на которых он запечатлён в гриме «блэкфейс». Впоследствии политик признал своё поведение «несознательным расизмом» и принёс извинения канадским меньшинствам[204].

Проявления ксенофобии фиксируются и среди других представителей властных структур. В 2019-2020 гг. Сенат Канады дважды принимал решение об отстранении от обязанностей сенатора от Онтарио Л.Беяк за пропаганду ненависти и расизма: в марте 2019 г., когда она отказалась удалять с личной страницы на официальном портале Сената полученные от граждан письма, в которых выражалась поддержка её положительным высказываниям о колониальной системе школ-интернатов для детей коренных народов и содержались расистские комментарии в адрес индейского населения; и в феврале 2020 г., поскольку политик не выполнила в полном объёме рекомендации, включая успешное прохождение учебных курсов о противодействии расизму[205].

Стремительное распространение коронавирусной инфекции также повлекло многочисленные проявления ксенофобии и расизма в стране. Согласно опубликованному 8 апреля 2020 г. официальному заявлению Канадского комиссара по правам человека М.-К.Лэндри, в период пандемии участились случаи расистских оскорблений и угроз вплоть до физической расправы в отношении меньшинств, в особенности граждан азиатского происхождения[206].

В июле 2020 г. Статистическая служба Канады опубликовала данные о резком увеличении с момента начала пандемии COVID-19 оскорблений в отношении расовых меньшинств[207]. По итогам опроса 43 тыс. чел. было установлено, что каждый пятый (21 %) «цветной» канадец сталкивался с дискриминацией. Чаще других жертвами становились лица африканского происхождения (26 %), корейцы (26 %), китайцы (22 %) и филиппинцы (22 %).

Согласно опубликованному в марте 2021 г. докладу НКО «COVID Racism»[208] с 10 марта 2020 г. по 28 февраля 2021 г. 1 150 чел. сообщили о проявлениях антиазиатского расизма. Нападениям подвергались в основном уязвимые слои населения (пожилые, молодёжь, малоимущие). Инциденты чаще всего происходили в общественных местах. 60 % пострадавших –женщины. По инициативе оппозиционной Новой демократической партии 23 марта 2021 г. Палата общин единогласно одобрила резолюцию с осуждением расизма против лиц азиатского происхождения.

В Монреале нападению вандалов подверглись вьетнамские буддистские храмы. Были разбиты несколько статуй и предметов культа. В полиции города предположили, что преступление было совершено на почве ненависти[209].

В Ванкувере канадские предприниматели китайского происхождения были вынуждены снизить деловую активность на 50-70 %[210]. В Большом Торонто продажи китайских ресторанов упали на 30-80 %[211].

Одной из самых дискриминируемых групп в Канаде по-прежнему остаётся коренное население. В 2020 г. СМИ регулярно сообщали о случаях насилия в отношении аборигенов. По состоянию на ноябрь 2020 г. в 41 индейской резервации продолжали действовать ограничения на использование питьевой воды. В феврале 2021 г. инспекция генерального аудитора Канады выявила, что в некоторых изолированных общинах объёмы федерального финансирования на обслуживание водоочистных систем не менялись в течение 30 лет[212]. В 2017-2020 гг. канадской полицией было убито 25 представителей «первых наций». Доля коренных жителей в федеральных тюрьмах достигла 30 %, а в западных провинциях (Альберта, Манитоба, Саскачеван) – 54 %[213].

Однако практика расового профилирования, широко распространённая среди сотрудников полиции, органов безопасности и пограничных служб  Канады, касается не только коренных народов, но в равной степени и канадцев африканского происхождения, и других групп этнических меньшинств, и мусульман[214]. Проводимые полицейскими «уличные проверки», когда лиц, подозреваемых в преступлении, останавливают и допрашивают, проверяют их документы, носят произвольный характер и в несоразмерной степени затрагивают лиц африканского происхождения[215].

Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) отметил чрезмерную представленность канадцев африканского происхождения и представителей коренных народов на всех этапах отправления правосудия – от ареста до заключения в тюрьму. К причинам дискриминационной ситуации правозащитный орган отнёс, в первую очередь, широко распространённую среди этой группы населения нищету и недостаточное качество предоставляемых её членам социальных услуг[216].

Спецдокладчиком СПЧ по вопросу о правах коренных народов было отмечено принятие законодательства, устраняющего некоторые дискриминационные последствия применения прежних положений, согласно которым индейские женщины (и все их потомки), вступившие в брак с «нестатусными» мужчинами, утрачивают свой статус представителя коренного народа, между тем как он предоставляется женщинам-неаборигенам, вышедшим замуж за «статусных» индейцев. Он указал, что некоторым категориям лиц этот статус по-прежнему не предоставляется по причине исторически сложившейся дискриминации в отношении потомства по материнской линии.

Спецдокладчик также указал, что ситуация с обеспечением жильем общин инуитов и «первых наций» достигла кризисного уровня. Люди проживают в условиях перенаселённости, а дома нуждаются в ремонте[217].

Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ) выразил озабоченность сообщениями о том, что женщины и девочки из числа коренных народов, охваченные системой патроната и детской опеки и попечительства, подвержены особому риску стать жертвами торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации[218].

КЛРД высказал обеспокоенность сообщениями о неравном распределении ресурсов на образование и недостаточном финансировании программ обучения на родном языке, из-за чего некоторые группы детей, особенно дети из числа канадцев африканского происхождения и коренных народов, не имеют равного доступа к качественному образованию, что в перспективе ведёт к социально-экономическому неравенству между этими группами населения[219]. В свою очередь КЛДЖ выразил озабоченность в связи с высоким процентом девочек, страдающих от дискриминации и сексуального преследования в школах, и несоразмерно большим контингентом девочек из числа мигрантов, беженцев, соискателей убежища и коренных народов, продолжающих сталкиваться с трудностями в получении доступа к качественному образованию[220].

Национальное объединение аборигенов по борьбе с насилием в семье указывало, что в большинстве общин Канады предоставление социальных услуг финансируется через провинциальные или территориальные органы власти. Однако в резервациях «первых наций» эти услуги обычно финансируются по линии федерального правительства, которое во многих областях предоставляет значительно меньше средств на соответствующие программы и услуги в расчёте на душу населения, чем это имеет место по линии провинциальных и территориальных органов власти[221].

Чрезвычайно резонансным событием стало обнаружение в конце мая 2021 г. массового захоронения индейцев — учеников школы-интерната для представителей коренных народов, действовавшей в Камлупсе (провинция Британская Колумбия) в 1890-1978 гг. (до 1969 г. — под контролем католической церкви, а в последующем — федерального правительства).

Возле учебного заведения были найдены останки 215 детей возрастом от трёх лет. По словам председателя индейской общины города Р.Казимир, все смерти являются незадокументированными. По одной из версий, причиной тому может быть их насильственный характер.

Согласно данным Национального центра правды и примирения, в школе были зарегистрированы около 500 учеников. При этом только в 1915-1963 гг. в ней умер 51 ребёнок.  Всего же за время существования в Канаде системы школ-интернатов через них прошли более 150 тыс. детей, из которых более 4 тыс., по оценкам Центра, стали жертвами государственной политики в отношении коренных народов.  Тем не менее реальное число погибших, по мнению экспертов, может оказаться значительно более высоким[222].

В подобные учебные заведения детей забирали насильственным путём, целенаправленно отрывая их от семьи. Воспитанникам интернатов запрещалось не только видеться с членами своей семьи, но даже использовать в общении родной язык и придерживаться собственных традиций. При этом одной из главных задач такой школы было развитие навыков примитивного ручного труда. Условия существования в интернатах были очень плохими: дети страдали от недостаточного питания, отсутствия качественной медицинской помощи, тяжёлого физического труда и жестокого обращения. Всё вышеперечисленное стало причиной высокого уровня смертности в таких школах.

В память о детях, чьи останки были найдены в Камлупсе, 30 мая 2021 г. по всей Канаде были приспущены государственные флаги в знак траура. В некоторых городах он продлился 215 часов — по часу за каждого умершего ребёнка.

Кроме того, в стране прошли демонстрации, в ходе которых в Торонто был снесён памятник создателю системы школ-интернатов Э.Райерсону. Саму статую протестующие изрисовали краской, а пустое основание покрыли граффити, содержание которых отсылает к страшной находке[223].

Всего месяц спустя в Канаде объявили об обнаружении другого, ещё более крупного (более 750 человек) захоронения на территории аналогичного учебного заведения в деревне Мариваль (провинция Саскачеван).  После этого Сообществом коренного населения округа Каусесс была организована ещё одна акция в память о погибших детях. Мероприятие началось с молитвы и закончилось минутой молчания.

Премьер-министр Канады Д.Трюдо назвал случившееся «болезненным напоминанием о тёмной и постыдной странице в истории страны».

Что касается нормативно-правовых мер по противодействию проявлениям расизма и неонацизма в Канаде, то принцип равенства всех жителей страны независимо от расы, социального происхождения и вероисповедания закреплён в Канадской Хартии прав и свобод 1982 г. и Законе «О канадском мультикультурализме» 1988 г. И хотя в стране нет формального запрета на деятельность ультраправых движений, статья 319 Уголовного кодека Канады устанавливает ответственность за распространение идей расового превосходства (в частности, за призывы к физической расправе и искусственному ухудшению положения определённых групп населения) в виде лишения свободы сроком до двух лет.

Первым программным документом в этой сфере стал принятый в 2005 г. либеральным правительством П.Мартина «План действий против расизма»[224]. Он представляет собой попытку систематизации фиксируемых в Канаде форм расовой нетерпимости и распределения полномочий между федеральными министерствами и ведомствами при осуществлении мероприятий по их пресечению.

В 2018 г. правительство Дж.Трюдо представило Национальную стратегию по предотвращению радикализации и насилия[225]. В документе приводится анализ политического, религиозного, этнокультурного факторов, приводящих к эскалации экстремизма в обществе. К числу основных вызовов отнесены бедность, низкий уровень образования, ограниченный доступ к здравоохранению.

Для реализации положений Стратегии при Министерстве общественной безопасности Канады в 2017 г. был создан Центр общественного сотрудничества и предотвращения насилия. Данная структура получила значительную финансовую поддержку (35 млн. кан. долл в 2016 г. с последующим ежегодным бюджетом в 10 млн. кан. долл). Кроме того, в её рамках учреждён специальный Фонд устойчивости общества», ресурсы которого предназначены для направления на научные исследования по противодействию экстремизму в Канаде (в период 2019-2020 гг. на эти цели выделено 7 млн. кан. долл.).

В июне 2019 г. министр по делам канадского наследия П.Родригес анонсировал выделение 45 млн. кан. долл. на реализацию Стратегии по противодействию расизму на 2019-2022 гг.[226] Для выполнения указанных в ней задач на базе министерства было создано специальное подразделение – секретариат против расизма. Согласно данным правительства, к 2021 г. в рамках стратегии было профинансировано 85 проектов на сумму 15 млн. кан. долл. Осенью 2020 г. вице-премьер Х.Фриланд заявила о дополнительной поддержке инициатив по борьбе с расизмом в размере 50 млн. кан. долл. на период 2020-2022 гг.

Что касается соответствующего регулирования на региональном уровне, то Закон «О борьбе с расизмом» есть только в Онтарио (принят в 2017 г. Законодательным собранием провинции)[227]. В представленной в 2018 г. во исполнение названного закона «Политике по противодействию расизму»[228] к числу ключевых профилактических мер относятся неукоснительное соблюдение принципа равенства при приёме на работу для представителей всех этнических групп, проведение обучающих семинаров, выдвижение на руководящие должности федеральной и провинциальной власти представителей из числа «цветного» и коренного населения.

Кроме того, правительством Онтарио была принята Стратегия по борьбе с расизмом в отношении чёрных[229], в рамках которой предусмотрено выделение 47 млн. кан. долл. на помощь детям и подросткам из семей афроканадцев на «социализацию», повышение уровня образования, а также пересмотр исправительной политики в отношении юных правонарушителей.

Тем не менее при прохождении Канадой процедуры Универсального периодического обзора в рамках Совета ООН по правам человека (СПЧ) Управлением Верховного комиссара ООН по правам человека со ссылкой на Комиссию по правам человека Канады было отмечено, что в решении многих застарелых проблем, включая положение коренных народов и других уязвимых групп населения, прогресс незначителен[230].

С учётом двойственного отношения канадских властей к вопросам противодействия проявлениям расизма неудивительной является позиция Канады в отношении резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости», ежегодно вносимой Россией совместно с широким кругом соавторов. В 2018 г., 2019 г. и 2020 г. при голосовании по этому документу делегация Канады воздержалась. В предыдущие годы представители страны неоднократно голосовали против принятия резолюции.

Подводя итог анализу ситуации с распространённостью в Канаде неонацизма, расизма и прочих проявлений ксенофобии, следует отметить, что данная тема представляет собой один из наиболее чувствительных моментов правозащитного досье страны. За последние годы на этом направлении прогресса не наблюдается. Более того, положение постепенно ухудшается. Принимаемые правительством меры по сдерживанию глубоко укоренившейся в обществе нетерпимости в отношении определённых групп населения не дают сколько-нибудь ощутимого эффекта и едва ли приведут к нормализации отношений между различными социальными группами в будущем.

 

Кипр

В Республике Кипр в целом не отмечается проявлений неонацизма или героизации нацистского движения. Официальные власти не склонны к искажению либо переписыванию истории Второй мировой войны и её итогов. В информационном пространстве страны не наблюдается попыток  пропаганды неонацистских или экстремистских идей, равно как и распространения языка ненависти в отношении этнических, лингвистических и религиозных меньшинств.

В то же время делегация Кипра, следуя в русле общеесовской линии, ежегодно воздерживается в ходе голосования в Генассамблее ООН по вносимой Россией и другими соавторами резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

В последние годы поддержку начала приобретать ультраправая националистическая партия «Национальный народный фронт» (ЭЛАМ). Если на парламентских выборах в 2016 г. ЭЛАМ набрала 3,71 % голосов избирателей и впервые прошла в высший законодательный орган, то на выборах в  2021 г. националисты уже смогли получить 6,8 % голосов. На выборах в Европарламент в мае 2019 г. за ЭЛАМ также проголосовало в 3 раза больше избирателей, чем в ходе предыдущей кампании.

Растущая популярность партии объясняется симпатиями части электората, главным образом молодёжи и людей среднего возраста,  к традиционно жёстким  подходам  партии по проблематике сдерживания  потока беженцев и ограничения  их присутствия на острове. ЭЛАМ выступает и против присутствия в стране трудовых мигрантов из стран «третьего мира», считая их причиной безработицы на Кипре и увеличения налогового бремени для его коренных граждан. Объединение не скрывает своих связей с «братской организацией» – греческой националистической партией «Золотой рассвет». В начале 2010-х гг. СМИ публиковали сообщения о совершении её активистами преступлений на этнической почве.

В последнее время на Кипре отмечается резкий прирост числа мигрантов. Согласно данным НПО, страна не достигает должного уровня соответствия международным стандартам в части обращения с беженцами в местах их временного размещения и в рамках процедур депортации. Ситуация в этой сфере особо обострилась в 2019 г., за первое полугодие которого на остров прибыло более 3 тыс. беженцев из Сирии, Нигерии, Камеруна и ряда других стран. Таким образом, Кипр стал рекордсменом среди стран-членов ЕС по количеству беженцев на душу населения.

Проблема усугубляется нехваткой центров размещения мигрантов, отсутствием возможности их трудоустройства и обеспечения достойных условий проживания. В апреле 2020 г. Уполномоченный по административным делам и правам человека Кипра М.Стилиану-Лоттидис призвала МВД Кипра улучшить условия содержания в двух центрах пребывания мигрантов в Коккинотримитии и Кофину.

Положение ухудшают длительные сроки (до нескольких лет) рассмотрения ходатайств о получении статуса беженца. Ограниченное число центров приёма беженцев отмечал Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД)[231]. Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин указывал на затруднённость доступа к правосудию мигрантов, работающих в качестве домашней прислуги, из-за их возможного задержания и последующей депортации до завершения судебного разбирательства с обеспокоенностью[232]. Внимание Комитета против пыток привлекли криминализация и частое задержание незаконных мигрантов, длительные сроки их содержания под стражей и функционирование по всей стране центров, предназначенных для содержания этой категории лиц[233]. Из положительных моментов можно отметить начало функционирования на Кипре с июня 2019 г. специального судебного органа, который призван рассматривать ходатайства мигрантов в ускоренном порядке.

В мае 2020 г. ряд НПО выступил с критикой в отношении руководства обеих общин в связи с ситуацией вокруг группы  мигрантов, прибывших на Кипр по морю. Речь идет о 175 сирийцах , намеревавшихся в марте 2020 г. высадиться на южном побережье острова. Однако из-за коронавирусных ограничений кипрские власти отказали им в сходе на берег , после чего лодка оказалась у берегов  северной части острова и перевернулась, а мигранты были спасены «турко-кипрской береговой охраной». Впоследствии вся группа по частям, включая несопровождаемых несовершеннолетних, была насильно отправлена в Турцию при том, что все 175 человек выразили желание обратиться за международной защитой. У некоторых из них на Кипре уже проживают родственники.

КЛРД также высказывал критику в связи с распространением в обществе расово мотивированных словесных оскорблений и физических нападений со стороны крайне правых экстремистских и неонацистских групп на лиц иностранного происхождения, включая выходцев из Африки, а также на правозащитников и турок-киприотов. Озабоченность экспертов Комитета вызвало распространение в обществе расистских стереотипов и человеконенавистнических высказываний в отношении представителей некоторых групп этнических меньшинств, а также цыган, которые являются мусульманами. КЛРД указал на отсутствие законодательных положений для привлечения к ответственности за такие деяния, а также на недостаточность усилий правоохранительных органов[234].

На Кипре также стоит проблема проявлений расизма в среде футбольных болельщиков, которые представляют собой во многом неконтролируемые группы агрессивно настроенной молодёжи. Имели место случаи дисциплинарных взысканий в отношении кипрских футбольных команд со стороны Союза европейских футбольных ассоциаций (УЕФА). В прессе периодически появляются сообщения о насилии и расистских выкриках на кипрских стадионах во время матчей национального и международного уровня. В этой связи правительство неоднократно заявляло о намерении усилить работу с сообществами футбольных фанатов.

Функционирующий в рамках Совета Европы Консультативный комитет Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств (КК РКЗНМ) констатирует недостаточность взаимодействия государства с религиозными и этническими общинами, статус которых не закреплён в Конституции. Так, проживающие на Кипре представители рома, согласно официальной позиции властей, считаются частью турецкой общины Кипра. Это затрудняет им доступ к определённым правам и возможность их осуществления, при том, что цыганская община по-прежнему остается маргинализированной с экономической и социальной точек зрения. В этой связи одной из главных рекомендаций КК РКЗНМ Кипру стала разработка детального плана действий по социальной интеграции цыган и их участию в социально-экономической жизни в целом, которая должна осуществляться в тесном взаимодействии с представителями этой категории населения.

Кроме того, Комитет призвал власти рассмотреть возможность создания государственного учреждения, в мандат которого входило бы решение проблем национальных меньшинств, общин рома и иных групп, чей статус не закреплен в основном законе страны, а также взаимодействие с соответствующими структурами[235].

Можно констатировать, что основным источником существующих на сегодняшний день в Республике Кипр проблемных моментов, связанных с проявлениями нетерпимости и ксенофобии, остаётся неконтролируемый поток мигрантов, прибывающих на остров. При этом праворадикальные националистические идеологии не пользуются популярностью среди киприотов и подвергаются осуждению как на официальном уровне, так и со стороны обычных граждан.

 

Латвия

Анализ ситуации с проявлениями неонацизма, героизацией нацизма, распространением расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и иных видов нетерпимости в 2020-2021 гг. свидетельствует, прежде всего, о продолжении в Латвийской Республике (ЛР) целенаправленного курса на фальсификацию истории и оправдание бывших легионеров «Ваффен-СС», а также нацистских пособников, которые возводятся здесь в ранг участников «национально-освободительных движений».

Усилия по героизации нацизма и оправданию преступлений коллаборационистов по сути приняли форму государственной политики. Еще 29 октября 1998 г. Сейм Латвии принял декларацию «О латышских легионерах во Второй мировой войне», в которой вопреки фактам утверждалось, что «целью призванных и добровольно вступивших в легион воинов была защита Латвии от восстановления сталинского режима» и что они «никогда не участвовали в гитлеровских карательных акциях против мирного населения». А в 2000 г. в пос. Лестене при поддержке государства и на пожертвования организации «Ястребы Даугавы», созданной ветеранами Латышского легиона, был открыт мемориальный комплекс, посвященный памяти участников того самого формирования[236].

В год празднования 75-летия Великой Победы латвийские власти нарастили свою активность по переписыванию истории, пересмотру итогов Второй мировой войны и дискредитации роли Советского Союза в этом контексте. При этом если раньше в Латвии переписывание истории и героизация нацизма были уделом, по большей части, праворадикальных сил, то в настоящее время такая риторика встречается и у руководителей страны. Так, в ходе своего визита в Копенгаген 3 февраля 2020 г. премьер-министр ЛР К.Кариньш («Новое Единство»), являющийся также гражданином США, особое место отводил муссированию тезиса о «советской оккупации» Латвии.

7 мая 2020 г. президенты Литвы, Латвии и Эстонии Г.Науседа, Э.Левитс и К.Кальюлайд приняли совместное заявление по случаю 75-й годовщины окончания Второй мировой войны в Европе. В документе они представили собственную, не имеющую реальных оснований картину событий и обвинили СССР и Красную Армию в освобождении Прибалтики от нацистов, назвав это «оккупацией», якобы «поскольку один тоталитарный режим сменился другим».

Искажающие настоящую историю интерпретации содержит и опубликованное в июне 2021 г.  видеообращение глав трех прибалтийских государств в связи с 80-летием депортаций из этих стран (14 июня 1941 г.). В нём также делается попытка развить тезис о равной ответственности нацистской Германии и Советского Союза[237].

Наряду с этим латвийские официальные лица регулярно выступают с публичными заявлениями, направленными на оправдание пособников нацистов. Так, 2 марта 2020 г. министр юстиции Латвии Я.Борданс принял участие в собрании, посвящённом памяти «лесных братьев», в Вилякском крае по случаю 75-летия событий у болот Стомпаку – операции по ликвидации латышского бандподполья советскими органами госбезопасности. В последующем, комментируя это событие в сети «Facebook», Я.Борданс публиковал хвалебные отзывы в адрес главаря «лесных братьев» П.Супе.

Еще одним примером может служить заявление министра обороны Латвии А.Пабрикса, сделанное им на кладбище легионеров у населённого пункта Море 27 сентября 2019 г. на акции, посвящённой «75-летию оборонительных боёв против Красной Армии». Тогда он назвал легионеров СС гордостью латышского народа и государства и призвал чтить их память. Позицию главы оборонного ведомства Латвии поддержал его однопартиец – министр регионального развития Ю.Пуце, который заявил, что не видит проблем в высказывании о «героизме» латышских легионеров.

Усилия по оправданию пособников нацистов предпринимаются и в юридической плоскости. В феврале 2019 г. генеральный прокурор Латвии принял решение закрыть уголовный процесс о возможной причастности латышского летчика Г.Цукурса (состоявшего в рядах «команды Арайса» – подразделения латышской вспомогательной полиции СД – и получившего кличку «рижский мясник») к уничтожению еврейского населения Латвии в годы Второй мировой войны. Следствие велось с 2006 г. по ст. 71 Уголовного закона ЛР «геноцид». В действиях Г.Цукурса латвийская прокуратура не обнаружила предусмотренного данной статьёй состава преступления. Однако позднее под давлением общественности, латвийских и международных еврейских организаций, в том числе после обращения в мае 2019 г. Совета еврейских общин Латвии к генеральному прокурору по данному вопросу, это решение было пересмотрено и расследование было возобновлено.

Для продвижения установок приверженцев «оккупационной доктрины» была продолжена практика выпуска различного рода псевдонаучных трудов. Так, накануне великого праздника череду подобных произведений пополнил сборник историка Я.Риекстиньша «Преступления оккупационной армии СССР в Латвии. 1940-1991 гг.». Опубликовало данную книгу, что показательно, Министерство юстиции ЛР, а автором предисловия стал вице-премьер, министр обороны Латвии А.Пабрикс.

Имеется информация, что книги, направленные на формирование положительного образа нацистов и их пособников, используются в качестве вспомогательной литературы по истории в школах. В качестве примера можно привести книгу А.Грутупса «Эшафот». Этот «исторический» труд, проникнутый сочувствием к осужденным нацистским преступникам и неуважением к судьбам их жертв, выдержал в Латвии несколько изданий на латышском и русском языках и распространяется в школах[238].

