19.09.0600:50

Статья Посла по особым поручениям МИД России Ю.Н.Исакова «Глобальные энергетические проблемы в повестке дня «Большой восьмерки», опубликованная в журнале «Международная жизнь» №8, август 2006 года

 

18-09-2006

Проблемы энергетики находились в центре внимания "Группы семи" - а затем и "Группы восьми" - с самого начала ее существования. Более того, нефтяной и последовавший за ним экономический кризис середины 1970-х годов в решающей степени обусловил создание этого механизма. К этому периоду становится очевидной уязвимость экономик ведущих капиталистических стран от энергопоставок, прежде всего из Ближневосточного региона, и осознание взаимозависимости основных звеньев мирового хозяйства.

Интенсивное энергоемкое развитие западного мира после окончания Второй мировой войны сопровождалось ускоренным ростом энергопотребления: с 1954 по 1974 год производство сырой нефти выросло более чем в четыре раза - с 700 млн. тонн до 2,9 млрд. тонн при ежегодном росте на 8%. В дальнейшем, в силу спада в мировой экономике 1970-х годов и политически мотивированного сокращения добычи странами - членами ОПЕК, уровень производства нефти претерпевал серьезные колебания - от максимума в 3,2 млрд. тонн в 1979 году до минимума в 2,8 млрд. тонн в 1983 году.

Формальной причиной первого нефтяного кризиса стала арабо-израильская война 1973 года, начавшаяся в иудейский праздник Йом Кипур 6 октября. Спустя десять дней после начала войны страны - члены ОПЕК по инициативе Саудовской Аравии приняли решение применить "нефтяное оружие" - единовременно повысить цены на сырую нефть на 70%. Уже 17 октября принимается решение о сокращении нефтедобычи на 5% (ряд арабских стран пошли еще дальше, объявив о десятипроцентном сокращении добычи) и о последующих ежемесячных ее сокращениях на 5% вплоть до достижения требуемых "политических" результатов.

22 октября по призыву Египта и Сирии арабские страны - производители нефти объявили эмбарго на продажу нефти США в качестве ответной меры на заявленное Президентом Р.Никсоном намерение увеличить поставки американских вооружений Израилю. Ведущие нефтяные компании западного мира, в свою очередь, немедленно взвинтили цены на нефть и нефтепродукты. Два месяца спустя ОПЕК принимает решение о повышении цены на нефть еще на 128%, в результате чего ее стоимость превысила 11 долларов за баррель. Нефтяное эмбарго закончилось 18 марта 1974 года, и, хотя и было непродолжительным, нанесло серьезный удар по экономикам развитых стран* (* По мнению многих аналитиков, нефтяное эмбарго в конечном итоге дало, скорее, негативный эффект. При том что политические цели достигнуты не были, ОПЕК потеряла значительную часть своего рынка: Европа переориентировалась на нефть Северного моря и других источников, включая СССР; Запад был вынужден развернуть широкомасштабную кампанию по разработке и внедрению энергосберегающих технологий. В совокупности это позволило заметно уменьшить зависимость Запада от нефтяного пресса ОПЕК.).

Забегая вперед, следует отметить, что во время второго нефтяного кризиса 1979-1981 годов цена на нефть подскочила уже до 37 долларов за баррель. Это еще больше подстегнуло поиск альтернативных источников энергии и стимулировало усилия в целях формирования энергоэффективной модели экономики** (** В разгар второго энергокризиса в США были резко интенсифицированы работы над созданием эффективных преобразователей солнечной энергии; в Японии - проекты по альтернативным источникам энергии и энергосберегающим технологиям; аналогичные действия предпринимались и другими странами - членами "семерки".).

В условиях энергетического кризиса, который серьезно обострил многие экономические и социальные проблемы, для руководства ведущих стран западного мира стала очевидной необходимость создания инновационных механизмов консультаций, которые бы позволяли оперативно, с должной откровенностью (по выражению Президента Франции В.Жискар д'Эстена, в контактах "узкого круга лиц на приватном уровне") проговаривать острые проблемы с целью выхода на согласованные меры по их решению. Фактически речь шла о создании "клуба", играющего "системообразующую роль… в мировой экономике"1.