В этих же целях активно используются имеющиеся ресурсы латышскоязычных СМИ. В их материалах с привязкой к конкретным «памятным» датам регулярно выходят материалы, обеляющие легионеров «Ваффен СС» и участников бандформирований «лесные братья». Отдельное внимание уделяется продвижению «альтернативных» версий о начале и ходе Второй мировой войны, в которых СССР представляют одним из разжигателей глобального конфликта.

Стремлением омрачить День Победы было вызвано принятие 7 мая 2020 г. резолюции сейма Латвии под названием «О 75-летии окончания Второй мировой войны и необходимости создания единого мнения в Европе и мире». В данном документе в очередной раз сделана попытка поставить знак равенства между нацистами и советскими воинами-освободителями, а нашей стране приписаны «отказ в признании агрессии Советского Союза против стран Прибалтики, оправдание их оккупации и противоправной аннексии», а также «попытки подвергнуть ревизии историю Второй мировой войны в своих интересах».

С одной стороны, власти Латвии напрямую не препятствовали проведению памятных мероприятий по празднованию Победы в Великой Отечественной войне и иных знаковых событий, ограничивая их лишь действующими в период пандемии новой коронавирусной инфекции правилами. Тем не менее, состоявшееся 9 мая 2020 г. массовое возложение цветов к Памятнику воинам-освободителям Риги явно вызвало «аллергию» у некоторых представителей правящей коалиции. В частности, своё недовольство по этому поводу высказали премьер-министр Латвии К.Кариньш и вице-премьер, министр юстиции Я.Борданс.

Отдельного внимания заслуживают продолжающиеся попытки латвийских властей представить «борцами за свободу» участников бандформирований «лесные братья».

Так, президент Латвии Э.Левитс еще в 2019 г. выступил с предложением чествовать их, отмечая ежегодно 17 марта День памяти движения национального сопротивления. В этом году латвийский лидер в ознаменование указанной даты поставил свечу у памятника Свободы, а также инициировал онлайн-конференцию «Борьба за Латвию. Исследования и память о движении национального сопротивления» с участием научного сообщества.

2 марта 2021 г. в районе болот Стомпаку (Вилякский край) в очередной раз состоялась традиционная сходка сочувствующих «лесным братьям». Память «героев» почтил вице-премьер, министр обороны Латвии А.Пабрикс, который заявил: «Сегодня мы отмечаем очередную годовщину со дня партизанского боя с силами советских оккупантов».

76 лет назад в этой местности проходили бои между советскими органами госбезопасности и «лесными братьями». Банду из порядка трёхсот нацпартизан возглавлял Петерис Супе, который был десантирован в Латвию 2 октября 1944 г. в составе немецкой разведгруппы «Лапландия», а ранее проходил подготовку в Восточной Пруссии в 212-й группе фронтовых разведчиков абвера. В рядах заброшенных специально для этих целей «лапландцев» Петерисом Супе проводилась работа по объединению разрозненных антисоветских групп и отрядов в окрестностях Абрене, Виляки, Балви, Алуксне, Гулбене, Валки, Цесиса и Мадоны.

Популяризация данной тематики осуществляется в Латвии, в частности, путем оборудования туристических маршрутов по местам «боевой славы» «лесных братьев». Так, в районе болот Стомпаку оборудована специальная тропа, по которой проводятся экскурсии «с различными заданиями и повествованием об исторических фактах».

Кроме того, в мае 2021 г. в Латвии и Эстонии создана карта и брошюра военно-исторических туристских объектов, которая также направлена на прославление «лесных братьев». Упомянутая карта включает в себя более 150 связанных с этими бандформированиями мест – ухоженные «бывшие военные объекты» с обширной экспозицией, а также «природные объекты» – поля сражений, окопы и бункеры лесных братьев. Организаторы предлагают совместить их посещение с прогулками по лесу и природными тропами.

Вполне прогнозируемо, что на этом фоне официальная Рига довольно нервно отреагировала на Указ Президента Российской Федерации В.В.Путина от 2 сентября 2020 г. № 544, в соответствии с которым право на выплаты к 75-летию Победы получили принимавшие участие в боевых операциях по ликвидации националистического подполья на территории Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии и Эстонии в период с 1 января 1944 г. по 31 декабря 1951 г. В комментарии латвийского внешнеполитического ведомства от 3 сентября 2020 г. указанное решение было охарактеризовано как «недружественный шаг». Критических замечаний внешнеполитического ведомства Латвии (заявление МИД ЛР от 19 июня 2020 г.) удостоилась и получившая широкое распространение в латвийском медиапространстве статья Президента Российской Федерации В.В.Путина «75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим».

За попытками выдвинуть на первый план тему «национально-освободительного движения», как представляется, кроется желание латвийских властей сместить акцент с позорных в глазах мировой общественности мероприятий, посвященных чествованию латышских легионеров «Ваффен-СС». Очередная такая акция прошла 16 марта 2021 г. несмотря ни на замечания профильных международных организаций, ни на требования санитарно-эпидемиологического характера (16 марта – дата первой совместной операции в 1944 г. 15-й и 19-й латышских дивизий «Ваффен СС» против войск Красной Армии). Хотя формат индивидуальных возложений был далек по масштабу от «допандемийных» шабашей у Памятника свободы, тем не менее, в мероприятии приняли участие депутаты входящего в Латвии в правящую коалицию Национального объединения (НО). Отдельные почитатели «подвигов» эсэсовцев возложили к памятнику Свободы цветы и венки (один из которых традиционно был выполнен в виде шеврона латышского легиона «Ваффен-СС»). На некоторых из присутствующих была замечена нацистская символика (свастика), однако стражи порядка внимания на это не обратили. Индивидуальные возложения венков прошли также на кладбище легионеров в Лестене.

В 2020 г. несмотря на нарекания со стороны международных профильных организаций и обращение 38 депутатов Европарламента к властям Латвии с призывом осудить и запретить прославление нацизма в этой стране, марш легионеров был разрешен Рижской думой. Только после объявления в стране чрезвычайного положения в связи с угрозой распространения коронавируса руководство столичного муниципалитета было вынуждено отменить вынесенное ранее решение о проведении в Риге этого нацистского шабаша.

Но даже это не помешало отдельным почитателям «подвигов» эсэсовцев, очевидно, из числа наиболее преданных поклонников, в индивидуальном порядке возложить к памятнику Свободы цветы и венки. Из официальных лиц в мероприятии участвовали член Нацобъединения, советник премьер-министра Латвии по вопросам демографии И.Парадниекс, глава указанной партии Р.Дзинтарс, а также их однопартиец, депутат сейма Я.Иесалниекс.

Марши ветеранов «Ваффен-СС» подвергаются серьёзной критике международного сообщества. Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) в своих докладах неоднократно выражала озабоченность в связи с ежегодным проведением 16 марта церемоний поминовения латвийских легионеров «Ваффен-СС». ЕКРН обратила внимание на то, что в участии в этих церемониях были замечены члены парламента, принадлежащие к партии «Национальный альянс», которая входит в правящую коалицию. Эксперты Комиссии неоднократно выносили рекомендации латвийским властям осудить все попытки увековечивания памяти воевавших в «Ваффен-СС» и сотрудничавших с нацистами, а также призвать членов парламента воздержаться от участия в подобных церемониях[239]

На контрасте совершенно иное отношение наблюдается у латвийских властей к празднованию Дня Победы 9 мая и тем, кто отмечает этот праздник. В связи с ограничительными мерами из-за карантина все массовые мероприятия на этот день в 2020 г. были отменены. Однако жителям латвийской столицы не запрещалось прийти в парк Победы и возложить цветы к Памятнику Освободителям Риги в индивидуальном порядке. Это вызвало негодование «патриотично» настроенной общественности и лично премьер-министра Латвии К.Кариньша, который потребовал от министра внутренних дел С.Гиргенса разъяснений о том, как работала полиция 9 мая. Министр обороны Латвии А.Пабрикс вовсе предложил не лечить от коронавируса тех, кто пришёл отдать дань бойцам Красной Армии, и обязать их оплачивать лечение «тем, кого они окружали». В ответ на это С.Гиргенс сообщил, что «распоряжение не делит людей на национальности, не делит их на тех, у кого есть право возлагать цветы, и тех, у кого нет, а также уважает личную мотивацию каждого человека при возложении цветов. Особенно в случаях, когда люди поминают погибших родственников». Вместе с этим министр уточнил, что сам возлагал цветы к памятнику Свободы 4 мая, отмечая восстановление независимости Латвии[240].

В 2021 г. личное возложение цветов к памятнику было запрещено под предлогом обеспечения эпидемиологической безопасности. Рижанам было предложено оставлять их у специально установленного полицией ограждения.

Спецдокладчик Совета ООН по правам человека по современным формам расизма Е.Тендайи Ачиуме указывала в своём докладе 38-й сессии Совета, что в ежегодном докладе полиции по охране общественного порядка за 2016 г., опубликованном в апреле 2017 г., была сделана запись, согласно которой неофициальные празднования Дня Победы над нацистской Германией представляют угрозу национальной безопасности[241]. Какие-либо предпосылки  изменения такого подхода со стороны латвийских властей отсутствуют.

Несмотря на то, что 16 марта с 2000 г. исключено из списка официальных памятных дат и не является праздником, Нацобъединением регулярно предпринимаются попытки вернуть этому дню особый статус.

Именно данная политическая сила – союз партий правого толка, входящий в правящую коалицию – остается главным поборником реваншистских идей. В латвийском кабинете министров ставленники Национального объединения возглавляют министерство культуры (Н.Пунтулис) и министерство земледелия (К.Герхардс). Кроме того, член НО И.Мурниеце на протяжении многих лет является бессменным спикером Сейма ЛР. Всего в сейме у Нацобъединения 12 мандатов, также два ставленника этой политической силы избраны от Латвии в Европарламент – Р.Зиле и Д.Мелбарде.

Кроме того, участники НО широко представлены в структурах местных самоуправлений Латвии. Они возглавляют краевые думы в Огре, Смилтене, Иецаве, Айзпуте, Приекуле, Энгуре, Коцени и Рундале. Еще шире участие членов Национального объединения в законодательных органах на местах в качестве рядовых депутатов – всего 166 депутатов от Нацобъединения работают в 66 самоуправлениях Латвии.

При активном участии членов Национального объединения для раскручивания антироссийской истерии на историческом направлении использовалось 80-летие вхождения Латвии в состав СССР. Еще 16 января 2020 г. Сейм ЛР принял заявление «О 80-летии оккупации Латвийской Республики и недопустимости искажения истории Второй мировой войны», в котором содержался призыв «обратить внимание и критически оценить попытки должностных лиц Российской Федерации переписать историю Второй мировой войны, а также оправдать противоправную оккупацию и аннексию Латвии». В подаче его авторов, «заключив 23 августа 1939 г. пакт Молотова-Риббентропа, национал-социалистическая Германия и Советский Союз развязали Вторую мировую войну».

Следует также упомянуть то, что в настоящее время в Латвии и за её пределами проживает около 400 бывших латышских легионеров СС, как минимум часть из которых может быть причастна к совершению серьезных преступлений в годы Второй мировой войны. Организации гражданского общества прилагают усилия по привлечению внимания к этому вопиющему факту. В подготовленном в марте 2020 г. Фондом «Историческая память» и Фондом поддержки и развития еврейской культуры, традиций, образования и науки докладе «Пособники нацистских преступлений. 96 ветеранов Латышского легиона СС, которые еще живы» были впервые опубликованы данные о почти 100 ныне живых участниках Латышского легиона СС, 22 человека из которых живут в Латвии, а также в Австралии (19 человек), Аргентине (2 человека), Бразилии (3 человека), Великобритании (4 человека), Канаде (16 человек) и США (33 человека). Работа по сбору материалов продолжается.

Более того, за период с 1991 по 2020 гг. в стране за военные преступления или преступления против человечности не был осужден ни один нацистский коллаборационист из латышской вспомогательной полиции безопасности СД, латышских полицейских батальонов или иных подразделений Латышского легиона СС. Единственное исключение касалось дела Конрада Калейса, командира охраны Саласпилсского лагеря, участвовавшего в массовых убийствах евреев. После вскрывшихся подробностей биографии К.Калейса в годы Второй мировой войны и лишения его гражданства США в 1994 г. латвийские власти запоздало, лишь в 2000 г., за год до его смерти, направили запрос Австралии о его экстрадиции. В результате бюрократических проволочек властей США, Канады, Великобритании, Австралии, а также затягивания с запросом из Латвии военный преступник, оставивший множество очевидных следов, так и не был привлечен ответственности.[242]

В связи с обнародованными в докладе данными Следственный комитет Российской Федерации подтвердил, что ряд включённых в него лиц уже проверяется на причастность к преступлениям против человечности в отношении мирных советских граждан, в том числе в рамках расследования уголовного дела по факту уничтожения населения в д. Жестяная Горка и с. Черном в Новгородской области.

24 июня 2021 г. Генеральная прокуратура Белоруссии заявила о направлении в Латвию запроса о допросе проживающих в этой стране ныне живых ветеранов Латышского легиона СС, перечисленных в докладе фонда «Историческая память». По имеющейся информации, аналогичные запросы о международной правой поддержке будут направлены в Аргентину, Бразилию, Великобританию, Канаду и Соединенные Штаты[243].

С учётом проводимой властями Латвии линии неудивительно, что на пленарном заседании 75-й сессии Генассамблеи ООН 16 декабря 2020 г. её представители в очередной раз, наряду с другими странами-членами ЕС, воздержались при голосовании по предложенной Россией резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Сами латвийские правящие круги нередко прибегают к практике введения ограничений на использование знаков отличия Красной армии и СССР. Так, в июне 2020 г. сейм принял поправки к законодательству, предусматривающие ужесточение запрета на использование символов нацизма и тоталитаризма в ходе развлекательных мероприятий и театрализованных представлений. Новые правила воспрещают ношение во время данных событий форменной одежды военных и работников репрессивных учреждений СССР, нацистской Германии, а также элементов этой формы (фрагментов, нашивок, кокард, других опознавательных знаков, аксессуаров), которые явно позволяют распознать их принадлежность к бывшим сотрудникам таких структур. Стоит также отметить, что законодателями была принята наиболее жесткая формулировка поправок, предложенная президентом Латвии Э.Левитсом, в соответствии с которой ответственность за нарушение новых правил несут не только организаторы мероприятий, но и их участники и зрители.

Кроме того, 17 сентября 2020 г. сейм ЛР в первом чтении одобрил законопроект, предполагающий запрет на ношение в Латвии георгиевской ленты. Данной инициативе еще предстоит рассмотрение латвийским парламентом во втором и третьем чтениях.

Курс на переписывание истории наблюдается также в военно-мемориальной сфере. В рамках сформированной в Сейме ЛР рабочей группы продолжается, правда, не так активно, обсуждение инициативы о демонтаже Памятника воинам-освободителям в рижском Парке Победы, что противоречит обязательствам официальной Риги, в том числе по российско-латвийскому межправсоглашению по вопросам социальной защищенности российских военных пенсионеров (раздел «Содержание мемориальных сооружений и мест массовых захоронений»). Депутатами правящих партий предлагаются также альтернативные варианты с переименованием или трансформацией мемориала с тем, чтобы якобы отразить его «истинное значение».

В стране по-прежнему фиксируются случаи осквернения и вандализма в отношении советского военно-мемориального наследия.

В преддверии Дня Победы в 2020 г. в стране произошла серия актов вандализма в отношении мемориалов красноармейцам. В посёлке Скулте с памятника лётчикам 1-го Гвардейского авиаполка ВВС Балтийского флота снесли памятную табличку. В Валмиере находящийся в центре города мемориал на братской могиле советских воинов вандалы залили краской. Осквернение этого памятника зафиксировали сотрудники российского посольства в ходе объезда братских захоронений советских воинов и возложения к ним цветов[244].

24 февраля 2021 г. был разрушен памятник на воинском захоронении Великой Отечественной войны в  г. Екабпилсе – украдено установленное на постаменте 76-мм орудие. Латвийскими правоохранитяли по данному эпизоду возбуждено уголовное дело по статье 229 Уголовного закона («перемещение памятника культуры, находящегося под охраной государства»), однако расследование не продвигается, а  виновные не привлечены к ответственности.

26 августа 2021 г. в г. Мадона в присутствии сотрудников российского посольства и местных властей была вскрыта могила генерал-майора Н.П.Якунина, погибшего 30 сентября 1944 г. при освобождении города от нацистов. Останки генерала будут с почестями перенесены на недавно благоустроенное при участии российского посольства братское кладбище советских солдат. Находившаяся до настоящего времени на территории школы могила заслуженного советского командира ранее действительно была местом, достойным упокоения героя – там принимали в пионеры, учили детей ценить вклад, в том числе и их родителей и дедов, в Победу над нацизмом. Однако в условиях, когда «антисоветизм» и разрушение памятников стало частью государственной политики современной Латвии, оставлять генерал-майора во дворе школы, где ученикам гордо рассказывают о «советской оккупации», а не о героях 201 латышской стрелковой дивизии или 130 латышского стрелкового корпуса, будет неуважительным к его памяти[245]. Формально поводом для переноса захоронения стало решение краевой думы от 19 мая 2020 г., в котором отмечается, что это необходимо потому, что «нынешнее место захоронения находится в противоречии с сегодняшними политико-идеологическими установками и политикой культурной среды в Латвии». За принятие этого решения проголосовало 17 депутатов, против – один. (Нынешнее население Мадоны на 80 % состоит из латышей и только на 15 % из русских.)[246]

Нападению вандалов подвергаются не только памятники бойцам Красной Армии, но также и другие мемориальные объекты, связанные с Россией и русской культурой. В период с 8 по 13 августа 2021 г. было осквернено православное кладбище, расположенное в Нитаурской волости Цесисского края Латвии. Из земли были вырваны кресты, скамейки, разбросаны цветы[247].

Широко задействуются возможности сети Интернет. Так, несмотря на жалобы администраторам ресурса, напротив русскоязычного названия монумента «Памятник Победы» в сервисе «Гугл карты» по-прежнему фигурирует некорректный «перевод» на латышский как «Okupacijas piemineklis» («Памятник оккупации»).

В контексте противодействия деятельности ветеранских организаций и НПО, борющихся против героизации нацизма, следует упомянуть о ликвидации в Латвии Республиканского общества ветеранов (РОВ). Формально вынесенное 3 апреля 2020 г. судом решение о прекращении деятельности РОВ было мотивировано «несоблюдением условий ведения бухгалтерии», «уклонением от уплаты налогов», «несоблюдением кассового учета» и другими нарушениями финансовой дисциплины. Однако латвийская фемида этим не ограничилась, и 10 октября 2020 г. из страны был выдворен председатель правления организации – гражданин России В.Норвинд, несмотря на резкое ухудшение здоровья у него и у его супруги, имеющей латвийское гражданство (незадолго до этого, 6 октября он был лишён вида на жительство).

Между тем Республиканское общество ветеранов являлось многолетним соорганизатором празднования в Риге Дня Победы, участвовало в проведении различных акций патриотической направленности. Члены РОВ оспаривают решение латвийских властей о ликвидации в судебном порядке.

В Латвии госорганы принимают меры с целью устрашения выступающих с антифашистских позиций активистов русскоязычной общины. В прошлом политически мотивированным преследованиям подвергались В.Линдерман, И.Козырев, Д.Сумароков, председатель латвийского отделения международного правозащитного движения «Мир без нацизма» И.Корен, а также латвийский журналист и лидер «Конгресса неграждан» Ю.Алексеев. Продолжается начатый в июле 2019 г. уголовный процесс против члена правления «Русского союза Латвии» и постоянного автора российского аналитического портала Rubaltic.ru А.Филея, который публично отрицал «советскую оккупацию» Латвии. Общественнику вменяют «оправдание геноцида, преступления против человечности, преступления против мира и военные преступления».

17 декабря 2020 г. к одному году условно, по сути, за критику курса латвийских властей на героизацию нацизма и милитаризацию Латвии, был приговорен правозащитник А.Гапоненко.

Политика поощрения неонацизма и ксенофобии, проводимая официальными властями, закономерно негативным образом сказывается на общем уровне терпимости в отношении различных групп населения.

Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью со ссылкой на проведённый в 2016 г. Латвийским центром по правам человека опрос среди представителей НПО и мигрантов, а также иностранных студентов указывала, что почти 68 % опрошенных становились жертвами, а 33 % – свидетелями инцидентов на почве ненависти или проявлений дискриминации, или слышали о таких случаях. 13 % респондентов стали жертвами нападений, либо слышали о других жертвах таких нападений. По мнению респондентов, инциденты на почве ненависти были мотивированы расовым происхождением (36 %), этническим происхождением / ксенофобией (25 %), языком (22 %), религией (6 %). Более 40 % граждан третьих стран сообщают о том, что они подвергались дискриминации, например, во время обращения в государственные органы, полицию, медицинские учреждения, при прохождении пограничных пунктов, а также на улице и в общественном транспорте[248].

ЕКРН указывала и на пробелы в законодательстве Латвии, касающиеся запрета расовой дискриминации, а также публичного выражения или разжигания ненависти, оскорблений на почве расы, языка, религии или этнического происхождения. Комиссия отмечала усиление исламофобской риторики в Латвии в общественно-политических дискуссиях[249].

Фиксируются в Латвии и случаи антисемитских высказываний в сети Интернет, угроз в адрес еврейской общинной школы, вандализма и осквернения еврейского кладбища в Риге. Латвийские СМИ сообщали, что еврейское кладбище в Резекне четыре раза подвергалось актам вандализма в августе и сентябре 2017 г.[250]

Комитет по ликвидации расовой дискриминации отмечал, что неофициальные данные свидетельствуют о большем числе преступлений на почве ненависти и ненавистнических высказываний, чем официально заявляется, и выражал обеспокоенность сведениями о том, что жертвы преступлений на почве ненависти не хотят сообщать об этих преступлениях властям. Он также указал на использование ненавистнических высказываний политиками в связи с выборами, в том числе было отмечено использование ненавистнических высказываний в Интернете[251].

Обеспокоенность отсутствием всеобъемлющего антидискриминационного законодательства и политических рамок, направленных на обеспечение равенства и недискриминации в экономической, социальной и культурной сферах, выражал Комитет по экономическим, социальным и культурным правам. КЭСКП также указывал на распространенность предрассудков и дискриминации по признаку цвета кожи, языка, религии, национального или этнического происхождения, которые препятствуют доступу находящихся в неблагоприятном положении и маргинализированных групп к экономическим, социальным и культурным правам[252].

Русскоязычное население страны по-прежнему рассматривается ею в качестве чужеродного и дестабилизирующего элемента. Вследствие этого национально ориентированная политика официальных властей сопровождается многочисленными нарушениями прав нацменьшинств.

Основной проблемный аспект – отсутствие у значительной части латвийского населения гражданства. По данным Центрального статистического управления (ЦСУ), на начало 2020 г. к «негражданам» относились 10,4 %, или 197,8 тыс. жителей. Согласно информации Управления по делам гражданства и миграции Министерства внутренних дел Латвийской Республики, их доля составляет около 12 % населения, или 216,7 тыс. чел. На протяжении долгого времени официальная Рига не предпринимала реальных шагов для урегулирования этого вопроса, ограничиваясь разного рода «косметическими» улучшениями.

Тем не менее после вступления в силу с 1 октября 2013 г. поправок к Закону «О гражданстве» 90 % детей «неграждан» наконец приобрели политико-правовую связь со своим государством[253]. Кроме того, с 1 января 2020 г. вступил в силу Закон «О прекращении присвоения статуса неграждан новорождённым детям с 1 января 2020 г.», ознаменовавший фактическое прекращение «воспроизводства» данного статуса.

Однако потенциальные изменения носят скорее символический характер и никак не повлияют на дискриминационное положение, в котором уже оказались более 200 тыс. лиц. Появление на свет новых «неграждан» как раз не является столь острой проблемой. В 2020 г. данный статус получил всего 31 ребенок (в 2019 г. – 27 детей, в 2018 г. – 38 детей, в 2017 г. – 51 ребёнок, в 2016 г. – 47 детей). Всего в стране несовершеннолетних «неграждан» насчитывается менее 5 тыс. чел. При этом никаких предпосылок к полной ликвидации массового безгражданства в Латвии в ближайшем будущем не предвидится.

«Неграждане» по-прежнему лишены целого ряда социальных, экономических и политических прав. В настоящее время латвийские правозащитники насчитывают 84 отличия их статуса от статуса гражданина (для сравнения: в 2004 г. таковых было 61), в том числе 47 ограничений в профессиональной сфере (в 2004 г. – 25). «Неграждане», в частности, не имеют права занимать посты государственной, муниципальной и военной службы, быть судьями, прокурорами и т.п. Им также запрещено учреждать политические партии, участвовать в работе судов в качестве судебных заседателей, заключать сделки по покупке земли и недвижимого имущества без согласия муниципальных властей и т.д.