15-17 ноября 1975 года во французском Рамбуйе состоялась первая встреча лидеров "Большой шестерки" (США, Франции, Великобритании, Италии, ФРГ, Японии). В "семерку" этот механизм был преобразован на следующей встрече в Пуэрто-Рико (США) в июне 1976 года, когда при активном лоббировании США, стремящихся ослабить европейское большинство в Клубе, к нему присоединилась Канада. Хотя отправной точкой деятельности "семерки" стал поиск путей выхода из энергетического кризиса, с самого начала ее повестка дня стала обретать более широкий, по существу, глобальный формат. Уже в определении основных функций и параметров данного механизма говорилось, по сути дела, об ответственности лидеров этих стран за "процветание всего индустриального мира и развивающихся стран"2.

В итоговой декларации встречи в Рамбуйе наряду с согласованными оценками основных мировых торговых, валютно-финансовых и экономических проблем говорилось о приоритетном значении обеспечения экономики западных стран "достаточными" энергоресурсами. Были согласованы главные направления выхода из энергетического кризиса: сокращение импорта энергоресурсов и их консервация; рациональное природопользование и развитие альтернативных источников энергии; обеспечение более сбалансированных условий на мировом энергетическом рынке путем сотрудничества со странами - производителями энергоресурсов. При этом отмечалось, что "рост мировой экономики непосредственно связан с увеличением доступности энергетических источников"3.

В последующие 30 лет энергетическая тема всегда оставалась в зоне внимания "семерки"-"восьмерки", регулярно всплывая в повестке дня очередных саммитов. Понятно, что ее место и "угол подачи" определись меняющейся ситуацией на мировом энергетическом рынке и главными факторами, воздействующими на ее динамику.

Анализ принимавшихся на саммитах "семерки" документов, либо их разделов по энергетике, показывает, что в первые три года существования "семерочного" форума соответствующие выводы и рекомендации носили обычно общий, во многом декларативный характер* (* Пожалуй, единственное исключение в этом плане - решение Лондонского саммита 1977 года о создании Международной аналитической группы по ядерному циклу (International Nuclear Fuel Cycle Evaluation Group).). Однако уже в коммюнике Боннского саммита 1978 года были зафиксированы достаточно конкретные решения. В значительной степени они шли в русле установок состоявшегося в том же году совещания Европейского сообщества по энергетике в Бремене - о сокращении зависимости Сообщества от импортируемых энергоресурсов до 50%, об ограничении нефтяного нетто-импорта, а также о сокращении показателя соотношения между процентом увеличения энергопотребления и процентом роста ВВП до 0,8. Соответствующие положения были воспроизведены в той или иной степени в итоговом коммюнике встречи "семерки". При этом США, солидаризовавшись с западноевропейцами, взяли на себя "встречные обязательства", главными из которых стали: создание стратегического нефтяного запаса в 1 млрд. баррелей; увеличение добычи угля на две трети; сохранение соотношения между ростом энергопотребления и ростом ВНП на уровне, не превышающем 0,8; принятие мер по замедлению роста потребления нефти относительно роста энергопотребления в целом; намерение добиваться повышения внутренних цен на нефть в США до мирового уровня.

На той же встрече лидеры признали, что дальнейшее развитие ядерной энергетики является императивом и пробуксовка в выполнении национальных программ по развитию атомной энергетики должна быть преодолена. Соответственно, для "продвижения мирного использования ядерной энергии и сокращения риска ядерного распространения необходимо продолжить исследование проблем ядерного топливного цикла", инициированное на Лондонском саммите 1977 года. Президент США и премьер-министр Канады выразили твердое намерение оставаться надежными поставщиками ядерного топлива в рамках эффективных гарантий.

По мере становления деятельности "семерки" усиливается стремление вывести обсуждение рассматриваемых проблем за рамки внутренних дел стран - членов Клуба прежде всего за счет их увязки с потребностями развивающихся стран. Это в полной мере относилось к энергетической проблематике, в силу ее важнейшего влияния на возможности экономического роста и устойчивого развития. Так, уже в документах Боннского форума заявлялось о намерении "семерки" расширить финансовую помощь ряду развивающихся государств (на двусторонней основе) и учесть их особое положение на завершающем этапе Токийского раунда многосторонних торговых переговоров в рамках ГАТТ.

Последовавший в 1979 году второй энергетический кризис значительно уменьшил поле для маневра в проведении экономической политики стран Запада, спровоцировав рост инфляции* (* Кстати, на саммите "восьмерки" в Глениглсе в июле 2005 г. японским премьер-министром Коидзуми был отмечен тот факт, что если в середине 1970-х гг. высокие цены на нефть спровоцировали серьезную инфляцию, то в настоящее время, в том числе и благодаря деятельности "Группы восьми", несмотря на рекордно высокие цены и растущий спрос на нефть, в Японии продолжается дефляция (см. Panova V. Impressions of the 2005 Gleneagles Summit, http://www.g7.utoronto.ca/evalua-tions/2005gleneagles/panova2005-0718.html).) и значительное снижение темпов роста экономик промышленно развитых стран. Под вопрос было поставлено выполнение долгосрочных договоренностей Боннского саммита, в том числе в энергетической сфере. Назрела необходимость принятия неотложных мер, в частности по противодействию дальнейшему экономически необоснованному росту цен на нефть, серьезно усугубляющему общую экономическую ситуацию.

Соответственно, в фокусе внимания Токийского саммита "семерки" 1979 года оказались вопросы выработки общей стратегии решения этих и взаимосвязанных с ними макроэкономических и социальных проблем. Среди вопросов приоритетной значимости были выделены: сокращение потребления нефти и ускоренное развитие альтернативных источников энергии. По итогам саммита были приняты следующие обязательства:

• ЕЭС обязалось ограничить потребление нефти в 1979 году до 500 млн. тонн (10 млн. барр./день), заморозить импорт нефти в период с 1980 по 1985 год на уровне 1978 года; рекомендовать каждой из стран ЕЭС определить свои конкретные обязательства по уровню ежегодных ограничений;

• Канада, Япония и США подтвердили свои скорректированные уровни импорта, согласованные ранее в рамках Международного энергетического агентства (МЭА) обязательства по сокращению объемов импорта нефти в 1979 году при сохранении данного уровня в следующем, 1980 году.

В среднесрочном плане - к 1985 году - устанавливались потолки импорта нефти для каждой из стран-членов:

• Для европейских стран - уровень 1978 года;

• Для Канады - сокращение ежегодных темпов роста потребления нефти до 1%, с последующим сокращением импорта нефти на 50 тыс. барр./день, то есть к 1985 году выход на объем импорта - 600 тыс. барр./день;

• Для Японии - сохранение импорта в объеме 6,3-6,9 млн. барр./день с перспективой постепенного его сокращения за счет энергосбережения, рационального использования энергии, разработки и внедрения альтернативных источников энергии;

• Для США - непревышение уровня либо 1977 года, либо скорректированных уровней 1979 года, а именно 8,5 млн. барр./день.

Важным моментом стало решение о создании Группы представителей высокого уровня (High-Level Group of Representatives) стран "семерки" и Комиссии ЕЭС в рамках ОЭСР для мониторинга выполнения вышеперечисленных решений.

Значительное внимание было уделено дальнейшему развитию атомной энергетики* (* Упор был сделан на проблемы распространения ядерных материалов, безопасности использования атомной энергии, утилизации отработанных материалов и т.д.) и альтернативных источников энергии, а также расширению использования угля.

Принципиальное значение имела констатация "семеркой" актуальности внедрения новых технологий в области энергетики как важнейшей предпосылки и условия предотвращения в долгосрочной перспективе мировых энергетических кризисов. Лидеры стран "семерки" обязались способствовать увеличению как государственных, так и частных инвестиций в эту сферу. С этой целью были созданы Международная группа по энергетическим технологиям (International Energy Technology Group), призванная взаимодействовать с ОЭСР, МЭА и иными соответствующими международными структурами. Было также заявлено о поддержке "семеркой" программ Всемирного банка по эффективному использованию углеводородных ресурсов.