Неблагополучную ситуацию в сфере натурализации подтверждает официальная статистика: темпы получения гражданства с каждым годом снижаются. В 2017-2019 гг. этот показатель оставался на рекордно низком уровне и составил 915, 930 и 808 чел. соответственно, достигнув самой низкой отметки – 725 чел. – в 2020 г. Для сравнения: в 2005 г. было натурализовано 19169 чел., в 2012 г. – 2213 чел. В случае сохранения сложившейся внутриполитической конъюнктуры можно прогнозировать дальнейшее усугубление этой тенденции. Уже сейчас сокращение количества «неграждан» происходит в основном за счёт естественной убыли этой категории населения и его миграционного оттока.

Результаты исследования, проведённого Управлением по делам гражданства и миграции Министерства внутренних дел Латвийской Республики в 2019 г., подтверждают отсутствие у этой категории населения интереса к натурализации. О подобном желании заявили только 24 % респондентов (для сравнения: в 2016 г. – 35 %). При этом около четверти опрошенных довольны своим статусом либо заняты и не имеют времени, чтобы заняться оформлением гражданства. Данная ситуация складывается в том числе и потому, что 48 % «неграждан» уже достигли возраста старше 60 лет.

При этом процедура натурализации предусматривает не только сдачу специальных экзаменов на владение латышским языком, но и получение от претендента официального «признания» факта оккупации Латвии Советским Союзом.

Организации гражданского общества, представляющие русскоязычное население, в своей деятельности уделяют тематике «негражданства» значительное внимание. В частности, Латвийский комитет по правам человека ведёт систематическую работу на этом направлении с международными правозащитными институтами, дипломатическим корпусом Риги и другими заинтересованными структурами. В феврале 2020 г. он также координировал подачу заявлений в Европейский Суд по правам человека по поводу реализуемой в стране образовательной реформы. Подобная активность вызывает подозрения у официальных властей и на ежегодной основе находит отражение в отчётных докладах Службы государственной безопасности (ранее – Полиции безопасности). В частности, в исключительно негативном ключе оценивается работа российского Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, оказывающего этой и другим заинтересованным организациям прямое финансовое содействие.

На европейском уровне проблематика массового безгражданства в Латвии и Эстонии в 2017-2018 гг. рассматривалась в соответствующих комитетах Европейского парламента (ЕП) по инициативе евродепутата Т.Жданок и бывшего евродепутата А.Мамыкина, которым в 2016 г. удалось собрать 20 тыс. подписей граждан стран-членов Евросоюза в поддержку петиции о предоставлении «негражданам» права голосовать не только на муниципальных выборах, но и на выборах в Европарламент. По итогам голосования Комитета по петициям ЕП в апреле 2018 г. было принято решение направить от европейских депутатов в адрес латвийских властей письма, выражающие обеспокоенность положением «неграждан». В апреле 2018 г. инициатива НПО «Федеративный союз европейских национальных меньшинств» (при активном участии Т.Жданок) «Спасательный пакет для меньшинств» собрала более 1 млн подписей, необходимых для дальнейшего рассмотрения вопроса в структурах ЕС.

ЕКРН в своём очередном докладе[254] отмечала, что будет особо пристально следить за созданием в Латвии спецподразделения Госполиции по работе с уязвимыми группами населения, а также за обеспечением присвоения автоматического гражданства детям «неграждан».

Комитет против пыток, хотя в целом и приветствовал в декабре 2019 г. прогресс, достигнутый Латвией в решении проблемы безгражданства, наряду с этим выразил озабоченность, что закон об автоматическом предоставлении гражданства детям «неграждан» не затрагивает всех несовершеннолетних «неграждан», и призвал латвийские власти принять дополнительные меры по продвижению процесса натурализации и интеграции в общество «неграждан»[255].

На то, что по состоянию на 2021 г. в Латвии по-прежнему насчитывается около 209 000 «неграждан» и что в отношении них сохраняется дискриминация, указывал также Комитет по экономическим, социальным и культурным правам[256].

Не меньшей критике подвергаются действия латвийских властей в языковой сфере, принимающих активные меры по созданию одноязычного общества. Согласно заключению Консультативного комитета Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств (КК РКЗНМ), языковая политика руководства страны ведёт к сокращению пространства использования языков национальных меньшинств[257]. В частности, всеобъемлющая реформа образования, проводимая в стране, фактически направлена на ликвидацию билингвальных школ и отказ от использования русского языка в учебных заведениях всех ступеней образования. Между тем, по данным Центрального бюро статистики за 2017 г., русский язык является вторым по распространённости среди населения в стране: на нём говорят 37,7 % жителей Латвийской Республики (при этом на латышском – 61,3 %)[258].

Одобренные в апреле 2018 г. поправки к Закону «Об образовании» и к Закону «О всеобщем образовании» предусматривают полный переход на латышский язык обучения в средней школе (10 – 12 классы) и увеличение часов преподавания на нём до 80 % в основной (7 – 9 классы) с 2021/2022 учебного года. При этом итоговая аттестация выпускников основных школ полностью проходит на латышском уже с 2019/2020 учебного года, а средних школ – с 2017 / 2018 учебного года.

Попытки заинтересованной общественности добиться пересмотра реформы не увенчались успехом. 23 апреля 2019 г. Конституционный суд Латвийской Республики огласил решение по иску против поправок к Закону «Об образовании», поданному партией «Согласие», признав образовательную реформу соответствующей основному закону страны. После скандального вердикта родители русскоязычных школьников при поддержке Латвийского комитета по правам человека и Сообщества родителей в Латвии[259] направили значительное число жалоб (из них зарегистрировано 131 обращение) в Европейский Суд по правам человека[260].

Все упомянутые меры по переводу образования на латышский язык проводятся властями без учёта мнения самих учеников. По данным опроса латвийских школьников, проведённого газетой «Latvijas Avize», большинство из них считает русский язык инструментом повышения конкурентоспособности, открывающим возможности трудоустройства во многих странах мира.

Согласно результатам социологического исследования, организованного онлайн-журналом «Спектр» и проведённого в июле и августе 2020 г. по всей территории страны Центром исследования общественного мнения SKDS при поддержке посольства Нидерландов и посольства Швеции в Латвии, 84 % респондентов – представителей русскоязычного населения стремятся сохранить свою принадлежность к культурному пространству русского языка. 88 % участников опроса считают важной возможность получать образование на родном языке[261].

КК РКЗНМ также указал на то, что проводимая латвийскими властями образовательная реформа ставит учащихся, принадлежащих к национальным меньшинствам, в заведомо невыгодное положение с точки зрения успеваемости, что в свою очередь может отрицательно сказаться на их возможностях успешной интеграции в социально-экономическую жизнь общества[262].

Помимо КК РКЗНМ, проблемы в сфере образования в Латвии привлекали внимание и других международных механизмов.

В 2018 г. Комитет по ликвидации расовой дискриминации выразил обеспокоенность образовательной реформой, а также проблемой «неграждан». Эксперты рекомендовали Латвии предпринять необходимые усилия, чтобы языковая политика и законодательные нормы не приводили к прямой или косвенной дискриминации населения[263].

В мае и августе 2019 г. эксперты КЛРД пытались запросить у правительства Латвии подробную информацию о проводимых в сфере образования реформах, а именно о ситуации с дошкольным образованием. Тем не менее власти Латвии так и не предоставили ответ относительно того, насколько дискриминационный эффект на доступ нацменьшинств к образованию окажет новое регулирование.

В сентябре 2019 г. специальные докладчики Совета ООН по правам человека по вопросу о праве на образование, по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение, по вопросам меньшинств и по современным формам расизма направили в адрес премьер-министра Латвии К.Кариньша письмо, в котором выражали озабоченность увеличением доли использования госязыка в дошкольных учреждениях. По мнению спецдокладчиков, исключение родного языка из учебного процесса будет препятствовать реализации права на образование, а вводить подобные законодательные предписания следует только после консультаций с представителями нацменьшинств, чего в данном случае сделано не было.

В октябре 2019 г. Комиссар Совета Европы по правам человека Д.Миятович в своём заявлении по языковой политике подчеркивала, что образовательная реформа 2018 г. в Латвии может привести к фактической трансформации билингвального обучения в систему, где на языке нацменьшинства будут проводиться только уроки родного языка и культуры.

Обеспокоенность в связи с изменениям в образовании выражал в январе 2020 г. Верховный комиссар ОБСЕ по делам нацменьшинств Л.Заньер в письме на имя спикера сейма И.Мурниеце (в частности, в нём шла речь о поправках, предусматривающих обязанность самоуправлений при наличии спроса открывать латышские группы даже в русских детских садах). Он указал на то, что это может привести к сужению образовательных возможностей для детей из семей нацменьшинств, а также на необходимость проведения предварительных консультаций со всеми заинтересованными сторонами.

В июне 2020 г. было опубликовано заключение функционирующей в рамках Совета Европы Европейской комиссии за демократию через право (Венецианской комиссии Совета Европы) по образовательной реформе в Латвии. Комиссия признала, что увеличение пропорции использования латышского языка в образовательных программах для нацменьшинств является легитимным, поскольку конечной целью реформы является повышение уровня всех учеников. Несмотря на это вопрос о введении латышского языка в качестве основного в детских садах, по мнению экспертов, необходимо пересмотреть, поскольку обучение на родном языке важно для сохранения идентичности и лингвистического разнообразия в обществе. Также отмечено, что частные школы при этом должны иметь право реализации программ на языках меньшинств, что сейчас фактически запрещено.

Проблему дискриминации национальных меньшинств в сфере образования также затрагивал Комитет по экономическим, социальным и культурным правам. В частности, эксперты КЭСКП с обеспокоенностью указали, что нынешняя языковая политика латвийских властей может иметь дискриминационные последствия для лиц, принадлежащих к меньшинствам, в отношении осуществления ими экономических, социальных и культурных прав, особенно в области образования, занятости и доступа к услугам. Также было отмечено, что у Комитета сохраняется обеспокоенность тем, что недавние поправки к закону об образовании и постановление кабинета министров № 716 от 21 ноября 2018 г. оказывают дискриминационное воздействие на группы меньшинств и создают необоснованные ограничения для преподавания языков меньшинств и обучения на этих языках как в государственных, так и в частных школах системы дошкольного и начального образования[264].

На дискриминацию национальных меньшинств в Латвии обращается внимание и в опубликованной 3 марта 2021 г. резолюции Комитета Министров Совета Европы относительно выполнения Латвией Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств[265]. В документе указывается, что случаи зафиксированных подстрекательских заявлений публичных лиц ЛР не вызвали достаточных ответных действий властей, что создало впечатление безнаказанности и безразличия, а также оказало негативное воздействие на климат межэтнических отношений. Кроме того, «меры запретительного характера и другое давление, объясняющееся политической повесткой дня,.. особенно очевидны в системе образования, массмедиа и в отношении использования языков нацменьшинств». Также отмечается, что обширное применение языковых требований в Латвии отрицательно влияет на возможности лиц, для которых латышский язык не является родным, устроиться на работу в публичном секторе.

Несмотря на в целом положительную оценку усилий Латвии в образовательной сфере, особую озабоченность составителей  данной резолюции вызвали планы властей уменьшить объем преподавания на языках меньшинств. Кроме того, введенные в 2015-2016 гг. требования лояльности для учителей и директоров школ охарактеризованы в документе как «создающие климат подозрительности и опасений».

Несмотря на всю серьёзность складывающейся ситуации, учителя и администрация школ, в которых обучаются дети – представители национальных меньшинств, также оказываются лишены права голоса в вопросе дальнейшей организации образовательного процесса и целесообразности проведения реформы. Изменения, внесённые в Закон «Об образовании» в 2015-2016 гг., обязывают их проявлять лояльность государству под угрозой увольнения.

Серьёзному переформатированию подвергается и дошкольное образование. 1 сентября 2019 г. вступили в силу Правила Кабинета министров Латвии № 716 от 21 ноября 2018 г., предусматривающие использование латышского языка в качестве основного средства общения во время игр с детьми младшего возраста. Правозащитники отмечают, что перед разработкой этих мер консультаций с представителями национальных меньшинств не проводилось. Попытки русскоязычных правозащитников оспорить это решение в судебном порядке не увенчались успехом.

Озвучиваются намерения властей по полному переводу всего дошкольного образования на латышский. 14 мая 2020 г. Сейм уже принял поправки к Закону «О всеобщем образовании», имеющие целью обязать все муниципальные дошкольные учреждения обеспечивать возможность обучения на латышском языке с 2021 г.

Наиболее опасными данные нововведения оказались для небольших русскоязычных детских садов, ресурсов которых не хватит на полноценную реализацию двух программ. Таким образом, требование об открытии в них латышских групп на практике чревато полной дерусификацией. Дополнительные трудности возникают в связи с тем, что большинство сотрудников дошкольных учреждений составляют люди предпенсионного возраста, не владеющие или весьма слабо владеющие государственным языком[266].

19 июня 2020 г. Конституционный суд Латвии признал конституционными введённые положения. В этой связи по состоянию на 19 декабря 2020 г. в ЕСПЧ уже были поданы 46 жалоб, три из которых уже зарегистрированы и ожидают рассмотрения[267].

Под пристальное внимание властей попали и частные учебные заведения. 4 июля 2018 г. занимавший в то время пост президента Латвии Р.Вейонис утвердил поправки к закону «О высшей школе», затрагивающие возможность граждан воспользоваться услугами частных вузов и колледжей с русскоязычными программами обучения. С 1 января 2019 г. перестали производиться новые наборы студентов. Однако 11 июня 2020 г. данный запрет был отменён решением Конституционного суда. В документе был установлен и срок официального прекращения действия оспоренных норм – 1 мая 2021 г. Незадолго до назначенной даты Министерство образования и науки Латвии предложило внести в законопроект поправки, которые якобы отвечают требованиям, изложенным в названном решении. В частности, основное уточнение состоит в том, чтобы допустить обучение в вузах, помимо латышского, на официальных языках ЕС, а также тех стран, с которыми у Латвии заключены соответствующие договоры, но в объёме не более 20 %. Зачёты и экзамены также было решено проводить исключительно на государственном языке. При этом никаких различий в регулировании для государственных и частных высших школ предусмотрено не было. Предложенные поправки были в срочном порядке утверждены в двух чтениях.

В то же время в ноябре 2019 г. Конституционный суд Латвии признал соответствующим основному закону страны перевод обучения на государственный язык в частных школах для национальных меньшинств.

2 июля 2020 г. латвийский парламент принял Закон «О международных школах», наделив эти учебные заведения правом использовать исключительно официальные языки ЕС и НАТО.

В январе 2020 г. депутаты Сейма от Национального объединения в очередной раз выступили с предложением полностью перевести на государственный язык предвыборную агитацию, однако эта идея поддержки не нашла. Кроме того, 7 мая 2020 г. был принят новый закон «Об административных наказаниях за правонарушения в сфере управления, общественного порядка и использования государственного языка». Данный акт предусматривает административную ответственность «за проявление серьёзного неуважения к государственному языку», заключение трудовых договоров с работником, не владеющим латышским, нежелание обеспечить использование государственного языка на работе, а также контроль соблюдения правил о распространении информации: печатная рекламная продукция, распространяемая среди граждан Латвии, должна быть исключительно на латышском языке, если только гражданин не выразил согласия на получение материалов и на других языках.

В 2017-2018 гг. депутаты Сейма от Национального объединения также неоднократно выступали за внесение в законодательство изменений, обязывающих работников сферы обслуживания не использовать никакого другого языка, кроме государственного, а также запрещающих предвыборную агитацию на русском языке и ретрансляцию российских каналов на территории Латвии.

В апреле 2021 г. президент Латвии Э.Левитс призвал правительство в ближайшее время устранить «дискриминацию» на рынке труда, где необоснованно требуют знания русского языка.

Языковые требования используются в том числе в качестве предлога для прекращения полномочий русскоязычных членов местных советов. Один из таких случаев связан с именем депутата Балвской думы И.Баранова, мандат которого был аннулирован на основании недостаточного владения латышским языком. Ранее, в октябре 2017 г. мэр г. Даугавпилса Р.Эйгим был оштрафован за недостаточное владение латышским языком. Ему было предложено улучшить свои знания в течение шести месяцев и после этого сдать новый экзамен[268].

С дискриминацией по языковому признаку русскоязычному населению пришлось столкнуться и во время пандемии. Подробная информация о заболевании на русском языке стала доступна только после того, как жители страны начали массово выражать своё недовольство в социальных сетях, а депутаты оппозиционной партии «Согласие» подняли этот вопрос в парламенте. Кроме того, после закрытия школ большинство заданий в условиях новой системы распространялось на латышском языке, что создало трудности для учеников из числа представителей нацменьшинств. Образовательный телеканал «Tava klase», который был специально создан для поддержки дистанционного обучения во время карантина, также транслировал программы только на государственном языке.

В соответствии с Законом «О государственном языке» отказаться от использования латышского при обращении в государственные органы можно только в случае обращения в полицию, медицинские учреждения и спасательные службы с целью сообщения о чрезвычайной ситуации. Вместе с тем латышский является единственным языком, используемым муниципальными органами власти независимо от доли населения, принадлежащего к национальным меньшинствам. Всё это создаёт трудности при получении госуслуг для пожилых жителей, не изучавших государственный язык. По результатам последней переписи, 40,2 % жителей Риги заявили о русской этнической принадлежности, а на русском языке, согласно тому же источнику, дома говорят 55,8 % жителей Риги и 60,3 % жителей Латгальского района.

В докладе Латвийского комитета по правам человека о языковой политике Латвии среди прочего выражается обеспокоенность в связи с неравным уровнем финансирования Рижского русского театра и особенно двуязычного Даугавпилсского театра по сравнению с основными латышскоязычными театрами. Таким образом, дискриминация русского национального меньшинства постепенно распространила своё влияние и на сферу культуры[269].

Последовательная политика дерусификации проявилась и в отмене языковых квот на радио- и телепередачи Конституционным судом Латвийской Республики 5 июня 2003 г. Статья 32 Закона «Об электронных средствах массовой информации» предписывает общегосударственным и региональным электронным и телевизионным СМИ показывать 65 % всех программ, за исключением рекламы, на латышском языке. В 2014 г. Сейм принял поправки к данному акту. Они предусматривали перевод на государственный язык вещания подавляющего большинства (50 из 67) коммерческих радиостанций с января 2016 г. Однако после волны протестов в эти положения были внесены изменения, отложившие их вступление в силу до 2017 г. и сократившие число «пострадавших» до 37. Новые законодательные положения обязали радиостанции заполнять не менее 90 % еженедельного эфирного времени собственным контентом, очевидно, в целях ограничения ретрансляции продуктов иностранного производства. Для обеспечения соблюдения установленных правил в Кодекс об административных нарушениях было введено наказание в виде штрафа от 2100 евро до 10000 евро за нарушение лицензионных условий. КК РКЗНМ признал, что, условия и требования, установленные настоящим законодательством, нарушают Рамочную конвенцию, выходят за рамки лицензионных требований и неоправданно препятствуют частным вещателям, тем самым ограничивая доступ к СМИ лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам[270].

11 июня 2020 г. вновь были приняты поправки к закону «Об электронных СМИ». Они предполагают увеличение доли контента на официальных языках ЕС и ЕЭЗ при одновременном ограничении до 20 % программ на русском языке в основных пакетах кабельных телеоператоров.

Латвийские власти ведут ожесточённую борьбу с «инакомыслием» в СМИ, что на практике выражается в наступлении на российские и русскоязычные медиа. Вначале использовалась практика приостановления вещания телеканалов (например, решением латвийского Национального совета по электронным СМИ (НСЭСМИ) в 2014 г. и в 2016 г. вещание телеканалов «РТР-Планета», а также «Россия РТР» в январе 2019 г. приостанавливалось на три месяца).

В ноябре 2019 г. НСЭСМИ была запрещена трансляция 9 российских телевизионных каналов, входящих в частный медиахолдинг «Национальная Медиа Группа». Формальным основанием для блокировки послужило то, что одним из его бенефициаров является российский предприниматель Ю.В.Ковальчук, включённый в санкционный список ЕС за «подрыв территориальной целостности, суверенитета и независимости Украины». Кроме того, под надуманными предлогами был заблокирован принадлежащий «МИА «Россия сегодня» сайт Baltnews.lv.

В марте 2020 г. в результате давления на медиахолдинг «Baltijas Mediju Alianse» в Латвии также закрылась служба новостей русскоязычного Первого Балтийского канала и прекратился выпуск ежедневных новостных передач и авторских программ.

Кроме того, в отношении «Первого Балтийского канала» и «Балтком», а также некоторых других русскоязычных СМИ применяются штрафные санкции под предлогом «незаконной ретрансляции российского контента» и публикации интервью с российскими политиками. 15 июля 2021 г. латвийским медиа регулятором аннулирована лицензия на вещание популярной радистанции «Радио Пик».

В ноябре 2020 г. НСЭСМИ заявил о планах по полному переводу на латышский язык LTV7 – единственного государственного многоязычного канала. Объявлено о планах сохранить на онлайн-платформе определённую часть контента на языках нацменьшинств.

В феврале 2021 г. латвийский медиарегулятор приостановил ретрансляцию уже 17 российских телеканалов, в том числе «Ren TV Baltic», «NTV Mir Baltic» и «РТР-Планета». Ретрансляция канала «Россия-РТР» была запрещена на год. Крупнейший оператор кабельного телевидения Латвии «Tet» (51 % акций которого принадлежит латвийскому государству) своё решение о прекращении трансляции объяснил «неясностью, касающейся права представительства телеканалов, и опасениями по поводу несоблюдения их представителями санкционного режима ЕС». По словам директора ведомства И.Аболиньша, целью этих мер было «защитить латвийское информационное пространство».

Указанное решение привлекло внимание международных правозащитных структур. В частности, закрытие российских телеканалов латвийским оператором кабельного телевидения «Tet» обсуждалось во время встречи представителя ОБСЕ по вопросам СМИ Т.Рибейро с постоянным представителем ЛР при организации К.Кактиней[271].

Депутат Европарламента от Латвии, бывший мэр Риги Н.Ушаков отмечал на своей странице в соцсети «Facebook», что закрытие каналов на русском языке будет способствовать ухудшению межэтнических отношений, поскольку государство не способно говорить с русскоязычными жителями страны, которые не верят ему и не слушают его. По его мнению, после того как из эфира пропадут популярные каналы на русском, «русскоязычные будут смотреть свои каналы с помощью других технических решений и еще меньше обращать внимание на продукцию местных СМИ».

Примечательно, что, по оценкам Европейской комиссии, этот очередной русофобский выпад следует рассматривать как непротиворечащую европейскому праву пропорциональную и обоснованную меру, направленную против СМИ, нарушившего запрет на трансляцию призывов к насилию или ненависти[272].

31 марта 2021 г. НСЭСМИ заблокировал доступ к сайтам «РТ на русском», «ntv.ru», «rus24.ru» и «teledays.net», через которые можно было смотреть российские телеканалы в Интернете. Основанием для этого якобы послужило нелегальное распространение программ, содержание которых «может нарушать законы об авторском праве, оказывать негативное воздействие и быть направлено против Латвии и её граждан».

С июля 2021 г. в силу вступили принятые в прошлом году по инициативе президента Э.Левитса поправки к закону об электронных СМИ, согласно которым число русскоязычных каналов должно быть сокращено в пользу программ, транслируемых на официальных языках Европейского союза и Европейской экономической зоны. Согласно поправке, все операторы латвийских кабельных сетей обязаны увеличить долю вещания на этих языках до 80 %.

При этом еще 4 февраля 2021 г. сейм ЛР в окончательном чтении принял поправки к закону «О защищенных услугах», согласно которым за просмотр нелегального контента с помощью спутникового телевидения частным лицам будет грозить штраф. До сих пор подобные меры применялись только за трансляцию запрещенных программ в коммерческих целях. Предполагается, что эта мера ограничит доступ к нелицензионному просмотру российских телеканалов в стране[273].

Шаги латвийских властей по выдавливанию русского языка из СМИ страны встречают критику общественности. Сопредседатель партии «Русский союз Латвии» (РСЛ) М.Митрофанов назвал закрытие русскоязычных телеканалов дискриминацией по отношению к жителям страны, для которых русский язык является родным, а также для всех граждан, кто предпочитает смотреть качественное телевидение на русском языке.

Член правления РСЛ, юрист А.Пагор назвал ошибочными действия латвийских властей, которые перекрыли доступ к информации части русскоязычного населения, преимущественно пожилым людям, предпочитающим смотреть телевизор, а не пользоваться Интернетом[274].