Саммит 1980 года в Венеции ознаменовался заметным продвижением в согласовании энергетической политики "семерки". В принятой Экономической декларации была поставлена цель "разорвать существующую связь между экономическим ростом и потреблением нефти" и добиться этого уже в начавшемся десятилетии. Хотя ставящиеся в данном контексте задачи во многом воспроизводили либо развивали энергетические установки предыдущих саммитов, среди новых моментов следует выделить: акцент на эффективное использование топлива на транспорте, в том числе за счет улучшения качественных параметров бензина; проведение соответствующей ценовой и налоговой политики; отказ от строительства работающих на мазуте теплоэлектростанций. Наряду с этим предусматривалось увеличить вдвое к 1990 году добычу угля и в целом довести использование не нефтяных энергоресурсов (угля, атомной энергетики, альтернативных источников энергии и т.д.) до нефтяного эквивалента в 1,5 млрд. барр./день.

Примечательно, что впервые в деятельности "семерки" принятые на Венецианском саммите решения были напрямую обращены не только к членам Клуба, но и опосредственно - через апелляцию к участникам МЭА - к достаточно большой группе государств-аутсайдеров. Тем самым был сделан еще один шаг в направлении расширения зоны действия вырабатываемых "семеркой" рекомендаций.

При том что на саммите в Оттаве в 1981 году было обращено внимание на необходимость обеспечения стабильных и безопасных путей доставки энергоносителей, устранения барьеров в торговле энергией и поощрения инвестиций в энергетику, а на встрече лидеров в 1982 году во Франции акцентировалась важность энергосбережения, на последующих саммитах 1983-1985 годов энергетическая проблематика была приглушена. Хотя вопросы энергетики продолжали так или иначе фигурировать в итоговых документах встреч лидеров, они отошли на второй план, уступив место более актуальным на тот период проблемам координации финансовой политики, урегулирования внешней задолженности развивающегося мира, международной торговли. Так, например, на Лондонском саммите 1984 года проблема энергетики была упомянута в связи с ирано-иракским конфликтом через призму недопущения его негативного воздействия на мировой рынок нефти. Два года спустя "семерка" предупредила воюющие стороны о необходимости сохранения беспрепятственного прохождения танкеров по Ормузскому проливу.

Токийский саммит 1986 года, проходивший на фоне трагических событий в Чернобыле, естественно, уделил повышенное внимание этой крупнейшей техногенной катастрофе, имевшей серьезные трансграничные последствия. Помимо соболезнований пострадавшим и готовности оказать необходимую техническую и гуманитарную помощь, лидеры промышленно развитых стран критически оценили неспособность руководства СССР предоставить своевременную и полную информацию об аварии и ее последствиях, особенно в плане возможного трансграничного эффекта; была выражена надежда на последующее сотрудничество Советского Союза в преодолении последствий аварии.

Соответственно, со второй половины 1980-х годов преимущественное внимание при обсуждении энергетики, особенно ее ядерного компонента, в "семерочном" формате смещается в плоскость обеспечения ее экологической безопасности. Значительные части итоговых документов саммитов 1989 года в Париже и 1990 года в Хьюстоне (США) были посвящены именно этому аспекту дальнейшего развития ядерной энергетики* (* Что касается Хьюстонской встречи, то ввиду традиционно повышенного внимания Вашингтона именно к вопросам безопасности, помимо экологической составляющей, значительное место было отведено и проблеме нераспространения ядерного оружия.).

В 1991 году на саммите в Лондоне лидеры "семерки" заявили о поддержке инициативы ЕЭС о создании Европейской энергетической хартии (ЕЭХ), выдвинутой бывшим премьер-министром Нидерландов Р.Любберсом при поддержке ОБСЕ. Они заявили о готовности полноценного участия "семерки" в ЕЭХ с целью "содействия свободной и беспрепятственной торговле энергоресурсами, усиления безопасности поставок, обеспечения охраны окружающей среды и содействия экономическим реформам в Центральной и Восточной Европе, а также в Советском Союзе, в первую очередь путем создания открытого недискриминационного режима инвестиций в энергетику и формирования коммерческого рынка энергии"** (** 17 декабря 1991 г. в Гааге ЕЭХ была подписана большинством европейских государств, КЕС, а также Австралией, Канадой, Турцией, США и Японией.).