В связи с рестриктивными мерами властей РСЛ провела протестный флешмоб на Домской площади в Риге напротив офиса НСЭСМИ под лозунгом «Мы смотрели, смотрим и будем смотреть те каналы, которые хотим»[275]. В ходе акции расположившиеся на площади на складных стульях участники флешмоба демонстративно смотрели недавно запрещенные телеканалы, демонстрируя тем самым всю абсурдность введенных властями ограничений.

Подвергаются давлению российские и русскоязычные журналисты. 24 февраля 2020 г. в международном аэропорту Риги был задержан сотрудник «Известий» А.Захаров, а его многократная шенгенская виза была аннулирована по запросу эстонских властей.

10 июня 2020 г. со ссылкой на рекомендации латвийских органов госбезопасности МИД Латвии отказал в продлении аккредитации сотрудникам рижского корпункта ВГТРК Д.Григоровой и А.Чагаеву.

18 февраля 2021 г. латвийские власти внесли в список нежелательных лиц российского журналиста В.Р.Соловьева.

Резонансными стали проведённые Службой государственной безопасности Латвии 3 декабря 2020 г. обыски и допросы видных русскоязычных журналистов и активистов русскоязычной общины, которые активно сотрудничают с российскими новостными ресурсами «Baltnews» и «Sputnik Латвия» в качестве внештатных авторов. Семерых представителей СМИ обвинили в нарушении режима санкций ЕС в контексте их сотрудничества с медиагруппой «RT». 14 апреля 2021 г. ещё пятеро журналистов были вызваны на допрос для предъявления статуса подозреваемого.

В числе обвиняемых оказались А.Яковлев (бывший главный редактор портала Baltnews.lv), А.Солопенко, А.Березовская и В.Линдерман. В их домах прошли обыски с изъятием компьютеров, телефонов, электронных носителей и банковских карт. После допроса и обыска журналистов отпустили под подписку о невыезде в статусе подозреваемых. В отношении этих действий А.Яковлев отмечал, что «желание зачистить информационное пространство и добиться единомыслия в Латвии сильнее стремления считаться правовым государством»[276]. Журналистка А.Березовская, которая активно отстаивает русскоязычное образование в Латвии, публикует статьи по вопросам безгражданства и героизации нацизма, а также освещает судебные процессы против латвийских журналистов и правозащитников, отмечала, что в Латвии «объявили настоящую травлю официальных российских СМИ. Происходит своего рода такое «расчеловечивание», то есть хотят сказать миру, подать такой сигнал, что те, кто сотрудничает и работает в официальных российских СМИ – не журналисты, а пропагандисты. И, значит, демократия, свобода слова, права человека могут не распространяться на них»[277].

Подвергшиеся преследованию журналисты направили в адрес Верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ж.Боррелю коллективное письмо, в котором изложили многочисленные факты нарушений прав русскоязычных журналистов в Латвии, отметив, что такая интерпретация санкций ЕС латвийским государством противоречит ст. 11 Хартии Европейского союза о правах человека, гарантирующей свободу выражения мнений и плюрализм массовой информации, ратифицированной Латвией при вступлении в Евросоюз[278]. Также журналисты обратились к генеральному секретарю ООН А.Гутерришу[279].

 

Литва

Целенаправленная государственная политика Литовской Республики (ЛР) по фальсификации истории Второй мировой войны и героизации фашистских коллаборационистов, очевидно противоречащая, в частности, решениям Нюрнбергского трибунала относительно виновников, причин и итогов войны, а также положениям резолюции Генеральной Ассамблеи ООН  «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости», фактически служит оправданию нацистских преступлений и способствует возрождению и распространению идеологии ненависти. Соответственно, неудивительно, что при голосовании по этому документу в Генеральной Ассамблее Литва регулярно воздерживается.

На высшем уровне литовские власти предпринимают попытки фальсификации истории, направленные на то, чтобы путём очернения Советского Союза и действий Красной Армии заретушировать неприглядные страницы собственной истории. Наглядным примером в этом отношении служит принятое 7 мая 2020 г. президентами Литвы, Латвии и Эстонии Г.Науседой, Э.Левитсом и К.Кальюлайд совместное заявление по случаю 75-й годовщины окончания Второй мировой войны в Европе. В документе, опубликованном на официальных сайтах глав стран Балтии, они назвали «оккупацией» освобождение Прибалтики от нацистов Красной Армией, «поскольку один тоталитарный режим сменился другим».

Искажающие настоящую историю интерпретации содержит и опубликованное в июне 2021 г. видеообращение глав трех прибалтийских государств в связи с 80-летием депортаций из этих стран (14 июня 1941 г.). В нём также делается попытка развить тезис о равной ответственности нацистской Германии и Советского Союза[280].

Продолжается линия по обелению и провозглашению «лесных братьев» (в литовской интерпретации — «партизан») «героями национально-освободительного движения» и «борцами с советской властью». Их вооружённые отряды численностью до 30 тыс. чел., действовавшие с 1944 по 1956 гг., убили более 25 тыс. местных гражданских жителей, в том числе более тысячи детей. Многие из бандитов были коллаборационистами, входившими в структуры оккупационной администрации Третьего рейха и непосредственными участниками Холокоста в Литве в годы Второй мировой войны, когда было уничтожено более 220 тыс. евреев (95 % проживавшего в то время в стране еврейского населения).

В 2020 г. в ЛР состоялась череда торжеств в память о «лесных братьях», среди которых: открытие памятников и мемориалов, перезахоронение останков, проведение презентаций книг воспоминаний и иных мероприятий.

Литовский Сейм постановил объявить 2021 г. годом Ю.Лукши (Даумантаса) – боровшегося с советской властью после окончания Великой Отечественной войны «партизана», члена основанного в Берлине антисемитского «Литовского фронта активистов». В 2020 г. в его честь был назван безымянный сквер в вильнюсском районе Жирмунай. Председатель Еврейской общины Литвы Ф.Куклянски обратилась в парламент с требованием отменить данное постановление. В свою очередь депутат Сейма А.Анушаускас (фракция «Союз Отечества – Христианские демократы Литвы», СО-ХДЛ) заявил, что Ф.Куклянски «раскручивает карусель обвинений» против «партизана» Ю.Лукши «без конкретных фактов»[281].

Ранее, в 2019 г., объявленном Сеймом ЛР годом «генерала» Й.Жемайтиса-Витаутаса, возглавлявшего штаб литовского антисоветского бандподполья в послевоенные годы и официально признанного «президентом Литвы» (уже в 2000-х гг.), в стране также прошла череда мероприятий в память о «лесных братьях».

В ходе торжественного заседания литовского парламента 13 января 2019 г. по случаю «Дня защитника свободы», приуроченного к вильнюсским событиям 13 января 1991 г., трактуемым литовской властью как «советская агрессия», с участием высшего руководства страны ежегодная «премия свободы» была вручена дожившим до этого времени семерым «партизанам», а 13 января 2020 г. такая награда была вручена ещё одному бывшему «лесному брату» А.Кентре.

3 мая 2019 г. по случаю «Дня чествования партизан, единения армии и общества» и 110-летия Й.Жемайтиса-Витаутаса Минобороны ЛР провело торжественный пешеходный марш в районе г. Юрбаркас. В рамках «Дня гражданского сопротивления» 14 мая 2019 г. занимавшая тогда пост президента Литвы Д.Грибаускайте открыла выставку в символическом бункере, посвящённую 70-летию принятия так называемой декларации «Движения борьбы за свободу Литвы» 1949 г., которую подписали бывшие руководители «лесных братьев».

Летом 2019 г. в г. Вилькия открыли мемориальную табличку, посвященную З.Игнатавичюсу, капеллану Второго Литовского вспомогательного батальона (позднее был переименован в 12-й LAPB). Этот полицейский батальон, отличавшийся исключительной жестокостью, причастен к уничтожению по меньшей мере 20 тысяч белорусских евреев в 1941-1942 гг. в Минске, Койданове, Руденске, Дукаре, Клецке, Несвиже и Слуцке[282]. Руководитель иерусалимского отделения Центра Симона Визенталя Э.Зурофф отмечал, что капеллан знал о характере деятельности карательного батальона, но нигде нет никаких признаков того, что Игнатавичюс выражал какое-либо неодобрение их деятельности или сочувствие по отношению к невинным жертвам[283].

В сентябре 2019 г. состоялся поход с участием военнослужащих ЛР «По тропам зелёного дьявола» в честь очередного бандита, известного своим непосредственным участием в Холокосте – Й.Мисюнаса (по прозвищу Зелёный дьявол).

В октябре 2019 г. на расположенном в центре Вильнюса Антакальнисском кладбище был с почестями перезахоронен «последний лесной брат» А.Крауялис (по прозвищу «Сяубунас» – «Ужасный»), известный многочисленными убийствами и грабежами мирных жителей (застрелился 17 марта 1965 г., когда был окружён сотрудниками КГБ).

В августе 2019 г. президент Литвы Г.Науседа принял участие в открытии памятника профашистскому диктатору довоенной Литвы А.Сметоне в его родном городе Ужуленис Укмергского района и публично одобрил идею установки монумента в его честь в Вильнюсе. В марте 2020 г. создана рабочая группа для решения этой задачи.

Среди политических инициатив можно отметить попытку депутатов Сейма Л.Касчюнаса и А.Ажубалиса из СО-ХДЛ принять законопроект об объявлении 17 сентября «днём агрессии СССР против Европы»3. Примечательно, что эта инициатива появилась 8 мая 2020 г., за день до празднования 75-летия Победы.

Наряду с этим в мае 2021 г., в год 80-летия нападения фашистской Германии на СССР в г. Рукла прошли очереные учения «Железный волк», в которых приняли участие также германские военнослужащие из состава расквартированной там боевой группы усиленного передового присутствия НАТО. Примечательно в этой связи то, что именно так – «Железный волк» (Geležinis Vilkas) – называлось основанное в 1927 г. литовское националистическое движение (также известно как «Ассоциация железных волков»), носившее антисемитских и фашистский характер, которое призывало создать мощное государство по образу и подобию европейских фашистских движений. Его члены активно задействовались в массовых расправах над поляками и евреями. Позже, после распада организации, её приспешники примкнули к литовским коллаборационистам и вместе с ними продолжили участие в планомерном истреблении прибалтийских евреев.

Месяцем ранее расквартированные в г. Рукла германские военнослужащие устроили «празднование» дня рождения Гитлера, в ходе которого распевали нацистские марши и антисемитские песни, издевались и избивали сослуживцев.

В январе 2021 г. депутат Сейма, председатель Комиссии по вопросам борьбы за свободу и государственной исторической памяти В.Ракутис из СО-ХДЛ в Международный день памяти жертв Холокоста обвинил некоторых евреев в сотрудничестве с нацистским режимом и властями СССР, заявив, что «не было недостатка в исполнителях Холокоста среди самих евреев». По итогам скандала в республике и резонанса за её пределами В.Ракутис принёс свои извинения и покинул пост главы Комиссии[284].

Политика реабилитации военных преступников проводится также и первыми лицами государства. 6 октября 2020 г. в Вильнюсе был открыт памятник сотрудничавшему с нацистами командиру «лесных братьев» А.Раманаускасу (Ванагасу). На церемонии открытия присутствовали президент Литвы Г.Науседа, премьер-министр С.Сквернялис и спикер Сейма А.Пранцкетис. Надгробный камень был установлен в пантеоне руководителей государства на Антакальнисском кладбище, где в тот же день в 2018 г. перезахоронили останки Ванагаса. Г.Науседа отметил, что памятник командиру «лесных братьев» – это «также памятник всем его товарищам»[285].

Достоянием общественности стало и то, что отдельные литовские политические деятели, в том числе самого высокого уровня, могут быть причастны к преступлениям нацистов. Так, в июне 2021 г. стало известно, что Генеральная прокуратура Белоруссии обратилась к литовским правоохранительным органам с запросом о правовой поддержке для проведения допросы бывшего президента Литвы В.Адамкуса (В.Адамкявичюса). По данным следствия, в годы войны он, возможно, служил под командованием А.Импулявичюса (известного также под прозвищем «Минский мясник»), который командовал 2-м (12-м) литовским полицеским батальном, а затем возглавлял 2-й батальон коллаборационистской Армии обороны Отечества. А.Импулявичюс проводил карательные операции против мирного населения в Литве и на территории Белоруссии (где на его счету, как полагают, около 15 тысяч только убитых евреев)[286].

На этом фоне тревогу независимых правозащитников вызывает принятое 12 марта 2019 г. решение Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу «Дрелингас против Литвы», в котором оставлен в силе приговор литовского суда бывшему сотруднику КГБ В.Дрелингасу, участвовавшему в 1956 г. в операции по задержанию А.Раманаускаса-Ванагаса и его жены (впоследствии по решению советского суда главарь бандформирования был расстрелян). Официальный Вильнюс трактует данное постановление ЕСПЧ как признание борьбы органов советской власти против «воевавших за свободу Литвы партизан» «геноцидом литовского народа»[287].

Центр исследования геноцида и сопротивления жителей Литвы (ЦИГСЖЛ), финансируемая государством организация, занимающаяся изучением «преступлений советской оккупации» и сопротивления ему со стороны местных жителей, активнейшим образом участвует в процессе героизации литовских коллаборационистов. В течение 2020 г. под эгидой и при участии Центра проводились многие памятные мероприятия: установлены памятники и мемориалы литовским «партизанам» (мемориал «партизану» Ю.Лукше в селе Юодбудис, Каунасский район[288]; мемориальная доска в память о подпольщиках в г. Папилис, Паневежский уезд[289]; памятники в г. Крыжкалнис, Расейняйский район[290] и в г. Пренай, Пренайский район[291], освящение мемориального знака «партизанам» и их сторонникам в селе Шяудиняй, Утенский район[292]); были обнаружены и опознаны останки 11 литовских «партизан» и их сторонников, причастных к убийствам мирного населения во время войны, уничтожению советских партийных работников и обычных граждан, сочувствовавших советской власти[293]; было также организовано перезахоронение останков участника подпольного бандформирования Я.Стрейкаса (Стумбраса) в г.Паневежис[294]; опубликованы воспоминания коллаборациониста Й.Каджиониса-Беды «Сквозь болота боли» и перевод на английский язык изданной в 2015 г. книги воспоминаний подпольщика Б.Кемеклиса (Керштаса)[295]. В январе 2021 г. ЦИГСЖЛ опубликовал дневник штаба «партизанского» соединения «Меркис», написанный А.Раманаускасом-Ванагасом, который боролся с советской властью до 1952 г.

С целью закрепления новых «исторических» подходов в Литве соответствующим образом переписываются учебники для школ и вузов, переформатируется наглядный материал в региональных краеведческих музеях, создаются новые тематические музеи, включая вильнюсский «Музей геноцида и сопротивления жителей Литвы оккупационным режимам», размещенный в здании бывшего КГБ ЛССР.

Государственная политика ЛР по фальсификации истории Второй мировой войны провоцирует открытую демонстрацию симпатий к нацистам со стороны литовских ультраправых.

Наиболее открыто в публичном пространстве Литвы неонацистские организации проявляют себя на ежегодных шествиях в центре Вильнюса по случаю государственных праздников 16 февраля (День восстановления литовской государственности) и 11 марта (День восстановления независимости Литвы). В 2021 г. из-за продолжающейся пандемии COVID-19 официальная часть мероприятий 11 марта была проведена в онлайн-формате. При этом националисты всё равно собрались в столице на митинг, а также устроили автопробег по центральным улицам[296].

Литовские неонацисты участвуют также в прославлении фашистской Германии. 9 мая 2020 г. в Вильнюсе байкеры, одетые в военную форму Третьего рейха, пытались попасть на Антакальнисское кладбище, где находятся захоронение и монумент советским воинам-освободителям. Полиция остановила их для разбирательства, но вскоре отпустила, после чего они под звуки нацистских маршей проехались вокруг российского Посольства. Задержан никто из байкеров не был[297].

В течение 2020 г. было зафиксировано несколько случаев осквернения захоронений советских воинов-освободителей. Вместе с тем вандалы так и не были найдены. В сентябре в г. Жежмаряй (Кайшядорский район) на местном кладбище был облит красной краской памятник погибшим красноармейцам, на нём также была сделана оскорбительная надпись[298]. В ноябре в г. Обяляй (Рокишкский район) во время объезда и уборки воинских захоронений местные поисковики обнаружили осквернение братского кладбища советских воинов – рисунки свастики. Могильные плиты были также облиты красной краской[299].

По-прежнему фиксируются антисемитские проявления. В июне 2020 г. неизвестные облили некой жидкостью находящийся на столичной ул. Жиду (Еврейской) памятник жившему в XVIII столетии в Вильнюсе раввину, каббалисту, математику и общественному деятелю Элияху бен Шломо Залману (известному под именем виленского Гаона, который считается одним из выдающихся авторитетов ортодоксального еврейства). Поскольку 2020 г. объявлен Сеймом Годом виленского Гаона и истории евреев Литвы, осквернение монумента выглядело особенно цинично. 2 августа того же года памятник подвергся поруганию вторично. Позже неизвестные таким же образом осквернили скульптуру литовского доктора еврейского происхождения Ц.Шабада в Вильнюсе на ул. Месиню[300].

В феврале 2020 г. председатель Еврейской общины Литвы Ф.Куклянски привлекла внимание к тому, что неизвестные в очередной раз нарисовали свастику на одном из домов в столице[301]. В том же месяце ей пришлось обратиться в полицию Литвы в связи с оскорблениями антисемитской направленности, прозвучавшими в её адрес в Сейме во время торжественного заседания по случаю годовщины событий в Вильнюсе 13 января 1991 г.

Кроме того, в тот же временной период неустановленные лица в Вильнюсе бросили и подожгли куртку возле памятника жертвам расправы над евреями[302]. В октябре того же года в г. Каунас вандалы опрокинули мемориал жертвам Холокоста. В Еврейской общине Литвы по этому поводу заявили, что «атаки ненависти в стране не заканчиваются»[303]. Стоит отметить, что президент ЛР Г.Науседа 23 сентября 2020 г. в День памяти жертв геноцида литовских евреев признал, что евреи погибали и «от рук литовцев»[304].

Официальное провозглашение в Литве «лесных братьев» «героями национально-освободительной борьбы» используется националистически настроенными кругами, Департаментом государственной безопасности (главной спецслужбой ЛР) и правоохранительными органами страны для травли всех, кто публично заявляет об их участии в Холокосте и массовых убийствах мирного населения. Продолжается уголовное и административное преследование всех инакомыслящих, публично оспаривающих официальные трактовки истории.

Отрицание литовской оценки периода нахождения страны в составе СССР как «оккупации» грозит в соответствии со статьёй 170 Уголовного кодекса (УК) ЛР преследованием за «отрицание советской оккупации» с наказанием до двух лет лишения свободы. В этой связи юристы обращают внимание, что граждане России Ю.Н.Мель и Г.А.Иванов, осуждённые по сфабрикованным обвинениям в рамках уголовного дела «о событиях 13 января 1991 г.» у Вильнюсской телебашни, лишены возможности выражать своё мнение, поскольку в таком случае они стали бы автоматически субъектами преступления по упомянутой статье 170 УК Литвы. 27 марта 2019 г. Вильнюсский окружной суд приговорил 67 бывших советских партийных и государственных деятелей, бойцов спецподразделений и военнослужащих, большинство из которых граждане России, к длительным срокам лишения свободы за совершение ими «военных преступлений и преступлений против человечности». 31 марта 2021 г. Апелляционный суд увеличил сроки лишения свободы Ю.Н.Мелю с 7 до 10 лет и Г.А.Иванову с 4 до 5 лет[305].

В октябре 2017 г. под прицелом литовских спецслужб оказалась писательница Р.Ванагайте. Из книжных магазинов были изъяты около 20 тыс. экземпляров её книги об участниках Холокоста «Свои». А один из лидеров неонацистов, бывший работник военной разведки Г.Гатавяцкас открыто угрожал Р.Ванагайте[306].

В январе 2019 г. подвергся травле литовский писатель М.Ивашкявичюс, которого организация политических заключённых и ссыльных Литвы публично обвинила в клевете на литовских «лесных братьев» в романе «Зелёные» за упоминание об их участии в массовых убийствах евреев.[307]

В феврале 2020 г. Верховный суд Литвы отказал бывшему депутату горсовета Клайпеды В.Титову в рассмотрении кассационной жалобы на уголовное преследование за политическую позицию по вопросу увековечивания памяти командира «лесных братьев» А.Раманаускаса-Ванагаса[308]. Годом ранее суд обязал В.Титова выплатить штраф в размере 10 тыс. евро за высказывания 2018 г. против его героизации, посчитав их «оскорблением памяти», «разжиганием розни» и «отрицанием советской оккупации».

В преддверии 75-летия Победы в марте 2020 г. репрессиям подвергся ряд общественных деятелей, участвовавших в подготовке празднований. Арестован на 3 месяца лидер молодёжной организации «Ювенюс», организатор «Бессмертного полка» в Клайпеде А.Грейчюс. Активисту предъявлены обвинения в шпионаже, по которым ему может грозить от 3 до 15 лет тюремного заключения. Подверглась обыску и допросу сотрудниками Департамента государственной безопасности занимающаяся подготовкой «Бессмертного полка» в Вильнюсе Т.Афанасьева-Коломиец.

В апреле 2020 г. из тюрьмы под домашний арест был выпущен известный литовский политический деятель А.Палецкис. Без приговора суда он провёл в заключении более полутора лет. 27 июля 2021 г. Шяуляйский окружной суд за «шпионскую деятельность» в пользу России приговорил А.Палецкиса к шести голам лишения свободы.

В 2020 г. литовский блогер Г.Шарканас по обвинению в «публичном отрицании преступлений СССР против Литвы» сначала был приговорён к ограничению свободы (аналог подписки о невыезде) на 10 месяцев и исправительным работам. Однако поскольку Г.Шарканас нарушал условия приговора, то позже его осудили на 3 месяца тюремного заключения. Такое наказание он получил за публикацию статьи о событиях 13 января 1991 г. возле Вильнюсской телебашни. Случай можно назвать беспрецедентным, ведь раньше сторонники «альтернативной» версии событий «отделывались» штрафами.

По обвинению в оскорблении памяти умерших и отрицании «советской оккупации» ведётся уголовное дело в отношении правозащитника, сопредседателя «Социалистического народного фронта» Г.Грабаускаса (которому была назначена психиатрическая экспертиза) за его выступления в СМИ о преступлениях «лесных партизан». В октябре 2020 г. Г.Грабаускас покинул территорию Литвы и попросил политическое убежище в России[309]. Ранее в июле 2020 г. он сообщал, что криминальная полиция Литвы пыталась его задержать[310].

Проживавший в 2006-2016 гг. в Литве гражданин Испании М.Пуэртас, который преподавал в Университете Витаутаса Великого (г. Каунас), при попытке въехать на территорию страны в августе 2020 г. был задержан и помещен в Центр содержания беженцев, где провёл более недели. По словам М.Пуэртаса, власти Литвы внесли его в «чёрный список» и запретили въезд в страну до 2023 г. Причиной, как он считает, могли стать его критические высказывания в адрес местных «национальных героев», которые в годы Второй мировой войны сотрудничали с нацистами, в том числе негативная оценка военного преступника Й.Норейки[311].

В 2021 г. в США была опубликована книга американской журналистки С.Фоти «Внучка нациста: как я узнала, что мой дедушка был военным преступником». В книге рассказывается о её деде – Й.Норейке – и его роли в Холокосте. Журналистка создала петицию с призывом лишить его всех почестей и знаков отличия, которыми его наградило Правительство Литвы, однако реакции официальных властей ЛР не последовало[312].

В апреле 2020 г. Высший административный суд Литвы отклонил иск американца литовского происхождения Г.А.Гочина с просьбой обязать ЦИГСЖЛ изменить историческое заключение о деятельности пособника нацистов Й.Норейки и возложил на истца покрытие судебных расходов[313].

В октябре 2020 г. крайне правая партия «Национальное объединение» приняла участие в парламентских выборах в Литве. По их итогам партия не попала в Сейм, так как получила лишь 2,14 % голосов избирателей. В качестве лозунга она использовала призыв «Подними голову, литовец!» - название книги Й.Норейки, в которой содержались открытые антисемитские призывы.

Продолжаются попытки ограничить право на свободу выражения мнения в отношении российских СМИ. В июле 2020 г. Литовская комиссия по радио и телевидению, контролирующая деятельность радиостанций и телевизионных вещателей, запретила трансляцию на территории этой прибалтийской страны пяти российских телеканалов пакета «RT». Своё решение в комиссии обосновали тем, что, по их мнению, данная сеть телеканалов связана с Генеральным директором российского информагентства «Россия сегодня» Д.Киселёвым, который находится в «чёрном списке» Евросоюза[314]. «Репортёры без границ» осудили действия Вильнюса по запрету на трансляции телеканалов.

В феврале 2021 г. Комиссия по радио и телевидению Литвы (КТР) пригрозила временно лишить эфира российский телеканал «РТР-Планета» после того, как вышел в свет очередной выпуск информационной программы «Вести» от 13 января 2021 г., в одном из сюжетов которой шла речь о январских событиях 1991 г. в Вильнюсе. Полномочиями по остановке трансляции зарубежных телеканалов без решения суда КТР наделил Сейм Литвы в апреле 2019 г.

В октябре 2020 г. КТР уже принимала решение о начале процедуры приостановки свободного приёма канала на территории страны. Тогда предлогом стало то, что в дискуссионной программе, транслировавшейся 17 сентября 2020 г., якобы звучали призывы к войне, разжигалась нетерпимость и национальная рознь.

В то же время 12 мая 2021 г. Верховный административный суд Литвы отменил решение КТР от 2018 г. о запрете ретрансляции «РТР-Планета» сроком на 12 месяцев. Основанием для этого послужили факты нарушений со стороны членов контрольного органа, часть из которых не имели права занимать свои позиции, потому что одновременно работали в СМИ. Таким образом, запрет был установлен без необходимого кворума в 2/3 состава КТР.

Профильные международные организации неоднократно фиксировали сохраняющиеся в Литве нарушения прав цыган, а также других нацменьшинств и некоторых социальных групп. Так, Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) отмечает преобладание в стране предвзятого отношения к членам уязвимых и находящихся в меньшинстве групп лиц, особенно к мигрантам, мусульманам и цыганам, «языка ненависти» и оскорблений по отношению к ним, в том числе антисемитские высказывания в СМИ и в Интернете. В заключительных замечаниях приводятся также рекомендации по преодолению дискриминации в отношении цыган в различных сферах жизни, принятию всеобъемлющего законодательства в области защиты прав нацменьшинств, улучшению условий содержания беженцев.

Решение вопросов, связанных с защитой и поощрением прав национальных меньшинств характеризуется значительной степенью политизации. После отмены в 2010 г. Закона «О национальных меньшинствах» 1989 г. приложенные усилия по разработке нового всеобъемлющего законодательства по защите меньшинств, не увенчались успехом[315].

Консультативный комитет Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств (КК РКЗНМ) отмечает недостаточность усилий властей по смягчению негативных последствий политики ассимиляции для учащихся, изучающих языки меньшинств. Закон «Об образовании» 2011 г. ввёл в качестве единственного языка обучения во всех школах литовский и унифицировал экзамен по государственному языку в 10 и 12 классах. Это создало значительные трудности для детей, принадлежащих к национальным меньшинствам, а восьмилетний переходный период стартовал в 2012 г. Для учеников школ национальных меньшинств, сдававших этот экзамен впервые в 2013 г., преподавание литовского языка велось на 818 часов меньше, чем для их сверстников из литовских школ. При этом уровень знания языка меньшинства при сдаче выпускных экзаменов не принимается во внимание. Значение имеют только результаты экзаменов по литовскому языку, математике и одному иностранному языку (обычно английский), в то время как польский или русский язык может быть сдан исключительно в качестве факультативного экзамена. Таким образом, показавшие худшие результаты на выпускных экзаменах представители национальных меньшинств оказались в менее выгодном положении по сравнению с литовцами в вопросе доступа к высшему образованию. В настоящее время разрыв в результатах сокращается. Тем не менее, в школах национальных меньшинств сохраняется беспокойство в свете завершения восьмилетнего переходного периода[316].

Количество часов обучения литовскому языку, а также методические пособия и учебные материалы по-прежнему недостаточно адаптированы к потребностям детей из семей, в которых в основном говорят на языках меньшинств. Многие первоклассники начинают изучать государственный язык почти как иностранный и испытывают перегрузки, вызванные требованиями единой учебной программы.

Ситуация остаётся непростой в районах, в которых проживает значительное число лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, – Шальчининкский, Тракайский, Вильнюсский (польское), Швенчёнский (русское и польское), Клайпедский и Висагинас (русское). Серьёзные проблемы сохраняются в сельских областях.

Негативный политико-информационный фон вокруг проблемы образования на языках нацменьшинств в Литве привёл к постоянному муссированию темы идеологического влияния со стороны России на население Литвы, допросам учителей русских школ сотрудниками Департамента государственной безопасности в связи с поездками учащихся в российские летние лагеря, а также предложениям отдельных должностных лиц Литовской Республики о закрытии данных учебных заведений.

Сохраняются проблемы с аутентичным написанием имён в документах. В Гражданском кодексе Литовской Республики указано, что имена, фамилии и названия местностей в документах пишутся в соответствии с правилами литовского языка. Это противоречит статье 11 Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств. По мнению КК РКЗНМ, право на использование личного имени на языке национального меньшинства и его официального признания является центральным языковым правом, тесно связанным с персональной идентичностью и достоинством[317].

В результате лица с иностранными именами (в основном – с русскими) сталкиваются с юридическими проблемами и вынуждены отстаивать свои права в судебном порядке. В то же время решение Конституционного суда от 27 февраля 2014 г. даёт широкое толкование возможности написания нелитовскими символами личных имён в документах, удостоверяющих личность.

Как следствие, решения представителей органов местного управления об использовании языков в отношениях с административными органами, написание имён и топографических названий на языках меньшинств находятся в серой правовой зоне[318].

В настоящее время общественная дискуссия по данному вопросу сфокусирована на лицах, приобретших литовское гражданство вследствие вступления в брак, а также на детях, рождённых в «смешанных» браках. В соответствии с постановлением, вынесенным в 2016 г. Верховным административным судом Литвы, фамилия и имя ребёнка, рождённого в польско-литовском браке, могут быть записаны как в польской, так и в литовской транскрипции. К сожалению, законопроекты, представляемые в парламент страны, не учитывают потребности граждан третьих стран или лиц, принадлежащих к другим национальным меньшинствам.

По-прежнему отсутствуют какие-либо подвижки в решении вопроса об использовании в местах компактного проживания национальных меньшинств их языков в топографических обозначениях и на частных знаках. Согласно статьям 17 и 18 Закона «О государственном языке», все публичные надписи должны быть сделаны на литовском языке, исключение делается только для названий организаций национальных общин.

В Шалчининкайском районе на руководителя администрации был наложен штраф в размере 43 тыс. литов за разрешение использования уличных знаков на польском языке. Схожая ситуация произошла в Вильнюсе, где муниципалитет начал установку уличных знаков на иностранных языках (английском и исландском), а также на языках национальных меньшинств (польском и украинском). КК РКЗНМ указал на то, что отказ в установке в районах традиционного проживания национальных меньшинств топографических знаков на языках этих меньшинств также является нарушением обязательств государств-участников РКЗНМ, предусмотренных её статьёй 11[319].

Власти некоторых муниципалитетов предоставляют возможности использования языка национальных меньшинств в письменных обращениях граждан. Так, администрация Шальчининайского района допускает их составление на польском и русском языках, Вильнюсского района – на английском, русском и польском. В администрацию района Висагинас обращения могут быть сделаны на любом языке, которым владеет гражданский служащий[320].

Среди других проблем в правозащитной сфере международные мониторинговые органы называют существование в Литве глубоко укоренившихся предрассудков в отношении уязвимых и находящихся в меньшинстве групп лиц, особенно мигрантов, мусульман, цыган и евреев. Следствием этого стало широкое распространение практики использования «языка ненависти», в том числе в СМИ, включая Интернет-источники, и в политической сфере[321].

В частности, КК РКЗНМ с озабоченностью отмечал, что средства массовой информации часто ссылаются на этническую принадлежность предполагаемых преступников, которые не являются литовцами, что зачастую провоцирует общественную дискуссию, ведущую к усилению негативного отношения к соответствующей группе меньшинств. По мнению экспертов Комитета, полиция не должна раскрывать информацию об этническом происхождении предполагаемых правонарушителей[322].

Однако при этом число сообщений в компетентные органы как о ненавистнических высказываниях, так и о преступлениях на почве ненависти остаётся небольшим[323]. Кроме того, понятия «цвет кожи» и «происхождение» не включены в число запрещённых оснований для дискриминации, содержащихся в Законе «О равном обращении» и Уголовном кодексе Литвы[324]. С этим, вероятно, связан и тот факт, что не всегда при регистрации и расследовании подобного рода правонарушений учитывается их специфика[325].

Более того, согласно исследованию, проведённому Министерством внутренних дел Литовской Республики, большинство жертв преступлений, совершённых на почве ненависти, не верят в то, что правонарушители вообще понесут наказание за свои деяния[326].

В материалах КК РКЗНМ приводится пример, когда антисемитское заявление было допущено омбудсменом по академической этике и процедуре. Следует отметить, что спикер Сейма и премьер-министр Литвы тогда незамедлительно отреагировали на этот поступок, публично выступив с его осуждением. В марте 2018 г. квалифицированное большинство в парламенте проголосовало за отстранение этого лица от должности.

Цыгане по-прежнему являются наиболее уязвимой группой. КПЧ, КЛРД, а также КК РКЗНМ с обеспокоенностью отметили сохранение дискриминации цыган, особенно в реализации их прав на жильё, здравоохранение, трудоустройство и образование. Рома по-прежнему страдают от социальной изоляции и непропорционально сильно затронуты нищетой[327].

Некоторому улучшению ситуации должны были способствовать Планы действий, направленные на интеграцию цыган в литовское общество, принятые на периоды 2012-2014 гг. и 2015-2020 гг. Кроме того, в число их задач вошло улучшение положения женщин рома и налаживание межкультурного диалога. Согласно данным Агентства ЕС по основным правам человека, последний по времени документ предусматривал 18 мер, направленных на достижение заявленного результата. Однако в 2019 г. финансирования хватило на приведение в жизнь лишь пяти из них[328].

Надзор за ходом реализации Планов действий осуществлялся Департаментом по делам национальных меньшинств. Согласно данным этого ведомства за 2016 г., доля цыган, не окончивших даже начальную школу, сократилась с 11 % в 2011 г. до 8 % в 2015 г. За этот период Министерство образования Литвы создало сеть учителей в школах, в которых учатся цыганские дети. Однако число помощников преподавателей, социальных помощников или посредников, нанятых для поддержки рома в школах, не увеличилось, несмотря на такую потребность, чётко выраженную представителями общины.

Функционирующая в рамках Совета Европы Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) отметила в качестве положительного шага принятие городским самоуправлением Вильнюса программы по интеграции рома табора Киртимай на 2016-2019 гг. Решить проблему тяжёлого жилищного положения в поселении предполагается двумя путями: посредством предоставления населяющим его цыганам социального жилья или путём предоставления субсидий для покрытия стоимости аренды для тех, кто сумел найти для себя альтернативные варианты. В 2016 г. 6 семей, в 2017 г. 4 семьи, а в 2018 г. 2 семьи получили социальное жильё. В 2018 г. ещё 4 семьи переехали в муниципальное общежитие. При этом преимущество при предоставлении жилья отдавались семьям с большим числом детей. 46 семей (4 в 2016 г., 18 в 2017 г., 24 в 2018 г.; всего 119 человек) воспользовались схемой возмещения субсидирования. Каждое домохозяйство получило при этом по 72 евро на покрытие расходов на аренду жилья[329].

По информации Центра цыганского сообщества, после того как незаконные цыганские постройки в таборе Киртимай в Вильнюсе были снесены, власти не предпринимали никаких попыток наладить диалог с лицами, чьи интересы были затронуты сносом, и не предоставили им никакой правовой информации. Вильнюсское подразделение государственной инспекции по территориальному планированию и Министерство по делам окружающей среды также не предложили пострадавшим никаких альтернативных вариантов жилища, из-за чего в ситуацию был вынужден вмешаться Комитет по правам человека литовского парламента. Впоследствии правительство обратилось к Вильнюсской инспекции с просьбой продолжить применение муниципальной программы интеграции цыган после 2019 г.[330]

По мнению КК РКЗНМ, укоренившееся предосудительное и негативное отношение к цыганам в литовском обществе нашло своё отражение в ряде инцидентов, имевших место в последние годы.

После убийства девочки в начале 2017 г. в средствах массовой информации широко сообщалось о том, что подозреваемые преступники принадлежали к общине рома, что спровоцировало общественную дискуссию антицыганского характера.

Ещё один пример – экскурсия по поселению Киртимай под названием «Экстремальная прогулка в цыганском посёлке», проводившаяся агентством «Vaiduokliai». Объявление тура содержало рекомендацию не приносить с собой драгоценности или деньги, потому что они могут быть украдены. Омбудсмен по вопросу равных возможностей рассмотрел указанное дело и установил нарушение Закона «О равном обращении», поручив агентству изменить информацию о туре в целях предотвращения закрепления в общественном сознании негативных стереотипов о цыганской общине.

В 2017 г. в магазине была размещена реклама антицыганского характера, которую можно было истолковать таким образом, что цыгане не будут обслуживаться в данном заведении. В этой ситуации также пришлось разбираться омбудсмену по вопросам равных возможностей.

В конце 2016 г. полицейские провели в цыганском поселении Киртимай рейд, в ходе которого был причинён ущерб домам, применялось насилие в отношении несовершеннолетних. Правомерность действий полиции находится под вопросом[331].

КК РКЗНМ и КЛРД также разделили озабоченность неудовлетворительными условиями, созданными в центрах регистрации иностранцев, и необоснованно длительными сроками содержания мигрантов под стражей (до 18 месяцев)[332]. При этом КЛРД обратил особое внимание на их недостаточную вместимость для обеспечения надлежащим жильём вновь прибывших соискателей убежища, в частности семей с детьми. Кроме того, в стране не учитываются особые потребности заявителей, в частности женщин и девочек, которым не предоставляются безопасные места для пребывания.

Многие соискатели убежища получают отказ во въезде на территорию государства или в доступе к процедурам подачи и рассмотрения ходатайства о предоставлении убежища, включая услуги адвоката. Те же из них, кому удалось остаться на территории Литвы, по-прежнему сталкиваются с трудностями при полной интеграции в общество, страдают от предрассудков и дискриминации при доступе к жилью.

Принимая во внимание всё вышеперечисленное, можно сделать единственный вывод: Литовская Республика, несомненно, является лидером среди государств, в которых праворадикальная идеология насаждается при попустительстве и активном участии официальных властей. Создание моноэтнического государства, искусственное нагнетание межэтнической напряжённости, прославление коллаборационистов, переписывание истории – таковы основные направления деятельности нынешних литовских властей. При этом в течение нескольких последних лет в этой сфере не намечается никакого прогресса, а все рекомендации и заключения профильных международных органов в этой связи Вильнюсом игнорируются.

 

Люксембург

В публичном пространстве Великого Герцогства Люксембург (далее – ВГЛ) не наблюдается открытой деятельности неонацистских движений или организаций. Фактов общественной пропаганды идей нацизма и расового превосходства не зафиксировано. Героизация бывших членов организации СС и её составных частей, включая «Ваффен-СС», в какой-либо форме также не характерна для ВГЛ.

Публичные демонстрации в целях прославления нацистского прошлого не проводятся. Памятники и мемориалы, посвященные нацистам и их пособникам, не возводятся. Запрет на изображение свастики и любой другой нацистской символики строго соблюдается. В последнее время зафиксирован лишь один случай подобного рода, когда в конце января 2020 г. ряд зданий, автобусных остановок и дорожных знаков в столице оказались разрисованы изображением свастики, однако, как установила полиция, она была использована не для прославления идеологии, а в оскорбительных целях.

Важность сохранения памяти о трагических событиях Второй мировой войны декларируется властями Люксембурга на самом высоком уровне. Руководство страны прилагает усилия для продвижения тезиса о героическом сопротивлении населения страны оккупации в годы Второй мировой войны. В 1940 г., невзирая на статус нейтрального государства, ВГЛ было оккупировано нацистской Германией. Началось проведение политики германизации, граждан насильственно призывали в Вермахт. Многие люксембургские солдаты, не желая сражаться на стороне Третьего рейха, добровольно сдавались в плен Красной Армии или силам Союзников. На территории самого Люксембурга сопротивление оккупации переросло к 1942 г. во Всеобщую стачку[333]. Вместе с тем в целом трактовка событий тех лет носит неоднозначный характер, что связано и с имевшими место фактами коллаборационистской деятельности. Соответственно, при обсуждении данной темы научное и журналистское сообщество ВГЛ предпочитает придерживаться определенной доли осторожности и самоцензуры.

В этой связи следует упомянуть, что 6 граждан Люксембурга и их семьи продолжают получать «нацистские пенсии», назначенные еще А.Гитлером за сотрудничество с Третьим рейхом или службу в рядах вооруженных сил нацистской Германии. Пенсии выплачиваются ФРГ, и власти Люксембурга отказываются раскрывать общественности фамилии их получателей или «заслуги», за которые они были назначены.

Фактов осквернения воинских захоронений или нанесения урона памятникам и мемориалам, посвящённым Второй мировой войне, не отмечено. Подобные объекты находятся под охраной государства, а местные власти поддерживают их в целом в образцовом состоянии. В Люксембурге продолжается установка новых памятников и мемориальных досок в память о жертвах нацизма и фашизма. Так, в 2019 г. в центре столицы был открыт новый памятник жертвам Холокоста. В настоящий момент прорабатывается вопрос установки памятника советским гражданам, насильственно вывезенным на принудительные работы в Люксембург в годы Великой Отечественной войны, договорённость о создании которого была достигнута в ходе официального визита Председателя Правительства Российской Федерации Д.А.Медведева в ВГЛ в марте 2019 г.

В печатных СМИ и Интернет-изданиях Люксембурга не допускаются публикации, содержащие призывы к дискриминации по расовому или национальному признаку, запрещено использование языка ненависти.

События, связанные с борьбой против нацистского режима (в первую очередь годовщина Всеобщей стачки), торжественно отмечаются на государственном уровне. Борьбе люксембуржцев с нацистской оккупацией в 1940-1945 гг. посвящён День национальной памяти, празднуемый 10 октября. Ежегодно в этот праздник Великий Герцог участвует в церемонии зажжения Вечного Огня у монумента Солидарности Люксембурга.

Со стороны властей также оказывается необходимое содействие при проведении мероприятий, посвящённых Дню Победы. Представители соответствующих муниципальных администраций регулярно принимают в них участие.

В сентябре 2019 г. ВГЛ торжественно отметило 75-ю годовщину освобождения Люксембурга от нацистской оккупации. В январе 2020 г. Великое Герцогство было представлено на высшем уровне в ходе памятных мероприятий в Польше и в Израиле по случаю освобождения лагеря смерти Освенцим и в память о Холокосте.

С 5 марта 2019 г. по 3 марта 2020 г. Люксембург выполнял функции председателя в Международном альянсе в память о Холокосте. В ходе его председательства, в частности, были выработаны и одобрены Рекомендации по преподаванию знаний о Холокосте. Также в июле 2019 г. власти ВГЛ одобрили разработанное Альянсом «рабочее определение антисемитизма».

Для сохранения исторических свидетельств участия люксембуржцев во Второй мировой войне в 2005 г. специальным указом был создан Комитет памяти насильственного призыва в ряды Вермахта и соответствующий Центр документации и исследования. Помимо этого, был образован Комитет памяти Второй мировой войны, в состав которого вошли члены ветеранских организаций и представители ряда министерств. Среди задач Комитета – защита прав и интересов граждан Люксембурга, насильственно призванных в Вермахт, и жертв Холокоста. Помимо этого, данный орган участвует в организации торжественных мероприятий, посвящённых Второй мировой войне, поиску и определению мест, носящих исторический и мемориальный характер, проводит информационно-разъяснительную работу среди молодёжи.

27 января 2021 г. между правительством Люксембурга и представителями местной еврейской общины состоялось подписание соглашения, предусматривающего масштабный комплекс мер, нацеленных на восстановление исторической справедливости. Прежде всего, было принято знаковое решение о возмещении убытков и конфискованной собственности всем евреям, пострадавшим от действий гитлеровского режима на территории страны. С этой целью создаётся специальный реституционный фонд, ежегодные отчисления в который из госбюджета составят 120 тыс. евро на протяжении 30 лет. До этого момента компенсационные меры распространялись исключительно на граждан страны (около тысячи человек), а беженцы и апатриды, коих насчитывалось 3-4 тыс. человек, фактически оказывались за рамками правового поля. На различные научные исследования и архивную работу выделяется дополнительно 2 млн евро, а в помещении бывшего люксембургского аббатства Сэнкфонтэн начато создание мемориального и образовательного центра, посвящённого Холокосту.

Вместе с тем стоит отметить, что, не уклоняясь от осуждения преступлений нацистского режима, Люксембург, наряду с другими государствами-членами ЕС, неизменно воздерживается при голосовании в Генеральной Ассамблее ООН по ежегодно вносимому Россией совместно с другими соавторами проекту резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Памятуя о тяжёлом историческом опыте, официальные власти стремятся не допустить зарождения на территории страны неонацистских движений. Экстремистские и радикальные националистические партии и группы расистского и ксенофобского толка не пользуются популярностью и поддержкой в Люксембурге. В то же время правоохранительные органы не исключают наличия в стране отдельных элементов, тайно симпатизирующих идеям неонацизма и разделяющих их.

При этом в законодательстве отсутствуют положения о признании незаконной и запрещении любой организации, подстрекающей к расовой дискриминации. Более того, в Законе «О равном обращении» не содержатся критерии национального происхождения, цвета кожи и родового происхождения, а расовая подоплека какого-либо преступления не считается в Люксембурге отягчающим обстоятельством[334].

Опросы общественного мнения по тематике борьбы с дискриминацией, в том числе и общеевропейские (например, исследование «Быть чёрным в ЕС» Агентства ЕС по основным правам человека, проведённое в 2019 г.) показывают, что Люксембург по ряду показателей находится в тройке отстающих стран. Так, среди почти 6000 опрошенных из 12 государств, 47 % выходцев с африканского континента сталкивались в Люксембурге с различными притеснениями, в основном при трудоустройстве. При этом по другим странам, принимавшим участие в исследовании, средний выявленный показатель – 39 %. Ряд экспертов до сих пор отмечает существование в люксембургском обществе антисемитских настроений. По словам координатора от ЕС по борьбе с антисемитизмом К. фон Шнурбайн, за период 2018-2019 гг. в ВГЛ было зафиксировано 13 проявлений антисемитизма – немалое число, принимая во внимание небольшую численность люксембургской еврейской общины ВГЛ.

На распространённость в Люксембурге антисемитских настроений, исламофобии и мигрантофобии, а в СМИ и в Интернете – дискриминационных стереотипов, которые способствуют формированию предрассудков в отношении определённых групп населения, указывали Комитет по ликвидации расовой дискриминации в 2014 г.[335], Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин в 2018 г.[336] и Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью в 2017 г.

Этническое и расовое профилирование среди сотрудников правоохранительных органов ВГЛ в целом не практикуется.

Отмечали международные мониторинговые механизмы и не совсем благополучную ситуацию с беженцами в Великом Герцогстве. По мнению многих правозащитников, назначаемое им базовое пособие явно недостаточно для жизни, а возможности трудоустройства ограничены. Обеспокоенность тем, что требования к знанию местного языка выступают барьерами для иностранцев и мигрантов на рынке труда и в сфере образования, выражал Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин[337]. Замечания вызывает и методика регистрации прибывающих семей беженцев – создаётся одно досье на главу семьи, в которое вписываются супруги и дети, что сохраняет почву для возможных дискриминационных отношений.

На административном уровне борьбу с дискриминацией по расовому признаку ведут сразу несколько учреждений: Министерство по делам семьи, интеграции и Большого региона, Управление по вопросам приёма и интеграции Люксембурга, Министерство равных возможностей, Центр по вопросам равного обращения, Комитет омбудсмена по правам ребёнка и Инспекция по вопросам труда и шахт. Что касается борьбы с нетерпимостью, в 2017 г. правительство создало Центр по борьбе с радикализацией[338].

В целях поощрения культурного многообразия и терпимости, а также пропаганды идей межнационального и межконфессионального взаимодействия в Люксембурге как на общестрановом уровне, так и в отдельных коммунах проводятся фестивали, крупнейший из которых –«CultiMulti» – организуется на регулярной основе.

В целом ситуацию в сфере противодействия распространению неонацизма, расизма, ксенофобии и иных подобных практик в Люксембурге можно считать относительно благополучной.

 

Нидерланды

Проявления неонацизма и антисемитизма в Нидерландах имеют несистемный характер.

Подобные деяния криминализированы, прежде всего, голландским Уголовным кодексом (УК), однако какие-либо специальные положения в законодательстве отсутствуют.

Статья 137 (с) УК криминализует любое публичное оскорбление – в устной, письменной форме или в виде изображений – групп лиц на основании расы, религии, убеждений, сексуальной ориентации, физических или психических недостатков, а статья 137 (d) предусматривает ответственность за подстрекание к ненависти или дискриминации по широкому кругу оснований.