Дальнейшее развитие получили тема новых и возобновляемых источников энергии, вопросы обеспечения безопасности транспортных маршрутов, совершенствования стандартов безопасности и экологичности энергетики (энергоисточников и генерирующих мощностей).

С распадом СССР в энергетической повестке дня "семерки" все больше акцентируются вопросы ядерной безопасности, как под углом нераспространения ядерного оружия, так и в контексте функционирования АЭС на территории бывших советских республик. На саммите в Мюнхене в 1992 году было решено создать дополнительный многосторонний механизм по разработке и внедрению технологий, способствующих повышению операционной и технической безопасности АЭС.

Этапным с точки зрения признания роли России в "семерке" в целом, а также в плане выдвижения темы ядерной безопасности в число приоритетов Клуба стал инициированный Президентом России Московский саммит по данной проблематике, проведенный под совместным председательством французской и российской сторон в апреле 1996 года (очередной саммит в формате "семерка" плюс Россия прошел позднее, в том же году в Лионе). Московский саммит вышел за рамки специфической проблематики ядерной безопасности. Помимо итоговых документов по десятилетию чернобыльской аварии и нераспространению ядерных материалов были приняты заявления лидеров по региональным вопросам (по Ливану и Ближнему Востоку).

Новым механизмом "сверки часов" по энергетической повестке дня стали встречи министров энергетики стран - членов "восьмерки", первая из которых состоялась в Москве 31 марта - 1 апреля 1998 года (решение о ее проведении было принято на саммите в Денвере в 1997 году). В ходе Московской встречи в широком контексте были поставлены глобальные проблемы развития мировой энергетики в XXI веке. В связи с тем, что страны "восьмерки" являются ключевыми игроками в производстве и торговле энергоресурсами* (* На их долю приходится 39% мирового производства и 48% потребления первичных топливно-энергетических ресурсов, а также значительная часть международной торговли топливно-энергетическим сырьем.), признавалась необходимость их коллективных действий в этой сфере для обеспечения глобального устойчивого развития. Кроме того, поднимались вопросы ядерной безопасности, транспортировки энергоносителей, а также воздействия энергетической отрасли на окружающую среду (к тому моменту все страны "восьмерки" поддержали подписанный в 1997 году Киотский протокол по сокращению выбросов парниковых газов, однако впоследствии США заняли негативную позицию по этому вопросу, отказавшись от ратификации Киото).

В рамках встречи было проведено консультативное совещание международных деловых и академических кругов по вопросам мировой энергетики. На нем прозвучали идеи, идущие в направлении большей транспарентности и открытия статистики рынков нефти, которые получили дальнейшее развитие, в частности в германской инициативе по консолидированным данным по нефтедобыче - Joint Oil Data Initiative (JODI). В этой связи на совещании было признано необходимым приступить к созданию "стабильных, транспарентных и недискриминационных юридических, финансовых и регулятивных структур, способствующих формированию благоприятного инвестиционного климата".

Хотя по итогам Московской встречи не было принято решения о придании мероприятиям такого формата регулярного характера, была констатирована готовность министров продолжать консультации по данным проблемам как в двустороннем формате, так и в рамках соответствующих международных механизмов, основываясь на принципах Договора об Энергетической хартии.

Рекомендации, выработанные в ходе министерского диалога, были одобрены на саммите "восьмерки" в Бирмингеме в 1998 году. Следует отметить, что ссылки на договоренности Московской встречи содержатся в документах последующих саммитов - в Кельне (1999 г.) и на Окинаве (2000 г.).

Особенностью саммита на Окинаве в плане дальнейшего продвижения энергетической проблематики в "Группе" стало принятие решения о создании Рабочей группы по возобновляемой энергии (Renewable Energy Task Force).

Последовавшая за ним Генуэзская встреча лидеров (2001 г.) практически обошла молчанием энергетическую тему (если не считать подтверждения намерения партнеров содействовать российским программам утилизации избыточного оружейного плутония).

Однако уже на следующей встрече, в Кананаскисе (Канада, 2002 г.), энергетическая тема вновь зазвучала в полную силу, теперь уже в контексте террористической угрозы, - тема обеспечения безопасности расщепляющихся материалов и физической защиты ядерных объектов в рамках объявленной на саммите крупномасштабной инициативы - Глобальное партнерство по борьбе с распространением ядерного оружия. Весомо прозвучали предложения российской стороны по развитию сотрудничества стран - членов "восьмерки" в целях стабилизации мирового рынка нефти* (* Особое значение встречи в Кананаскисе для России состоит в том, что на ней формально завершился многолетний период ее адаптации к Клубу: Москве было официально предложено принять у себя саммит "Группы" в 2006 году.).

Заметным событием на данном направлении деятельности Клуба стало проведение второй встречи министров энергетики стран "восьмерки" в мае 2002 года в Детройте. Наряду с обсуждением вопросов улучшения системы обмена информацией в энергетической сфере было продолжено начатое в Кананаскисе рассмотрение проблем безопасности атомной энергетики, а также энергетического сотрудничества с развивающимися странами, перспектив разработки и внедрения новых энерготехнологий. Была вновь подтверждена целесообразность регулярных контактов министров энергетики стран "восьмерки".

Особый интерес представляет принятое в Детройте заявление сопредседателей министерской встречи (США и Канады), в котором подчеркивалось "исключительно важное значение для мировой экономики энергетической безопасности, способности энергетики адекватно реагировать на чрезвычайные ситуации". Среди очерченных конкретных мер фигурировали: создание странами-импортерами "антикризисных" резервов нефти, при скоординированном их использовании; укрепление физической защиты объектов энергетики и энергетической инфраструктуры; принятие мер по повышению уровня энергоэффективности и внедрению экологически чистых энерготехнологий, включая новые и возобновляемые источники энергии; формирование благоприятного инвестиционного климата в энергетике, в том числе за счет большей открытости рынков, прозрачности деловых операций и совершенствования нормативно-правовой базы в данной сфере.

Идеи Детройтской встречи в совокупности с далеко идущими решениями следующего саммита "восьмерки" в Эвиане (Франция, 2002 г.) во многом сформировали общее видение лидерами ведущих стран мира главных проблем мировой энергетики. Однако конкретные пути и средства их решения во многом остаются предметом дискуссий как внутри "восьмерки", так и в мировом энергетическом сообществе в целом.

Согласованный в Эвиане План действий - Наука и технологии для устойчивого развития от предыдущих документов "восьмерки" в энергетической сфере отличает акцент на преимущественное развитие прорывных инновационных видов энергетики, обеспечивающих экологически приемлемое развитие с упором на энерго- и ресурсосбережение. Среди перспективных направлений выделяется развитие водородной энергетики.

Принципиально новым элементом стало проведение в рамках Эвианского саммита так называемого диалога "на полях" лидеров "восьмерки" с руководителями ряда ведущих развивающихся государств, прежде всего Китая, Индии, ЮАР и Бразилии* (* Наряду с ними в диалоге приняли участие главы государств и правительств Мексики, Малайзии, Саудовской Аравии, Египта, Алжира, Марокко, Сенегала, Нигерии.). Хотя энергетика не фигурировала в числе основных тем этого диалога, сама постановка вопроса о выработке новой повестки дня глобального развития с учетом интересов всех групп стран открыла возможности для обсуждения в более широком формате проблематики энергетики как важнейшей составной части такой повестки дня.

В развитие решений ряда предыдущих саммитов и конференций министров энергетики на встрече в верхах в Си-Айленде (США, 2004 г.) был сделан еще один шаг в плане продвижения отдельных высокотехнологичных направлений чистой энергетики. Соответствующий документ** (** Наука и технологии для устойчивого развития: план действий по использованию отходов производства и прогресс в его реализации, документы Саммита "Группы восьми" в Си-Айленде, 2004 г. - http://www.new.mid.ru) ориентировал на активизацию международного сотрудничества по развитию рынка метана, по сокращению, повторному использованию и переработке отходов производства (в том числе в энергетических целях), по водородной энергетике.

Основным приоритетом английского председательства - наряду с поддержкой Африки - стала тема изменения климата с акцентом на разработку и широкое внедрение чистых энерготехнологий.