Демонстрация нацистской символики как таковая (включая значки, атрибуты униформы, приветствия и др.) не выделяется в отдельный состав преступления, но может подлежать уголовному преследованию на основании общих антидискриминационных положений. Нет в уголовном законодательстве Нидерландов и отдельных составов, криминализирующих отрицание исторических фактов, в том числе Холокост.

Соответственно, фальсификаторы истории (а также, например, владельцы или администраторы сайтов, на которых размещены такие материалы) могут привлекаться к ответственности по упомянутым выше статьям УК.

На практике каждое конкретное действие рассматривается в суде в соответствии с его контекстом. Нацистское приветствие само по себе, как жест, не подлежит обязательной уголовной ответственности, но может повлечь за собой наказание, например, в случае если оно целенаправленно осуществляется на публике или в ходе поминальных служб, сопровождается озвучиванием нацистских лозунгов и т.п. При этом то же нацистское приветствие в адрес конкретного лица, а не группы людей, вероятнее всего, будет квалифицироваться по статье 266 УК (как обычное оскорбление).

Судебная практика Нидерландов по борьбе с антисемитизмом достаточно скудна. Как правило, обвинительные приговоры по подобным делам выносятся в исключительных случаях. Провокационные высказывания и деяния влекут за собой наказание, только если преследуемые ими цели выходят далеко за рамки «открытых, опирающихся на свободу слова дискуссий в демократическом обществе»[339]. Однако есть и обратные примеры – так, в начале 2017 г. несколько граждан Нидерландов были приговорены к общественным работам и / или штрафу за выкрикивание антисемитских лозунгов и демонстрирование символики праворадикалов «Combat 18» и «Defend Europe»[340]. В начале 2021 г. гражданин Нидерландов был приговорен к общественным работам за размещение расистских и антисемитских материалов в социальной сети «Вконтакте»[341].

Ярким примером применения антидискриминационных статей УК в отношении использования нацистской символики является, в частности, дошедшее в 2012 г. до Верховного суда Нидерландов дело об импорте в страну около 100 кинжалов с изображением свастики, символов подразделений «Ваффен-СС» и слоганами Третьего рейха с целью их продажи голландцем (в итоге он был признан виновным по статье 137 (е) УК)[342]. Отмечены и иные подобные случаи – например, в начале 2020 г. к общественным работам был приговорен подданный Нидерландов, размещавший в Интернете символику СС и призывавший к насилию против представителей еврейских и мусульманских общин[343].

Одним из вызвавших широкий общественных резонанс антисемитских сюжетов в Нидерландах стала история, связанная с присвоением крупнейшему в мире специальному судну имени Питера Схелте Хееремы – известного голландского нациста, состоявшего в годы гитлеровской оккупации Нидерландов в рядах «Ваффен-СС». Из-за негативного резонанса в общественных кругах и СМИ руководство компании «Оллсис» объявило о переименовании судна из «Питера Схелте» в «Пайониринг Спирит», сохранив таким образом первоначальную аббревиатуру.

В голландских СМИ периодически появляются публикации о случаях выражения нидерландскими военнослужащими своей поддержки идеологии нацизма. Так, по данным журналистов, в 2018 г. вскрылось, что голландские военные через мессенджер обменивались экстремистскими оценками, использовали в переписке свастику и иную фашистскую символику, высказывали интерес к идеям Гитлера и его соратников, а также соответствующей литературе.

В конце марта 2020 г. в СМИ появилась информация о том, что неонацистское движение «Feuerkrieg Division», созданное в октябре 2018 г. и призывающее своих приверженцев совершать акты насилия в отношении лиц африканского происхождения, представителей ЛГБТ-сообщества и еврейских общин, частично управлялось подданными Королевства Нидерландов[344].

В Нидерландах функционирует политическая партия, которую в целом можно охарактеризовать как неонацистскую – созданный в 1971 г. «Нидерландский народный союз». Данная структура известна рядом радикальных призывов (выступает за внесение в конституцию поправки о том, что немецко-христианская культура должна оставаться доминирующей в Нидерландах, за введение предмета «национализм» в школах и ужесточение миграционной политики, против строительства в Нидерландах новых синагог и мечетей и др.), однако не имеет реальной политической силы.

Кроме того, в конце 2020 – начале 2021 гг. несколько скандалов разгорелось вокруг популярной в Голландии партии «Форум за демократию» (на последних парламентских выборах 17 марта 2021 г. получила 8 мест из 150 в Палате представителей). В частности, достоянием общественности стали расистские высказывания из переписки по «WhatsApp» лидера партии Т.Боде (где он говорил о «белом превосходстве»)[345]. Стало также известно, что несколько молодых членов партии получили повышение, несмотря на свои антисемитские высказывания[346]. Наконец, Т.Боде также высказался, что считает Нюренбергский процесс нелегитимным, чем вызвал сильное недовольство Центра информации и документации Израиля[347].

Положительной оценки, безусловно, заслуживает и уважительное отношение голландских властей к памяти о подвиге советского народа. Из бюджета Нидерландов выделены необходимые ассигнования для проведения работы по реконструкции мемориального комплекса близ г. Амерсфорта, частью которого является кладбище «Советское поле славы», где захоронены 865 воинов Красной Армии, погибших в годы Второй мировой войны в немецком плену на территории Нидерландов и Германии. Благодаря усилиям голландской общественной организации Фонд «Советское поле славы» удалось активизировать работу по идентификации захороненных советских военнопленных и поиску их родственников[348].

Однако, несмотря на уважительное отношение нидерландских властей к памяти о Второй мировой войне, при рассмотрении в рамках Генассамблеи ООН ежегодно вносимой Россией и другими соавторами резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» делегация Нидерландов воздерживается, следуя в данном вопросе позиции  Европейского союза.

В то же время международное сообщество продолжает фиксировать проявления дискриминации в Нидерландах в отношении представителей этнических, национальных и религиозных меньшинств, в том числе законных и натурализированных мигрантов. Как представляется, для распространения таких настроений создает почву активность в Нидерландах ряда политиков правого толка. Кроме того, в 2018 г. широкий резонанс вызвало ксенофобское по своей сути высказывание министра иностранных дел Нидерландов С.Блока о том, что не существует «мирных многокультурных обществ» и что генетически люди остерегаются незнакомцев[349].

Обеспокоенность проявлениями дискриминации имеет обоснованное подтверждение: различные статистические данные свидетельствуют о росте количества жалоб на неравное обращение, в особенности по признаку расы. При этом большинство экспертов признает невозможность измерить реальный уровень дискриминации в силу сложности и завуалированности явления.

На проблемные аспекты политики Нидерландов по борьбе с дискриминацией обращали внимание Комитет по правам человека (в 2019 г.), Комитет по ликвидации расовой дискриминации (в 2015 и 2021 гг.), специальные процедуры Совета ООН по правам человека, а также европейские правозащитные мониторинговые механизмы. КЛРД в 2015 г. делал акцент на напряженной ситуации с меньшинствами в Нидерландах и, в частности, указывал на дискриминацию в отношении еврейских и мусульманских общин. Отдельно Комитет затрагивал тему персонажа голландских новогодних празднований «Черный Пит», охарактеризовав его, как «отражающего негативные стереотипы, которые испытывают на себе выходцы из Африки в качестве пережитка рабства». Было также отмечено, что в СМИ страны и Интернете повсеместно распространена расистская риторика, тон этому задает деятельность ряда политиков правого толка.[350] Эти политические силы также осуществляют нападки на гражданских активистов, выступающих против расизма. Подобные действия находят одобрение отдельных региональных политиков[351].

ЕКРН также обращала внимание на усиление в общественно-политических дискуссиях в Нидерландах ксенофобской и расистской риторики. Причем было отмечено, что такая идеология используется не только ультраправыми партиями, но и отдельными умеренными политиками и чиновниками, открыто выражающими свои расистские убеждения. Также зафиксированы случаи реализации подобной идеологии на практике (например, запуск сайтов для подачи жалоб на работников из Румынии, Польши и Болгарии и лиц, ищущих убежище, в 2012 и 2015 гг. соответственно (2015 г.).[352]

ЕКРН указывала и на жесткие требования к интеграции иностранцев. Комиссия, среди прочего, призвала Нидерланды ужесточить нормы гражданского, административного и уголовного законодательства и обеспечить полную независимость компетентных органов в этой сфере.[353]

На усиление в политическом дискурсе миграционного вопроса и последовавшее за этим усугубление проявлений расовой дискриминации указал КЛРД в августе 2021 г. Помимо этого Комитет отметил, что представители национальных меньшинств и лица, имеющие эмигрантское происхождение, сталкиваются с дискриминацией в сфере образования (в числе претензий – более низкие оценки за успеваемость, трудности в прохождении стажировок и невозможность говорить на родном языке в учебных заведениях), трудоустройства и медицинского обслуживания (в наиболее уязвимом положении – лица, плохо говорящие на голландском языке)[354].

В качестве еще одной области, вызывающей обеспокоенность с точки зрения соблюдения прав человека в Королевстве Нидерландов, обращает на себя внимание положение с нелегальными мигрантами и соискателями убежища.

В правозащитных кругах продолжает вызывать обеспокоенность негуманность голландской политики по отношению к данной категории лиц, включая несовершеннолетних, в том числе необоснованное помещение под стражу, неэффективное обеспечение прав иностранцев, содержащихся под стражей, непредоставление им необходимой медицинской помощи, недостаточная гибкость системы предоставления видов на жительство, а также недостаточно эффективное обеспечение прав подлежащих депортации лиц, которым отказано в предоставлении убежища.

Комитет против пыток указал на такие проблемные аспекты обращения с нелегальными мигрантами и соискателями убежища, как недобросовестное рассмотрение ходатайств о предоставлении убежища, длительные сроки и тяжелые условия содержания в спеццентрах[355]. Несмотря на попытки улучшить качество содержания мигрантов на законодательном уровне (такая инициатива появилась в конце 2017 г.), по мнению НПО «Международная Амнистия», этот режим по-прежнему похож на «тюремный». Центры размещения переполнены (по состоянию на конец 2019 г. – 27 тыс. человек, нехватка персонала в компетентных органах для рассмотрения заявок и проч.). Кроме того, по данным Нидерландского института прав человека, срок рассмотрения заявлений о предоставлении убежища для всех ограничен восемью днями, но ему предшествует период ожидания в несколько месяцев. Ввиду большого числа соискателей убежища, последних размещают не только в центрах приема, но и во временных убежищах. Пандемия COVID-19, очевидно, только ухудшила данную ситуацию. На тот же круг проблем указал с обеспокоенностью Комитет по правам человека, отметив в том числе длительные сроки ожиданий решений по существенному количеству прошений о предоставлении убежища и о воссоединении семей[356].

Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью отмечала также ряд проблем в области обращения с мигрантами. В частности, было обращено внимание на то, что бремя издержек интеграции мигрантов переложено на них самих при одновременном введении санкций за невыполнение этих мер (несдача экзаменов). Кроме того, были отменены индивидуальные интеграционные меры, направленные на отдельные наиболее уязвимые группы. Следствием такой политики, по мнению ЕКРН, является дискриминация и эксплуатация мигрантов, а также то, что дети мигрантов и выходцев с Антильских островов составляют основную часть учеников специализированных учебных заведений. ЕКРН также указывала на то, что большинство мигрантов не знает, куда они могут обратиться в случае нарушения их прав или для получения консультации. Они чаще, чем лица европейской внешности, подвергаются проверкам со стороны голландской полиции. Среди мигрантов выше уровень безработицы[357].

На дискриминацию мигрантов указывали также спецдокладчики СПЧ по вопросу о свободе религии или убеждений[358] и по современным формам расизма[359].

По мнению специального докладчика Совета ООН по правам человека по современным формам расизма Е.Тендаи Ачиуме, в голландском обществе существует опасность распространения расистских идей, вызванная ростом в последние годы в стране националистической популистской риторики. В своем заявлении по итогам визита в страну в начале октября 2019 г. она подчеркнула высокую степень поляризации политической сферы жизни голландского общества, в которой распространена риторика нетерпимости. Эксперт также отметила, что в общественном сознании популярен стереотип восприятия настоящего гражданина Нидерландов как человека европейского происхождения, в то время как выходцы из африканского или азиатского региона, даже если имеют голландское подданство и живут в стране не в первом поколении, все равно воспринимаются как чужеродный элемент[360]. По мнению спецдокладчика, это выражается в том, что раса, этническая принадлежность, национальное происхождение, религия и другие подобные факторы определяют, к кому в полной мере относятся как к гражданину. Правительству рекомендовано «сократить социальные и экономические различия между расовыми и этническими меньшинствами, с одной стороны, и этническими голландцами, с другой», а также усовершенствовать систему образования.

В стране по-прежнему фиксируются случаи расового профилирования среди сотрудников правоохранительных органов. В большей степени проверкам документов и задержаниям подвергаются представители этнических меньшинств. По мнению экспертов, подобным злоупотреблениям способствует слабый контроль за деятельностью правоохранительных органов. Проведённое в 2016 г. по заказу правительства Нидерландов исследование показало, что полицейские используют превентивные задержания значительно чаще в отношении этнических общин, а в 40 % случаев для подобных действий не было объективных и разумных оснований.

На практикуемое голландскими полицейскими расовое профилирование в отношении этнических меньшинств указывали Комитет по ликвидации расовой дискриминации[361], Комитет по правам человека[362] и спецдокладчик СПЧ по современным формам расизма. Эти негативные проявления подтверждаются также результатами различных опросов общественного мнения. Подобная негативная практика способствует росту недоверия к действиям властей Нидерландов и, в частности, к усилиям полиции, а также приводит к снижению числа обращений в правоохранительные органы и, как следствию, занижению статистики выявления правонарушений[363].

Специальный докладчик СПЧ по вопросу о свободе религии или убеждений А.Шахид по итогам визита в Нидерланды в марте – апреле 2019 г. отмечал те же негативные тенденции. В частности, было указано на распространение в голландском общественном дискурсе идей «высшей» голландской национальной идентичности и стигматизации отдельных религиозных общин. В этом контексте ислам и «голландцы» или «западноевропейский образ жизни» обычно характеризуются как несовместимые. Например, призывы политических партий к мусульманам признать голландскую или европейскую культуру как доминирующую и ассимилироваться с ней – не редкость. По мнению эксперта, это может способствовать дальнейшей поляризации конфессиональных общин. Также обеспокоенность спецдокладчика вызвали попытки законодательного регулирования религиозных практик таких общин. В числе прочего был упомянут проект законодательного ограничения финансирования из «несвободных стран», которое используется для «покупки нежелательного влияния» и «злоупотребления голландскими свободами»[364].

Эти же негативные тенденции отметил и КЛРД, указавший на то, что ряд национальных и религиозных меньшинств в Нидерландах, особенно мусульмане, чувствуют свою изоляцию, в том числе из-за положений законодательства в области гражданства и частного запрета на ношение традиционной одежды (для женщин)[365].

По-прежнему проблемой остаётся антисемитизм. По данным второго исследования Агентства ЕС по основным правам человека, 71 % респондентов в Нидерландах выразили мнение, что антисемитизм является весьма значительной проблемой. Особенно проявляется это в Интернете, включая соцсети, в общественных местах и СМИ[366].

Результаты различных исследований свидетельствуют о том, что количество антисемитских инцидентов в Нидерландах в целом сохраняется примерно на одном, причем довольно высоком, уровне.

Официальная статистика указывает на 768 зарегистрированных в 2019 г. проявлений антисемитизма, из них 148 актов вандализма, 498 случаев оскорблений и 45 случаев физических нападений[367].

Согласно данным ежегодного доклада Центра информации и документации Израиля (англ. Centre on Information and Documentation on Israel, нид. Centrum Informatie en Documentatie Israel, CIDI) в 2019 г. в стране было зарегистрировано 182 антисемитских инцидента, в 2018 г. – 135, в 2017 г. – 113, а в 2014 г. – 171[368]. Рост и падение показателей от года к году авторы доклада увязывают с израильскими военными операциями. Кроме того, отмечаются многочисленные случаи антисемитизма в Интернете (дополнительно не менее 127 подобных инцидентов). По данным голландской полиции и прокуратуры, в 2019 г. 40 % зарегистрированных и рассмотренных компетентными органов случаев обращений из-за дискриминации касались обвинений в антисемитизме[369].

В контексте вскрывшихся в последние годы фактов сотрудничества голландских властей с нацистами во время Второй мировой войны (включая помощь муниципальных властей отдельных городов по выявлению неугодных лиц и перевозке евреев, цыган и представителей других «второсортных наций» в нацистские концлагеря компанией нидерландских железных дорог «Nederlandse Spoorwegen») и действия по выплате компенсаций жертвам Холокоста и их родственникам обращает на себя внимание выявленное спецдокладчиком СПЧ по свободе религии или убеждений скептическое отношение представителей еврейской общины к готовности голландских учреждений бороться с антисемитизмом. Также было отмечено, что многие опрошенные им лица подчеркивали неспособность голландской полиции распознавать антисемитские оскорбления, а иногда и точно идентифицировать антисемитские инциденты[370].

В Нидерландах довольно широко распространены антимусульманские настроения. Пока, несмотря на политику и программы, разработанные властями в этой сфере, их снижения не наблюдается. Согласно официальной статистике, 88–91 % преступлений на почве ненависти, задокументированных полицией, совершаются в отношении мест отправления культа и членов мусульманских общин (192 инцидента в 2017 г. и 197 в 2018 г. – по сравнению с 2015 г. (439) это почти в 2 раза меньше). Исследования показывают, что мусульмане редко сообщают о подобных инцидентах. Помимо этого, в голландских СМИ мусульмане часто изображаются как террористы. Эту общину своей главной мишенью выбрала «Партия свободы», занявшая на последних выборах в парламент 13,3 % мест. Её лидер Г.Вилдерс публично заявлял о том, что считает ислам «самой большой проблемой в Нидерландах». В преддверии парламентских выборов 2017 г. активисты партии также призывали к закрытию всех мечетей в стране[371].

На усиление в Нидерландах исламофобии обратила внимание и спецдокладчик СПЧ по современным формам расизма Е. Тендаи Ачиуме, с обеспокоенностью указав на значительную терпимость в обществе к исламофобским настроениям, в том числе среди правозащитников[372].

Дискриминация мусульман в трудовой сфере, в частности, меньшее число принимаемых на работу, отмечена и в докладе АОПЧ за 2020 г.[373]

С этой проблемой связан еще один круг вопросов, вызывающих обеспокоенность правозащитного сообщества. Так, эксперты отмечают, что голландские власти в предупреждении терроризма всё больший акцент делают на административных мерах, не предусматривающих достаточных гарантий пересмотра дела в порядке судебного надзора или обжалования. Озабоченность вызывали и принятые поправки в Закон о гражданстве (Закон о временных административных контртеррористических мерах), предусматривающие возможность лишения гражданства в интересах национальной безопасности и при наличии подозрений в причастности лица к террористической деятельности – то есть на основании предположений, а не установленного факта совершения преступления. Устранению обеспокоенности не способствует тот факт, что всего за период с вступления соответствующего положения в силу гражданства были лишены чуть более десятка человек (в судебном порядке такое решение нередко оспаривают)[374]. На этот аспект обращали внимание Комитет по правам человека, спецдокладчик СПЧ по современным формам расизма, а также НПО «Международная Амнистия».

Спецдокладчик СПЧ по современным формам расизма указывала также, что правовые процедуры, связанные с лишением гражданства Нидерландов, в непропорционально большей степени затрагивают лиц марокканского и турецкого происхождения, из-за чего насаждаются стереотипы, ассоциирующие терроризм с определёнными этническими группами[375].

В Нидерландах, как и в других европейских государствах, сохраняется напряженность вокруг вопроса о возвращении на родину бывших террористов-боевиков, их жен и детей. Голландцы возглавляют работу по созданию трибунала над иностранными террористами-боевиками для отправления правосудия в государствах ближневосточного региона (прежде всего, в Ираке и на территории Сирии, неподконтрольной официальному Дамаску). К началу 2020 г. в целом была достигнута договоренность в отправлении правосудия над игиловцами, однако вопрос был «заморожен» из-за пандемии коронавируса. Подобный подход вызвал немало вопросов и, прежде всего, относительно того, на основании какого законодательства осуществлялось бы правосудие и каким органом. Эксперты выражали опасения, что Нидерланды вряд ли смогут при таком процессе обеспечить соблюдение прав человека и, в частности, права на справедливое судебное разбирательство. Также указывалось на то, что Гаага, организуя такие судебные процессы, откладывает в перспективе решение самой проблемы голландских сторонников террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в России).

В целом же возвращение детей боевиков ИГИЛ из Сирии остаётся для Нидерландов серьезной проблемой. Согласно открытым данным, в САР остаются, по меньшей мере, 170 детей нидерландского происхождения.

В то же время голландский подход к этой далеко не простой проблеме выделяется на фоне остальных государств. Официальная Гаага не только закрывает глаза на случаи нарушения прав соотечественников и отказывается им помогать, но и старается при возможности лишить их голландского подданства.

Более того, Нидерланды решили узаконить эту линию соответствующей судебной практикой. В 2019 г. Гаагский суд отменил решение суда нижестоящей инстанции о возврате из Сирии 23 женщин и 56 детей и постановил, что правительство не имеет никаких обязательств перед этими лицами. Окончательное решение, согласно вердикту, остается за кабинетом министров, и является вопросом не права, а политической целесообразности. Верховный суд Нидерландов в июне 2020 г. подтвердил справедливость такого решения, поставив точку в данном деле. В этой связи правозащитники указывают на явное нежелание властей возвращать таких лиц, которые, по их мнению, якобы могут быть подвержены дальнейшей радикализации и призывают к активным действиям[376].

Циничное отношение к своим гражданам со стороны нидерландских властей, выражающих обеспокоенность судьбой отдельных «правозащитников» и «активистов» в зарубежных странах, подтвердилось в начале апреля 2021 г. в решении апелляционного суда Гааги, подтвердившего правомерность решения Нидерландов отказать в репатриации подданной Королевства, находящейся в лагере для беженцев на севере Сирии. Суд при этом признал, что женщина, страдающая от тяжелого заболевания и получившая серьезные травмы, содержится в нечеловеческих условиях, в том числе без достаточного количества еды и питьевой воды. Её возвращение признано невозможным в том числе и потому, что для этого пришлось бы направить в Сирию голландских специалистов, что «исключено в свете имеющихся рисков для их жизни и безопасности». В качестве ещё одного осложняющего аспекта было названо то, что у Нидерландов нет никаких формальных связей ни с официальным правительством Сирии, ни с группировками, контролирующими север страны.

Остаются без решения основные проблемы, с которыми сталкиваются представители цыганской общины: бедность, безработица, социальная изоляция. Также среди цыган в Нидерландах низкий процент лиц с образованием. Цыганские дети недостаточно знают голландский язык, они практически не посещают дошкольные учреждения, а в средней школе они наряду с мигрантами составляют основную часть учеников специализированных школ. Кроме того, фиксируется высокий уровень отсева представителей этих групп из начальной и средней школы, а также прогулы.[377]

 

Новая Зеландия

В целом факты проявления неонацизма и героизации нацизма в Новой Зеландии носят спорадический характер и встречают резкое неприятие общественности, а также публично осуждаются как в средствах массовой информации, так и среди представителей гражданского общества.

Единственный зарегистрированный за последнее время случай проявления неонацизма произошёл в марте 2020 г., когда на территории Университета Окленда неизвестным были распространены листовки, содержащие слоганы неонацистского и супремасистского содержания и призывающие вступить в ряды новой экстремистской группировки. Позднее администрация вуза уведомила, что все материалы были изъяты. Инцидент вызвал острую негативную реакцию со стороны студенческого сообщества и широко освещался в СМИ. О нахождении и наказании виновного в открытых источниках не сообщалось.

Ощутимый вклад в дело борьбы с героизацией нацизма вносит еврейская община, в частности Еврейский совет Новой Зеландии и Центр Холокоста Новой Зеландии. Недавний пример их успешной деятельности – получение по итогам рассмотрения инициированной в августе 2020 г. петиции официального запрета на увековечивание памяти о бывшем военнослужащем войск СС У.Хубере. В его честь в районе горы Хатт были названы лыжная трасса и кафе. Там же была размещена и соответствующая памятная табличка. Всё это обусловлено тем, что он считается отцом-основателем местного горнолыжного курорта. Благодаря ведущим новозеландским СМИ «Ньюсхаб» и «Стафф» эта история имела широкий общественный резонанс.

Случаев осквернения или намеренного демонтажа памятников воинам-антифашистам и жертвам Второй мировой войны не зафиксировано. В стране в целом превалирует бережное отношение к историческому наследию, в том числе к мемориалам, посвящённым героям войн.