В одобренном в Глениглсе (Шотландия, 2005 г.) Плане действий "Группы восьми" по изменению климата, экологически чистой энергетике и устойчивому развитию определены ключевые направления усилий, которые в первую очередь касаются энергетики: изменение методов использования энергии, энергообеспечение во благо экологически чистого будущего, поощрение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, финансирование перехода к использованию экологически более чистых источников энергии*** (*** План действий "Группы восьми" "Изменение климата, экологически чистая энергетика и устойчивое развитие". Документы саммита в Глениглсе, 2005 г. - http://www.new.mid.ru).

В Заявлении "Группы восьми" о мировой экономике и ситуации на нефтяном рынке**** (**** Заявление "Группы восьми" о мировой экономике и ситуации на нефтяном рынке. - http://www.new.mid.ru) в качестве основных проблем констатируются усиливающиеся глобальные дисбалансы и сохранение высоких и неустойчивых цен на нефть. Отмечается, что быстрый рост мировой экономики привел к увеличению спроса на энергию, что в сочетании с ограниченностью производственных мощностей и неопределенностью в сфере предложения стало причиной высоких и неустойчивых цен на нефть. Признано, что для выправления сложившейся ситуации потребуются значительные инвестиции в кратко-, средне- и долгосрочной перспективе в разведку, добычу нефти и энергетическую инфраструктуру.

К нефтедобывающим странам был обращен призыв предпринять необходимые меры для укрепления благоприятного инвестиционного климата в энергетической отрасли, в частности, за счет обеспечения открытости рынков, транспарентности бизнеса и стабильных условий для инвестиций, включая иностранные. Подчеркнута важность диалога между нефтедобывающими и нефтепотребляющими странами в рамках Международного энергетического форума (МЭФ).

Отмечается, что наличие более полной, открытой и своевременной статистической информации относительно предложения, спроса и текущих запасов способствовует принятию адекватных мер по стабилизации спроса и предложения и выработке более обоснованных инвестиционных решений. В этой связи "восьмерка" заявила о поддержке идущей в этом направлении Совместной инициативы по нефтяной статистике (JODI)* (*Выдвинута по инициативе Германии Международным энергетическим агентством (МЭА), осуществляется под руководством Секретариата Международного энергетического форума (МЭФ).).

Данная тема получила дальнейшее развитие на встрече министров финансов "Большой семерки" в Вашингтоне 23 сентября 2005 года (в рамках ежегодной сессии управляющих МВФ и Всемирного банка). Министры, отметив необходимость предоставления точной информации о запасах нефти, высказались за увеличение ее добычи и производства нефтепродуктов, задействование свободных мощностей, привлечение дополнительных инвестиций в разведку, энергосбережение и разработку альтернативных источников энергии.

Уже на первом этапе реализации решений Глениглса по климату стало очевидным, что соответствующие практические действия будут фокусироваться в первую очередь на энергетике. Весьма показательной в этом плане стала министерская встреча по изменению климата, чистой энергетике и устойчивому развитию (Лондон, 31 октября - 1 ноября 2005 г.). По превалировавшему среди участников встречи мнению, в решение этих комплексных глобальных проблем должны быть вовлечены такие крупные потребители энергии, как Китай, Индия и ряд других развивающихся стран, являющиеся к тому же крупнейшими эмитентами парниковых газов. Соответственно, перспективы продолжения Киотского процесса после 2012 года (когда будет завершен первый период обязательств по ограничению выбросов парниковых газов) будут во многом зависеть от того, удастся ли вовлечь эти страны в общие усилия. В этом контексте отмечалось, что план действий Глениглса, представляющий рамки для обсуждения тенденций и альтернативных стратегий развития энергетики, может быть востребован не только членами "Группы восьми", но и всеми крупными энергопотребителями, включая ведущие развивающиеся страны.

По подсчетам Всемирного банка и МЭА, объем всемирного ВВП в 2050 году составит порядка 140 трлн. долларов (сегодня - 38 трлн.), что приведет к почти четырехкратному росту энергопотребления, прежде всего в сельхозпроизводстве на цели обеспечения растущего населения стран "третьего мира" продовольствием. При этом, по прогнозам экспертов МЭА, в ближайшие 30 лет ведущую роль в энергопотреблении будут продолжать играть традиционные источники. При том что потенциал мер в области энергосбережения достаточно высок, только эти меры не способны кардинально решить проблему грядущего дефицита энергии. Здесь необходимы разработка и широкомасштабное внедрение качественно новых низкоуглеродных технологий и развитие таких перспективных направлений, как секвестрация углерода, водородная экономика, рынок метана, эффективная утилизация отходов, безопасная атомная энергетика и т.д., при коренном обновлении энергетической инфраструктуры.