Тем не менее при голосовании в Генеральной Ассамблее ООН по ежегодно вносимому Россией совместно с другими соавторами проекту резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» Новая Зеландия воздерживается.

Вместе с тем, как подтверждает ежегодный доклад Службы безопасности разведки Новой Зеландии, опубликованный в марте 2021 г., насущной для обеспечения внутренней безопасности остаётся проблема распространения экстремистских идеологий на основе расизма и «белого» супремасизма, получившая особое звучание после теракта в Крайсчёрче в марте 2019 г. При этом с проявлениями нетерпимости сталкиваются как лица, в том числе иностранцы, неевропейской внешности, так и коренное население маори. По данным спецслужб, более половины контртеррористических расследований в 2020 г. связаны со случаями пропаганды идеи превосходства белого населения. При этом источником угрозы выступают не столько организованные группы, сколько радикально настроенные одиночки, что значительно усложняет работу силовых ведомств по их выявлению и нейтрализации. На фоне пандемии коронавируса и увеличения времени, проводимого в онлайн-пространстве, не исключается рост количества людей, подверженных влиянию экстремистских идеологий и конспиративных теорий через Интернет.

Тем не менее на государственном уровне не существует жёсткого регулирования деятельности радикально настроенных объединений. Более того, список запрещённых на территории Новой Зеландии организаций из 26 пунктов включает исключительно иностранные группировки, признанные террористическими международным сообществом, прежде всего в рамках резолюций Совета Безопасности ООН. В то же время, по оценкам экспертов, здесь действует от 60 до 70 объединений (наиболее заметное – «Экшн Зеландиа») и от 150 до 300 самостоятельных активистов, пропагандирующих идеи правого и ультраправого толка.

Опубликованный в марте 2021 г. доклад новозеландской Комиссии по правам человека констатирует, что мигранты становятся жертвами открытого или скрытого расизма на повседневной основе, во всех сферах и на всех уровнях жизни общества (институциональном, межличностном, в рамках собственной этнической группы или расы). При этом движущими силами выступают не только расовый супремасизм и привилегированное положение белого населения, но также страх и невежество, общее мышление в духе колониализма. Отмечается, что участие государства в решении данного вопроса остаётся недостаточным.

Тема сосуществования потомков колонизаторов и маорийского населения по-прежнему болезненна. Согласно соцопросам, порядка 93 % маори сталкиваются с нетерпимостью и социальной несправедливостью на почве расовой дискриминации. Так, уровень безработицы среди коренного народа хотя и снизился за последние годы, по-прежнему существенно превышает общий показатель по стране – 7,7 % против 3,9 % среди новозеландцев европейского происхождения. На эту проблему в свое время указывали Комитет по правам человека (КПЧ)[378], Комитет по экономическим, социальным и культурным правам (КЭСКП)[379], Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ)[380].

При этом продолжительность жизни у представителей коренного населения, напротив, существенно ниже – в среднем на 7 лет. Эксперты связывают данное обстоятельство с тем, что маори сталкиваются с серьёзными препятствиями при доступе к основным медицинским услугам. Кроме того, сохраняются различия в размере оплаты труда медработников из их числа[381]. КЭСКП также выражал критику в адрес новозеландских властей  в связи с тем, что среди коренного населения отмечается наибольшее число лиц с хроническими заболеваниями и инвалидов, а по статистике на них приходится ещё и несоразмерно высокая доля самоубийств и психических расстройств[382].

Трудности возникают и в сфере реализации права на образование. Международные мониторинговые органы в этом контексте отмечают, что ученики из числа маори и коренных жителей тихоокеанских островов, особенно на уровне средней школы и высших учебных заведений, имеют более низкие показатели успеваемости, нежели дети европейского происхождения, и чаще подвергаются в школах стигматизации и мерам дисциплинарного воздействия[383]. Отмечается ухудшение уровня владения родным разговорным языком среди коренного населения. Это связано прежде всего с тем, что число владеющих языком маори учителей невелико[384].

Заметно выделяется высокий процент коренного населения среди заключённых. Комитет против пыток в своих заключительных замечаниях, подготовленных по итогам рассмотрения очередного периодического доклада Новой Зеландии, отмечал, что представители этого нацменьшинства, на долю которых приходится лишь около 15 % населения государства, составляют 45 % от числа арестованных лиц и более 50 % заключённых тюрем, при этом свыше 60 % женщин-заключённых являются маори[385]. КЛДЖ приводил более точные данные, указав, что 65 % последних — это женщины маори[386]. Обеспокоенность непропорционально большой долей представителей маори и народов тихоокеанских островов среди лиц, попадающих в систему уголовного правосудия, выражал также и КПЧ[387].

При этом общее количество лиц, находящихся в местах лишения свободы, достигло порядка 10 тыс. чел., что создало проблему переполненности пенитенциарных учреждений, которые рассчитаны на 9 тыс. заключённых. В этой связи в качестве одной из главных мер по уменьшению рецидивов заключения под стражу власти в 2019 г. анонсировали дополнительный план «Путь маори», нацеленный, в первую очередь, на представителей коренного народа, стоимостью 98 млн. новозеландских долл.[388]

На этом фоне, а также в связи с критикой со стороны СМИ случаев безосновательного, по их мнению, допроса несовершеннолетних маори и внесения в полицейскую базу данных их фотографий и контактной информации, в начале 2021 г. полиция Новой Зеландии совместно с Новозеландским институтом по вопросам безопасности Те Пуна Наумару и Университетом Вайкато запустила исследовательский проект с целью обеспечения равного подхода в работе с гражданами и подозреваемыми и выявления возможного «неосознанно предвзятого» отношения к маори со стороны правоохранителей.

Найти комплексное решение вышеназванных проблем властям пока не удаётся. При этом некоторые эксперты их источником склонны видеть «чрезмерное» внимание властей к данной группе населения, по причине чего возникает своего рода «порочный круг», когда расширение уже имеющихся многочисленных форм содействия от государства (включая материальное) приводит к обратному эффекту, вызывая рост недовольства населения европейского происхождения «маори-фаворитизмом» со стороны правительства. На деле это приводит к тому, что обеспечение прав коренных жителей рассматривается как ограничение прав остальных новозеландцев (вопросы ведения бизнеса, назначения на должности, в том числе наличие маорийской квоты в парламенте и т.п.).

Указанная проблема носит обоюдный характер: маори считают, что их права ущемлены, и требуют большего внимания к себе со стороны руководства страны, а остальная часть жителей указывает на то, что проявления бытового расизма исходят именно со стороны коренных жителей, считающих остальных «чужаками».

Эти проблемы были признаны новозеландскими властями. Их, в частности, упомянул министр юстиции Э.Литтл в ходе прохождения Новой Зеландией процедуры Универсального периодического обзора в рамках Совета ООН по правам человека в январе 2019 г.

Более того, вопрос расизма в стране стоит и в более широком контексте. Новая Зеландия отличается одним из самых высоких уровней этнического разнообразия в ОЭСР: в стране проживают более 200 этнических групп, говорящих на более чем 160 языках. Годовой прирост иммигрантов составляет порядка 50 тыс. человек, большинство из которых прибывают из Китая и Индии. Наряду с этим страна на основании действующей квоты ежегодно принимает 1 тыс. беженцев[389].

Несмотря на наличие вышеперечисленных проблем, в законодательстве Новой Зеландии преступления на почве расизма и нетерпимости или приверженности идеологии нацизма, не образуют самостоятельного состава. Закон «О правах человека» хотя и устанавливает уголовную ответственность за целенаправленное разжигание расовой розни в виде тюремного заключения на срок до 3-х месяцев или штрафа в размере 7 тыс. нз. долл., известен только один случай применения этой нормы на практике: в 1979 г. один из ультраправых активистов был осуждён за распространение памфлета юдофобской направленности. Совершение преступления по мотиву расовой ненависти не является и отягчающим обстоятельством. Вместе с тем Закон «О вынесении приговоров» позволяет судьям рассматривать подобные противоправные действия как основание для назначения более сурового наказания.

Уголовное законодательство также не разработано в сфере борьбы с использованием ненавистнической риторики. Законом «О правах человека» объявляется незаконной публикация материалов, разжигающих расовую рознь, однако предметом уголовного разбирательства такие случаи не становятся и рассматриваются Комиссией по правам человека.

Вопросы борьбы с проявлением дискриминации в новозеландском  обществе относятся к ведению министров по делам этнических сообществ, по вопросам развития маори, по вопросам отношений Короны и маори, по делам тихоокеанских народов и по вопросам социальной политики в отношении маори «фанау ора». По-прежнему функционирует Комиссия по правам человека, назначен государственный Комиссар по межрасовым отношениям. Более того, правительство находится в постоянном контакте с пятью основными этническими организациями, с которыми консультируется по вопросам своей социальной политики: «Мультикультурная Новая Зеландия», Китайская ассоциация, Центральная индийская ассоциация, Федерация исламских ассоциаций и Форум африканских сообществ.

В целом можно сделать вывод, что для Новой Зеландии не характерны такие явления, как героизация нацизма и неонацизм. В то же время в силу укоренения в общественном сознании идеи привилегированного положения белой расы, являющейся пережитком эпохи колониализма, правительству ещё многое предстоит сделать для искоренения расизма и ксенофобии. При этом наиболее глубокой и комплексной остаётся проблема структурной дискриминации по отношению к маори. К её решению новозеландскому руководству приблизиться пока не удаётся.

 

Норвегия

В норвежском законодательстве отсутствуют понятия нацизма и неонацизма. Соответственно, под законодательный запрет это политическое и общественное движение не попадает. Критика в адрес Осло на этом основании неоднократно высказывалась Комитетом по ликвидации расовой дискриминации, в последний раз – в декабре 2018 г.[390] Однако практически все возможные проявления нацизма и неонацизма нашли отражение в Уголовном кодексе Норвегии (§§77, 185, 186) и преследуются по закону как «выражение ненависти» или «дискриминация» по признаку расы, национальной, этнической, религиозной принадлежности, пола, сексуальной ориентации и др., которые также рассматриваются в качестве отягчающих обстоятельств. Это относится и к случаям демонстрации нацистской символики. Законодательно она не запрещена, однако её использование в контексте «проявления ненависти» в отношении конкретных групп наказывается штрафом или лишением свободы сроком до 3 лет.

В Норвегии в силу исторических причин отсутствует благоприятная почва для роста популярности неонацизма. В 1940-1945 гг. страна пережила фашистскую оккупацию и коллаборационистский режим В.Квислинга. Людские потери составили более 10 тыс. человек. Особенно пострадала Северная Норвегия, где гитлеровцы при отступлении применяли тактику «выжженной земли».

О глубине травмы, нанесённой норвежскому народу оккупацией, свидетельствует жёсткое отношение к коллаборационистам после войны. Репрессиям в разных формах подверглось до 2 % населения – это один из самых высоких показателей среди стран, прошедших через этап послевоенных «чисток». По различным оценкам, на стороне гитлеровцев воевало до 7 тыс. норвежцев, в том числе до 6 тыс. на советско-германском фронте в составе дивизий СС «Викинг» и «Нордланд», включая полк «Норвегия», Норвежский лыжный батальон СС, Норвежский легион СС, их потери – около 900 человек. После войны норвежские эсэсовцы в основном были приговорены к различным срокам исправительных работ и временно лишены гражданских прав.

На протяжении всего периода оккупации Норвегии прогитлеровским режимом в стране поддерживался высокий уровень занятости населения. По разным источникам, на созданных немцами рабочих местах трудились от 200 до 500 тыс. норвежцев. В первые послевоенные годы активное участие норвежцев в обеспечении экономических потребностей рейха в принципе не считалось предосудительным, а впоследствии на протяжении долгого времени скрывалось (в том числе путём уничтожения архивов, свидетельствующих о задействовании труда военнопленных на строительстве ключевых инфраструктурных объектов).

Неоднозначно норвежские власти относились и к «неофициальному» движению Сопротивления, выступавшему в качестве альтернативы «официальной» подпольной организации «Милорг» («Milorg», «Военная организация»), руководство которой осуществлялось покинувшим вместе с норвежской королевской семьёй и обосновавшимся в Лондоне правительством «в изгнании». Одной из основных причин такого отношения было сотрудничество членов «неофициального» движения Сопротивления с советскими военными. В результате они не только не были достойно награждены за свой вклад в борьбу с фашизмом, но и зачастую рассматривались властями в послевоенное время как «неблагонадёжные элементы» и потенциальные «советские шпионы», подвергаясь преследованиям, слежке, ограничениям в продвижении по службе.

Постепенное признание заслуг норвежских партизан началось лишь к концу «холодной войны». В 1983 г. Король Улав V возложил венки в честь партизан у памятных стел в населённых пунктах Киберг и Берлевог (Северная Норвегия), а в 1992 г. партизаны были «реабилитированы» Королём Харальдом V, возложившим венок к памятнику в Киберге со словами: «боюсь, мы несправедливо принесли отдельным людям значительное личное отягощение в условиях «холодной войны»,.. с почтением возлагаю венок к монументу партизанам» (извинения за прежние гонения так и не прозвучало, хотя многие в Норвегии трактуют эти слова именно таким образом).

В то же время в Норвегии, по данным правоохранительных органов[391], начиная с 1970-х гг. периодически возникали праворадикальные группировки, исповедующие идеи национальной и расовой исключительности. Как правило, они были недолговечны и малочисленны. Наиболее известные из них: «Вооt Boys», «Норвежский фронт», «Национальная народная партия», «Германская армия Норвегии», «Ячейки вооружённых ариев», «Террор белых ариев», «Викинг», «Zorn 88» и др. К середине 1990-х гг. число активных сторонников праворадикальных идей достигло своего пика. Тогда, по некоторым оценкам, их насчитывалось около 200 человек.

В дальнейшем в праворадикальной среде наблюдался отчётливый антииммигрантский крен, который усиливался по мере роста притока беженцев и переселенцев из стран Азии, Африки и Ближнего Востока. В настоящее время правые экстремисты практически не проповедуют «классический» антикоммунизм, заменив его преимущественно на антиисламскую и антисемитскую риторику, а также критику левых норвежских политических сил, нацеленных на улучшение положения мигрантов.

Несмотря на официальное неприятие идеологии неонацизма, в практической деятельности норвежские власти придерживаются довольно либеральной политики в отношении неонацистских движений и организаций, которым из соображений соблюдения права на свободу мнений и их выражения предоставляется возможность проводить публичные мероприятия и марши, в том числе с демонстрацией нацистской символики. Фиксировались случаи, когда полиция в целях «избежания насилия» не препятствовала проведению несанкционированных акций ультраправых, зато применяла силу в отношении протестующих против них, ссылаясь на то, что якобы «агрессивное» поведение антифашистов угрожает общественному порядку.

Норвежские ультраправые сильно разрознены. Малоактивные ячейки встречаются по всей стране, однако большинство сторонников правого экстремизма сосредоточены в южной части страны – в регионе вокруг Осло (до 70 %, при этом в самом Осло – менее 10 %) и вдоль южного побережья. Портрет среднестатистического правого экстремиста выглядит так: это мужчина 30-40 лет с низким уровнем образования, чаще из некрупного населённого пункта, значительно удалённого от административного, культурного и т.п. центра, отягощённый проблемами в личной жизни (холост, безработный) и социальными пороками (алкоголизм, наркомания, судимость), нередко – с психическими отклонениями.

В целом правоохранительные органы полагают, что процесс и механизмы радикализации правых экстремистов и исламистов во многом схожи, при этом правых радикалов отличает более высокий средний возраст.

Наиболее организованной неонацистской группой считается норвежское отделение Североевропейского движения сопротивления (СДС) под руководством Т.Ольсена[392], зарегистрированное в 2011 г. Движение координируется из Швеции (именно там проявляет себя наиболее активно) и представлено также в Финляндии, Дании и Исландии.

СДС характеризуется строгой иерархией и жёсткой внутренней структурой с членскими взносами и возрастным цензом (16 лет). В основе его идеологии лежит вера в «мировой еврейский заговор». Сторонники движения считают себя национал-социалистами. Организация выступает за создание в границах североевропейских и, по возможности, прибалтийских стран национал-социалистического государства, за чистоту «нордической расы» и против «глобалистских структур», включая НАТО, ЕС, Европейское экономическое пространство, призывает к борьбе с «еврейско-сионистским заговором», а также исповедует культ самопожертвования и здорового образа жизни. В 2020-2021 гг. новым элементом идеологии СДС стало «ковид-диссидентство» – сторонники организации распространяют конспирологические теории о вирусе, выступают против введения жёстких ограничений на фоне пандемии и вакцинации «непроверенными» препаратами.

По приблизительной оценке, «ядро» активистов СДС в Норвегии насчитывает 30-40 человек в возрасте от 20 до 60 лет (для сравнения: в Швеции единомышленников СДС – до 300 человек), большинство из них известны правоохранительным органам по участию в других группировках в прошлом, были судимы за различные уголовные преступления.

Члены СДС участвуют в неонацистских демонстрациях (в основном, в Швеции и Финляндии, при этом к демонстрациям обычно привлекаются активисты из всех страновых подразделений вне зависимости от места их проведения), занимаются расклеиванием плакатов и распространением листовок, организуют совместные походы и тренировки для «оздоровления» и сплочения участников. Активно ведётся агитация, нацеленная на молодёжь: согласно отчётам на сайте норвежского отделения СДС, его члены регулярно раздают листовки и вывешивают плакаты с призывами присоединяться к организации возле старших школ.

При этом активисты действуют публично, не скрывая свою личность, избегают явно насильственных методов борьбы (хотя и не отказываются от них полностью). По аналогии с политическими партиями СДС организует «образовательные» и «семейные» мероприятия, летние лагеря для молодёжи. По оценкам правоохранительных органов, в будущем не исключён некоторый рост активности СДС (в основном, за счёт антимигрантского фактора), в результате чего группировка станет действовать более напористо.

Несмотря на довольно агрессивную риторику (призывы «присоединяться к борьбе», использование военизированных терминов в описании иерархии организации, обвинения властей в «лживости» и т.д.), большинство акций СДС остаются в рамках закона, что ограничивает возможности правоохранительных органов по противодействию им. Активисты апеллируют к принципам свободы мнений и их выражения, а также собраний и ассоциаций, чтобы проводить демонстрации и распространять пропагандистские материалы. Любые попытки сорвать свои мероприятия со стороны органов правопорядка или идейных противников они объявляют «грубыми нарушениями» свободы слова и неуважением плюрализма мнений.

Акции СДС часто носят провокационный характер, однако в силу «толерантности» норвежского законодательства редко заканчиваются судебными приговорами. Например, в годовщину начала немецкой оккупации Норвегии 9 апреля 2018 г. в нескольких городах активисты развесили баннеры и листовки с изображением свастик и текстом «Мы вернулись!». Трое членов СДС, включая Т.Ольсена, участвовавшие в акции в Кристиансанде, были признаны судом первой инстанции виновными в разжигании ненависти и приговорены к уплате штрафов, однако после обжалования приговора все обвинения с них были сняты.

В августе 2019 г. на почве разногласий относительно методов работы от СДС отделились наиболее радикальные участники, учредившие новую организацию «Североевропейская сила», в руководство которой вошёл в том числе бывший глава норвежского СДС Х.Форвальд. Они выступают за «возврат к истокам», то есть отказ от парламентских методов продвижения своих идей. Точное число участников новой структуры неизвестно. В будущем организация планирует открыть возможность «анонимного членства» для сторонников, которые по тем или иным причинам не могут действовать открыто под своим именем. На протяжении 2020-2021 гг. активность «Североевропейской силы» была незначительной и существенно уступала СДС.

В последнее время активно проявляет себя организация «Остановим исламизацию Норвегии» («Stopp islamiseringen av Norge», SIAN), выступающая против растущей миграции в Норвегию, особенно выходцев из мусульманских стран. Организация действует с 2000 г., сменив за время своего существования несколько названий (SIAN – с 2008 г.). Руководитель – Л.Торсен[393].

Идеологическая основа SIAN – противодействие распространению ислама и его идей в Норвегии, поскольку эта религия, по мнению участников, является «политической идеологией в религиозном обличии и представляет угрозу миру и свободе западных стран». При этом сама организация возражает против того, чтобы причислять себя к нацистским, заявляя, что дистанцируется от расизма, привержена демократическим и гуманистическим ценностям, а её «противник» – это не мусульмане, которые сами являются «первой жертвой ислама», а его политико-религиозная идеология. В то же время общественность и большинство представителей основных политических сил в Норвегии считают SIAN крайне правой радикальной организацией.

SIAN не раскрывает число своих членов. В то время как на страницу организации в «Фейсбуке» подписаны более 10 000 человек, эксперты полагают, что реальное число активных членов не превышает 400. Большинство (свыше 40 %) сторонников SIAN поддерживают наиболее правую из парламентских партий Норвегии – Партию прогресса, чуть меньшая доля (около 30 %) – ещё более радикальные маргинальные антимигрантские партии «Демократы», Партия независимости, «Альянс».

По аналогии с СДС, SIAN стремится «легитимизировать» свои взгляды, апеллируя к праву на свободу мнений и их выражения. Организация проводит регулярные демонстрации, прежде всего в крупных городах на юге страны, распространяет листовки, ведёт активную информационную работу в социальных сетях. Большинство демонстраций SIAN провоцируют выступления её противников, стремящихся всячески помешать проведению акций (например, они окружают место проведения и стараются «перекричать» выступающих представителей SIAN). Периодически на этом фоне возникают столкновения. Наиболее известные эпизоды связаны с акциями SIAN в 2019-2021 гг., в ходе которых активисты демонстративно сжигали и оплёвывали Коран, рвали его на части.

В 2019 г. подобная провокация вызвала жёсткую реакцию со стороны властей Турции (на сайте турецкого МИД был опубликован пресс-релиз с её осуждением), Ирана и Пакистана (в МИД двух стран были вызваны руководители дипломатических представительств Норвегии) и серию демонстраций в ряде турецких и пакистанских городов со сжиганием норвежских флагов. После этого власти вынуждены были предпринимать публичные шаги. Министр юстиции Й.Каллмюр и статс-секретарь МИД Норвегии Й.Ф.Хольте «дистанцировались» от действий SIAN, назвав их провокационными и одновременно квалифицировав их как «законное проявление свободы слова». Предоставляющая мобильную связь в Пакистане норвежская телекоммуникационная компания «Telenor» также выпустила пресс-релиз с осуждением акции.

В августе 2020 г. в ходе акций SIAN в Осло и Бергене противники организации устраивали ответные демонстрации, в ходе которых в том числе предпринимались попытки нападений на активистов, защищавших их полицейских и полицейскую спецтехнику (в автотранспорт и правоохранителей бросали камни и другие предметы, один полицейский пострадал в результате удара палкой в лицо). В результате полиция неоднократно применяла к противникам SIAN слезоточивый глаз, несколько из них были задержаны за «подстрекательство к беспорядкам» и сопротивление полиции. При этом ряд политиков (в основном, оппозиционных) и активистов критиковали правоохранителей за «слишком жёсткую реакцию» и использование слезоточивого газа в густонаселённых районах, где проводились демонстрации.

С учётом всплесков насилия, которые сопровождают акции SIAN в последнее время, рассматривается вопрос о запрете проведения этих мероприятий в местах массового скопления людей, прежде всего в жилых кварталах.

Для придания организации дополнительной «демократической легитимности» SIAN несколько раз пыталась «встроиться» в политический процесс путём участия в престижных общенациональных политических мероприятиях (например, в «Арендальской неделе» – серии общественно-политических и деловых семинаров, дискуссий, выступлений известных деятелей культуры, ежегодно проходящих в августе и во многом задающих тон новому политическому сезону), однако каждый раз после негативной реакции общественности получала отказ.

Другие действующие праворадикальные группировки в основном маргинализированы и малоактивны, среди наиболее известных: «Солдаты Одина», «Пегида», «Вигрид», Лига норвежской обороны, Партия отечества, Норвежская народная партия, партии «Остановим миграцию», «Белый избирательный альянс», «Патриоты Норвегии», «Демократы», «Альянс». В то же время отмечается рост популярности в Норвегии (особенно среди молодёжи) международных идеологических движений, таких как «идентаристы» («новые правые») и «альтернативные правые».

Несмотря на низкую популярность национал-социалистической идеологии в Норвегии, немногочисленность местных неонацистов, их деятельность вызывает беспокойство властей. В докладе за 2021 г. Полицейская служба безопасности обращает внимание на вероятное увеличение количества правоэкстремистов в 2021 г., объясняя это доступностью пропаганды в Интернете, социально-экономическими трудностями и усилением изоляции из-за пандемии COVID-19. В 2020 г. спецслужбой было отмечено увеличение числа норвежцев, выражающих поддержку терактам праворадикалов. Отмечается рост правоэкстремистских настроений в зависимости от количества беженцев и переселенцев из мусульманских стран (в настоящее время снизилось), а также признаки расширения сотрудничества между представителями неонацистской среды Норвегии, Швеции и Финляндии.