В выступлениях российских представителей была акцентирована необходимость системных действий всех участников рынка энергоносителей для обеспечения энергетической безопасности, важность обеспечения гарантированного доступа бедных стран к энергии. С интересом были восприняты российские идеи насчет формирования нового глобального рынка сжиженного природного газа, привлечения инвестиций в глобальный ТЭК и транспортную инфраструктуру, широкого обмена современными технологиями и другие.

Выбор темы обеспечения международной энергетической безопасности в качестве центральной в повестке дня российского председательства в "Группе восьми" в 2006 году "закольцовывает" 30-летнюю историю деятельности Клуба. Понятно, что от Рамбуйе до Санкт-Петербурга энергетическая проблематика претерпела значительную эволюцию, вобрав в себя сложные перипетии новейшего мирового развития. При том что как и 30 лет назад ситуация в мировой энергетике значительно обострилась в силу драматического роста цен на углеводороды, достигших к осени 2005 года рекордных величин, она определяется сегодня рядом новых факторов: террористической угрозой, изменением климата, необходимостью перехода на современные чистые энерготехнологии, формированием новых центров экономического роста и энергопотребления в развивающемся мире и другими. Все это предопределило поддержку всеми партнерами по "восьмерке" выбора данной стержневой темы Санкт-Петербургского саммита. Налицо общее понимание императива достижения совместными усилиями баланса интересов между нефтедобывающими и нефтепотребляющими странами в целях надежного обеспечения всех государств разнообразными видами энергии по приемлемым ценам и с минимальным ущербом для окружающей среды.

Как неоднократно заявляли официальные российские представители, Россия как один из ведущих игроков на мировом рынке нефти и газа готова наращивать поставки энергоносителей, что способствовало бы установлению таких цен на них, которые бы обеспечивали стабильное развитие мировой экономики.

 

Важнейшим итогом саммита "Группы восьми" в Санкт-Петербурге стало принятие Заявления "Глобальная энергетическая безопасность", закрепившего главные цели и принципы в данной сфере, и развернутый План действий по их реализации.

Впервые в истории деятельности "восьмерки" удалось согласовать единый стратегический подход к обеспечению глобальной энергетической безопасности, учитывающий взаимосвязанные интересы поставщиков и потребителей энергии, и определить на этой основе наиболее эффективные подходы к решению накопившихся в мировой энергетике проблем. Среди них - совместные меры по повышению энергоэффективности, укреплению физической безопасности мировой энергетической инфраструктуры, диверсификации источников энергоснабжения, наращиванию инвестиций в основные звенья мировой энергетики, преодолению "энергетической бедности".

Обозначены контуры справедливого распределения рисков между производителями, участниками транзита и потребителями энергоресурсов, с тем чтобы сделать энергетический рынок более транспарентным, стабильным и предсказуемым. Среди конкретных шагов в этом плане отмечена важность заключения долгосрочных контрактов между производителями и потребителями и взаимовыгодного обмена активами между энергетическими компаниями.

В контексте развития безопасной атомной энергетики для заинтересованных, в том числе развивающихся стран поддержана российская инициатива о создании международной сети центров по обогащению урана.

Акцентированы экологические аспекты энергетической безопасности, актуальность продолжения диалога по вопросам изменения климата, в том числе с участием ведущих развивающихся стран - крупнейших энергопотребителей и эмитентов парниковых газов.

В целом решения Санкт-Петербургского саммита выводят работу "восьмерки" на энергетическом направлении на качественно новый уровень. Впереди масштабная работа в рамках "Группы" и международного сообщества в целом по их практическому осуществлению.

 

1 Луков В.Б. "Группа восьми", Москва, 2004, с. 30.

2 Rambouillet Summit Declaration. November 17, 1975. http://www.g8kyushu-okinawa.go.jp/e/past_summit/01/e01_a.html

3 Там же.

x
x
Дополнительные инструменты поиска