Норвежские правоохранительные органы особенно тревожит тенденция перехода неонацистской и расистской идеологии «на низовой уровень», где замкнутые в себе одиночки подвергаются радикализации в Интернете и, зачастую пользуясь шифрованными сообщениями на закрытых площадках, практически не поддаются отслеживанию. Классический пример – неонацист А.Брейвик, в знак протеста против «чрезмерно мягкой» миграционной политики норвежских властей совершивший в 2011 г. крупнейшие в истории Норвегии теракты в Осло и на острове Утойа (77 погибших, более 150 раненых). Перед терактами он распространил по электронной почте 1500-страничный манифест с изложением своих взглядов, которые продолжил активно пропагандировать в ходе публичного судебного процесса. Суд признал его вменяемым и приговорил к 21 году тюремного заключения.

В августе 2019 г. его последователь Ф.Мансхаус, поклонник В.Квислинга, намеревавшийся вступить в СДС, застрелил из расистских побуждений сводную сестру китайского происхождения и предпринял попытку теракта в мечети в пригороде Осло. В июне 2020 г. он был приговорён к лишению свободы на 21 год, а также выплате компенсации в размере около 80 тыс. долл.

После резонансного преступления Ф.Мансхауса норвежские спецслужбы рассматривают правый экстремизм как одну из главных террористических угроз норвежскому обществу наряду с радикальным исламом (до июня 2019 г. атаки праворадикалов назывались «маловероятными»). В этой связи были представлены План действий по борьбе с расизмом и дискриминацией по этническому и религиозному признаку и отдельный План действий по борьбе с дискриминацией и проявлениями ненависти в отношении мусульман.

В последнее время в общественной жизни Норвегии проявляются инциденты с использованием нацистской символики в публичной сфере. В феврале 2018 г. использование в форме норвежской горнолыжной команды изображения руны Торы вызвало резонанс в СМИ. Были опубликованы фотографии членов команды в этой форме. Сообщалось, что фирма-производитель решила игнорировать факт того, что этот символ используется норвежским отделением СДС, а ранее применялся германскими нацистскими структурами. Норвежская федерация лыжного спорта заявила, что форма не изменится, и предложила игрокам самим выбирать, носить её или нет.

Один из наглядных примеров ужесточения норвежских подходов к правым радикалам – задержание и депортация из Норвегии в ноябре 2019 г. в интересах «предотвращения радикализации населения» американского националиста Г.Джонсона, который планировал выступить на проводимой правоэкстремистской организацией «Scandza Forum» (базируется в Бергене) конференции на тему «Биоразнообразие человека» в Осло (в июле 2017 г. он беспрепятственно принял участие в аналогичном мероприятии «Scandza Forum» в Норвегии; ранее выражал симпатии А.Брейвику).

Несмотря на повышенное внимание органов правопорядка к проявлениям правого экстремизма (с 2015 г. количество дел, возбуждаемых по признакам соответствующих правонарушений, выросло более чем втрое), этот феномен далёк от искоренения. По имеющимся данным, в норвежском обществе по-прежнему существует негативное отношение к представителям определённых народностей и этносов. Так, например, до 20-30% населения страны не хотели бы иметь своими соседями цыган или мусульман.

В целом же отношение к проявлениям неонацизма в Норвегии остаётся негативным. В обществе сохраняется неприятие фашизма. Власти страны не допускают героизации нацистского движения, бывших членов СС, включая «Ваффен-СС».

Официально подчёркивается принципиальное неучастие в каких-либо акциях по поиску и перезахоронению останков норвежцев, воевавших в составе Вермахта. Не нашла поддержки общественности и властей выдвинутая в 2017 г. инициатива Норвежского Красного Креста по открытию в Норвегии за счёт государства «места для поминовения» норвежских легионеров «Ваффен-СС» под предлогом того, что Женевские конвенции о защите жертв войны власти предусматривают обязанность государства содействовать доступу родственников умерших к местам их погребения.

В стране не приемлют, тем более на официальном уровне, осквернения или разрушения памятников борцам против нацизма и его жертвам[394], власти поддерживают сооружение новых монументов[395]. Многочисленные захоронения и мемориалы, посвящённые советским воинам, погибшим в нацистских концлагерях в Норвегии (12 678 чел.), содержатся за счёт государства в достойном состоянии. В необходимых случаях проводятся работы по реставрации и модернизации. Регулярно, особенно по случаю годовщин Победы над фашизмом, рядом с мемориалами проходят торжественные мероприятия с участием местных властей и общественности. Бережное отношение к советским памятникам особенно заметно в Северной Норвегии, которая в 1944 г. была освобождена Красной Армией. В октябре 2019 г. торжественно и широко отмечался 75-й юбилей этого события. В мероприятиях участвовали Король Норвегии и высшее политическое руководство страны. Россию представлял С.В.Лавров. В мае 2020 г. министр иностранных дел Норвегии впервые за многие годы приняла участие в совместной с российским послом церемонии возложения венков к памятнику на могиле советских воинов в Осло.

Не соответствует заявлениям правительства о борьбе с распространением экстремистских идей свободно ведущаяся на крупнейшей норвежской торговой Интернет-площадке finn.no продажа нацистской атрибутики (знамёна, предметы со свастикой и нацистскими символами), которая рассматривается, видимо, как исторические артефакты без идеологической нагрузки.

В порядке «восстановления справедливости» власти фактически реабилитировали такое явление времён оккупации, как «романы» многочисленной группы норвежских женщин с гитлеровскими солдатами.

В 2018 г. премьер-министр Норвегии Э.Сульберг от имени правительства принесла официальные извинения за преследования властями после войны норвежских женщин, имевших отношения с немецкими солдатами в период оккупации. Э.Сульберг назвала подобные действия «неправовыми» и противоречащими «основному принципу правового государства, согласно которому никого нельзя считать преступником без суда или судить вне закона».

Согласно норвежским оценкам, в отношения с немцами вступили около 40-50 тыс. норвежских женщин, что составляло около 10% всего женского населения Норвегии в возрасте 18-35 лет. В результате таких контактов родилось около 10-12 тысяч детей.

После войны отношение к этим женщинам в обществе было резко отрицательным: зачастую их прилюдно остригали, с позором проводили по улицам. Многие из них были арестованы и помещены в лагеря интернированных на принудительные работы. По стране прокатилась волна увольнений, отмечались случаи самоубийств. Женщин, оформивших в период оккупации замужество с немцами, депортировали, в основном в Германию (эта практика продолжалась вплоть до 1947 г.), долгое время они были лишены права на возвращение. Кроме того, депортированные лишались норвежского гражданства – уникальный случай в истории Норвегии, никогда ранее или позднее эта мера не применялась.

В 2000 г. власти принесли извинения «детям войны», рождённым норвежками от оккупантов. Во многих случаях их разлучали с матерями, передавали в приёмные семьи или детские дома, в обществе к ним также относились предосудительно.

В то же время, заявляя о неприемлемости любых экстремистских идеологий, включая неонацизм, Осло не меняет подходы к российской резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости». Норвежская делегация традиционно воздерживается при голосовании по этому документу в Генассамблее ООН.

В мае 2020 г. норвежский парламент проигнорировал обращение Совета Федерации к парламентам иностранных государств поддержать инициативу о признании Победы над нацизмом всемирным наследием человечества, а памятников борцам с нацизмом во всех странах – общим всемирным мемориалом человечества.

В ноябре 2020 г. в ходе подготовки голосования по российской резолюции «75-я годовщина окончания Второй мировой войны» Норвегия была среди государств, добившихся удаления из её текста упоминания о «недопустимости осквернения или разрушения памятников, воздвигнутых в память о тех, кто воевал в той войне на стороне Объединённых Наций».

Всё более широкое распространение в Норвегии получают тезисы о якобы равной ответственности нацистской Германии и СССР за развязывание Второй мировой войны и о том, что по её итогам страны Восточной Европы фактически утратили независимость, «окончание войны в Европе удалось отпраздновать только с падением Берлинской стены», «реальная свобода пришла после краха тоталитарного советского проекта» (подобные идеи продвигаются, например, руководством музея Сопротивления в Осло).

В выступлениях официальных лиц в отмечаемый в Норвегии 8 мая День освобождения и ветеранов акценты всё чаще смещаются в пользу восхваления НАТО, участия Норвегии в международных военных операциях, в том числе в обход ООН, призывов «укреплять трансатлантическую сцепку» (при этом в качестве «источника угрозы» подразумевается Россия).

В норвежских школьных учебниках наблюдается примитивизация военной истории (роль СССР отражена в «сжатом виде», в качестве «прорывных» наступлений союзников упоминаются только Сталинградская битва и высадка в Нормандии). Противопоставляется освобождение Западной Европы войсками США и Великобритании («принесло демократию») и СССР – Восточной Европы (после подавления фашизма «возросло влияние другого тоталитарного течения, угрожавшего демократии»).

В апреле 2021 г. широкий резонанс вызвала демонстрация норвежской гостелерадиокомпанией «НРК» четырёхсерийного художественно-документального фильма «Фронтовики» о норвежцах, воевавших на Восточном фронте на стороне стран «оси». В его производстве приняли участие Министерство обороны, Министерство культуры и Норвежский институт кино. Фильм повествует о судьбе 7 норвежских эсэсовцев, сражавшихся против Красной Армии, а также с югославскими партизанами, их рассказы о «боевых заслугах» от первого лица сопровождались художественными вставками с «реконструкцией» событий военного времени. Заснятые в фильме «фронтовики» отрицали участие в казнях гражданского населения и расстрелах военнопленных, утверждали, что «защищали интересы Норвегии», боролись с «экспансией большевизма, а не за Гитлера», с презрением высказывались о красноармейцах. Участвующие в фильме историки также призывали «не осуждать, а попробовать понять мотивы фронтовиков», фактически оправдывая их присоединение к нацистским войскам политическим контекстом – царившим в довоенной Норвегии «страхом» перед коммунистами, «тоталитарным режимом Ленина и Сталина», «репрессиями» НКВД на территории Польши, советско-германском «разделом» Европы и глубоко укоренившимися «на Востоке» антисемитскими настроениями.

Выход фильма вызвал шквал критики со стороны экспертов и еврейского сообщества, причём к ней присоединились даже участвовавшие в проекте историки, заявившие, что их реплики «вырвали из контекста». Создателей фильма и «НРК» обвинили в «очеловечивании» военных преступников и пропаганде нацизма, «обезличивании» жертв, игнорировании свидетельств соучастия норвежцев в преступлениях фашистов, отсутствии критического контекста, недостаточном внимании к раскрытию сути Холокоста и захватнических планов Гитлера. В «НРК» не согласились с обвинениями, подчеркнув, что одной из целей фильма было стимулирование «дальнейшей дискуссии».

Исходя из норвежского исторического опыта, особое внимание власти продолжают уделять отслеживанию и купированию проявлений антисемитизма[396]. Долгое время тема депортации евреев из страны оставалась табуированной. Около 50 % норвежских евреев (760 чел.) при содействии местной полиции в годы оккупации были высланы в фашистские концлагеря в Германии и Польше, живыми на родину после войны вернулись 25 человек. Этот факт полностью замалчивался до начала 1980-х гг.

В XXI веке значительно вырос интерес историков и общественности к теме Холокоста и норвежской причастности к нему, что позволило вскрыть новые факты гонений во время Второй мировой войны. Например, в 2019 г. в газете «Афтенпостен» вышла серия публикаций о роли В.Квислинга в уничтожении норвежских евреев. Со ссылками на архивные источники в них аргументировалось, что В.Квислинг с большой вероятностью знал о нацистских планах в их отношении, но сознательно не принимал никаких мер в их защиту. Во время суда после войны он отрицал всякое отношение к арестам и депортациям евреев в Германию, перекладывая вину исключительно на немцев, и был оправдан по этому пункту обвинений (признан виновным лишь в «неумышленном содействии убийству»).

В стране действует правительственная программа по борьбе с антисемитизмом с акцентом на профилактику в школах, социальных сетях и СМИ (в частности, проводятся эксперименты с электронными средствами выявления антисемитских настроений). В январе 2021 г. принят очередной план в рамках этой программы, рассчитанный на 2021-2023 гг. и предусматривающий дополнительное финансирование просветительских мероприятий по линии еврейской общины, а также более активный норвежский вклад в профильные международные мероприятия по борьбе с антисемитизмом. При официальной поддержке созданы и активно работают структуры, изучающие историю оккупации, антисемитизма в Норвегии и его современные тенденции (Центр исследований Холокоста и религиозных меньшинств в Осло, Фалстадский центр памяти и по правам человека). Принимаемые меры, по оценкам властей, хоть и медленно, но дают эффект: уровень антисемитизма в Норвегии постепенно снижается (за период 2012-2017 гг. – на 4 %).

В стране наблюдается рост числа высказываний, направленных на возбуждение ненависти или вражды, в том числе в сети Интернет. Нередки проявления антисемитизма и исламофобии.

По данным доклада Полицейского управления Осло за 2019 г., увеличение частоты обращения к ненавистнической риторике с 2016 г. составило 58 %; а число высказываний, направленных против исповедующих ислам, возросло в 1,5 раза.

В январе 2020 г. Верховный суд Норвегии впервые вынес обвинительный приговор по делу об использовании языка ненависти в социальных сетях, избрав в качестве наказания условное тюремное заключение сроком на 24 дня.

Одновременно под влиянием исламизации, вызванной миграционным притоком населения, и роста антииммигрантских настроений ухудшается отношение населения к определённым религиям вообще и ужесточается законодательство, регулирующее отношения в сфере вероисповедования в частности. Так, в июне 2018 г. парламент одобрил поправки в Закон «Об образовании» 1998 г., в соответствии с которыми был введён запрет на ношение закрывающих лицо головных уборов персоналом детских садов и преподавателями учебных заведений во время занятий.

В докладе Норвежского института исследований по вопросам труда, профсоюзного движения и публичной политики «Отношение к дискриминации, равноправию и высказываниям, разжигающим ненависть»[397] по результатам опросов отмечается, что 25 % норвежцев считают представителей отдельных рас «более интеллигентными», 39 % полагают, что выходцы из Сомали никогда не станут «полноценными норвежцами», 22 % то же самое говорят о шведах, 16 % – о представителях негроидной расы. 33 % респондентов опасаются проходить мимо группы лиц мусульманской внешности, 35 % полагают, что женщина, носящая хиджаб, не может рассчитывать на равноправное отношение. 38 % опрошенных не хотели бы иметь соседями цыган, 16 % – мусульман.

Согласно опросам, проведённым Центром изучения Холокоста в 2017 г., 75 % норвежцев еврейского происхождения опасаются дискриминации и враждебных действий. С предубеждением к евреям относятся 8,3 %, в среде норвежских мусульман этот показатель составляет 28,9 %.

Непросто складывается ситуация с реализацией прав коренного населения страны – саамов, компактно проживающих в пределах трёх северных губерний: Финнмарк, Тромс, Нурланд. В июне 2019 г. Министерство коммунальных дел и модернизации Норвегии представило на рассмотрение Стортинга доклад, посвящённый положению саамского языка, культуры и общественной жизни[398].

Документ выявил многочисленные негативные тенденции в саамской среде, которые властям пока не удалось преодолеть. Так, численность населения в районах компактного проживания саамов остаётся относительно стабильной[399]. Однако в этих районах выше, чем в остальной Норвегии, доля пожилых лиц, и численность поддерживается в основном за счёт притока мигрантов несаамского происхождения[400]. По прогнозам, в период до 2030 г. саамское население продолжит сокращаться.

Среди саамов, особенно мужчин, ниже процент лиц с высшим образованием, чем в среднем по стране. Те же тенденции характерны для сферы среднего образования (не все саамы завершают обучение).

В саамском обществе высок уровень насилия. Согласно опросам, ему когда-либо подвергались до 45 % саамов (по сравнению с 29 % населения в остальной части Норвегии).

Ещё хуже выглядят показатели, характеризующие уровень дискриминации этой категории населения в различных сферах. Саамские источники указывают на 10-кратное превышение по сравнению с дискриминацией среди норвежского населения (35 % против 3,5 %). Отмечается негативное отношение к саамам в социальных сетях и СМИ.

Отдельная глава доклада посвящена состоянию и тенденциям развития саамского языка[401]. Констатировано ослабление его позиций, постепенное размытие норвежскими «вкраплениями». Отмечается малое количество носителей саамского языка. Из доклада также следует, что языковая проблема затрагивает и социальную сферу – здравоохранение, социальный уход и др. Даже в районах с компактным проживанием саамов отмечается дефицит грамотной диагностики заболеваний в силу недостаточной подготовки медперсонала к использованию профессиональной терминологии на саамском языке.

В отношении общей ситуации правозащитники отмечают, что, несмотря на предпринимаемые властями значительные усилия по «искуплению» вины перед саамами и национальными меньшинствами (квены/норвежские финны, евреи, лесные финны, цыгане/рома, татеры/романи), ставшими «жертвами» политики Осло по их ассимиляции, в последнее время нередки случаи нарушения прав саамов, особенно в связи с реализацией промышленных проектов на территориях их традиционного проживания.

В докладах Норвежского национального института по правам человека[402] неоднократно отмечалось, что представители нацменьшинств, особенно женщины и дети, по-прежнему сталкиваются с проявлениями дискриминации. Цыгане чувствуют себя обделёнными на рынке жилья и труда, жалуются на недостаточные возможности изучения родного языка. Для евреев основной проблемой являются высказывания, разжигающие ненависть и иные проявления антисемитизма. Квены/норвежские финны испытывают трудности с обучением на родном языке и недостаточностью издаваемых на нём СМИ, лесные финны – с сохранением своей культуры в целом.

С другой стороны, в стране реализуются и определённые меры по поддержке языков, культур и уклада нацменьшинств. В 2018 г. Стортингом создана Комиссия по расследованию «норвегизации» (или ассимиляции) квенов/норвежских финнов и саамов, которая должна представить отчёт по соответствующей проблематике к 1 сентября 2022 г. В феврале 2020 г. были завершены общественные слушания по поправкам в Закон «О саамах», направленным на закрепление отдельной главой обязанности властей проводить консультации с саамским парламентом по касающимся коренного народа вопросам.

12 мая 2020 г. Министерство культуры Норвегии представило на рассмотрение парламента проект Закона «О языках». Следует отметить, что положение саамских языков по сравнению с норвежским уже определено в действующем законодательстве более подробно. Однако они впервые получат свой официальный уточнённый статус на национальном уровне – «языка коренных народов». В законопроекте подчёркивается равноценное положение норвежского и саамских языков. Квенский, финский, цыганский язык и романи получат официальный статус «языков национальных меньшинств». Предлагается также закрепить норвежский вариант языка глухонемых (в отличие от международной жестовой речи) в качестве «государственного жестового языка».

Специалисты и представители профильных НПО сошлись во мнении о «позитивности» документа в этой части. Положительно оценивается и новое требование об использовании доступного, «неканцелярского» языка в законотворчестве и взаимодействии с населением, учитывающего целевую аудиторию документа. По мнению властей, данная норма должна будет повысить осведомлённость населения о законодательстве Норвегии, а также помочь в работе по цифровизации госуслуг и переходе к электронному документообороту.

В последнее время в стране отмечаются также случаи проявления негативного восприятия выходцев из России. Российское происхождение может стать основанием для отказа в предоставлении допуска гражданам, призванным на службу в армию, игнорирования анкет кандидатов на трудоустройство, необоснованных обысков, задержаний и депортаций, оскорбительного отношения в общественных местах[403].

Вышеприведённые факты свидетельствуют о том, что ксенофобия и нетерпимость на сегодняшний день относятся к проблемным моментам норвежского правозащитного досье. Это во многом обусловлено тем недовольством, которое вызывает среди населения политика, проводимая официальными властями в миграционной сфере. Именно исламофобия и мигрантофобия лежат в основе идейных установок действующих в стране праворадикальных группировок, которые, несмотря на официальные заявления о неприятии нацизма, по-прежнему не запрещены на законодательном уровне.

 

Польша

Варшава проводит интенсивную кампанию по переписыванию истории, отрицанию решающего вклада Красной Армии в разгром гитлеровской Германии и ликвидации советского/российского мемориального наследия в Польше. В русле этой логики принимаются меры для вытеснения из общественного сознания памяти о решающей роли Красной Армии не только в освобождении Польши, но и спасении польского народа от физического уничтожения нацистами. Продвигается тезис о Польше как главной жертве «двух тоталитаризмов», равной ответственности СССР и гитлеровской Германии за развязывание Второй мировой войны (в этих целях даже была принята резолюция польского Сейма соответствующей направленности). При этом основной акцент делается даже не на нападении Третьего Рейха на Польшу 1 сентября 1939 г., а на «нападении СССР на Польшу» 17 сентября 1939 г., которое якобы привело к окончательной утрате независимости и разделу польского государства. В 2020 г. на мероприятиях, посвященных этой дате, президент Польши А.Дуда заявил: «81 год назад была уничтожена свободная и независимая Польша, 81 год назад немецкие и советские захватчики уничтожили существование польского государства»[404].

Одновременно предпринимаются усилия по героизации участников польского вооруженного антисоветского и антикоммунистического подполья 1944-начала 1950-х гг. – «прόклятых солдат»[405] – в качестве героев «национально-освободительной» борьбы[406], день поминовения которых отмечается 1 марта. Проводится мысль, в том числе на государственном уровне, о том, что в достижении свободы и независимости, якобы обретенных Польшей лишь на стыке 1980-х-1990-х гг.,[407] велики заслуги этих «героев подполья». По случаю мероприятий, приуроченных к этому дню в 2021 г., министр национальной обороны Польши М.Блащак заявил: «...мы вспоминаем героев, без чьей решимости, несокрушимой воли и преданности сейчас не было бы суверенной, по-настоящему свободной, независимой Польши»[408].

Насаждается культ даже таких «борцов с коммунизмом», которые запятнали себя сотрудничеством с нацистами, военными преступлениями и убийствами мирного населения. В августе 2020 г. в Варшаве состоялись памятные мероприятия, посвященные образованию «Свентокшиской бригады» Национальных вооруженных сил[409]. От имени премьер-министра Польши в них принял участие мазовецкий воевода[410].

На протяжении последних шести лет в г. Хайнувка (Подляское воеводство) в феврале проходит марш памяти «проклятых солдат», организуемый польскими националистами. Участники марша прославляют Ромуальда Райса («Бурого») и Юзефа Курася («Огня»)[411], скандируя националистические лозунги. Жители г. Хайнувка (в подавляющем большинстве этнические белорусы) относятся к подобным мероприятиям резко негативно. В 2017 и 2019 гг. власти города безуспешно пытались добиться запрета марша (суд отменял соответствующие решения городских властей, ссылаясь на закон об общественных собраниях)[412]. В феврале 2020 г. в г. Хайнувка состоялся пятый по счету марш[413]. В феврале 2021 г. националисты снова планировали его проведение, однако общественники зарезервировали все возможные даты и места, где он мог бы пройти, под альтернативные мероприятия[414]. Планы проведения марша 27 февраля 2021 г. решительно осудил МИД Белоруссии, опубликовав заявление, в котором, в частности, говорилось: «...праворадикальные мероприятия в местах компактного проживания этнических белорусов в Польше – это открытое циничное оскорбление памяти жертв банд «проклятых солдат», неприкрытое потворствование героизации нацизма».[415] Особое возмущение вызывает один из так называемых героев – капитан Ромуальд Райс, который 75 лет назад командовал нападениями на деревни, населенные белорусами в окрестностях Бельска-Подляского. «На его совести сотни убитых и раненых мирных жителей, чья вина была только в том, что они были белорусами», – говорится в заявлении.[416] Сотрудники белорусских дипломатических и консульских представительств в Польше в феврале 2021 г. совместно с представителями местных властей и общественности возложили венки в местах памяти белорусских жертв «Бурого» (в частности, в г. Хайнувка), погибших в 1946 г.[417]

Тем не менее националисты организовали автопробег из г. Хайнувка в близлежащую д. Наревка с возложением цветов в местах памяти «проклятых солдат» по пути следования[418]. 28 февраля 2021 г. консул Республики Польша в г. Бресте (Республика Беларусь) Е.Тимофеюк принял участие в посвященном памяти «прόклятых солдат» мероприятии, организатором которого выступили представители связанных с Польшей неправительственных и молодежных организаций, включая Брестский форум польских локальных инициатив. По факту проведения мероприятия по героизации военных преступников Прокуратура Бреста возбудила уголовное дело[419]. Белорусские власти выразили возмущение этими действиями польского консульского сотрудника, нарушающими Венскую конвенцию о консульских сношениях, и предложили консулу покинуть территорию Республики Беларусь[420]. Варшава назвала эти де